Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

В борьбе между ретейлерами и производителями побеждают чиновники

В борьбе между ретейлерами и производителями побеждают чиновники

В основе торговли лежит вечная борьба между владельцами магазинов и поставщиками товара. Первые хотят купить подешевле и продать подороже, а вторые – только продать подороже. Производитель зачастую выступает в роли обиженного, дескать, он вкладывается в разработку и производство, а торговец по-легкому зарабатывает на перепродаже. Чиновники, увлекшись защитой производителя, намерены ограничить деятельность розничных сетей, приняв закон о регулировании торговли. 

Леонид Барышев, совладелец компании Essen Production AG, которая производит майонез «Махеевъ», как-то раз побывал на конференции по розничной торговле. «Выступающие ритейлеры и аналитики учили слушателей: «Вам нужны инвестиции на развитие? Берите их у своих поставщиков, требуйте с них различные выплаты. Давите на них!» Накал страстей был жуткий. Если бы вышел на трибуну и признался, что я производитель, наверное, меня бы затоптали!»

Сами руководители розничных сетей не видят проблемы в распространившейся практике субсидирования. «Мы и наши поставщики – не враги, а союзники. Откуда взялась пресловутая «плата за полку»? После развала СССР производители начали носить товароведам в магазины шоколадки и коробки конфет в качестве платы за то, чтобы их товар получше выложили на полках. Так что не мы это придумали», – парирует Владислав Егоров, председатель совета директоров сети универсамов «АБК». Производители, которые в свое время не скупились на шоколадки, со временем обзавелись мощным административным ресурсом. В августе прошлого года Минсельхоз обратился к президенту с жалобой на то, что небольшие сельскохозяйственные компании не имеют возможности продавать свою продукцию в розничных сетях. Президент велел чиновникам разобраться.

Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ), Минсельхоз и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) приступили к разработке закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ». По замыслу чиновников, этот документ должен защитить поставщиков от распоясавшихся ритейлеров. «За последние годы российская розничная торговля сделала мощный рывок в развитии. Загнанные в угол поставщики не могут самостоятельно противостоять аппетитам сетей, которые вымогают деньги по любому поводу, причем чем дальше, тем больше», – объясняет позицию законодателей Тимофей Нижегородцев, начальник управления ФАС по защите конкуренции в социальной сфере и торговле. Сегодня проект закона проходит стадию общественного обсуждения. «Ожидается, что он будет рассмотрен весной будущего года Думой нового созыва», – говорит Нижегородцев. Как сообщили представители МЭРТа, при подготовке был обобщен мировой опыт законотворчества в области ритейла и внесены чисто российские новшества. 

Все сети делают это 

Согласно оценкам банка UBS, магазины современных форматов (супер- и гипермаркеты, дискаунтеры) контролируют 27% российского розничного оборота товаров повседневного спроса. Каждая крупная сеть выдвигает производителям и дистрибуторам требования, позволяющие получать доход не только от работы с покупателем, но и с поставщиками. Как правило, сети требуют от последних обеспечить предельно низкие цены на товары. Поскольку каждая настаивает на особых условиях, работать сразу с несколькими ритейлерами поставщику очень непросто. «Наши пельмени продаются в гипермаркетах «Ашан». Когда мы попробовали зайти в «Пятерочку», там потребовали, чтобы их розничная цена не отличалась от цен французской сети. Однако наценка в «Пятерочке» составляет 40%, а в «Ашане» – 15%. Поэтому наша продукция в «Пятерочке» не представлена», – рассказал руководитель одной из фирм по производству замороженной продукции.

Сети нередко требуют от поставщиков единый прайс для всех своих торговых точек независимо от географического положения. Продукт в Находке должен стоить столько же, сколько и в Москве. При этом затраты на логистику ложатся на плечи поставщика. Ценовым прессингом дело не ограничивается. Поставщику, чтобы получить возможность выставлять свой товар в крупной сети, придется заплатить так называемый входной бонус: от $5 до $250 за одно наименование товара, выставляемого на полке в одном магазине. Если поставщик хочет выгодно представить свой товар, то может выкупить место на полке. А может довольствоваться тем, что ему выделит руководство сети по остаточному принципу.

Существует еще целый ряд бонусов: специальный, который выплачивается за открытие каждого нового магазина сети, ретро-бонус (вознаграждение от поставщика по итогам года за проданный товар), промобонус (плата за маркетинговые акции по продвижению товара, которые устраивает сеть) и пр. «Требования к производителям и дистрибуторам каждый год возрастают. В целом выплаты ежегодно увеличиваются на 2 – 3%», – говорит Алексей Ражба, коммерческий директор дистрибуторской компании «Ай-Си-Эс». 

Кто у кого ворует 

Договор сети с поставщиком, как правило, предполагает различные санкции. Например, штрафы за сорванные поставки или за некачественный товар. Прошлой зимой ФАС провела мониторинг питерского розничного рынка и выявила в договорах 28 «необоснованных» пунктов. «Сети требуют для себя эксклюзивных, зачастую непонятных с позиции здравого смысла условий. Поставщик, к примеру, обязан компенсировать стоимость продукции, украденной посетителями в магазинах. Какое отношение имеет производитель к тому, что покупатели воруют?», – спрашивает Нижегородцев.

Как объясняют ритейлеры, пункт об ответственности поставщика за воровство прописывается в договоре только в определенных случаях. «Например, если упаковка товара слишком хлипкая. Производитель, разрабатывая упаковку, должен подумать о том, как защитить содержимое. Если продукт легко вытащить из коробки или пакета, поставщик должен разделить ответственность с сетью», – поясняет Ирина Канунникова, директор Союза малых сетей России.

Возмутил ФАСовцев и пункт о так называемой гарантии маржинального дохода, согласно которому производитель обязан выплатить сети штраф, если выяснится, что у конкурентов его товар продается дешевле закупочных цен, предоставленных данной сети. «Если соседняя сеть, проводя рекламную акцию, по собственной воле понижает цену на определенный товар, то поставщик-то здесь при чем? Требовать с него разницу, которую ритейлер потерял при продаже продукции, незаконно», – продолжает Нижегородцев.

По словам розничных торговцев, требования гарантии маржинальной доходности выдвигают лишь крупнейшие сети, и рекламные акции к данному вопросу отношения не имеют. Речь идет о том, что производитель должен хорошо продумать собственную политику ценообразования. «Иногда для поставщика главное – подписать контракт, и чем дороже ритейлер возьмет его товар, тем лучше. Поставщику даже в голову не приходит, что, если в соседнем магазине товар стоит в два раза дешевле, наша сеть просто не сможет продать его же продукцию», – говорит один из ритейлеров. «Наличие пунктов о краже и гарантиях маржинальной доходности в договорах российских сетей полностью соответствует мировой практике», – утверждает Лев Хасис, главный исполнительный директор X5 Retail Group N.V. и председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ). Стоит подчеркнуть, что российские ритейлеры в принципе не могли изобрести ничего нового. При составлении договоров и в своей бонусной политике они перенимают опыт лидеров мирового розничного рынка.

«В условиях жесткой конкуренции за место на полке поставщики часто соглашаются на платежи, не сопоставимые с нормой окупаемости, – говорит Вячеслав Резанцев, директор-распорядитель холдинга «Помидорпром». – Часто поставщик несет убытки, работая с розничными сетями, они компенсируются доходами от продажи продукции в несетевые магазины. Несетевая розница обычно не торгуется, поскольку в своей ассортиментной политике ориентируется именно на ведущих ритейлеров». Критерием выбора товара для них нередко служит тот факт, что продукт представлен в магазинах ведущих сетей.

Как бы производители ни жаловались на тяжелую жизнь, зачастую им выгодно работать именно с сетевой розницей. «Намного удобнее один раз заключить договор с большой сетью и привезти продукцию, например, в десять «Ашанов», чем в две тысячи маленьких магазинчиков. Объем продаж будет примерно равный», – говорит Алексей Ражба. Некоторые крупные федеральные сети обзавелись логистическими центрами, поэтому поставщик может снять со своих плеч всю нагрузку по доставке. «В столице 5000 мелких торговых точек. Из них только 2500 имеют оборотные средства. Сети же стабильно выплачивают деньги за проданный товар», – продолжает Сергей Никитин, генеральный директор Московского завода шампанских вин (ОАО «Корнет»). Отсрочка платежей ритейлера, составляющая от нескольких недель до нескольких месяцев, жестко прописана в договоре. 

Борьба противоположностей 

Нельзя утверждать, что сети совсем не дают возможности производителям и дистрибуторам заработать. Условия контракта для каждого поставщика индивидуальны и зависят от востребованности товара покупателем, узнаваемости бренда и общей рыночной конкуренции. Иными словами, от возможности заменить поставщика. Для водочных компаний входная плата за полку может превышать несколько миллионов долларов, а, например, с поставщиков свежей сельхозпродукции никаких входных бонусов не берут. С именитыми западными компаниями, как правило, работают на самых выгодных условиях. Те не платят за вход, поскольку их продукция поднимает престиж ритейлера.

Российский потребительский рынок сегодня можно с уверенностью назвать «рынком поставщика». «В обороте крупнейших производителей на поставки в сети по прямым контрактам приходится около 20 – 30%. Остальная часть реализуется через дистрибуторов, которые вольны продавать товар и в сети, и в одиночные магазины, и даже на оптовые рынки. Поэтому сам производитель пока не слишком прислушивается к ритейлерам», – отмечает Ольга Сагирова, член правления компании Roland Berger Strategy Consultants. Западные потребительские рынки давно являются «рынками ритейлеров». В Европе у крупнейших производителей на прямые контракты с сетями приходится до 100% оборота.

Известные отечественные компании, чья продукция пользуется хорошим спросом, сами могут давить на ритейлеров. «Когда в Россию пришла немецкая сеть Metro, к нам за товаром обратились ее представители. Мы сообщили, что наша максимальная скидка составляет 12%. Работник сети ответил, что будет работать с нами, только если мы обеспечим 24%. Он мотивировал свои условия тем, что Metro является самой известной в Европе розничной компанией. Я сказал, что у нас со словом «Метро» ассоциируется только название мюзикла (в 1999 году в России появился мюзикл «Метро». – Прим. «Ко»). Представители компании тут же предложили нам новые, более выгодные условия», – вспоминает Сергей Никитин. Теперь, конечно, Metro заняла сильные позиции на российском рынке. Однако некоторые производители по-прежнему обладают мощным ресурсом давления даже на крупных ритейлеров. «В России крупнейшая розничная сеть контролирует всего 3% оборота розничного рынка. Многие поставщики в регионах держат более 30%, а иногда и более 60% рынка в своих сегментах. На федеральном уровне немало производителей, владеющих более 20%. Они пытаются диктовать условия сетям, часто при поддержке местных властей, которые не пускают в свой регион товары из соседних», – поясняет Лев Хасис.

Известные компании могут обязать сеть под предлогом ухода выставить в магазинах весь свой ассортимент, часть которого продается хорошо, а часть – месяцами занимает место на полках. Противостояние торговцев и поставщиков регулярно приводит к конфликтам. В сентябре этого года АКОРТ направила в ФАС жалобу на компанию «Юнимилк», второго в стране производителя молочной продукции. Компания, по их мнению, занимая в Волгограде и Новосибирске более 50% рынка, злоупотребляет своим монопольным положением. Поводом стало прекращение поставок ею товара в магазины сети «Лента», расположенные в Сибири и на Урале. «Юнимилк» потребовала, чтобы на полках было выставлено определенное количество ее продукции. Ритейлер отказался удовлетворить требования, и компания прекратила поставлять продукцию в его магазины.

«Жесткие условия нам диктуют PepsiCo и Coca-Cola, которые постоянно сокращают свои маркетинговые бюджеты на продвижение продукции в сети», – жалуется один из ритейлеров. По его словам, пару лет назад между PepsiCo и «Перекрестком» разгорелся конфликт. Производитель газировки потребовал от сети предоставить ему такое же полочное пространство, какое имела Coca-Cola. Ритейлер возразил, что продукция Coca-Cola продается гораздо лучше, и PepsiCo отказалась работать с сетью. Уход именитого поставщика может нанести серьезный ущерб розничному торговцу, поскольку от наличия в ассортименте популярной продукции зависит оборот. Если покупатель несколько раз не найдет в магазине любимый бренд, он больше туда не придет. Поэтому основная часть конфликтов обычно полюбовно урегулируется 

Прав тот, у кого больше прав 

«Пару лет назад «Перекресток» потребовал от компаний «Балтимор» и «А. Коркунов» отказаться от услуг дистрибуторов и работать напрямую. Производители не приняли условий ритейлера, тогда шоколадные конфеты и кетчупы от этих известных фирм на некоторое время исчезли из магазинов сети», – вспоминает Алексей Ражба. Такие ультиматумы ритейлер может предъявлять лишь в том случае, если не боится, что его покупатель предпочтет расположенные по соседству магазины конкурентов. В условиях серьезной конкуренции каждая сеть будет думать об увеличении ассортимента, включении интересных потребителю марок. «Конкуренция уже благотворно сказывается на отечественном рынке. Например, с приходом западных игроков из практики исчезли «черные» платежи. Больше не приходится искать в магазине какую-то женщину, чтобы вручить ей пакет с деньгами», – отмечает Серей Никитин.

По оценкам UBS, в целом обороты розницы современных форматов будут увеличиваться в среднем на 32% в год. При этом весь оборот розничного рынка ежегодно прирастает приблизительно на 17%. К 2010 году сети супер-, гипермаркетов и дискаунтеров составят в нем 45%. «По степени насыщенности современными форматами мы постепенно приближаемся к западным странам», – говорит Ольга Сагирова. Roland Berger Strategy Consultants оценивает российский розничный рынок в 210 млрд евро, из них 115 млрд приходится на торговлю продовольствием. Для сравнения: германский продовольственный рынок в 2006 году составил 134 млрд евро, французский – 175 млрд евро. В Германии более 50% соответствующей розницы занимают всего 6 сетевых компаний: дискаунтеры Aldi, Lidl, гипермаркеты Real и Kaufland, супермаркеты Edeka и Rewe. Во Франции на долю современных форматов приходится 95% рынка, и там «играют» четыре сети: Leclerc, Carrefour, Auchan (гипермаркеты) и Intermarche (супермаркеты). В развивающейся Польше на современные форматы приходится всего 40% рынка, здесь доминируют западные ритейлеры: немецкая группа Metro с форматами Makro и Real, британская Tesco и португальская Biedronka.

Когда подавляющая часть оборота приходится на сетевую розницу, поставщик попадает в полную зависимость от ритейлера. Но это вовсе не означает, что западные сети заставляют производителя работать себе в убыток и доводят до банкротства. «Западные производители осознают выгоды от сотрудничества с сетевой розницей, которая является для них источником получения информации. Ритейлеры транслируют, в каких товарах нуждается покупатель, и поставщик имеет возможность адаптировать под нужды магазина свою производственную программу и ценовую политику, – говорит Ольга Сагирова. – Скажем, если ритейлерам нужны наборы не из двух, а из пяти бутылочек шампуня, они оповестят об этом производителя, и ему не надо заказывать маркетинговые исследования».

Производитель, который не смог создать сильный бренд, но способен делать качественный товар, работает с сетями как подрядчик по производству товаров под частными марками (private label). Объемы заказов могут быть огромными. Например, доля private label в обороте Aldi достигает 90 – 95%, а у Lidl – 60%. Для сравнения: по оценкам Roland Berger, в российских дискаунтерах «Дикси» и «Магнит» на частные марки приходится 10 – 15%. «В России private label делают крупнейшие производители, которые используют это направление для загрузки свободных мощностей. На западных рынках производством частных марок занимаются специализированные, часто мелкие компании», – отмечает Юрий Антипов, директор по маркетингу австрийской компании «СИГ Комбиблок».

Конечно, наивно было бы полагать, что западные ритейлеры развиваются в условиях полной свободы от вмешательства государства. Например, в США специально для сети Wal-Mart придумали ограничения, согласно которым она не может строить свои гипермаркеты в небольших городах, потому что с появлением недорогих огромных магазинов вся расположенная в округе мелкая розница вымирает. «В Европе настолько увлеклись большими магазинами, что стали вырубать под их строительство леса. Поэтому сегодня получить землю для гипермаркета во многих странах очень сложно, – рассказывает Сагирова. – В Германии, например, получить лицензию на торговые точки площадью 2500 кв. м практически невозможно». Согласно антимонопольному законодательству, ни один немецкий ритейлер не имеет права контролировать более 30% оборота продуктового рынка страны. Однако до этого показателя местным игрокам еще далеко. Так, лидер местного рынка Aldi держит около 15 – 20%.

В России, по данным Nielsen, семь ведущих операторов в целом занимают 9 – 10% оборота розничного рынка товаров повседневного спроса. Но наши чиновники считают необходимым ужесточить нормы регулирования отрасли. «Сегодняшние действия российских сетей – типичная монополистическая практика, злоупотребление доминирующим положением на рынке в форме навязывания невыгодных условий. Наш универсальный закон о защите конкуренции не позволяет квалифицировать действия сетей именно таким образом», – убежден Тимофей Нижегородцев. 

Сетевая доминанта 

«Когда-то мне подарили книгу о русском купечестве XVIII – XIX веков. В те времена осуществлять торговую деятельность можно было только при наличии документа под названием «Свидетельство», – рассказывает Надежда Кузнецова, начальник отдела прогнозирования и регулирования сферы внутренней торговли и платных услуг населению департамента макроэкономического прогнозирования МЭРТа. Такое же свидетельство, по замыслу авторов закона о госрегулировании торговли, нужно иметь современным продавцам. При открытии очередного магазина ритейлеру придется не только собрать все необходимые разрешения (от санэпиднадзора, пожарной инспекции и т.д.), но еще и отнести их в органы местного управления, которые выдадут свидетельство. По словам участников рынка, ничего кроме дополнительной беготни и лишнего общения с бюрократами такая норма не принесет. (Сегодня в России действует уведомительный порядок открытия стационарных торговых точек.)

Однако основные споры разгорелись вокруг главы об антимонопольном регулировании рынка, в которой вводится понятие «доминирующая сеть». Таковой будет признаваться компания, контролирующая 15% оборота продовольствия муниципального образования. В непродовольственном сегменте сеть признается доминирующей, если занимает 15% оборота субъекта Федерации. Коллективными «доминирующими» игроками будут признаваться три компании, занимающие 20%, или пять, которые держат более 30%. По достижении доминирующего положения сеть надо вносить в специальный реестр. Предположительно, реестр будет вестись на уровне субъекта Федерации, так как у местных властей нет возможности заниматься этим.

ФАС в дополнительных положениях намерена сама устанавливать правила деятельности доминирующих сетей. «Наши территориальные органы будут писать для них специальные поведенческие условия. Возможно, сеть должна будет раскрыть и разместить на сайте требования к поставщикам, сделать договоры более устойчивыми, чтобы их нельзя было расторгнуть в одностороннем порядке. Это могут быть и требования к уровню наценок на социальные товары», – рассказывает Тимофей Нижегородцев. Получается, что если в местное отделение ФАС придет поставщик и заявит, что доминирующая сеть навязывает ему невыгодные условия, антимонопольные органы должны будут проверить договор. Доказывать злоупотребление доминирующим положением ФАС будет в суде. Если же в ходе расследования выяснится, что доминирующая сеть пренебрегла поведенческими условиями ФАС и жалоба поставщика обоснованна, ритейлер будет оштрафован.

По словам Нижегородцева, пожаловаться на доминирующую сеть смогут и покупатели, если, к примеру, заметят, что продукты там стоят очень дорого. Если сеть займет 35% оборота муниципального округа (или в случае с непродовольственными товарами – в границах субъекта РФ), ей придется получать разрешение ФАС на совершение сделок на рынке. Ритейлер будет ограничен в возможностях участвовать в тендере на покупку земли под строительство нового объекта.

Исключение как правило 

Законопроект предусматривает целый ряд исключений. Например, для некоторых гипермаркетов могут применяться особые подходы в определении границ муниципального округа. «Если посчитать товарооборот города Люберцы, «Ашан» займет там львиную долю», – говорит Нижегородцев. Границы доминирования подобных магазинов будут рассчитываться по специальной формуле. Как считают в ФАС, потребитель готов потратить на дорогу до магазина 10% от суммы будущей покупки. Поэтому ФАС намерена вычислять средний чек торговой точки и рассчитывать, из каких близлежащих территорий посетитель сможет добраться до нее, истратив от чека 10%.

В последней версии законопроекта есть положение, что российское правительство определяет список социально значимых товаров, которые должны обязательно присутствовать в магазинах, и устанавливает на них определенную торговую наценку. Однако ФАС возражает против этой меры. «Не каждая мелкая торговая точка может выдержать такое требование, а вот доминирующим сетям, как лидерам рынка, это под силу», – говорит Нижегородцев.

Члены АКОРТ резко выступили против многих положений законопроекта. «Создается впечатление, будто предлагается ввести регулирование ради регулирования. В законопроекте невооруженным взглядом просматривается существенный коррупционный потенциал. Может быть, и в этом кроются причины такого единодушия среди чиновников, особенно региональных, поддерживающих законопроект, – говорит Лев Хасис. – Не удивлюсь, если следующим нормативным актом будет возврат в Уголовный кодекс статьи о спекуляции, которая бы предусматривала наказание за «перепродажу с целью наживы». Кстати, с подобной инициативой МВД уже выступило».

Основная проблема законопроекта в том, что сами ограничительные меры и механизмы их применения не обозначены. «Инструкции и требования для сетей будут разрабатываться ведомствами и местными властями по их усмотрению. Чиновники сетуют на то, что у региональных властей не было серьезных возможностей вмешиваться в деятельность крупных игроков рынка, – говорит Дмитрий Потапенко, бывший управляющий сети «Пятерочка». – С принятием закона такая возможность появится. По сути, это возвращение советской торгинспекции. А если общая концепция закона – контролировать и ограничивать, то что нам остается ждать от властей?»

По данным «Бизнес Аналитики», в Москве в 2006 году на тройку крупнейших розничных сетей («Ашан», «Метро», «Седьмой континент») приходилось около 19% городского розничного оборота продовольствия. В большинстве крупных городов на долю крупнейших ритейлеров приходится всего по 5 – 7%. «Существует ошибочное мнение, что предлагаемое регулирование касается только крупных сетей», – говорит Лев Хасис. «В некоторых населенных пунктах магазинчик на колесах занимает 100% местного рынка, – продолжает Ирина Канунникова. – Когда мы указали на это разработчикам, нам посоветовали уповать на здравый смысл чиновников. А всегда ли мы можем полагаться на здравый смысл? И если закон предполагает целый ряд исключений из правил, нужен ли такой закон?» Методика расчета рыночной доли в законе не прописана. К примеру, будут ли учитываться в товарообороте оптовые рынки? Ведь такие объекты очень сложно мониторить. «Интересен опыт Санкт-Петербурга. Почему рыночная доля магазинов современных форматов в Москве составляет 28%, а в Питере – 81%? – спрашивает Ирина Канунникова. – Большую роль сыграло то, что власти Северной столицы убрали с улиц ларьки».

Непонятно, как именно федеральные сети смогут работать с поставщиками по определенным правилам на конкретных муниципальных рынках. Ведь большая часть продукции в сети поставляется по федеральным контрактам. «Логика законодателей, очевидно, заключается в том, что производитель сможет шантажировать доминирующую сеть, угрожая обратиться в ФАС, – предполагает Владислав Кочетков, аналитик «Финам». – Если дело дойдет до расследований ФАС, это ударит по ритейлеру. Разбирательства будут оттягивать его ресурсы. Жалобы потребителей на доминирующие сети – тоже интересный аспект. Ведь последние могут замотать по судам и с поводом, и без него». 

Чем сердце успокоится 

«Производители, пролоббировавшие закон, полагали, что сети отменят входные бонусы. Однако их пожелания вряд ли сбудутся», – утверждает Потапенко. Сами производители по-разному оценивают законодательные инициативы. «Если госрегулирование поможет внедрить единые стандарты в отношения производителей с сетями, то это станет большим шагом вперед для рынка в целом и положительно отразится на поставщиках. Данную инициативу ФАС мы расцениваем как очень перспективную», – сказал Евгений Золотайкин, директор департамента развития группы «Эрконпродукт». «Как дистрибутор я заинтересован в снижении давления сетей. Однако искусственные ограничения не помогут нашим взаимоотношениям с ритейлерами. Думаю, что любые препоны они смогут обойти», – считает Алексей Ражба.

Власти обвиняют сети в том, что те тормозят развитие производства. «Правительство поддерживает сельхозпроизводителей, субсидирует проценты по кредитам, а выделенные деньги оседают в карманах сетевых торговцев», – говорит Нижегородцев. Однако, по словам Дмитрия Потапенко, упрекать розницу в сдерживании производства – значит, расписаться в собственном бессилии оказывать влияние на развитие экономики.

В ФАС считают, что рыночная сила сетей по отношению к поставщикам обусловлена дефицитом торговых полок. «Законодательное ограничение крупнейших ритейлеров едва ли поможет малым сетям, независимым магазинам и небольшим производителям, – подчеркивает Ольга Сагирова. – Для развития малого бизнеса необходимо снизить налоговую нагрузку, упростить порядок лицензирования, обеспечить доступные кредиты. В России же до сих пор нет законодательства, стимулирующего развитие мелкого и среднего бизнеса». Ограничение розницы без поддержки малого предпринимательства может сузить рынок сбыта и привести к падению производства. По мнению Алексея Поповичева, исполнительного директора Содружества производителей фирменных торговых марок «РусБренд», положительным моментом является то, что ведомства активно обсуждают законопроект с участниками рынка. «Надеемся, что многое в законопроекте будет скорректировано», – говорит Ирина Канунникова. Лев Хасис, который ведет переговоры с ФАС от лица АКОРТ, не скрывает пессимизма. «Более чем вероятно, что закон примут в нынешнем виде. Либо в еще более жесткой редакции», – утверждает он.

Источник: www.ko.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

alext69

комментирует материал 04.07.2008 #

Лично моё мнение, как было сельское хозяйство в жопе, так в ней и останется. Если в законе есть исключения, то любой закон - не закон, а... ! Дальше сами думайте!

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com