Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Грузия: реформа в цвете хаки

Грузия: реформа в цвете хаки

Самый популярный грузинский телеканал «Рустави-2» почти каждый свой выпуск новостей начинает с сообщения из зоны грузино-абхазского конфликта. Как обычно следует из сюжетов, главная угроза для Грузии исходит от России, основная надежда — на грузинскую армию. Армия в репортажах грузинских журналистов — это всегда красиво и убедительно. Президент Саакашвили тоже любит свою армию и всячески ее пестует.

В конце апреля прошел очередной выпуск офицерских курсов. По этому поводу в расположении горно-пехотного полка в Имеретии устроили официальный праздник. Курсы рассчитаны на 9 месяцев, через них прошли или пройдут все грузинские офицеры. Это уже не первый подобный праздник, но каждый раз все выглядит как в красивом голливудском фильме.

Михаил Саакашвили приезжает лично поздравить своих офицеров. Церемония продумана до мелочей, все должно подчеркивать возрождающуюся мощь грузинской армии и вызывать прилив патриотических чувств. Президент на фоне частокола из грузинских флагов обращается к офицерам: «Моя жизнь и ваша жизнь подчинены Грузии! Наши сердца бьются в унисон. Я молодой, и вы молоды, и все мы защищаем Грузию и служим мировой безопасности!» Все—на максимальной эмоциональной ноте. Голос президента разносится в мертвой тишине, которую неожиданно взрывает новый грузинский гимн «Тависуплеба»—«Свобода». Телевизионная камера на специальном кране летает над выстроенными в ряд молодыми офицерами—это придает телевизионной картинке художественность, а событию—масштаб. В России так снимают только инаугурацию президента или концерт поп-звезды, в Грузии любое событие с участием военных и президента превращается в патриотическое шоу. Каждому офицеру Михаил Саакашвили вручает диплом об окончании курсов и именной пистолет. Каждый клянется отдать жизнь за Грузию. Невозможно остаться равнодушным зрителем.

«Они это заслужили. Мы выжали из наших курсантов все»,—довольно улыбается, глядя со стороны, инструктор Натан. Он—офицер израильской армии. В составе группы израильских инструкторов он тренирует грузинских офицеров. «Мне предлагали сейчас вернуться домой на хорошую должность в Министерство обороны. Но я отказался, мне здесь очень нравится. Из этих грузин получится отличная армия»,—он гордится своей работой, но посматривает на «русского журналиста» с некоторым подозрением. Всего в Грузии сейчас находится 200 военных инструкторов из Израиля. Оплачивает их работу грузинское правительство из государственного бюджета. В грузинских СМИ их так и называют—«еврейские инструкторы».

Привез инструкторов из Израиля нынешний министр обороны Грузии Давид Кезерашвили. Министр, кстати, тоже еврей по национальности. У Давида Кезерашвили в Израиле живут родители. Сам он прожил в Тель-Авиве полтора года и вернулся из-за любви к грузинской девушке, на которой и женился. «Я выбрал израильских инструкторов, потому что армия Израиля постоянно воюет и является одной из самых практичных армий в мире. Почему не французы или немцы? Они давно не воевали. Я уверен, что знания израильских инструкторов пригодятся нашим солдатам»,—рассуждает Давид Кезерашвили. Мы беседуем в воскресенье в час ночи у него в кабинете. Работать 7 дней в неделю и почти до рассвета—это стиль нового грузинского руководства. В Тбилиси шутят, что правительство живет по вашингтонскому времени.

Наша беседа явно затягивается, мы разговариваем уже четвертый час, интервьюируя друг друга. Это самый молодой министр в грузинском правительстве и, наверное, самый молодой в мире министр обороны, осенью ему исполнится 30 лет. За два года руководства военным ведомством Кезерашвили пока не встретился со своим российской коллегой и не разговаривал ни с одним российским генералом, исключая командующего российскими миротворцами в Южной Осетии. Коммуникация между военными наших стран явно нарушена, поэтому журналист из Москвы для министра—это возможность объясниться. Его тоже распирает любопытство, что же думают в Москве про грузинскую армию и будущее грузино-абхазского конфликта.

Грузины не скрывают, кого считают сегодня главным противником. Представляют они себе и будущий театр боевых действий. Самый популярный вопрос, который журналисты задают министру обороны, касается готовности грузинской армии решить абхазскую проблему. «Ничего невозможного нет. Грузинская армия готова решить любую задачу в Абхазии. Конечно, есть сила, против которой ничего сделать нельзя. Если на нас сбросят атомную бомбу или ударят стратегическими ракетами, то мы ничего не сможем сделать. Но если армия будет воевать против армии, то мы способны решить любую задачу»,—утверждает Давид Кезерашвили. Конечно, в этом есть доля максимализма, свойственного молодости, но такова сейчас грузинская власть. Хотя основания для смелых заявлений у Грузии за последние 4 года появились.

КАК ЗАВОДИЛИ ВОЕННУЮ МАШИНУ

При Эдуарде Шеварднадзе вооруженные силы страны, по бумагам, насчитывали 20 тысяч человек. Реально под ружьем находилось около 6 тысяч солдат и офицеров, которые регулярно устраивали «голодные бунты». Зарплата в армии была ничтожной, но и ее выплачивали с опозданием. При этом военные части в отдаленных районах страны жили собственной, неподконтрольной центральной власти, жизнью.

Первые попытки реформировать грузинскую армию предприняли американцы в конце 90-х годов. Для американских офицеров даже построили современную гостиницу на въезде в Тбилиси. Это была чуть ли не единственная на тот момент гостиница в городе, где не отключали горячую воду и электричество. Министр обороны Давид Тевзадзе старался построить армию по западному образцу. Он стал первым грузинским военным начальником, который окончил колледж НАТО в Европе, колледж стратегических исследований и оборонной экономики при центре Дж. Маршалла в США и штабной колледж американской армии. Однако один в поле не воин, поэтому министр запомнился только вызывающе бритой головой, выдающимися ушами и веселыми короткими показательными учениями. Грузинскую армию переодели в форму натовского образца, но от этого она сильно смахивала на потешное войско. Таким оно и осталось в воображении многих российских экспертов. А зря.

За четыре года Грузия полностью перешла на профессиональную армию. 35 тысяч человек служат по контракту. Для сравнения, у Армении и Азербайджана под ружьем по 100 тысяч человек. «Но мы думаем, что наша армия более боеспособная, потому что там остался призыв и у них техника старого, советского образца»,—считает министр Кезерашвили. Он не скрывает, что теперь армяне и азербайджанцы приезжают учиться в Грузию. Единственное, что лучше поставлено у Армении—это ПВО, признают грузинские офицеры. Но после того как в Абхазии сбили чуть ли не эскадрилью грузинских самолетов-разведчиков, они обязательно займутся и воздушной обороной.

Грузинская армия не знает финансовых проблем. В 2007 году на нее ушло 7 процентов ВВП—это миллиард долларов, в 2008 году потратят столько же. Грузинский солдат получает в месяц 500 долларов, офицеры—от 800 до 1500 долларов. При этом военнослужащие и все (!) члены их семей имеют медицинскую страховку. По дороге из аэропорта в столицу вы увидите большой новый микрорайон. Это строят офицерский городок на 5 тысяч семей. Государство обеспечивает всех офицеров жильем. После определенного срока службы квартира переходит в их собственность.

Армия состоит из 5 бригад, которые разбросаны по всей стране. Каждая бригада размещена на новых военных базах: оставшиеся после ухода Российской армии объекты либо принципиально разрушают, либо кардинально перестраивают.

Напротив Цхинвали, в нескольких километрах от столицы Южной Осетии, сейчас заканчивают строительство очередной базы. Замкомандира бригады капитан по имени Дато показывает мне новые казармы, госпиталь и только что открытый спортивный зал. На склад военной техники, правда, везти отказывается. Вдалеке рядом с танками и бронетехникой стоят квадроциклы. «Для развлечения»,—отшучивается капитан.

Стрелковое оружие в армии уже полностью заменили на западные образцы, 50 процентов артиллерии—как в армиях НАТО, на подходе—американская бронетехника и вертолеты. Грузинские военные уверены, что будущее—за западным оружием, поэтому денег на перевооружение не жалеют. Тем не менее в одной из казарм—большой склад автоматов Калашникова. Все автоматы вычищены и аккуратно составлены в пирамиды.

«Зачем вам они? Вы же перешли на американское оружие»,—старательно изображаю безразличие. «Почему мы должны их выбрасывать? Еще пригодятся, вещь-то хорошая»,—объясняет кто-то из офицеров. В Грузии есть еще 100 тысяч резервистов, которых призовут в армию в случае боевых действий.

«Я вообще-то десантник, оканчивал Рязанское училище, но сейчас переквалифицировался в артиллериста»,—Дато улыбается мне как старому знакомому, словно нас связывает какая-то общая тайна. В России он не был очень давно, ему хочется поговорить про своих бывших русских сослуживцев, но в присутствии большого начальства Дато смущается. Офицеров с советским прошлым и тем более советским или российским военным образованием в грузинской армии почти не осталось.

АМЕРИКАНСКИЙ СТАНДАРТ

Каждый год Грузия посылает 100 своих лучших офицеров на учебу в американские военные колледжи. Армия перестраивается под стандарты НАТО, перевооружается по натовскому образцу и полностью меняет систему подготовки кадров. При этом руководство Министерства обороны—все гражданские люди. И Давид Кезерашвили, и его первый заместитель Бату Кутелия—юристы, никогда в армии не служившие. Хотя Кутелия окончил колледж НАТО в Брюсселе и даже написал диссертацию по проблемам безопасности.

«Управлять и армией, и разведкой просто—везде же люди. Надо по-людски с ними поговорить»,—Бату Кутелия немногословен. До перехода в Министерство обороны три года Бату руководил внешней разведкой, куда, в свою очередь, пришел из МИДа. Он прошелся по разведчикам «огнем и мечом», оставив из старого состава всего человек 40 или 50. «Зачем держать человека, который абсолютно ничего не делает и не дает результата?»—Кутелия так же бескомпромиссен в свои 34 года, как и его товарищи по оружию. Но не скрывает, что разведка большую часть времени занималась Северным Кавказом, поскольку оттуда они ждут боевиков и террористов.

База военного спецназа на окраине Тбилиси. База тоже недавно построена. В спецназе служат исключительно офицеры, поэтому казармы напоминают общежитие или недорогую гостиницу. Чистота идеальная. При входе—банкомат. Нет никакого специфического казарменного запаха или неприятных ароматов солдатской столовой. Все хозяйские дела—питание, уборка, прачечная—забота гражданских. Впрочем, уже нигде в грузинской армии солдаты картошку не чистят. Правительство провело тендер на организацию питания армии. Тендер выиграла компания GMC, которая владеет самыми дорогими или известными ресторанами в Тбилиси, например рестораном русской кухни «Матрешка». В армейском спецназе провели эксперимент: от обязательного меню перешли к «шведскому столу». Теперь это распространяют и на другие подразделения—эффективнее и дешевле. Поверьте, кормят вкусно.

Израильские инструкторы тренируют офицеров пехоты, со спецназом работают исключительно американцы. Командир спецназа Дито из первого «американского набора». Еще в 2003 году стал лучшим стрелком курса и получил значок «Американский серебряный орел». В спецназ набирают уже опытных людей, потому что они должны уметь действовать самостоятельно. «Вы в Абхазии-то уже бывали?»—спрашиваю как бы невзначай. «Конечно,—и после паузы.—В детстве». «Ну, а есть у вас какие-нибудь записи ваших учений? Покажите что-нибудь»,—не отстаю от командира. «Пожалуйста»,—он запускает на компьютере ролик, и мы пять минут смотрим, как на заснеженной площадке картинно крутится черный «рейндж ровер», из открытых окон которого люди в масках расстреливают мишени. Все действо сопровождает бодрая электронная музыка. Солдат везде солдат! «Рейндж ровер», кстати, командиру спецназа выдало государство. Командир элитного подразделения и ездить должен на таких же машинах.

Треть офицеров спецназа—выходцы из Абхазии. Заместитель у Дито родился в Леселидзе. Сейчас это село называется Гачрипш, оно расположено прямо на границе с Россией. «У нас был большой дом—300 метров. Сейчас в нем живут абхазы, но с нашего разрешения. Мы согласились, чтобы дом не разграбили»,—объясняет капитан Давид. Он вспоминает, что отец строил этот дом 13 лет. Давид был еще мальчиком, когда началась война, оружия в руки он тогда не брал, но выбрал профессию военного не случайно: «Отец умер после войны в изгнании, не выдержал. Брат воевал, родственники некоторые у нас погибли». Давид окончил в Тбилиси кадетский корпус, потом офицерскую школу. Он привел в спецназ и младшего брата. Он знает, зачем служит: «Скоро мы вернемся в Абхазию. Забыть это нельзя». Правда, пока Давид собирается в Афганистан. 40 офицеров в ближайшие месяцы отправятся в составе американского спецназа в Афганистан. До этого они ездили в командировки только в Ирак.

В марте грузины провели спецоперацию в двух самых воинственных селах на границе Ирака с Ираном. Арестовали 53 террориста, нашли склады с оружием и взрывчаткой. Американцы признали, что грузины в Ираке воюют на уровне армии США и лучше, чем британцы. Наверное, просто льстят.

Но на тренировочный полигон спецназа меня не пустили, там как раз шли совместные занятия офицеров с инструкторами из американской армии по иракской программе.

Если грузинский спецназ бывает в Ираке наездами, то мотострелковые бригады находятся там постоянно. За 4 года американцы по иракской программе обучили 3 бригады—10 тысяч человек. Сейчас готовят четвертую. Все эти бригады прошли через Ирак. Грузинский контингент охраняет в Багдаде миссию ООН, но основные силы находятся в так называемой «красной зоне»—зоне повышенной опасности.

Грузинские войска контролируют провинцию на границе с Ираном. Через эту территорию в Ирак из Ирана поступает оружие и идут боевики, поэтому обстановка крайне напряженная. У грузин восемь КПП на границе, которые часто подвергаются обстрелам и нападениям. Тем не менее грузинская армия может похвастаться отличными результатами и минимальными потерями. В прошлом году, например, погиб только один солдат—покончил жизнь самоубийством. Раненых—7 человек. «Есть, конечно, психологические проблемы. У некоторых не выдерживают нервы, приходится менять солдат»,—признается министр обороны. В июле грузинский контингент должен был по плану покидать Ирак, но миссию продлили еще на год. Дополнительно к основному жалованью во время командировки в Ираке грузинские военные получают по 2 тысячи долларов в месяц. Но главное, иракская кампания повышает боевой опыт и укрепляет боевой дух грузинской армии. Это уже не наркоманы и бандиты из отряда «Мхедриони».

СИМВОЛЫ СВОБОДЫ

Депутат парламента Николай Руруа основательно подготовился к встрече с журналистом из Москвы. Он когда-то учился в российской столице, в конце 80-х, но стал забывать русский язык. Все ответы на вопросы он на всякий случай написал по-русски на бумаге, чтобы отвечать точно. В парламенте он занимается вопросами национальной безопасности и военного строительства. По влиянию на президента Саакашвили в этих вопросах Руруа, говорят, занял место бывшего соратника президента, «ястреба», а ныне политического беженца Окруашвили. Хотя Руруа и сам «ястреб». В Тбилиси все помнят, что он был членом «Мхедриони», намекают на его связи с радикальным крылом отряда—бандой «Злые». После распада «Мхедриони» Николай Руруа уехал на 7 лет в Америку. Окончил там университет и работал юристом.

Он вернулся в Грузию после революции роз и старается не вспоминать прошлое, называя эти рассказы выдумками журналистов. «Ни о каком реванше речи идти не может. Мы не воспринимаем абхазов как врагов. Сепаратисты—враги грузинского государства, а не абхазский народ, с которым грузины вместе жили веками. Надо договориться, нет ситуации, из которой нельзя найти выход. Необходимо найти с абхазами общие интересы. Но между нами стоит Москва, которая хочет сохранить статус-кво»,—рассуждает Руруа.

Бывший «боевик» сейчас старается выглядеть и вести себя респектабельно. Однако антикоммунизм респектабельности не противоречит. Николай Руруа инициировал создание в Тбилиси музея советской оккупации. Одного из его прадедов расстреляли большевики в 1924 году, второй пытался в 1943 году вместе с немецким десантов высадиться в Сванетии и поднять восстание в Грузии. Ненависть к большевикам и советской империи у Руруа в крови. Но это не похоже на безумие первого грузинского президента Гамсахурдиа. Молодая грузинская элита—патриоты, но не фашисты. Учеба в космополитичной Америке не прошла бесследно.

Музей оккупации открыли буквально за пару месяцев, экспозиция начинается с фотографий массового расстрела курсантов кадетского корпуса, которые защищали грузинскую независимость от большевиков. В Грузии сегодня часто вспоминают, как неожиданно погибла в 1922 году хорошо вооруженная и богатая Грузинская республика под ударами Красной Армии. Тогда склады ломились от оружия, у грузинской армии были блестящие офицеры царской России, но не хватило воли к победе. Поэтому помимо военной реформы Михаил Саакашвили тратит много сил и средств на идеологию.

У новой Грузии—новые государственные символы. Государственный флаг—белое полотнище с большим красным крестом посередине и четырьмя крестами поменьше по углам—освятили в древнем храме Свети-Цховели. Считается, что именно под таким флагом создавали грузинское государство Давид Строитель и царица Тамара. Нынешний герб напоминает средневековый герб грузинского царского дома Багратионов. Гимн Грузии—«Тависуплеба» («Свобода») тоже не имеет ничего общего с гимном Грузинской ССР. Музыка взята из двух опер начала прошлого века Захария Палиашвили, а автор текста — современный грузинский поэт Давид Маградзе—использовал цитаты из стихотворений грузинских поэтов-классиков. На огромной площади Героев у монумента грузинам, погибшим в Абхазии и Южной Осетии, зажгли вечный огонь и выставили почетный военный караул. На всех картах, которые публикуются в Грузии, Абхазия отмечена как часть единой страны и не выделена каким-либо особым цветом. За последние несколько лет в социологических опросах проблема возвращения утраченных территорий с 26-й позиции в рейтинге проблем, которые волнуют грузин, переместилась в первую тройку.

В начале 90-х годов грузинские политики вели себя чрезвычайно высокомерно по отношению к своим соседям и национальным меньшинствам, за что жестоко поплатились. Они учли уроки тех страшных поражений. У грузинской власти есть четкая картина страны, которую они собираются построить, есть план и желание добиться поставленных целей. Очень быстро и настойчиво Грузия создает сильную армию, которая могла бы справиться с любой задачей. И относиться к этому следует крайне серьезно.

ДЕНЬГИ

Бюджет, смирно!

Военная сфера для Грузии обрела особую актуальность сразу после революции роз. Новый президент Михаил Саакашвили, поставив перед собой цель—войти в НАТО и восстановить территориальную целостность страны до конца своего президентского срока, бросил все силы и финансовые ресурсы на реформу армии. Справедливости ради надо сказать, что из всех реформ, начатых им, реформирование оборонной сферы было наиболее успешным. Настолько, что даже оппозиция, вынужденная признать, что в Грузии за рекордно короткий срок появилась хорошо подготовленная армия современного типа, приближенная к стандартам НАТО, в то же время выражала неподдельную тревогу столь интенсивной милитаризацией страны. Не осталось это незамеченным и на Западе.

Стокгольмский международный институт исследований проблем мира, изучающий рынок вооружений, в своем ежегодном докладе в прошлом году назвал Грузию мировым лидером по росту военных расходов. По данным этого института, военные расходы Тбилиси выросли за год почти в 2,5 раза и составили 146 млн долларов. По темпам милитаризации Грузия опередила многие более благополучные страны, заключили шведские эксперты.

В Тбилиси тогда на это сильно обиделись и заявили, что «будут расходовать на оборону столько, сколько сочтут нужным». Такую позицию грузинские власти объясняли несколькими причинами—двумя нерешенными конфликтами в Абхазии и Южной Осетии и стремлением страны в НАТО. Исходя из этого военная сфера логически становилась приоритетной во внутренней политике. Что, в принципе, и отразилось на военном бюджете. Сразу после революции роз финансирование Министерства обороны постоянно увеличивалось. В 2006 году на оборону было потрачено 684 039,6 лари, в 2007-м военный бюджет перевалил за миллиард и составил рекордные 1 270 515,5 лари—по сегодняшнему курсу 847 млн долларов, или 15—20 процентов всего госбюджета.

На 2008 год правительство собиралось увеличить бюджет Минобороны до 1495 миллиона. И только ноябрьский кризис, когда президент Саакашвили оказался перед реальной угрозой потери власти, вынудил правительство сократить его на 395 млн в пользу социальной сферы. Минобороны в этом году будет располагать только 1,1 миллиарда лари (733 млн долларов), около 7 процентов ВВП, что даже представители НАТО признали чрезмерными тратами. В общей сложности же военный бюджет Грузии после революции роз, по оценкам экспертов, увеличился в 10 раз.

Но Грузия наращивала все это время свою военную мощь не только за счет внутренних резервов. Она получала и достаточно большую зарубежную помощь. Только Соединенные Штаты по двум масштабным программам—«Обучение и оснащение» и «Обеспечение стабильности»—вложили в Грузию около 1,3 млрд долларов, не считая безвозмездной помощи техникой, оборудованием и вооружением. Существенную помощь в создании современной военной инфраструктуры и системы военного образования Грузии оказала и соседняя Турция. Активно сотрудничают с Грузией Украина, как в подготовке военных кадров, так и в сфере вооружения, Германия, Франция.

По данным Министерства обороны, Грузия сегодня может поставить под ружье 35 тысяч человек, 19 411 из которых офицеры, сержанты, капралы и рекруты. Всего же оборонную сферу «обслуживают» 32 750 человек. Зарплата военных за последние два года повысилась на 500—700 процентов, и если раньше составляла чуть больше прожиточного минимума, то сейчас в среднем 700—1200 долларов. Это сделало профессию военного в условиях острой безработицы и благодаря тем льготам, которые введены для них, привлекательной для молодежи.

Заметно расширилась и модернизировалась в постреволюционный период военная инфраструктура, что также влетело госбюджету в копеечку. Военное ведомство смогло с помощью западных партнеров модернизировать старые советские базы и построить две современные, отвечающие стандартам НАТО,—в Сенаки и Гори, создать с помощью Франции единственную на Кавказе школу подготовки горных стрелков в Сачхере (Западная Грузия). Интенсивно велось и перевооружение. Старое оружие и техника советского образца постепенно меняются на западные образцы. В этом году знаменитые автоматы Калашникова начали заменять американскими штурмовыми винтовками М4 и израильскими «Таворами». Но торговыми партнерами Грузии по части оружия являются не только США и Израиль. Вооружение закупается на Украине и в Чехии. Турция, Греция, Германия, страны Балтии передали в дар грузинским военным не только часть своего вооружения, но и плавучие средства для береговой охраны. Значительно пополнен американскими и израильскими вертолетами и модернизированными штурмовиками и летный парк грузинских ВВС.

Кстати, одной из причин столь резкого обострения российско-грузинских отношений стала именно активная милитаризация Грузии. Намекали на чрезмерное усердие в военной сфере в ущерб демократизации, верховенству закона и прав человека и партнеры из НАТО, куда так стремится Грузия. Но остановить маховик военной машины смогла только 300-тысячная толпа, вышедшая в ноябре прошлого года на проспект Руставели. Чтобы разрядить жесточайший политический кризис, Саакашвили был вынужден не только назначить досрочные президентские выборы, но и на 180 градусов развернуть госбюджет лицом к народу. Финансирование армии, которую президент использовал против собственного народа, было сокращено почти на 400 миллионов, но по-прежнему остается самым большим.

ЭТЕРИ КАКАБАДЗЕ

Источник: www.ogoniok.com

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com