Смена управленческой элиты России неизбежна

Люди, способные дать новые идеи и модели, есть — осталось дождаться их прихода во власть  

Запад обвиняет Россию в тоталитарной власти — мол, Путин всевластен. При этом наш президент говорит правильные и принимаемые народом слова об импортозамещении, обретении Россией технологической независимости и о прочих вещах, призванных противостоять жесточайшим санкциям. Однако страна уже пять месяцев живет в экстремальной ситуации, а правильные слова Путина не особо материализуются. Так уж он всевластен, если его словно игнорируют? В ответ на его слова исполнительная власть отвечает тоже словами — да-да, конечно, обязательно и в кратчайшие сроки. Но принципиальных изменений в экономике не видать. Что происходит?

 За комментарием «СП» обратилась к известному политологу и востоковеду Каринэ Геворгян.

«СП»: — Каринэ Александровна, почему государственные структуры позволяют себе игнорировать президентские слова? Кто правит Россией?

 — Наверное, некие высшие, надчеловеческие силы — во всяком случае такое объяснение подойдет для тех, кто верит в существование этих сил. Как я понимаю, и властная элита, главным образом для сохранения себя и своего положения, и общество находят какой-то консенсус в нынешних достаточно угрожающих для России обстоятельствах. Безусловно, обозначенная вами ситуация свидетельствует о внутреннем конфликте среди властной элиты — она, вне зависимости от взглядов своих конкретных представителей, неважно — прозападных или пророссийских, в первую очередь осознает общую опасность для всех. С другой стороны — управленческая элита, которая привыкла мыслить в заданных глобализаторами форматах. Их по-разному называют: либералами, западниками, испуганными патриотами…

А время такое, что с этого коня глобализации «а ля Запад» нужно пересаживаться на какого-то не другой породы коня, в седло, неудобное для пятой точки… Но надо. И управленческая элита, вне зависимости от своих взглядов, или перекрасится, или покинет свои посты. Сейчас много говорится о необходимости ротации именно управленческой элиты, и я полагаю, что у властной элиты нет намерения делать это резко и круто, тем не менее подобное делать необходимо и это будет сделано.

 Нынешняя управленческая элита формировалась в условиях реальной политики, которую нельзя свести до простых понятий, до черной и белой красок. И резкая смена ее состава, «полная зачистка», как говорят некоторые, может привести к весьма негативным последствиям.

 Это то, что касается внутреннего контура управления. Относительно внешнего — я, будучи востоковедом, достаточно серьезно оцениваю инициативы России по созданию контура взаимодействия. Это Ближний Восток, Африка — контур этот явно вырисовывается. В этой ситуации мы получаем двух достаточно технологически развитых партнеров, это Иран и Египет. Вопреки сложившемуся мнению, эти страны адаптированы к современности и к нынешним технологиям, особенно Иран. Несомненно, по ряду составляющих Иран отстает от Российской Федерации, при этом по другим позициям далеко нас опережает. В области тех же нанотехнологий он впереди таких стран, как Франция и Великобритания. И образование этого внешнего контура говорит о том, что нашей управленческой элите так или иначе придется перестраиваться уже и в формате взаимодействия с зарубежными партнерами, а не только из-за внутренних причин.  

«СП»: — А у нас есть люди, способные взять на себя управление экономикой, промышленностью, добиться той самой технологической независимости России, о которой говорит президент? Где они?

 — Я много езжу по стране, много общаюсь, и вижу — контрэлитные, если можно так сказать, группы в отношении именно управленческой, а не властной элиты, они стихийно образовывались, и их немало. Вопрос, возникнет ли некий симбиоз таких экспертных контруправленческих групп с властью, стоит на повестке дня и, я полагаю, он обсуждается внутри властных структур. Я могу ошибаться — но судя по некоторым признакам такая тенденция просматривается.

 Главное, что в формализованном или неформализованном виде специалисты, в которых нуждается Россия сегодня, есть, в том числе и на властных этажах. Это люди, которые так или иначе поддерживают инициативы, выдвигаемые Сергеем Глазьевым. Здесь же и Михаил Хазин, и Михаил Делягин, который является депутатом Государственной Думы, бывший министр Александр Галушко.

Как будут формироваться новые структуры? Скорее всего вокруг личностей, предлагающих новые инициативы, модели и парадигмы развития. Но необходим синтез подобных взглядов с внутри- и внешнеполитическими составляющими. Будет ли это поддержано или хотя бы услышано, будет ли введено в некий общественный дискурс? Да, я считаю, это весьма вероятным.

 Тот же Михаил Хазин, которого организаторы Санкт-Петербургского экономического форума шесть раз вычеркивали из программы, все-таки выступил на панельной дискуссии. Значит, кто-то же был заинтересован в том, чтобы утвердить его выступление — причем вопреки желанию организаторов, которые традиционно считаются сторонниками неолиберальных взглядов.

Еще замечу, что Владимир Владимирович Путин еще в 2019 году заявил, что подобные неолиберальные концепции устарели и их пора сдавать в архив.

 «СП»: — Идут перестановки в ключевых блоках экономики — Мантуров дорос до поста вице-премьера, Борисов сменил Рогозина в космическом департаменте… Но ни один из этих людей не прославился какими-то прорывными шагами, не вывел вверенный ему участок в передовики производства. Сильно не похожи на сталинских наркомов, которых ныне часто вспоминают. Почему тасуется одна и та же колода?

 — Я думаю, то, что касается отдельно Мантурова — это вопрос не столько его персонального назначения, сколько создание и институализация некоего комплекса для решения ныне стоящих перед Российской Федерацией проблем в промышленности. И не так важно, кто будет возглавлять эту структуру: сегодня Мантуров, завтра кто-то другой. А вот освобождение от должности Дмитрия Рогозина мне не до конца понятно. Может быть, это стало результатом сложившихся во властной элите определенных противоречий.

Рационального объяснения его отставке я не вижу, поскольку первое лицо государства деятельностью Рогозина было довольно. И публично заявлялось, что претензий к его работе не было. Выскажу предположение, что для него готовится новое назначение, профессионально и по интересам более близкое экс-главе Роскосмоса. Теперь о Юрии Борисове. Я обратила внимание, что в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» ее ведущий, который постоянно говорит, что он является про-путинским человеком, очень жестко отозвался о работе Борисова, курировавшего в правительстве оборонно-промышленный комплекс.

Политическая и социальная действительность диктуют необходимость пересмотра хозяйственной деятельности. И эту задачу власть должна решить.

Источник: https://svpressa.ru/economy/article/342076/

28
471
1