Русско-японскую войну мы проиграли не японцам

Сегодня исполнилось 105 лет с начала последней крупной операции русско-японской войны. Речь идет о вторжении 14 тыс. японцев на Сахалин, который обороняли всего лишь 6000 человек, в основном ссыльные и каторжане. Несмотря на подавляющее численное преимущество, японцам удалось сломить сопротивление на острове только в конце июля. А уже в августе в американском Портсмуте начались мирные переговоры между Россией и Японией, которые завершились 5 сентября подписанием договора.

В советские времена ту войну было принято оценивать как небывалое поражение, абсолютное доказательство полной несостоятельности царизма. Как водится, больше всего достается лично Николаю II, которого обвиняют во всех смертных грехах – и в авантюрной восточной политике, и в неправильном подборе военных кадров, и в том, что при его власти армия была плохо оснащена, и т. д. и т. п.

В качестве центрального момента войны всячески выпячивается Цусимское сражение. Здесь интересно провести параллели и с Крымской войной. Факт затопления нескольких русских кораблей у Севастополя тоже подается агитаторами как едва ли не ключевой, призванный «доказать» совершенную беспросветность положения русской армии. Совпадения этим не ограничиваются. Командующего русскими силами в Крыму Меншикова упрекали за нерешительность и ровно в этом же обвиняют Куропаткина – главнокомандующего армией, действовавшей против Японии. Такое впечатление, что антироссийские пропагандисты действуют строго по написанной кем-то бумажке, ни на волосок не отходя от заранее утвержденных пунктов.

Рассказывая о русско-японской войне, советская историография не забывает упомянуть и о революции 1905 года. Считается, что именно поражения на фронте подточили и без того «прогнивший царизм», соответственно, ускорив начало «народного возмущения». А вот к этому моменту стоит присмотреться повнимательнее. Что здесь причина, а что – следствие? Поражение в войне стало причиной революции, или, наоборот, революция привела к поражению в войне?.. Для начала обратимся к датам.

Революция началась в январе 1905 года, т. е. за 4 месяца до Цусимы и за 7 месяцев до подписания мирного договора! До конца войны еще очень далеко, ее исход неясен, ни о каком поражении еще и речи не идет, а, тем не менее, начинаются забастовки. Но этого мало: в стране разворачивается настоящая террористическая война. Боевики преследуют градоначальников, офицеров, крупных фабрикантов и даже городовых. Среди жертв оказываются люди, известные всей России. Так, 4 февраля 1905 года террористом убит сын Александра II – великий князь Сергей Александрович, а 28 июня застрелен видный государственный деятель граф Шувалов. За день до этого произошел бунт матросов броненосца «Потемкин», чуть ранее вспыхнуло восстание в польском городе Лодзи…

Было бы верхом наивности говорить о каком-то «стихийном бунте возмущенных масс». Революционеры были вооружены, хорошо организованы и профинансированы некими «доброжелателями» нашей страны, решившими по-своему «помочь фронту». О том, какие силы были вовлечены в борьбу с российской государственностью, можно судить по громкому инциденту с пароходом «Джон Графтон». С помощью этого парохода революционеры попытались в 1905 году осуществить провоз в Россию закупленного за рубежом оружия. Выйдя из Лондона, корабль долго петлял по сложному маршруту, пока в конце концов не сел на мель рядом с Финляндией, и, к счастью, значительная часть его груза до адресата не дошла. Тем не менее, сам факт очень красноречив: ведь в «деле» участвовали японский военный атташе в Стокгольме Мотодзиро Акаси, председатель британского профсоюза моряков Джон Вильсон, небезызвестный священник Георгий Гапон, целая группа эсеров, большевики… Какое трогательное единение, казалось бы, совершенно разных людей и организаций!

Конечно, трудно вести войну, когда поджигают тыл. Вот и пришлось России спешно заключать невыгодный мир, но это не было следствием исчерпания военных возможностей нашей страны. Как раз наоборот, в 1905 году Россия смогла нарастить свое военное присутствие в Манчжурии, улучшить снабжение армии, на защиту Владивостока прибыли русские подводные лодки. А вот Япония, напротив, оказалась в тяжелом финансовом положении, ее потери были выше, чем у нашей армии. Ставка на изматывание противника, которой придерживалось русское командование, сработала. То, что впоследствии называли его «нерешительностью», было продуманной и оправданной стратегической линией, которая основывалась на том, что японская экономика значительно уступает российской.

Так что «позорное поражение России в войне с Японией» – это антирусский миф, который не выдерживает критики.

Известный писатель, автор ряда книг, среди которых – «Кто финансирует развал России. От декабристов до моджахедов» Николай Стариков согласился поделиться с нами своим мнением по поводу русско-японской войны:

– Во-первых, хочется развенчать самый главный миф – о том, что России была нужна маленькая победоносная война. Вообще-то Япония напала на Россию, а не Россия – на Японию. Во-вторых, сухопутные сражения начались спустя два месяца после первого столкновения в Порт-Артуре по той простой причине, что войск, соприкасающихся друг с другом, не было, их нужно было еще довезти. Это к вопросу о «тщательной подготовке царизмом маленькой победоносной войны».

Конечно же, течение войны было неудачным из-за ошибок военного командования. Это, к сожалению, так, но даже после тех поражений, которые потерпела российская армия, война не была проиграна. Мы потеряли флот, но это не значит, что Япония выиграла войну. Это все равно что после разгрома в июне 1941 года наших армий у границы сказать, что Россия проиграла войну. Та же самая картина складывалась в ходе русско-японской войны и на Дальнем Востоке. Но в России началась революционная деятельность.

Посмотрите дату Цусимы: 15 мая 1905 года. Через два дня после Цусимы Япония через посредника – США – предлагает начать мирные переговоры! Не Россия обращалась к Японии! Почему? Потому что Япония понимает, что войну она выиграть не может, но нужно начинать переговоры в тот момент, когда успехи японской армии наиболее высоки. Николай II отвергает эти переговоры, а вот для того, чтобы ему лучше «думалось», началась Иваново-Вознесенская стачка ткачей. Тут же, в июне 1905 года, происходят волнения на броненосце «Потемкине», которые совершенно точно были инспирированы зарубежными разведками. Начинается раскачка армии и флота. Но Николай отказывается вести переговоры. Летом идут постоянные восстания на флоте, в армии, идут выступления в городах. Как только Николай дает согласие на начало переговоров, через неделю заканчивается и стачка ткачей.

Я не говорю, что в выступлениях участвовали поголовно иностранные шпионы, – конечно, нет! Но вспомним восстание на «Потемкине». Как нам говорили – «в супе найдены черви, они еще шевелились». Представьте, мясо бросили в котел и сварили. После этой операции черви шевелиться будут?! Т. е. взяли червей и бросили в суп, чтобы вызвать недовольство людей. Черви были, но это, конечно, провокация!

Кто же делал террористические акты в первой революции? В основном эсеры. Для того, чтобы понять, кто такие эсеры и кто их финансировал, достаточно открыть мемуары известного террориста-эсера Савинкова. Он прямо говорит о поступлении денег из-за рубежа, о том, что и он, и его подручные ходили с английскими паспортами. Все время после каждого взрыва они по своим английским паспортам уезжают за границу и там отсиживаются, получают новые деньги, а денег у них – просто как у дурака фантиков. «Эксы» же начались в 1906 году. Нам обычно как говорили? «Собирали деньги, купили пароход оружия, устроили восстание». А получается наоборот.

Революция поставила государство в сложное положение. Но и мирный договор на самом деле был для России не такой уж страшный. Мы отдали Порт-Артур и пол-Сахалина. И всё.

Источник: http://news.km.ru/russko-yaponskuyu_vojnu_my_proig

16
590
6