Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Шантаж в законе

Шантаж в законе
Европейские демократы считают, что хороший закон должен соответствовать человеческому здравому смыслу, а задача полиции – сокращать преступность. Но не таковы приоритеты в авторитарных государствах. Диктатура стремится к запутыванию законов, преступность используется как рычаг контролируемого психологического воздействия на общество. Кроме того, в карательные кодексы полицейских государств обязательно закладываются такие уголовные статьи, которые, хотя на практике почти не применяются, но при желании позволяют "посадить" почти любого человека. Закон, удовлетворяющий нуждам охранки, обязательно двусмыслен и запутан. Чтобы рядовой человек не мог в нем разобраться, он изобилует ловушками. Полицейский закон неадекватно жестоко карает за повседневно встречающиеся в жизни ситуации, которых ни один нормальный человек не может избежать. Именно этим, помимо наличия специальных "политических" статей, отличается законодательство типичного авторитарного государства от законодательства демократической страны. 

Леонид Никитинский в "Новой газете" написал о современной ситуации в России: "Господствующим классом остаются... менты всех мастей, промышляющие шантажом и грабежом на всех уровнях – от беспаспортного таджика до нефтяного магната… В милиции, в прокуратуре, в инспекциях с непроизносимыми наименованиями людей, стремящихся не к собственному, а к общественному благу, практически не осталось, им там нечего делать". О другой стороне проблемы сказал в интервью Борису Акунину Михаил Ходорковский: "…Сегодняшняя "номенклатура" базируется на наличии "компромата", то есть возможности уничтожить "взбрыкнувшего". Хорошо ли это? Да, конечно, отвратительно. Идет продвижение вверх самых "запачканных", проецирующих "вниз" и в общество свои искаженные моральные принципы". 

О том, что после прихода к власти чекистов система власти в новой России стала строиться на массовом шантаже, ранее писал и я. Сегодня я попытаюсь вместе с вами разобраться, какова в деталях законодательная механика подобной системы.

Все дело в том, что стержнем авторитарного государства является тайная полиция. Ее агентура издревле и вербуется, и удерживается в рабском подчинении благодаря шантажу, поэтому спецслужбам нужен произвол в законах. То, что закон расплывчат в толковании, а его карательные нормы могут быть направлены практически на любого гражданина, помогает как в запугивании имеющихся рабов, так и в вербовке новых их контингентов. Но кроме агентов, есть еще несколько категорий людей, судьбой которых с помощью шантажа "играет" политическая полиция. Во-первых, инакомыслящие и несогласные. Во-вторых, люди, близкие к информационным потокам или к влиянию на общественное мнение: журналисты, писатели, переводчики, социологи, историки, любые вузовские преподаватели. В-третьих, это люди, от решений которых что-то в жизни зависит. В Советском Союзе вся номенклатура, начиная от начальников отделов на каждой фабрике и во всяком учреждении, повально сидела на чекистском крюке (увы, эта система возвращается в нашу жизнь сегодня). Четвертая категория шантажируемых – каждый, кто случайно стал свидетелем преступлений власть имущих. Наконец, пятая категория граждан – это те, у кого надо отнять нечто ценное, чем они владеют, чтобы передать эту собственность генералам от власти. Терпилой может оказаться не только владелец контрольного пакета акций нефтяной компании, но и владелец ларька, и просто пенсионер, не захотевший расстаться со своим земельным участком где-нибудь на престижной Рублевке (страна может быть любой, был бы в ней авторитарный режим).

Офицеры охранки постоянно вынуждены придумывать, как оказывать давление на всех этих многочисленных и очень разных людей, каким образом каждого из них можно шантажировать, а если человек не поддается шантажу, то репрессировать. В авторитарном государстве нужды тайной полиции приоритетны. Отсюда следует такое устройство законов, которое облегчает произвол силовиков.

В советском уголовном кодексе было не так много подходящих для шантажа статей. Можно было осудить человека за тунеядство, предварительно лишив его работы, можно было привлечь за спекуляцию. Чаще всего в целях "посадить на чекистский крюк" и завербовать агентов-осведомителей использовалась статья УК РСФСР о спекуляции. В условиях дефицита вся страна торговала друг с другом, и, понятно, не по государственным ценам. Если не торговала, то сдавала внаем излишки жилья. Например, согласно Александру Хинштейну, под угрозой осуждения за перепродажу нескольких тряпок в 70-х годах стал агентом госбезопасности инженер Борис Абрамович Березовский. И, конечно, не он один. После 1991 года российский уголовный кодекс на какое-то время полностью очистился от статей, используемых для шантажа массы граждан. Но начиная с 2000 года "шантажные" статьи в российских законах снова стали появляться быстро, как грибы после дождя. 

Не будем голословными, рассмотрим примеры.

Статья 198 УК РФ об уклонении от уплаты налогов и сборов с физического лица. В первую очередь статья касается подоходного налога, который уплачивается гражданами при продаже ими имущества (дома, квартиры, машины), а также с зарплаты, выигрышей и любых иных источников дохода. К прежней, "ельцинской" редакции этой статьи претензий не было. Она была сформулирована четко, ясно и не создавала почвы для произвола. Но новая редакция, введенная в декабре 2003 года, не только содержит ловушки, но и вообще позволяет репрессировать любого гражданина. "Путинская" редакция установила, что на год лишения свободы или на штраф до 300 тысяч рублей может быть осужден каждый человек, не доплативший хотя бы один рубль налогов, если только его среднемесячный доход за расчетный период в три года превысил 64103 рубля. Уличить в недоплате хотя бы одного рубля налогов легко каждого гражданина, а среднемесячный доход более 64 тысяч рублей (примерно 1800 евро) имеют очень многие россияне. 

Таким образом, каждый из них автоматически оказывается "на крюке" у силовиков. Но статья бьет и по малообеспеченным гражданам – в случае, например, продажи ими имущества. Если вы продали дом или квартиру стоимостью свыше ста тысяч долларов и честно заплатили с этой суммы все положенные налоги, то вы сразу автоматически становитесь преступником. Ведь сегодняшняя продажа вами квартиры за указанную или большую сумму означает, что вами полностью, до копейки, должны быть уплачены также все сборы и налоги и со всех грошовых доходов, полученных за все прошедшие три года до продажи! Например, если три года назад вы выиграли 100 рублей в игровом автомате, томясь от безделья на вокзале, и потом не сдали за эти 100 рублей налоговую декларацию (кстати, расходы по ее оформлению обошлись бы вам минимум в 2000 рублей, не считая двух затраченных дней времени), то с момента нынешней продажи квартиры вы автоматически станете уголовным преступником. Дело в том, что задним числом заплатить подоходный налог с когда-то давно выигранных или заработанных 100 рублей вам по действующим правилам уже никак нельзя, а уплата налогов полностью только с сегодняшней продажи квартиры сама по себе вас не спасает от кар, предусмотренных "путинской" редакцией статьи 198 УК РФ. Применят или не применят к вам эти кары, будет зависеть только от отношения к вам властей предержащих.

Добавим, что если стоимость продаваемого вами дачного дома или столичной квартиры еще в пять раз выше, то есть больше 500 тысяч долларов, то недоплаченный три года назад один налоговый рубль (легкомысленно продали когда-то сапоги подруге или молоко от своей козы соседке, получили разовый грошовый гонорар за статейку в газете) обойдется вам уже в три года лишения свободы. Бред? Нет, это не бред. Это закон в его дословной новой действующей редакции за подписью Владимира Путина. Забавно, что если бы не затеянная вами сегодня продажа квартиры или машины, то с полученных два-три года тому назад грошовых доходов вы по закону вообще были бы не обязаны уплачивать какой-либо налог, и никакие кары за его неуплату вам даже теоретически бы не грозили.

Статья 199 УК РФ. Новая формулировка этой статьи, облегчающая шантаж налогоплательщиков-юрлиц и связанное с этим шантажом рейдерство, тоже введена в 2003 году, и она аналогична предыдущей статье УК РФ. Только в 198 статье УК речь шла об одном рубле налога, якобы недоплаченного три года назад со своих доходов физическим лицом — нынешним продавцом квартиры, а согласно 199 статье два года или шесть лет лишения свободы получает руководитель любого предприятия, выплачивающего в год в сумме более полутора или, соответственно, более семи с половиной миллионов рублей налогов. Он обречен на это законом, если только однажды на протяжении трех лет его фирма недоплатила хотя бы один рубль налогов в казну. Занятно, что чем больше вы при этом честно платите налогов, тем дороже (то есть в большее число лет тюрьмы) вам обойдется якобы некогда припрятанный вашей бухгалтерией от казны единственный рубль. 

Очевидно, что и 198, и 199 статьи УК РФ с 2004 года вполне могут использоваться "органами" для дичайшего произвола и шантажа, в первую очередь в отношении всех представителей бизнеса, а 198 статья еще и в отношении любых лиц, на законных основаниях продающих свое имущество. В чем принципиальное отличие новых, "путинских", редакций этих уголовных статей от старых, "ельцинских"? В прежних редакциях уголовная ответственность начиналась не за рубль недоплаченных налогов, а только если невыплаченные налоги и сборы превышали определенную, разумно устанавливаемую законом сумму. 

Вы спрашиваете, как теперь осуществляются "серые схемы" рейдерских захватов российских предприятий силовиками, их друзьями и родственниками? Ну так вот, с помощью 198 и 199 статей УК, принятых думскими депутатами-единороссами в 2003 году и подписанных Владимиром Путиным, они и осуществляются. Схема простая: "Не хочешь добровольно отдать свое предприятие за 5 процентов его стоимости? Ну, тогда посадим на шесть лет. Ты ведь не сомневаешься, что один недоплаченный в казну рубль мы в твоей бухгалтерии по-всякому найдем?"

Бред? Нет, не бред. Это заложенные в закон произвол и подлость, облегчающие последующий политический шантаж и рейдерский бандитизм со стороны силовиков. Характерно и то, что формулировки этих статей в новой редакции специально смазаны, замаскированы, и их подлинный смысл (то есть тюрьма за один рубль недоплаченных налогов) сразу обнаружит в них с первого беглого взгляда только человек с юридической подготовкой.

Какой смысл для бизнесмена или наемного руководителя предприятия действовать по закону, если он знает, что на основании статьи 199 УК РФ его в любом случае, даже при самом честном налоговом поведении, могут отправить в тюрьму в любой момент? Формулировка статьи УК призывает жить не по законам, а по понятиям. Это значит: вовремя делиться, давать достойный регулярный откат чекистам и прочим "правоохранителям", совместно со своей "крышей" из их числа систематически обворовывать бюджет, обязательно чураться демократов и просто порядочных людей, не забывать делать отчисления в фонд правящей партии и, конечно, неустанно славить "национальных лидеров". И при этом постоянно помнить, что ты все равно существуешь на рынке и на свободе только благодаря чьей-то милости. 

Это один из источников коррупции в стране. Есть и второй ее основной и еще более важный источник — людей, с помощью подлых законов однажды "посаженных" на чекистский крюк (но не осужденных, и таких большинство), больше с крюка не отпускают. А если человек, допустим, преподаватель в вузе, уже сидит на крюке и сам про это знает, то какой ему смысл остерегаться брать взятки? Будет брать — "хозяева" в органах обязательно сверху прикроют (главное, не зарывайся), не будет — возникнет вопрос: не надумал ли он слезть с "крюка", — вот тогда за старые грехи его точно накажут! Таким образом, коррупцию рождает пирамида силовиков, и чем их больше, чем у них больше прав, чем бесправнее на их фоне общество, тем масштабней коррупция. 

Эта закономерность подтверждается всей мировой практикой. В странах с авторитарными режимами размах коррупции в среднем растет вместе с численностью полиции. Вам известно, в какой момент при Ельцине коррупция сделала самый большой свой скачок? Когда чекистам по их же наводке в целях усиления "борьбы с коррупцией" поручили контролировать бизнесменов (раньше они таких прав не имели). После этого коррупция в России уже не совершала резких скачков и стала развиваться поступательно. При Путине ее объемы в стране плавно наращивались вместе с ростом численности людей в погонах и их агентуры. Поскольку рост любой численности и влияния не безграничен, дальнейший рост коррупции должен приостановиться. Власть может связать это с успехом объявленной Медведевым программы по борьбе с коррупцией. Конечно, работники органов безопасности нужны народу (как же без них), но количество социальных "лимфоцитов" в обществе не должно перерастать в новое качество. В человеческом организме такое новое качество доктора называют лейкемией. Это рак крови, при данной болезни лимфоциты перестают выполнять свою полезную функцию, приводят организм к смерти. 

Статья 188 УК РФ о контрабанде. Новая, коррупционная формулировка этой статьи введена, как вы, наверное, догадались, тоже в декабре 2003 года. Начиная с 2004 года статья стала наказывать лишением свободы на срок до пяти лет любое недекларированное перемещение через таможенную границу России денежных сумм свыше 10 тысяч долларов США. Подвох в том, что перемещение без декларирования сумм до 10 тысяч долларов оказывается свободным и вообще ничем не ограничивается, что, естественно, "расслабляет" путешественников. Это, однако, значит, что если в другом кармане пиджака у вас одновременно нашлись забытые (или кем-то подложенные) три рубля российской мелочью, то вы автоматически "попадаете" на пять лет лишения свободы. 

Почти именно это случилось в начале 2007 года с Мананой Асламазян. Ее адвокат обжаловал "людоедскую" формулировку 188 статьи в Конституционном суде России и выиграл иск. С тех пор указанная норма, рассчитанная на ловлю простаков на границе и на подкладывание им в карманы мелочи, больше не действует. КС, сильно кстати раздраженный только что происшедшим его вынужденным переездом из Москвы в холодный Санкт-Петербург, счел ее антиконституционной. По мнению КС, разрешаемая к перевозу сумма должна вычитаться из тех денег, которые могут быть сочтены контрабандой. С тех пор подбрасывать в карманы пассажиров мелочь стало бессмысленным занятием, а победителя-адвоката какие-то серые личности подстерегли через несколько дней вечером на улице и профессионально избили до полусмерти.

Однако часть 2 статьи 188 содержит еще одну расплывчатую норму, которая и по сей день может быть использована для "выборочного применения", для серьезных провокаций и подстав. В частности, статья устанавливает семилетнее лишение свободы за недекларированное перемещение через границу культурных ценностей. Однако понятие "культурные ценности" устанавливается не законом, а нормативными актами министерств и ведомств, и список ценностей нередко меняется. В частности, если память не обманывает, запрещены к вывозу книги, изданные ранее определенного срока. Поэтому, если вы забыли снять с пальца бабушкино оловянное кольцо или прихватили с собой для дорожного чтения затрепанные рассказы Конан-Дойля, изданные в 1928 году, или биографию Сталина, вышедшую в свет в 1953 году, будьте готовы отправиться в тюрьму на 7 лет. Закон в "путинской" редакции не делает различия между вывозимой украденной картиной известного художника стоимостью 10 миллионов долларов и оловянным колечком вашей бабушки. О том, что колечко на вашем пальце или книжка в портфеле – якобы культурная ценность, вы можете и не догадываться. Но скидки на это тоже нет. Таможенники, может быть, на вашего Конан-Дойля или Сталина и совсем не обратят внимания, но лишь только если вашего имени нет в их списках и если вы не член оппозиционной партии. Будьте предельно осторожны и при перевозке лекарств. Если у вас в сумке, допустим, пакетик марганцовки, таблетки нитроглицерина или корвалол, обязательно имейте на них выписанный врачом рецепт. Иначе, кроме шуток, рискуете угодить "под раздачу" на те же 7 лет за перевозку взрывчатых и сильнодействующих веществ.

Статья 303 УК РФ об ответственности за фальсификацию доказательств. Статья интересна тем, что ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести (то есть с угрозой наказания до 5 лет лишения свободы) она устанавливает только для лиц, производящих дознание, следователей, прокуроров, защитников. Если же компрометирующие вас перед законом вещи или документы будут вам подброшены иным человеком (провокатором из числа непосредственно не состоящих на дознавательной или прокурорской службе лиц), то провокатор не понесет за это вообще никакой ответственности, даже если будет вами схвачен за руку. Согласитесь, очень удобная для провокаторов законодательная норма.

Много полезных для "оборотней в погонах" рычагов шантажа и давления содержится и в Гражданском кодексе России.

Особенно "хороша" 4-я часть ГК РФ, вступившая в силу 1 января 2008 года. Отныне каждая купленная за границей вещь с фирменной "этикеткой" — от майки или кроссовок "Адидас" до автомобиля BMW — стала незаконной для использования ее в России. Хитрость в том, что вещь вы можете использовать, а вот ее торговую марку – нет. Использование фирменной вещи добросовестным приобретателем отныне оказывается правомерным лишь в том случае, если вещь приобретена на территории России у правообладателя торговой марки. Если же она куплена за границей, то к покупке должна быть приложена специальная письменная лицензия от правообладателя торговой марки. 

Если вы покупаете кроссовки "Адидас" или автомобиль BMW в европейском фирменном магазине и при этом потребуете у продавца подобную лицензию, то в вас заподозрят психа. Бедные европейцы вас не поймут – им подобные вещи не знакомы. Если вам все же удастся ввезти купленный автомобиль в Россию, то вам же хуже. Вы навряд ли найдете убедительный способ доказать, что отделили использование машины от использования ее товарного знака. Факт же в том, что машина приобретена за границей, причем лицензии на ее товарный знак у вас нет. Согласно 4-й части ГК РФ это значит, что любой встретившийся гибедедшник может вашу машину арестовать, и дальше суд обязан конфисковать ее в пользу государства. Один подобный суд уже состоялся.

Похожие проблемы ожидают и тех, кто покупает импортные авто неизвестного происхождения на вторичном рынке. Подчеркну, что ни в одной европейской стране такого рода "порядков" не существует. Во-первых, они служат интересам российских монополистов-импортеров и зарубежных монополистов-экспортеров. Во-вторых, они создают атмосферу очаровательного, широчайшего произвола для действий таможенников, гибедедешников и прочих правоохранителей. Теперь, если вы неугодны, можно вас не только бить и "сажать", но и на вполне законном основании отнимать у вас собственность. 

Из всего сказанного должно быть понятно, что законы в новой "встающей с колен России" все чаще пишутся не ради справедливости и не для наведения ясного общественного порядка, а ради разводки лохов и для расширения возможностей произвольного давления на граждан. Как это в развернутом виде получается на практике, поясним на двух реальных примерах из жизни.

В октябре 2007 года известный телеведущий Владимир Соловьев выступил с официальным заявлением, в котором рассказал о тех провокациях, которые предпринимались против него на протяжении нескольких предыдущих месяцев с целью возбудить сфальсифицированное уголовное дело, скомпрометировать его как журналиста перед телезрителями и после снижения рейтингов вывести его из телевизионного пространства. Со слов Соловьева, на его электронную почту поступило некое предупреждение, и оно было подтверждено и конкретизировано в последующем телефонном разговоре с автором этого электронного письма. 

По словам человека, назвавшегося Анатолием, на протяжении нескольких месяцев готовилась инсценировка якобы совершаемого Соловьевым экономического преступления — мошенничества. С этой целью на его имя была тайно создана компания в одной из офшорных зон, причем при оформлении бумаг использовалась имитация его подписи. На счета этой компании закачивались средства, всего на подрыв репутации журналиста Соловьева якобы были выделены 12 миллионов евро из государственных средств. В дальнейшем деятельность этой офшорной компании должна была быть связана с различными грязными делами, после чего предстояла утечка информации о том, что эта компания якобы принадлежит журналисту Соловьеву… 

Ряд запланированных иронически-снисходительных комментариев на центральных каналах должны были опустить рейтинги Соловьева в глазах публики, после чего ему предстояло быть окончательно отключенным от эфира. По словам информатора Анатолия, при Игоре Ивановиче Сечине была даже создана серьезная группа под руководством генерал-майора ФСБ и с привлечением двух подразделений из неких управлений. Задача группы – компрометация Соловьева как гражданина и журналиста с целью последующего отстранения его от эфира и вывода его из информационного пространства. Со слов этого же информатора, которые озвучил в своем заявлении Соловьев, операция по дискредитации началась весной 2007 года из-за жесткой критики, которая звучала из уст Соловьева в адрес ряда сотрудников Федеральой службы безопасности, а также из-за вопросов, которые задавались Соловьевым непосредственно Игорю Ивановичу Сечину и Виктору Петровичу Иванову. 

В завершение своего заявления Владимир Соловьев дипломатично подчеркнул, что не может поверить в роль Сечина в означенной истории, и попросил Игоря Ивановича о встрече. Сигнал, поступивший Соловьеву о готовящейся провокации, был, очевидно, не единственным. В конце своего заявления он подчеркнул, что "…от честных сотрудников ФСБ мне продолжает поступать информация о попытках противоправных действий против меня".

Нам не известно, состоялась ли встреча Соловьева с Сечиным. Но спустя пару месяцев, на митинге в Лужниках Соловьев выступил с публичными панегириками в адрес "национального лидера" и по сей день, вот уже скоро год, продолжает без особых проблем вести телепередачу "К барьеру!", хотя в своих телевизионных эскападах стал куда более осторожным.

А вот еще одна в чем-то похожая, но иная история. Она вполне достоверна, хотя согласия героя на обнародование его имени пока нет. Герой наивно надеется, что все само собой рассосется, и он сумеет выпутаться. Впрочем, история эта, даже в деталях, для нашей страны не столь уникальна, как некоторые могут подумать. 

В 80-х годах молодой, талантливый и любящий свободу и Родину человек, к которому почему-то начиная со студенческой скамьи постоянно липли в приятели гебешники, женился на женщине, встретившейся ему якобы случайно далеко не самой случайной компании. Она и тогда, и годы спустя всем ему нравилась. Вот только прямо в глаза она редко смотрела и еще иногда плакала по ночам, никогда не объясняла, почему. 

Когда началась "перестройка", муж, хотя и был неверующий, предложил жене обвенчаться – ему хотелось чувствовать, что их союз вечный. Женщина смутилась и как-то путано отказалась, что, согласитесь, поразительно. Они завели детей, муж шел в гору, много работал, при этом успевал честно бороться не только за свои интересы, но и за чужие, за правду для страны. Он не только горячился на политических митингах, были и семейные радости и заботы – как у всех людей. Спасаясь от инфляции середины 90-х, заработки мужа супруги вложили в государственные краткосрочные обязательства, быстро росшие в цене. Облигации ГКО им посчастливилось реализовать до дефолта. На эти деньги они купили хорошую квартиру в старом доме, требовавшую серьезного ремонта. Впрочем, и на ремонт, и на жизнь кое-что у них оставалось. Муж продолжал заниматься ответственной работой, жена организовывала их общие квартирно-ремонтные дела, часто бегая по офисам со свидетельством о браке и паспортом мужа – вдруг понадобятся, квартира-то по закону находилась в совместной собственности супругов, хоть и была записана на жену. Муж жене полностью доверял и легко на все соглашался.

Среди ее личных друзей-приятелей нашлись и архитектор, и собственный прораб, приятель подруги. С прорабом жена сдружилась, а тот вместе с нею подобрал фирмы, которые взялись за ремонт. Муж много ездил по командировкам и не вникал в квартирные дела, хотя, если находился в городе, иногда подолгу ждал жену с прорабом возле очередного офиса, покуривая на улице, – машина у них была только одна. 

Когда ремонт, стоивший мужу больших, почти последних накопленных денег, был закончен, жена отчего-то не получила от жилищных органов требуемого акта технической госприемки квартиры в эксплуатацию и несколько лет скрывала это обстоятельство от мужа. Когда все выяснилось, она еще долгое время что-то придумывала и вводила домашних в заблуждение путаными объяснениями, отчего вдруг годы спустя после ремонта их квартира продолжает числиться не то самостроем, не то самовольной перепланировкой. Муж этими делами все еще мало интересовался – он полностью доверял жене и ее специалистам. 

Правда, однажды, вне связи с квартирой, до мужа стали доходить известия, что его супруга в прежние годы их совместной жизни не раз его нарочно подставляла. Например, в период ответственной работы мужа втайне от него, без внятного мотива и даже без дохода ("просто попросили") она устроилась "директором Фунтом" в фирму с очень сомнительной репутацией, занимающуюся рейдерством. Случилось это после того, как муж категорически отказался работать в этой фирме, узнав лишь малую толику о ее деятельности. "Попросил" же жену об этом, как выяснилось, один из охаживавших мужа в то время "людей в штатском". 

Так же втайне жена приносила в дом и разные мелкие, но приметные подарки от лиц, с которыми по долгу имевшейся службы муж не должен был вообще поддерживать отношений. Это тоже он выяснил впоследствии. В другой раз он занимался важными общественными делами, а из дома исчезали нужные бумаги, причем некоторые чудесным образом погодя объявлялись в доме снова. Когда в голове у него все это сложилось, ему стали приходить на память и многие другие подобные случаи. Да и на новой квартире к ним повадились ходить привечаемые супругой неприятные люди, на лбу у которых было написано, что они провокаторы и стукачи. 

Наконец, муж стал внимательно присматриваться к своей "половине". Волей-неволей он припомнил те старые предостережения в ее адрес, которые прежде высказывали симпатизировавшие ему знакомые, волею судеб приближенные к подлинной, то есть тайной русской власти. Раньше он на такие советы просто не обращал внимания, теперь, когда столкнулся напрямую с тем, что жена врет и шпионит, а то и хуже, пришлось все вспомнить и задуматься. 

В этот напряженный период жизни объявился некто, кого правильно бы отнести к плеяде "оборотней-силовиков". Этот "человек в штатском" из числа старых знакомцев мужа по прежней работе в НИИ сказал прямо: "Ты такой талантливый и умный. И ты давно уже наш". "Я не ваш, никогда им не был и никогда не стану; в "наши" я не записывался", — безрассудно ответил герой. "Ну, зря ты так, ведь пакетик с героином у тебя при обыске запросто найдут, ведь веришь?" — услышал он на прощание. 

Чуть погодя, в 2004 году муж, перебирая свой личный рукописный архив, наткнулся в пожелтевших от времени и пыли стопках архива на листы немного другого цвета. Вглядевшись, он обнаружил, что это вообще не его тексты, хотя и выполненные с весьма качественной имитацией его почерка (у этих бумаг было такое неожиданное содержание, как если бы Альберт Швейцер или академик Сахаров вдруг стали писать порнографические романы). В других пачках тоже обнаружились фальшивые листы, выполненные все той же чужой рукой, копирующей собственный почерк мужа, но содержание текстов в этом случае действительно принадлежало ему... Суть дела была в том, что некоторые подлинные листы из "середки" старых рукописных статей оказались изъяты, а другие, дословно переписанные имитатором почерка, вставлены на их место. Хоть почерк и был очень схож, но это однозначно была чужая рука. 

Конечно, у нашего героя началась паника. Если происходят нелепости, то это кому-то и для чего-то нужно. Подумав, он логически рассудил, что за пределами квартиры должны существовать другие бумаги, выполненные тем же подделанным почерком, но значительно более опасные. То есть это подстава. Вставленные в личный архив фальшивки могли понадобиться для последующей почерковедческой экспертизы. При выемке именно этих бумаг экспертиза могла бы честно удостоверить, что некие документы, договора и подписи вне квартиры написаны той же рукой, что и эти вставленные бумажки, то есть якобы рукой самого мужа. 

Что было делать – выискивать всех спрятанных "клопов" в 80 килограммах бумаг? Муж был вынужден пожечь почти весь свой накапливаемый годами архив. Устроив в квартире тотальный "шмон", он и среди дисков с софтом нашел кем-то туда запрятанные и не принадлежащие ему дорогостоящие нелицензионные программы (статья 146 УК), а также и "левые" хакерские программки, которые даже теоретически он не мог приобретать для себя просто потому, что не понимал, зачем они нужны. На компьютере после внимательного просмотра нашлись запрятанные и затертые из реестра чужие файлы-подставы с провокационным содержимым. Зато некоторые личные и нужные бумаги оказались украденными. 

Муж устроил скандал, жена сначала отнекивалась, потом цинично отвечала: а ты меня за руку хватал? У тебя, мол, крыша едет. В салоне машины он нашел микрофон-маячок и показал жене. На ее лице на несколько секунд мелькнуло то выражение беды, какое он уже не раз видел, когда заставал ее без причин тихо плачущей ночью. Он был наблюдательным, он ее любил. Жена испуганно сказала, что не знает и не желает знать, что это такое, и демонстративно ушла из комнаты. Через несколько дней маячок тихо исчез с полки, куда положил его муж.

С этого месяца для человека начались крутые неприятности. Работу по своему профилю он больше не мог найти. Деньги кончились – супруга стала тратить их в три раза быстрее. Провоцируя его на подтверждения, что у него действительно "крыша едет", на улице его постоянно и с демонстративной откровенностью сопровождали топтуны с характерным поведением. Видимо, был расчет на то, что он станет об этом кому-нибудь рассказывать или побежит жаловаться. Он выходил гулять с ребенком, в это время по другой стороне улицы, сворачивая за ним в переулки, неизменно следовал закрытый фургон – в таких любят размещать дистанционные микрофоны. 

О некоторых других происходивших с ним в это время мерзостях вроде украденных презервативов со спермой, предложений "выгодного заработка" с заведомой подставой, подбрасываемых вещей и документов с прежней работы и назойливых уговоров от внезапных "новых знакомых" прыгнуть без подготовки с парашютом, нам даже писать неловко и боязно. 

За что же его так? В данном случае – он занимался ответственной работой, был обидно и подозрительно умен, оскорбил отказом, а прецедент отказа должен быть наказуем. Но эти причины не уникальны. Плохо отозваться о национальном лидере, дать денег на выборы демократического кандидата, или просто занять мелкую управленческую должность, на которой работать без накопленного на тебя "чемодана компромата" тебе никто и ни за что не позволит – в России много веских причин для того, чтобы человека начали подставлять. Наконец, издавна у нас прессуют тех, кто по случайности углядел лишнее, например, увидел на скрываемой голой заднице какого-нибудь высокопоставленного чиновника клеймо его хозяина в виде раздвоенного копыта.

Поскольку с нашим героем не сработали откровенные мерзости и из него не удалось "сделать" ни вора, ни маньяка, логика подстав передвинулась с уголовного права на гражданское. Так, когда дело дошло до развода, из разговора нашего героя с женой выявилось неожиданное: муж якобы был заказчиком капитального ремонта в квартире. Как мы помним, акт госприемки ремонтных работ женой, числящейся владелицей квартиры, так никогда и не был оформлен (конечно, намеренно). Попутно муж обнаружил, что из старого, еще советского гражданского паспорта, которым он пользовался в начале двухтысячных, чьей-то "заботливой" рукой недавно была вырвана и, очевидно, припрятана титульная страница с его подписью. "Это ты?" – спросил он жену. "А ты меня за руку схватил?" – снова ответила жена. 

Один раз, правда, он ее за руку действительно схватил – когда ночью она выносила куда-то из квартиры его ноутбук и, спустя три часа, думая, что муж спит, принесла его обратно еще теплым, со скопированными файлами и внедренными вирусами-троянами. В завершение выяснилось еще и то обстоятельство, что утвержденный инстанциями проект реконструкции их квартиры с подписями архитектора, который мог послужить надежным оправданием всех сделанных в квартире капитальных работ, жена из дома унесла и нарочно "потеряла". И даже не стала скрывать, что сделала это нарочно. 

Муж пошел советоваться с адвокатами, пытаясь понять суть всей интриги. Ему объяснили, что жена провернула аферу, очевидно, с участием высококвалифицированных юристов и "жилищников в штатском", и что в случае успеха подставы он, на основании статьи 222 Гражданского кодекса и как якобы организатор незаконной реконструкции помещения, вполне может утратить свои права на квартиру, в то время как жена их сохранит. Более того, в случае продажи квартиры он пожизненно будет выплачивать большие деньги всем последующим владельцам, не меньше 100 тысяч долларов, в счет приведения ими недвижимости в прежний вид. 

Естественно, и покупатель на квартиру у жены тотчас нашелся (из числа тех же ее приятелей в штатском с бегающими глазами). Причем деньги у покупателя оказались ипотечные, оттого фактическим владельцем квартиры стал бы хищный банк с разветвленной сетью учреждений. Именно об этом банке муж не раз слышал, что тот сотрудничает с силовиками-оборотнями в отмывке грязных денег. Соответственно, муж пожизненно станет "невыездным" рабом у покупателя квартиры и этого банка. "Впрочем, другой выход у тебя есть, – объяснила ему пока еще жена, когда дети пошли чистить зубы, – сейчас повеситься". "Сволочь, – сказала она ему, – кому нужна была твоя честность, ты себя своей честностью погубил, так хоть о детях подумай". Уже и младший ребенок научился говорить ему: "Папа, чтобы ты скорее сдох…"

Подрастают патриоты "встающей с колен России". 

К чему я про всю эту мерзость рассказываю? 

Совершенно поразительно, но находятся же люди, которым вся эта вонючая и вороватая вакханалия новой российской жизни, слегка припудренная перцем вульгарного шовинизма, искренне нравится. Всегда знал, что недалеких людей много. Но никогда не думал, что так много искренних негодяев с садомазохистскими наклонностями.

Виктор Таланов
Источник: www.kasparov.ru
Загружается, подождите ...
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com