Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Что осталось от нашего экономического чуда?

Что осталось от нашего экономического чуда?

Бывшие офисные работники вышли на общественные работы: госкорпорация по реформе ЖКХ направила их на ремонт ветхого жилья. Уволенные рады и такому. Аналитики рекомендуют покупать акции компаний, производящих дешевую еду: только пенсионеры и бюджетники создают надежный спрос. Кредиты не дают — никто и никому. Страшный сон или российская реальность ближайших лет?

Причинам мирового кризиса экономисты посвятят еще немало консилиумов. Но форма, в которой он выражается, достаточно очевидна. Глобальный экономический рост лишился финансовой подпитки. Прирост кредитования в мире замедлится более чем в 2 раза, отмечает рейтинговое агентство Fitch в последнем отчете Bank Systemic Risk Report. Вместо 16% в 2007 г. объем кредитов в мировой экономике увеличится на 7% в 2008 г. и всего на 5% — в 2009 г. В России кредитный бум развивался опережающими темпами: в 2007 г. банки одолжили нефинансовому сектору экономики на 51,6% больше, чем годом раньше. В этом году, пока тревожные новости приходили в основном из-за рубежа, — еще на 47% больше, чем в 2007-м. За это же время российские компании бурно наращивали внешний долг, а баррель Urals подорожал вдвое, превысив летом $140. Все это и позволило российской экономике в прошлом году расти почти китайскими темпами — на 8,1% и сохранить набранную скорость в первом полугодии 2008 г. Машина сломалась.

Упасть-ужаться

В сентябре Россия еще сопротивлялась кризису: биржевые площадки почти не выходили из красной зоны, но промышленность показала рост в 6,3% по сравнению с сентябрем прошлого года. Правда, по сравнению с августом рост был почти нулевой, а ежемесячный конъюнктурный опрос Института экономики переходного периода показал, что менеджеры предприятий всех отраслей, кроме пищевой, отмечали снижение спроса и готовились сокращать производство. «Настоящая катастрофа началась в октябре, когда компании испытали финансовый шок», — указывает глава аналитического департамента Банка Москвы Кирилл Тремасов.

Схлопывание фондового рынка и отсутствие надежд на быстрое прекращение глобального кризиса лишили лидеров бизнеса иллюзий, будто их компании смогут остаться в стороне. Прошлая неделя была богата новостями о пересмотре инвестпрограмм. О намерении сократить расходы заявила АФК «Система». «Норильский никель» занялся переоценкой зарубежных проектов, добывать никель в Австралии ему теперь слишком дорого. «Татнефть», видимо, руководствуясь подобной логикой, собирается снижать инвестиции за пределами родного Татарстана. На этой неделе «Газпрому» придется решать, как закрыть дыру в бюджете в $2 млрд — эти деньги компания рассчитывала получить от IPO Газпромбанка, которое отложили на неопределенный срок из-за кризиса. Впрочем, об отказе от каких-либо инвестиционных планов газовый монополист пока не объявил. Осмысление новой реальности продолжается и будет охватывать все более широкий круг компаний. По мнению депутата Государственной думы и совладельца крупнейшего российского автодилера «Рольф» Сергея Петрова, всерьез говорить о прогнозах на следующий год можно будет не раньше чем через месяц, когда прояснятся и ситуация на мировых рынках, и эффективность антикризисных действий государства.

Определенная инерция характерна и для стратегических иностранных инвесторов. Как и российские компании, они присматриваются к ситуации. В минувший понедельник премьер Путин на заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям убеждал топ-менеджеров проявить выдержку: российская экономика от кризиса разве что чуть замедлит движение вперед. Внешне все прошло спокойно, компании лишь пожаловались на закон об ограничении иностранных инвестиций в стратегические отрасли.

Тем временем ранее начатые проекты в свой срок доводятся до конца. 6 ноября, будто к празднику, компания General Motors открывает свой завод в Шушарах: инвестиции в проект составят $300 млн, а выпускать планируется 75 000 машин в год. Но понятно, что бизнес-планы автосборочных производств, строительство которых начали в России мировые концерны, рассчитывались исходя из сохранения быстрого роста реальных доходов россиян — примерно на 10% в год. Такие прогнозы придется пересмотреть. В Москве — средоточии потребительского бума — доходы упали на 1,6% уже в первом полугодии. Но отменить масштабные стройки — не только автозаводов — сложно. «По некоторым начатым проектам можно прогнозировать перенос срока вывода на полную мощность, — рассуждает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Сергей Афонцев, — но просто бросать строительство никто не будет, это лишние затраты». Афонцев оптимист — он уверен, что прямые инвестиции придут в Россию и в условиях кризиса: «Даже если реальные доходы граждан будут расти на 5-6% в год, это все равно много». Остановить стратегов может только коллапс банковской системы из-за непродуманных действий правительства.

Правда, подобные прогнозы основаны на допущении, что мир к концу 2009 г. все-таки ждет экономическое оживление, а не падение в глобальную рецессию. Если этого не произойдет, то и долгосрочные проекты окажутся не нужны. Мировые гранды, вместо того чтобы спасать российскую экономику от застоя, сами станут жертвами кризиса, например та же General Motors, задыхающаяся под грузом долгов.

Кто меньше?

Одно о российской экономике образца 2009 г. можно сказать точно: о росте инвестиций на 21% в год можно забыть. Не только компании, но и граждане в следующем году будут меньше покупать, оборот розничной торговли мог расти на 15% (январь-сентябрь 2008 г.) в условиях бума потребкредитования. Меньше заработают экспортеры. Когда в августе ЦБ представил «Основные направления денежно-кредитной политики», банк к трем правительственным вариантам прогноза цен на нефть в 2009 г. на всякий случай добавил свой, казавшийся тогда слишком пессимистичным, — $66 за баррель Urals. Теперь и $50 — вполне реальные ожидания. Это после $101,5 в 2008 г. Как подобная финансовая диета отразится на экономическом росте? В резком торможении не сомневается никто: МВФ, который прогнозирует для России 5,5%, кажется большим оптимистом. Goldman Sachs дает российской экономике не более 4%, Deutsche Bank — 3,4%, а Standard & Poor's — всего 3%.

Бывший первый зампред ЦБ Сергей Алексашенко считает, что и полная остановка роста — вполне реальный сценарий. «Мой прогноз: от 4% и ниже — сколько хватит фантазии», — говорит он. Дело в том, что половину прироста ВВП в первом полугодии 2008 г. обеспечили сверхдоходы экспортеров, торговый оборот и финансовый сектор. Кризис покончил с этими факторами, и развитие экономики должно замедлиться минимум вдвое. Скорее всего, еще сильнее: по мнению Алексашенко, власти, борясь с кризисом, допускают ошибки. Например, использование золотовалютных резервов для рефинансирования корпоративных долгов через ВЭБ только подрывает финансовое положение России.

Ниже 3% экономический рост не опустится, считает главный экономист «Уралсиба» Владимир Тихомиров. Как ни странно, сырьевой экспорт, заложником которого является российская экономика, служит ей же и страховкой. По мере углубления мирового кризиса больше всего пострадают страны с относительно бедным населением и большим экспортом готовой продукции, причем не первой необходимости — бытовой электроники, например. Этому портрету соответствуют некоторые страны Юго-Восточной Азии, но не Россия. Наши металлы и нефть будут покупать меньше и дешевле, но все равно будут.

На фоне этих прогнозов удивительно выглядит уже утвержденный во втором чтении федеральный бюджет на ближайшие три года. Его писали оптимисты, не знавшие о кризисе и верившие, что в 2009 г. российский ВВП вырастет на 6,7%, а нефть будет стоить $95 за баррель. Впрочем, упрямство чиновников и депутатов в чем-то понятно. В Минфине не исключают, что где-нибудь в декабре бюджет все равно придется переписывать. Делать это сейчас бессмысленно: плохие новости меняют картину каждый день.

Сможет ли российская экономика, потеряв жирок, накопленный на мировом сырьевом буме, стать здоровее? Фразы о том, что кризис принесет не только проблемы, но и очищение, уже стали стандартными в речах менеджеров и аналитиков, пытающихся найти хоть что-то хорошее в наступившем хаосе. Все помнят прецедент 1998 г., когда после дефолта экономика задышала — и сначала не благодаря высоким ценам на нефть (этот фактор сказался примерно через год), а за счет выигранной конкуренции с импортом, подорожавшим из-за девальвации и потому ушедшим с рынка.

Побочные эффекты

Плохие новости для торговцев китайским ширпотребом. Российское полпредство в Пекине объявило, что по итогам III квартала китайский экспорт в Россию снизился на 5,1%. Шанс для отечественного производителя? Правда, девальвация пока ни при чем — скорее всего, проблемы у компаний-импортеров, которым стало труднее получать торговые кредиты.

Но и ослабление рубля (если уж избегать опасного слова) — реальность, которая коснется всех. Падение фондового рынка привело к массовому бегству в долларовые активы. Российский ЦБ вынужден был допустить снижение курса рубля к бивалютной корзине доллар/евро с 29,3 в начале августа до 30,4 в середине сентября. Этот уровень сохранялся и в минувшую пятницу, но Банку России такая оборона уже каждую неделю обходится в $13-15 млрд растраченных резервов. Шанс, что придется и дальше сдавать позиции, велик. У финансовых властей много причин защищать национальную валюту — и дело не только в политике. Основные причины, собственно, те же, что и в 1998 г.: девальвация приведет к увеличению выплат по внешним долгам, скачку инфляции и банковской панике, когда граждане побегут снимать деньги с депозитов, чтобы купить наличные доллары. Но так же, как и в 1998 г., есть причина допустить девальвацию, пусть и не такую резкую. Рубль переоценен, его укрепление последних лет, по сути, было вызвано безумным ростом нефтяных цен, а с этим фактором покончено.

Аналитики Credit Suisse подсчитали, как отразится на прибыли крупнейших российских компаний в 2009 г. курс в 33 руб. за доллар при инфляции в 15%. Оказалось, что сырьевые экспортеры вновь выигрывают, причем как раз те, кто меньше внимания уделяет внутреннему рынку, а продает большую часть продукции за рубеж, зарабатывая валюту. Абсолютным лидером стал «Сургутнефтегаз», чья прибыль может вырасти на 51%. «Норильский никель» имеет шанс увеличить заработок на 38%, «Газпромнефть» — на 30%. А вот ЛУКОЙЛ, например, прибавит лишь 7%. Зато компаниям, ориентированным на внутренний спрос, грозит снижение прибыли: «Системе Галс» — на 38%, «ВымпелКому» — на 34%, МТС — на 33%, ВТБ — на 28%. Впрочем, это расчет при прочих равных — компании своими действиями могут минимизировать потери.

А как же обыгравшие импорт российские производители? Надеяться на их массовое появление не приходится. С 1998 г. много воды утекло. Та же легкая промышленность успела переехать в Китай — там выпускается до 80% российских брендов одежды и обуви, проблемы с импортом ей не нужны.

Свободных мощностей, которые пустовали из-за промышленного спада 1990-х гг. и могли быть быстро загружены после прошлого кризиса, теперь нет — они либо реконструированы и работают, либо пришли в полную негодность. Даже если зарубежный конкурент вынужден будет повысить цены, сразу перехватить у него инициативу не получится. Чтобы нарастить производство, нужны будут инвестиции, а значит, кредиты. Где их теперь взять?

Но, может быть, пока крупные компании страдают от проблем глобальной экономики, открываются перспективы у мелких и средних? Они-то не брали кредитов на мировом рынке под залог акций, к тому же малый бизнес часто обслуживает базовые потребности человека: печет хлеб, возит людей на маршрутках. Все это нужно и в кризис. «Предприятия малого и среднего бизнеса (МСБ) и в лучшие времена были более осторожными: рассчитывали долговую нагрузку, не заводили долгосрочных инвестиционных проектов, не имея долгосрочных ресурсов», — признает зампред правления банка «Возрождение» Людмила Гончарова. Но это не значит, что на малый бизнес прольется золотой дождь кредитов. «Сейчас все банки разбираются со своим кредитным портфелем в целом, переоценивают риски по всем заемщикам. Сказать, что все банки сейчас побежали в кредитование МСБ, наверное, нельзя», — поясняет Гончарова. «Рассчитывать, что малый бизнес не будет затронут кризисом, не приходится», — говорит президент компании «Юниаструм Консалтинг» и глава комитета по корпоративному управлению «Опоры России» Александр Бречалов. Малые предприятия и до кризиса были со всех сторон обложены проверками и поборами со стороны госструктур. По оценкам Бречалова, государство начало реально помогать малому бизнесу только в этом году, и дать эффект эти меры просто не успели. Предприниматель не ждет, что небольшие предприятия смогут в 2009 г. подтолкнуть затухающий экономический рост.

Монополия на деньги

На прошлой неделе главный проект отечественного авиапрома — среднемагистральный самолет Sukhoi SuperJet-100 начал очередной этап испытаний — его проверят в тяжелых погодных условиях. Из всех проектов по так называемой диверсификации экономики SSJ-100 едва ли не единственный дошел до реализации. А ведь он напрямую завязан на спрос в мировой индустрии авиаперевозок, которая тоже пострадала от мирового финансового кризиса. Для успешного вывода на рынок нового гражданского самолета нужен портфель заказов на несколько сот машин. Пока есть 100. «Даже в условиях падения прибыли авиакомпании должны будут обновлять свой парк, а мы сможем предложить конкурентоспособные цены», — уверен в перспективах замминистра промышленности и торговли Станислав Наумов. Можно рассчитывать и на спрос со стороны новой авиакомпании «Авиалинии России», которую создают госкорпорация «Российские технологии» и правительство Москвы. У главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова, кстати, есть мощная финансовая страховка на случай кризиса: в корпорацию входит «Рособоронэкспорт», а ракеты в чем-то похожи на бриллианты — спрос на них слабо зависит от экономической конъюнктуры.

Но и самая богатая казна ограничена в своих возможностях — сколько ни трать, $100 за баррель не вернешь. Государство и до кризиса успешно стимулировало спрос — повышая зарплату бюджетникам, распределяя нефтяные миллиарды по госкорпорациям. Но щедрость казны уже испытала воздействие кризиса. Деньги «Роснанотеха» сейчас полезнее не как источник финансирования гениальных проектов, а как способ хоть чуть-чуть пополнить ликвидность банков. Инвестиционный фонд, который создавался в 2006 г. для развития крупных инфраструктурных проектов, тихо «одолжили» на более срочные цели. Чтобы профинансировать взнос государства в Агентство по страхованию вкладов — 200 млрд руб., которые должны пойти на санацию проблемных банков, — из инвестфонда изъяли 114 млрд руб. Их, конечно, собираются вернуть за счет допдоходов бюджета 2009 г., но будут ли они? Вообще-то инвестфонд за два года работы потратил лишь 8 млрд руб., и в основном на разработку проектов дорог, идущих к еще не освоенным месторождениям. Частно-государственное партнерство, построенное на сырьевой конъюнктуре.

Может быть, и хорошо, что денег перестало хватать на все? Бедность может стать уроком и помочь властям — да и тем, кто их выбирает, — осознать стратегическую ошибку последнего десятилетия: непонимание разницы между стабильностью и развитием.

Наталия Биянова, Андрей Литвинов, Ирина Мокроусова, Алексей Непомнящий, Екатерина Самородова, Татьяна Сейранян, Илья Хренников 

Источник: www.smoney.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

марьянка

комментирует материал 28.10.2008 #

Кошмар весь в том, что страной руководят совершенно не профессианальные люди - вместо того чтобы сверхприбыли от продажи нефти вложить в развитие экономики страны, а именно создание новых предприятий, подъем с/х и проч, они решили поиграть в \"МММ\" - Америка играет роль - г-на Мавроди - собрала со всего мира деньги, вложила их в свое процветание, причем до поры до времени, действительно, выдавала обещанные проценты таким Лёням Голубковым как Европа, Россия и проч лохи. А потом когда приток капитала иссяк - пирамида свернулась))). КУДА СМОТРЕЛИ НАШИ ФИНАНСИСТЫ? неужели непонятно было, что деньги из ничего не появляются - ничто в данном случае банки, биржи и всякая херь. Ну вот теперь наше руководство поиграв в азартные игры пеняет на Америку. Нечего в лохотрон играть, тем более на таких постах. Экономику поднимать надо было!

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland