Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Сергей Полегенько

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

антанта. история зарождения сердечного согласия

АНТАНТА. ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ СЕРДЕЧНОГО СОГЛАСИЯ

Франкфуртский мир и его последствия

В июле 1870 года Франция, с большим энтузиазмом поддавшись на сфабрикованную Бисмарком провокацию, объявила Пруссии войну. Так началась казалось бы совершенно рядовая для того времени война, которой, однако, было суждено на протяжении семи десятилетий играть колоссальную роль не только в европейской, но и во всемирной истории и итоги которой во многом предопределили две мировые войны, унесшие жизни более ста миллионов людей.

Как известно, война - это ничто иное, как продолжение политики иными средствами, поэтому для ее успешного завершения важно не только выиграть у противника на полях сражений, но и заключить такой мир, который бы исключил возможность повторения новой войны. Достичь это можно двумя существенно различными путями. Либо путем радикального ослабления противника с помощью дробления его территории на ряд мелких и зависимых от победителя государств, а также аннексии значительной части его территории. Либо путем подписания мира на справедливых и взаимоприемлемых условиях.

Однако победившая в этой войне Пруссия в то время еще не была настолько сильна и не могла радикально ослабить Францию. Прежде всего этого не допустили бы другие великие державы. Но и подписывать справедливый мир, при котором исчезли бы причины для возникновения новых военных конфликтов между двумя державами Берлин тоже не желал. В этой ситуации канцлер Бисмарк, определявший внешнюю политику Пруссии, добился подписания такого мира, который не ликвидировал вековой антагонизм между двумя державами, а уже изначально был направлен на продолжение войны и дальнейший военный разгром Франции.

В результате 10 мая 1871 года был подписан Франкфуртский мирный договор, по которому Франция уступила Германии большую часть Эльзаса и примерно две трети Лотарингии и обязывалась уплатить 5 миллиардов контрибуции. Так намеренно была создана ситуация, при которой становилось очевидным, что французы никогда не смирятся с потерей двух своих провинций. Однако новая граница была проведена таким образом, что все стратегически важные пункты переходили на сторону Германии, а Франция становилась беззащитной перед угрозой уже планировавшейся очередной немецкой агрессии.

Таким образом, уже изначально немцы сознательно провоцировали французов на войну, которую те наверняка должны были бы проиграть. В этой связи вскоре после подписания Франкфуртского мира Бисмарк говорил французскому дипломату:

«С нашей стороны было бы абсурдом брать у вас Мец, который является французским. Я не хотел оставлять его за Германией. Но генеральный штаб запросил меня, могу ли я гарантировать, что Франция не станет брать реванш. Я ответил, что, напротив, я вполне убежден, что эта война является лишь первой из тех, которые разразятся между Германией и Францией, и что за ней последует целый ряд других.

Мне ответили, что в таком случае Мец явится гласисом, за которым Франция может разместить сто тысяч человек. Мы должны были его сохранить. То же самое я скажу и об Эльзасе с Лотарингией: брать их у вас было бы ошибкой, если бы миру суждено было быть прочным, так как эти провинции являются для нас обузой».

Победоносную войну с Францией прусские власти использовали для завершения объединения Германии вокруг Пруссии. В этой связи в январе 1871 года немецкие князья провозгласили в Версале прусского короля Вильгельма I германским императором, а Бисмарк при этом получил пост канцлера Германии.

Франко-прусская война завершила целый ряд глубоких перемен в политическом устройстве Европы. Стало реальностью национальное объединение Германии, хотя и без немецких областей Австрии. Интересно, что против включения австрийских немцев в единую Германию выступала именно Пруссия, поскольку такое объединение привело бы к преобладанию во Втором рейхе католиков.

Объединение Германии на национальной основе, борьба с католичеством и враждебное окружение страны породили немецкую национальную идею, вскоре ставшую основой для развития крайних форм национализма вначале в форме пангерманизма, а после поражения в Первой моровой войне - в форме нацизма.

Фундаментом немецкого национализма стала идея обделенности немцев колониями и территорией, необходимой для их нормального проживания в Европе. Так, под флагом исправления исторической ошибки, и зародились планы создания Серединной империи, а также территориальной экспансии и завоевания жизненного пространства. Причем эта национальная идея стала стержневой не только для деятельности национал-экстремистов, но основой политики властей Второго и Третьего рейха, что и привело мир к двум кровопролитным мировым войнам.

Здесь нужно отметить принципиальное различие между пангерманизмом и панславинизмом, сформировавшихся к концу девятнадцатого столетия. Если Германия к этому времени уже несколько десятилетий являлась единым национальным государством и пангерманисты ратовали за завоевание новых земель будучи по своей сути агрессорами, то значительная часть славян все еще оставалась под властью иностранных государств, поэтому панслависты вели справедливую борьбу за национальное освобождение родственных им народов из-под османского ига и австрийского владычества.

Тем временем завершался так же и процесс объединение Италии. И если раньше восточными соседями Франции были слабые мелкие государства, а западным соседом России являлась сравнительно небольшая Пруссия, к тому же поглощенная непрерывным соперничеством с Австрией, то теперь у границ России и Франции возникла мощная держава - Германская империя. Соответственно изменилось и отношение Петербурга к Берлину. Если во время войны 1870-71 годов немцы здесь встречали поддержку и одобрение, то первая же попытка Бисмарка продолжить разгром Франции встретила осуждение и противодействие со стороны Александра II.

А случилось это так. Как заранее можно было ожидать, повод для войны Берлину дали реваншистские настроения значительной части французов. В августе 1873 года епископ города Нанси выступил с пастырским посланием, призвав верующих молиться за возвращение Эльзаса и Лотарингии в лоно Франции. А в епархию епископа Нанси входила вся Лотарингия, включая и ее отошедшую к Германии часть. Поэтому послание епископа было прочитано с церковных кафедр и опубликовано в католической печати в том числе и на немецкой территории. Бисмарк использовал этот факт для разжигания взрывоопасной ситуации и потребовал от Парижа репрессий против церковного иерарха.

Со своей стороны, в связи с выступлением нансийского епископа немецкая пресса открыла яростную кампанию, обвиняя Францию в подготовке войны и требуя от германского правительства принятия срочных ответных мер. Надо сказать, что с военной точки зрения война с Францией в 1873 году была бы несомненно выгодна для немцев, поскольку на их стороне к этому времени был ещё больший перевес в силах, чем в 1870 году.

Париж почуял опасность новой военной катастрофы и срочно обратился за помощью к Австрии и России. Французский демарш как раз совпал с визитом Франца-Иосифа в Петербург, куда император прибыл 13 февраля 1874 года в сопровождении графа Андраши. Здесь, в русской столице, Горчаков и Андраши предприняли совместную демонстрацию в пользу Франции. Они вместе посетили французского посла и заверили его, что осуждают действия Берлина. Бисмарку пришлось ретироваться. И уже 17 февраля он дал распоряжение приостановить дальнейшее развитие конфликта.

После этого Германия еще дважды в 1875 и 1887 годах предпринимала попытки развязать войну с Францией. Тем не менее, усилиями России и Англии эти так называемые военные тревоги были сорваны.

Заключение австро-германского договора 1879 года

Тем временем завершилась русско-турецкая война 1877-78 годов, как в ходе которой, так и после ее окончания Бисмарк на Берлинском конгрессе, занял антирусскую позицию, явно поддерживая австрийские притязания. В результате русско-германские отношения очень быстро испортились, и уже с конца 1878 года между Германией и Россией началась конфронтация - сначала газетная, а потом таможенная.

Если газетную перепалку можно было не принимать всерьез, то таможенная война сразу возымела нешуточные последствия, поскольку Германия к тому времени представляла собой важнейший рынок для сбыта сырья из России, поглощая более трети русского экспорта. Между тем мировой аграрный кризис семидесятых годов сильно обострил борьбу за рынки сбыта продовольственных и сырьевых продуктов. В условиях кризиса германское юнкерство требовало оградить его от иностранной конкуренции. В результате Бисмарк с января 1879 года установил почти полный запрет на ввоз русского скота и поднял таможенные пошлины на хлеб, сильно ударившие по интересам России.

В ответ на это российские промышленники добились от своего правительства взимания повышенных пошлин с немецких промышленных товаров. В результате отношения между Россией и Германией сильно обострились. В этой связи, в августе 1878 года Бисмарк пишет кайзеру Вильгельму докладную записку, в которой утверждает, что якобы Россия после Берлинского конгресса заняла в отношении Германии угрожающую позицию.

На самом деле это не соответствовало действительности, поскольку ухудшение отношений между двумя империями было намеренно спровоцировано самим Берлином, при этом никакой военной угрозы Второму рейху со стороны Петербурга не существовало. Другое дело, что незадолго до этого Россия, не желая допустить нового разгрома Франции, очередной раз расстроила агрессивные устремления Германии.

Впрочем, не существовало реальной угрозы Германии и со стороны Запада. Ведь хотя в Париже много и шумно писалось и говорилось о необходимости возврата Эльзаса и Лотарингии, тем не менее, далее реваншистской болтовни дело не шло, а главное, и не могло пойти. Просто Франция была слабее Германии, и в одиночку у нее не было никаких шансов выиграть у немцев войну. Однако Россия явно не собиралась потворствовать французскому реваншу, а своих причин для войны с империей Вильгельма I у Александра II просто не было. Поэтому в треугольнике Франция, Германия, Россия наступило равновесие, которое гарантировало длительное мирное развитие событий.

Тем не менее, именно это и не устраивало нарождающуюся в Берлине партию агрессивных немецких националистов, считавших, что Второй рейх был сильно обделен как коренными землями, так и колониями, которые можно было захватить лишь силой оружия. Поэтому выход из заколдованного круга им виделся в создании союза с Австро-Венгрией, направленного на военный разгром как России, так и Франции. И хотя против создания такого союза выступил Вильгельм I, считавший, что Германии нечего делить с Россией, тем не менее, Бисмарку под угрозой отставки всего кабинета Совета министров, в конце концов удалось сломить сопротивление стареющего императора. В результате 7 октября 1879 года был заключен договор, первая статья которого гласила:

«В случае, если бы одна из обеих империй, вопреки надеждам и искреннему желанию обеих высоких договаривающихся сторон, подверглась нападению со стороны России, обе высокие договаривающиеся стороны обязаны выступить на помощь друг другу со всею совокупностью вооруженных сил своих империй и соответственно с этим не заключать мира иначе, как только сообща и по обоюдному согласию».

На первый взгляд может показаться, что австро-германский союз носил чисто оборонительный характер, но это, тем не менее, не соответствует действительному положению вещей. Ведь в обозримом будущем угроза войны Германии со стороны Петербурга могла возникнуть только в случае, если бы Россия вступилась за Францию, в свою очередь подвергшуюся немецкой агрессии. Причем именно в этом случае, в соответствии с буквой соглашения, Австрия и была бы обязана объявить войну России. Таким образом, Берлин, планируя агрессию против Франции, с помощью австро-германского военного соглашения просто собирался обезопасить свои восточные тылы. Поэтому едва ли можно было назвать создаваемый союз оборонительным.

Кроме того, инициатива заключения австро-германского соглашения исходила не от Вены, а из Берлина, однако если бы в основе мотивации действий Бисмарка лежала лишь его забота о благополучии царствующей династии Габсбургов, которой на Балканах угрожали коварные козни русского царя, то Берлину гораздо эффективней было бы просто предупредить Петербург, что Германия не останется нейтральной в случае возникновения русско-австрийской войны. Поэтому, при таком раскладе, австро-германское соглашение было бы просто излишним.

В создавшейся атмосфере взаимной конфронтации Александр III в 1887 году отказался продлить участие России в «Союзе трех императоров». Естественно, русско-германские отношения после этого стали еще хуже, тем не менее, полный разрыв отношений пока что не был выгоден ни той, ни другой стороне. Поэтому Петербург и Берлин старались не доводить дело до крайнего предела. В результате стороны договорились заключить двусторонний договор о нейтралитете. Этот договор, получивший название договора перестраховки, являлся одним из самых хитроумных изобретений в истории дипломатии. Интригующей была даже обстановка, в которой он был выработан.

Переговоры начались 11 мая 1887 года между Бисмарком и русским послом в Берлине Павлом Шуваловым. Канцлер уже в начале переговоров сделал весьма необычный ход, предъявив своему визави текст секретного договора между Германией и Австро-Венгрией. После чего Бисмарк, не дав Шувалову опомниться, стал чуть ли не со слезами на глазах горько "сожалеть" о том, что тогда, в 1879 году, обстановка вынудила его заключить такой союз и что теперь он связан им, а потому предлагает из будущего русско-германского договора о нейтралитете исключить один-единственный случай, а именно нападение России на Австро-Венгрию.

Шувалов, однако, быстро отреагировал на этот ход противника и со своей стороны тоже предложил "малюсенькую" оговорочку - исключить из договора и случай нападения Германии на Францию. Так домашняя заготовка канцлера была успешно парирована русским дипломатом, после чего как Бисмарк ни хлопотал вокруг русского посла, тот упрямо стоял на своем. В результате соперники сошлись на весьма затейливой редакции: Германия гарантирует России нейтралитет в случае, если Австро-Венгрия первая нападет на Россию, а Петербург гарантирует свой нейтралитет Берлину, если Франция первой нападет на Германию. Таким образом, Бисмарк получал шанс на войну с Францией без вмешательства России - при условии, если бы ему удалось, как это уже и было в 1870 году, еще раз спровоцировать Францию напасть первой. Впрочем, надежды на это были весьма эфемерны, а поэтому и договор перестраховки имел смысл только как пакт о ненападении.

Тем временем значительная часть русских промышленников и помещиков, задетых экономическими санкциями Германии и потому выступавших за поворот отечественной экономики от немецких к французским кредитам, толкали правительство к союзу с Францией. В обществе, в правительстве и даже при царском дворе начала складываться французская партия. Ее провозвестником стал знаменитый белый генерал Скобелев, который в феврале 1882 года в Париже в своем выступлении перед сербскими студентами четко обозначил главного врага России и предсказал скорую с ним войну:

«Если вы хотите, чтобы я назвал вам этого врага, столь опасного для России и для славян, я назову вам его. Это автор «натиска на Восток» - он всем вам знаком - это Германия. Повторяю вам и прошу не забыть этого: враг - это Германия. Борьба между славянством и тевтонами неизбежна. Она даже очень близка!»

В октябре 1887 года Бисмарк попытался спровоцировать финансовый кризис России. Используя тот факт, что Германия была тогда главным кредитором России и что русские займы обычно размещались на берлинской бирже, он предписал всем государственным учреждениям Германии продать принадлежавшие им русские ценные бумаги. Вслед за тем Германский банк прекратил выдачу ссуд под русские ценности и не принимал их больше в залог. Эти меры еще больше рассорили Берлин и Петербург, но повредили Германии не меньше, чем России. Дело в том, что урожайные для России 1887 и 1888 года и неурожаи тех лет в Европе повлекли за собой рост русского хлебного экспорта, однако теперь Германия вынуждена была покупать русский хлеб без прежних льгот, по более высоким ценам.

Русско-французское сближение

Однако своим грубым нажимом на Россию Бисмарк достиг результатов, прямо противоположных тем, к которым стремился: собственными руками он заложил фундамент того самого франко-русского союза, предотвращению которого он постоянно пытался воспрепятствовать.

Деньги, в которых Петербургу отказали в Берлине, царское правительство нашло в Париже. В 1887 году были заключены первые русские займы во Франции, а в 1888 - 89 годах на парижском денежном рынке была проведена огромная финансовая операция по конверсии русского государственного долга. С тех пор один заем следовал за другим, и вскоре французский капитал стал основным кредитором царской России.

Тем временем в Германии после смерти Вильгельма I и весьма краткого периода правления его сына Фридриха III к власти пришел кайзер Вильгельм II, который недолго думая 17 марта 1890 бесцеремонно отправил Бисмарка в отставку. Это случилось как раз в тот момент, когда уже начались русско-германские переговоры о продлении договора перестраховки, срок которого истекал в июне 1890 года.

Вместо Бисмарка рейхсканцлером был назначен профессиональный военный, генерал Каприви, который с гордостью частенько подчеркивал, что он прежде всего, солдат. Сменив Бисмарка, Вильгельм II вместе со своим свежеиспеченным канцлером сразу же стали вырабатывать новый внешнеполитический курс Второго рейха. Если Бисмарк стремился избежать войны с Россией, то Каприви счел эту войну неизбежной и даже необходимой для Германии. Бисмарк ставил целью изолировать Францию и воевать с ней локализованно, один на один. Каприви же замыслил силами мощной коалиции Тройственного союза подготовить войну на два фронта.

Первым дипломатическим шагом рокового курса Вильгельма II был отказ от предложения русского царя продлить действие «Договора перестраховки» на следующий трехлетний срок. Отвергая инициативу России в самом начале своего правления, кайзер и его советники выдернули последнюю тонкую нить из ткани бисмарковской системы взаимно переплетающихся союзов.

Вторым шагом Вильгельма было заключение Германией колониального соглашения с Великобританией, которая получила от Германии Уганду, открывавшую англичанам доступ к верховьям Нила и участки земли в Восточной Африке, включая остров Занзибар. В качестве компенсации за это Берлину досталась относительно небольшая полоска земли, соединяющая Юго-Западную Африку с рекой Замбези. А также имеющий большое стратегическое значение и являвшийся ключом к германскому побережью Северного моря остров Гельголанд. В Петербурге этот шаг Берлина был истолкован как прелюдия к вступлению Лондона в Тройственный союз.

Тем не менее, невзирая на удачное начало англо-германского сближения, надежды, возлагаемые Каприви на Великобританию, не оправдались, поскольку английское правительство упорно отклоняло многократные предложения примкнуть к Тройственному союзу, которые Каприви делал Лондону в период своего канцлерства.

Наличие общего потенциального противника и тесные экономические связи объективно создавали условия для образования военно-политического союза между Россией и Францией. Однако, казалось бы, непреодолимым препятствием на пути к такому союзу служили различия в их идеологии, государственном и политическом строе. Союз царского самодержавия с республиканской демократией в то время выглядел совершенно противоестественным, тем более что он ориентировал Россию против Германской империи во главе с традиционно дружественной и даже родственной Романовым династией Гогенцоллернов.

Тем временем, для того чтобы, несмотря на идеологические различия, завоевать расположение Александра III, французские власти 29 мая 1890 года арестовали в Париже сразу 27 русских политических эмигрантов, которые с помощью полицейской провокации были обвинены в подготовке к покушению на Александра III. Арестованные были преданы суду и приговорены к тюремному заключению. Эта полицейская акция создала почву для дальнейшего политического сближения между правительствами России и Франции. В результате летом того же года начальник генштаба России генерал Обручев пригласил на маневры русских войск заместителя начальника французского генштаба генерала Буадефра.

Со своей стороны Берлин, наблюдая процесс постепенного сближения между Петербургом и Парижем, решился на демонстративный эффектный ход, широко разрекламировав очередное продление Тройственного союза. Но в ответ на это Франция и Россия сделали следующий практический шаг к взаимному сближению. 13 июля 1891 года в Кронштадт с официальным визитом пришла французская военная эскадра, которую встречал сам Александр III. И тут произошло доселе совершенно немыслимое событие. Российский самодержец стоя, с непокрытой головой, смиренно прослушал революционный гимн Франции - Марсельезу, за исполнение которой в самой России людей карали, как за государственное преступление.

Вслед за визитом эскадры состоялся новый раунд дипломатических переговоров, результатом которых стал своего рода консультативный пакт между Россией и Францией, скрепленный подписями двух министров иностранных дел - Гирса и Рибо. По этому пакту стороны обязались в случае угрозы нападения на одну из них договориться о совместных мерах, которые можно было бы принять немедленно и одновременно.

Весной 1893 года Германия начала очередной виток таможенной войны против России, а 3 августа рейхстаг принял новый военный закон о значительном усилении армии. В ответ на это Александр III со своей стороны сделал еще один шаг к сближению с Францией, послав в Тулон с ответным визитом русскую военную эскадру.

Франция оказала русским морякам столь восторженный прием, что Александр III отбросил последние сомнения и одобрил текст русско-французской военной конвенции, статья 1 которой гласила:

«Если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все свои наличные силы для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все свои наличные силы для нападения на Германию».

Каковы же были цели франко-русского военного союза?

Наличие Тройственного союза и, как тогда казалось, реальная перспектива присоединения к нему Англии делали весьма реальной перспективу постепенного превращения России в германскую колонию. Вот, например, как оценивает эту ситуацию современный американский историк Ричард Пайпс:

«Если только Россия... не готова свернуться до границ Московской Руси XVII века и превратиться в германскую колонию, ей следует координировать свои военные планы с планами других западноевропейских стран. В противном случае оставалось лишь наблюдать, как Германия сперва разгромит Францию (что было вполне ей по силам, если на восточном фланге ей ничто не будет угрожать), а затем перебросит все свои армии на восток, чтобы расправиться с Россией».

И опасность такого катастрофического для дальнейшей судьбы России развития событий в Петербурге прекрасно понимали задолго до заключения союза с Францией. Ведь совсем неслучайно еще Александр II крайне отрицательно отнесся к перспективе окончательного разгрома Франции немцами, несколько раз срывая готовившийся Бисмарком новый военный поход на Париж. Именно поэтому в 1892 году Александр III сформулировал стратегию русской внешней политики в Европе:

«Нам действительно нужно сговориться с французами и, в случае войны между Францией и Германией, тотчас броситься на немцев, чтобы не дать им времени разбить сначала Францию, а потом обратиться на нас».

Таким образом, в условиях, сформировавшихся в Европе к концу девятнадцатого столетия, Петербург рассматривал сохранение безопасности Франции как непременное условие сохранения собственной независимости. Ведь Франция по своей инициативе без предварительного согласия со стороны России не могла бы начать войну против Германии, поскольку в одиночку просто была не в состоянии справиться со своим более сильным соседом. С другой стороны, Россия не видела необходимости самой инициировать войну с Германией, по крайней мере до тех пор, пока с другой стороны Европы существовал противовес в лице Франции.

Совсем по-другому эту ситуацию воспринимали в Берлине, где разгром, аннексия французской части Лотарингии, а также последующее раздробление Франции на несколько мелких зависимых от Германии государств по-прежнему считались важнейшей государственной задачей. Поэтому в ответ на заключение франко-русского союза немецкий генштаб уже в 1895 году приступил к разработке плана, впоследствии получившего название плана Шлиффена, исходившего из необходимости вести войну одновременно на два фронта. Согласно этому плану, Германия должна была нанести поражение французской армии прежде, чем в России успеют провести полную мобилизацию, а затем молниеносно перебросить военные силы на восток.

Великобритания становится третьим участником Антанты

На протяжении полутора столетий Великобритания считала Францию главной угрозой европейскому равновесию сил и активно противостояла этой угрозе, как правило опираясь на поддержку одного из германских государств. Второй угрозой для английского владычества являлась Россия. Но как только был достигнут англо-японский антирусский союз Великобритания начала пересматривать исторически сложившиеся приоритеты, и, начиная с 1903 года, Лондон стал предпринимать усилия по урегулированию нерешенных колониальных проблем с Парижем, кульминацией чего стало заключение так называемого договора Сердечного согласия 1904 года.

А вскоре после заключения договора с Францией Великобритания начала искать возможность достижения аналогичной договоренности и с Россией. В результате не без помощи Парижа Великобритания и Россия стали разгребать свои давние колониальные споры. Как ни странно, но такому развитию событий способствовало поражение России в русско-японской войне, надолго положившее конец дальневосточным амбициям Петербурга. В результате уже в 1907 году Лондон предложил России льготные условия урегулирования целого комплекса спорных вопросов в Афганистане и Персии.

Англо-русские отношения, которые десять лет назад казались абсолютно непримиримыми, а спорные вопросы между двумя империями охватывали почти треть территории земного шара, простирающейся от Константинополя до Кореи, внезапно стали тихими и мирными. Россия, прежде связанная с Германией Договором перестраховки, превратилась в военного союзника Франции, в то время как немецкий партнер - Великобритания очутилась во французском дипломатическом лагере. Надо сказать, что произошло это не без помощи Вильгельма II, который проявил потрясающее искусство превращать своих потенциальных союзников в реальных врагов.

Выступая 9 мая 1945 года по радио, Сталин, объявив о победе над Германией, заявил не только о Великой Победе над германским нацизмом, но и о Победе, которую русский народ вместе со своими славянскими братьями одержали в вековой борьбе за свое существование и независимость:

«Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного разгрома Германии, день великой победы нашего народа над германским империализмом.

Великие жертвы, принесенные нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряженный труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Отечества, не прошли даром и увенчались полной победой над врагом. Вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость окончилась победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией».

Ю. ЖИТОРЧУК,

кандидат физ-мат наук http://www.kbarieru.info

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland