Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Оружие России

Сообщество 223 участника
Заявка на добавление в друзья

Пригодились вермахту и... Красной армии

 

Семен Федосеев


Разработка этого оружия в Третьем рейхе стала поворотным пунктом в развитии пехотных средств, предназначенных для борьбы с бронированными машинами противника. Причем оно неплохо послужило как германским, так и советским войскам, повлияло на создание отечественных аналогов в первые послевоенные годы.


«Кулачный патрон», он же «железная рука»


В 1943 году немецкая армия получила безоткатное (или, как его еще называли, динамо-реактивное) устройство, известное как «Панцерфауст» или «Фаустпатрон». Это явилось одним из результатов реализации Программы вооружения пехоты, принятия которой настоятельно потребовал опыт боев на Восточном фронте.

Вскоре после начала агрессии против Советского Союза выяснилось, что германская 37-мм противотанковая пушка неспособна выполнять возложенные на нее задачи и потому получила у немецких солдат презрительное прозвище «армейская колотушка». Но войска имели большое количество этих орудий, к тому же они были достаточно легкими, чтобы везде поспевать за пехотой. Правда, для увеличения их возможностей уже на исходе 1941 года специально для борьбы с новыми советскими танками поступает надкалиберный оперенный снаряд (граната) с кумулятивной боевой частью, который вставлялся в ствол пушки.

Однако скорострельность и дальность прицельной стрельбы этим боеприпасом оказались слишком низкими для более или менее успешного ведения огня тридцатисемимиллиметровками. Немцы решили, что более эффективно выстреливать такую гранату с помощью легкого приспособления, которое по своим размерам, массе и подвижности соответствовало бы пехотному оружию. И тут вспомнили о безоткатном принципе.

Здесь потребуется небольшой экскурс в историю. Сам безоткатный принцип был известен давно. Скажем, русский «Артиллерийский журнал» еще в 1866 году сообщал о «производившихся в Англии» опытах с орудием с открытым с обоих концов стволом и пороховым зарядом, помещаемым между двумя войлочными пыжами. В период Первой мировой войны похожие схемы предлагались для «траншейных» орудий или авиационного вооружения. В России в 1916 году Д. П. Рябушинский изготовил 70-мм безоткатное орудие в виде открытой с обоих концов трубы под унитарный патрон со сгорающей гильзой (схема «свободная труба»). Активные работы над безоткатными схемами велись в 30-е годы в СССР (о чем еще предстоит рассказать) и в Германии.

Практическую разработку безоткатных орудий немецкие конструкторы начали в 1930 году. С 1938-го в Готтово близ Куммерсдорфского полигона функционирует Научно-исследовательский институт сухопутных сил, среди основных тем которого согласно данным, собранным советскими специалистами уже после войны, были безоткатные пушки (группа Глимма), явление кумуляции взрыва (группа Дипнера), самовоспламеняющиеся жидкости (группа Глуппе) и др.

 
Надо отметить, что тогда схемы безоткатных орудий интересовали специалистов как способ уменьшить боевую массу полевых орудий за счет облегчения лафета, а не создания специализированных противотанковых пушек. Роль прежде всего противотанкового средства безоткатные орудия станут играть несколько позже. Вот и принятые в 1940 году на вооружение вермахта 75-мм и 105-мм безоткатные орудия 7.5 cm L.G.40 и 10,5 cm L.G.40 предназначались для огневой поддержки воздушно-десантных подразделений, реальные же противотанковые возможности приобрели лишь в конце 1941 – начале 1942-го, когда эти пушки снабдили кумулятивными снарядами.

Одновременно доктор Генрих Лангвайлер предлагает легкое безоткатное приспособление для «метания» надкалиберной кумулятивной противотанковой гранаты. Он же как технический руководитель лейпцигской фирмы HASAG (Hugo Schneider A.G.) возглавил разработку этого нового типа противотанкового оружия, причем пехотного.

Между тем командование вермахта срочно искало новые противотанковые средства, которые позволили бы пехоте бороться с современными советскими танками. Именно Лангвайлеру приписывают авторство названия «Фаустпатрон» (Faustpatrone – «кулачный патрон»), которое оружие получило первоначально. Простейшее безоткатное устройство было соединено с той же надкалиберной гранатой 3,7 cm Stiel-Gr. Patr.41. Надо сказать, что и в опытном «Фаустпатроне» она выглядела не слишком удачно, что потребовало внесения существенных изменений. Так, вместо хвостового стебля ввели трубку с деревянным стержнем, жесткое оперение сменило оперение, разворачиваемое в полете, уменьшили калибр и изменили головной обтекатель, после опытных стрельб удлинили пусковую трубу, чтобы защитить солдат от ожогов.

Летом-осенью 1942 года прошли первые апробации пехотного безоткатного оружия с кумулятивной гранатой, а уже в декабре была принята на вооружение его первая модель – «Панцерфауст» (Panzerfaust, дословно – «бронированный кулак» или «стальной кулак»). В Германии любили историко-мифологические аналогии, вот и название «Панцерфауст» связывают с популярной средневековой легендой начала XVI века о «рыцаре с железной рукой» Гетце фон Берлихингене, хотя кандидатом на обладание «железной рукой» считают также военачальника Фридриха фон Вальтена из того же XVI века.

Совершенствование


HASAG разработала варианты «Панцерфауста» с дальностью стрельбы 30, 60, 100, 150, 250 метров. Из них на вооружение поступили только следующие образцы: F-1 и F-2 («система 43»), F-3 («система 44»), F-4.

Основу «Панцерфауста» F-1 составляла открытая стальная труба-ствол длиной 800 миллиметров с метательным зарядом и ударно-спусковым механизмом. Спереди в трубу была вставлена надкалиберная граната. Метательный заряд дымного ружейного пороха помещался в картонном футляре и отделялся от гранаты пластмассовым пыжом. К передней части трубы приваривалась трубка ударного механизма, включавшего ударник с боевой пружиной, спусковую кнопку, выдвижной стебель с винтом, возвратную пружину и втулку с капсюлем-воспламенителем. Спуск производился нажатием кнопки. Луч огня от капсюля-воспламенителя передавался метательному заряду. При его сгорании пороховые газы выталкивали гранату вперед, но вместе с тем большая их часть свободно истекала назад из трубы, уравновешивая отдачу.

Корпус гранаты вмещал заряд взрывчатого вещества (тротил/гексоген) с конической кумулятивной выемкой, прикрытой баллистическим наконечником. Свернутые лопасти стабилизатора в хвостовой части раскрывались после того, как граната вылетала из ствола.

Для выстрела оружие бралось обычно под мышку, с плеча стреляли только на очень малую дальность или из положения лежа. Прицелом служила откидная планка с отверстием, мушкой – верх ободка гранаты.

Уже в начале применения нового оружия стало понятно, что необходимо увеличивать его бронепробиваемость, и в марте 1943 года на Куммерсдорфском полигоне была продемонстрирована модель F-2 с массой боевого заряда 95 граммов (54 г у модели F-1). Калибр гранаты F-1 – 100 миллиметров, F-2 – 150, бронепробиваемость – 140 и 200 миллиметров при угле встречи с броней до 30о. Начальная скорость гранаты – 30 м/с. Отсутствие у нее реактивного двигателя и низкая начальная скорость, которую мог дать заряд дымного пороха, ограничивали дистанцию прицельной стрельбы F-1 и F-2 всего 30 метрами – чуть дальше броска ручной противотанковой гранаты, однако с большей меткостью. Отсюда – названия моделей «Панцерфауст-30», при этом малая модель именовалась «Панцерфауст-30 кляйн» (Panzerfaust 30М Klein, в войсках получила прозвище «Гретхен» – то ли по имени возлюбленной доктора Фауста, то ли в противовес русской «катюше», в любом случае пример мрачноватого немецкого юмора), а большая – «Панцерфауст-30 гросс» или просто «Панцерфауст-30» (Panzerfaust 30М).

Третья модель (F-3 или «Панцерфауст-60») появилась в начале 1944 года. При том же калибре гранаты 150 миллиметров она имела увеличенный до 134 граммов метательный заряд, позволивший повысить начальную скорость гранаты (до 45 м/с) и дальность прицельной стрельбы. Трубу-ствол пришлось увеличить. Боевая часть гранаты соединялась со стержнем стабилизатора уже не резьбой, а пружинной защелкой, что ускорило заряжание гранаты (вставление детонатора при подготовке к выстрелу). На ободке ее появилась мушка, сделавшая более точным прицеливание. Не совсем удачный кнопочный ударно-спусковой механизм ранних «Панцерфаустов» заменили на рычажный, а в нем установили более «всепогодный» капсюль-воспламенитель типа «Жавело». Прицельная планка имела три отверстия, соответствовавшие дальностям 30, 50 и 75 метров. В походном положении прицельная планка также накрывала спусковой рычаг, так что взвести ударный механизм, не подняв планку, было невозможно. Более тяжелая граната могла использоваться для поражения не только бронированных целей, но и оборонительных сооружений. Инструкцию по применению «Панцерфауста» обычно наклеивали на корпус гранаты. При выстреле позади трубы вырывался сноп пламени длиной 1,5–4 метра, о чем предупреждала надпись: Achtung! Feuerstral! («Внимание! Луч огня!»).

В ноябре 1944 года была разработана, а в начале 1945-го поставлена в войска модель F-4 («Панцерфауст-100»). В ней использовался двухпучковый метательный заряд общей массой 190 граммов с воздушной прослойкой. Создание при выстреле зоны высокого давления между зарядами способствовало, с одной стороны, увеличению давления пороховых газов переднего заряда, разгоняющих гранату, с другой – более эффективному гашению отдачи газами заднего заряда. Это обеспечило начальную скорость гранаты 60 м/с и дальность стрельбы до 100 метров, повысило устойчивость оружия при выстреле, а значит – меткость стрельбы.

Производство
Первый заказ на модель F-1 составил 20 000 штук, 8700 из них были готовы уже в августе 1943 года, в октябре началось массовое производство. Впервые успешно применили «Панцерфаусты» в ноябре 1943-го – в боях на территории Украины.

Массовый заказ на F-2 выдали только в сентябре, когда F-1 уже поставлялась в войска. Массовость оружия – и в плане размера производства и поставок, и в плане скорости освоения – сказалась быстро. За январь – апрель 1944 года немецкие пехотинцы подбили и уничтожили на Восточном фронте в ближнем бою 520 советских танков, причем на долю «Панцерфаустов» приходится 264 из них (больше половины), а на многоразовый реактивный ручной гранатомет «Офенрор» – 88.

Тактико-технические характеристики серийных гранатометов «Панцерфауст»
Гранатомет «Панцерфауст-30» «Панцерфауст-60»
F-1 F-2 F-3
Год выпуска 1943 1944 1944
Калибр гранаты (мм) 100 150 150
Калибр ствола (трубы) (мм) 44 44 50
Длина гранатомета (мм) 1030 1048 1048
Масса гранатомета (кг) 3,25 5,35 6,25
Масса гранаты (кг 1,65 2,4 2,8
Бронепробиваемость (мм) 140 200 200
Максимальная дальность стрельбы (м) 50 50 80

Традиционная для германской промышленности стандартизация позволила быстро подключить к изготовлению «Панцерфаустов» несколько фирм. Заряды взрывчатого вещества для гранатометов поставляли заводы «Эрликон», «Бюрле унд Ко», «Райнише Гумми унд Целлулоид Фабрик», трубы-стволы – автомобильный завод «Фольксваген». Средняя себестоимость одного «Панцерфауста» равнялась 25–30 рейхсмаркам.

Если за 1943 год было выпущено 351 700 «Панцерфаустов» всех моделей, то в 1944-м – 5 538 800, за первые четыре месяца 1945-го – 2 363 800. Основную массу составили гранатометы увеличенной дальности стрельбы.

Опытные варианты
«Панцерфаусты» послужили основой для ряда опытных разработок, среди которых были и «Шпренгфауст» с осколочной боевой частью, и «Шрапнельфауст» со 100 готовыми поражающими элементами (противопехотные гранатометы), и химический «Газфауст» с зарядом отравляющего вещества, и зажигательный «Айнштоссфламменверфер-44», и кумулятивно-зажигательный «Брандфауст». Предпринимались попытки оснастить «Панцерфаустами» легкие самолеты для штурмовых действий.

В ноябре 1944 года с появлением «Панцерфаустов-100» Управление вооружений выдало фирме HASAG задание на разработку варианта не только с увеличенной дальностью стрельбы, но и с большей технологичностью, с применением суррогатированных взрывчатых веществ, а самое интересное – с гранатой комбинированного действия. Для более надежного поражения экипажа танка и возможности борьбы с живой силой граната должна была кроме кумулятивного бронебойного иметь и осколочное действие.

После безуспешных попыток использования энергоемких бездымных (нитроцеллюлозных) порохов в метательном заряде и легких металлов для изготовления трубы ствола решили пойти по другому пути – сделать гранатомет многоразовым. Стенки пусковой трубы были утолщены, ее снабдили соплом в казенной части для более эффективной компенсации отдачи реактивным действием газов. Трубе требовалось выдерживать до 10 выстрелов. Гранату соединили со стабилизатором. Несмотря на уменьшение диаметра боевой части до 106 миллиметров, обеспечивалась бронепробиваемость до 220–240 миллиметров, что позволяло бороться со всеми типами танков, вышедших к тому времени на поле боя.

На цилиндрическую часть корпуса гранаты надевалась стальная «рубашка» с внешней насечкой, образующая осколки при взрыве боевого заряда, – гранатомет успел получить название «Шплиттерфауст» (дословно – «осколочный кулак»). Соответственно изменению заряда были усилены воспламенитель и детонатор. Начальная скорость гранаты (85 м/с) и улучшенная аэродинамика обеспечили дальность эффективной стрельбы до 150 метров, хотя прицел был рассчитан на дальность до 200 метров.

Заказ на «Панцерфауст-150» выдали только 16 марта 1945 года. Началось изготовление установочной партии в 500 штук с расчетом довести серийное производство до 100 тысяч единиц в месяц. Такое оружие было бы весьма эффективным, но война уже заканчивалась.

В январе 1945-го фирма WASAG получила задание на улучшенный «Панцерфауст» (Verbesserte Pz.Faust) с гранатой калибром до 160 миллиметров. Выпуск его планировали наладить на заводе «Хебер» в Остероде, но наступление союзных войск положило конец и этим планам.

В сентябре 1944 года была разработана, но так и не запущена в производство многоразовая модель «Панцерфауст-250» с дальностью стрельбы до 200 метров. Бронепробиваемость гранаты по нормали составила 320 миллиметров гомогенной брони. Этот гранатомет калибра 106 миллиметров весил 7–7,2 килограмма, имел удлиненный ствол-трубу с более мощным зарядом. На ствол хомутами крепились пистолетная рукоятка управления со спусковым механизмом, рамочный металлический плечевой упор, передняя рукоятка удержания. Вместо механического (рычажного) спуска с пиротехническим воспламенением использовался электрозапал, более надежно воспламенявший усиленный метательный заряд в затрудненных условиях, особенно в холодную погоду. Стрельба велась с плеча. Этот фактический прототип многих послевоенных РПГ с надкалиберной гранатой не успели довести до серийного образца.

Не был доведен до серии и мощный образец «Гроссе Панцерфауст» фирмы HASAG на основе «Панцерфауста-250», но с диаметром боевой части аж 400 миллиметров.

«Фаустники»
Достаточно простые в производстве реактивные кумулятивные гранаты быстро начали теснить менее эффективные ручные. Хотя изначально ствол «Панцерфауста» был одноразового применения, в войсках организовали сбор стреляных труб и отправку их на базы для переснаряжения на заводах – настолько большой оказалась потребность в новом оружии в условиях явного превосходства советских бронетанковых и механизированных войск в последнем периоде войны.

В использовании «Панцерфаусты» были не менее просты, чем в изготовлении: требовалось лишь краткое обучение прицеливанию, стрельбе и выбору позиции. Огонь по танкам «фаустники» старались вести со стороны борта, укрываясь в окопах, траншеях, за складками местности, строениями. И все же с учетом малой дальности прицельной стрельбы при этом требовались крепкие нервы. Тем более что выстрел демаскировал солдата белым шарообразным облаком и поднятой пылью.

Роль «фаустников» особенно возросла с середины 1944 года – этому способствовали как увеличение поставок «Панцерфаустов» в войска, так и перенос боевых действий на плотно застроенную территорию европейских стран, где у немецких пехотинцев появилось больше возможностей для поиска укрытий и ведения огня с ближних дистанций, особенно в боях на улицах городов.

На подступах к Берлину весной 1945 года урон советских танковых частей в бронированных машинах в результате применения противником фаустпатронов доходил порой до 30 процентов. При движении танков с открытыми люками бывали случаи попадания пущенной из засады гранаты «Панцерфауст» в открытый лобовой люк Т-34. В ходе Берлинской операции, однако, только 7,8 процента безвозвратных потерь «тридцатьчетверок» (137 из 1746) пришлось на огонь «фаустников». Хотя все зависело от направления и способов действий.

Так, 2-я гвардейская танковая армия вследствие использования немцами «Панцерфаустов» лишилась около 70 танков из 104 потерянных в уличных боях, а 1 и 3-я гвардейские танковые армии – до половины из 104 и 114 соответственно, 7-я тяжелая танковая бригада (ИС-2) – 11 из 67 (урон за всю операцию).

Но при всей опасности «фаустников» основную роль в противотанковой обороне даже в условиях города по-прежнему играла артиллерия. Маршал И. С. Конев писал: «Узлы обороны немцы насытили большим количеством фаустпатронов, которые в обстановке уличных боев оказались грозным противотанковым оружием... Берлин имел также много зенитной артиллерии, и в период уличных боев она сыграла особенно большую роль в противотанковой обороне. Если не считать фаустпатронов, то большинство потерь в танках и самоходках мы понесли в Берлине именно от зениток врага».

И все же именно действия «фаустников» оказывались наиболее внезапными благодаря их подвижности и трудности обнаружения до выстрела.

На последнем этапе войны «Панцерфаусты» выдавали ополченцам из фольксштурма (уже в конце 1944 года – более 100 000) и мальчишкам – членам гитлерюгенда. Враг бросал в бой «мобильные танко-истребительные группы» пехотинцев с «Панцерфаустами», призванные компенсировать недостаток противотанковых средств на растянутом фронте. А генерал Г. Гудериан вспоминал, что 26 января 1945 года Гитлер отдал приказ о формировании «танко-истребительной дивизии». При грозном названии она должна была состоять из рот самокатчиков (велосипедистов), которые получили бы «Панцерфаусты». Впрочем, война рождает и не такие «импровизации».

Пригодились вермахту и... Красной армии — часть II
// Семен Федосеев
О месте, которое заняли «Панцерфаусты» среди пехотных противотанковых средств германской армии к моменту, когда развернулось массовое производство этих одноразовых РПГ, можно судить по следующим цифрам. С января по апрель 1944 года вермахт получил 278 100 гранат к многоразовым ручным противотанковым гранатометам «Офенрор», 12 200 кумулятивных ручных противотанковых гранат и 656 300 «Панцерфаустов». На 1 марта 1945-го в немецких войсках находилось 92 728 «Панцершреков» (развитие того же «Офенрора») и 541 500 гранат (выстрелов) к ним, на складах – 47 002 гранатомета и 69 300 гранат. «Панцерфаустов» разных марок на то же время имелось 3 018 000, в том числе 271 000 – на складах. Соответствующей была и роль одноразовых РПГ в борьбе с танками на ближних дистанциях. Вот почему требовалось выработать технические и тактические приемы защиты советских бронированных машин от огня вражеских гранатометчиков.
Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.
С помощью «панцирных сеток»
В частности, в городских боях широко использовались штурмовые группы, в состав которых включали танки и САУ. Они продвигались позади пехотинцев в качестве средства огневой поддержки и несли меньше потерь от «фаустников». Правда, солдаты противника с «Панцерфаустами» могли устраивать засады в необороняемых домах и открывать огонь с тыла. Так что во многих случаях приходилось специально выделять стрелков для борьбы с «фаустниками».

Кроме пехоты, легких полковых и противотанковых пушек к этой борьбе в городских условиях привлекали и тяжелые орудия, и 300-мм реактивные снаряды М-31. Маршал артиллерии К. П. Казаков приводит пример боя в Берлине 3-й батареи 121-й гаубичной артбригады большой мощности. Тягач с 203-мм гаубицей этого подразделения продвигался вдоль улицы. «При приближении к новой огневой позиции, – вспоминал военачальник, – орудие попало под огонь вражеских «фаустников», и механик-водитель сержант Б. К. Османов едва успел укрыть орудие за углом ближайшего дома. После короткой разведки командир взвода установил, что «фаустники» засели в одном из небольших домов. Своим огнем они преградили путь штурмовой группе, и она несла потери… Выполняя приказ командира взвода, сержант Османов на предельной скорости развернул орудие в сторону противника. За 3–4 минуты огневой взвод старшины Островского изготовился к бою и тремя снарядами разбил дом, из которого гитлеровцы вели губительный огонь».

Экипажи тяжелых танков и самоходок, вооруженных 12,7-мм пулеметом на зенитной установке, стали шире применять их для борьбы с огневыми точками противника.

Между тем еще в 1943 году советские специалисты развернули систематические поиски защиты танков от кумулятивных снарядов и мин. Начальник штаба бронетанковых и механизированных войск генерал-майор М. Ф. Салминов в документе от 25 января 1944 года указывал: «1. Эффективная и надежная защита от кумулятивного снаряда – экран, который представляет собой броневой лист толщиной 8–10 мм, установленный на расстоянии 400–500 мм от основной брони башни и боевого отделения танка. 2. От магнитных кумулятивных мин – экран из глины толщиной 10 мм, накладываемый непосредственно на броню (в обоих пунктах видно влияние германского опыта защиты танков и штурмовых орудий. – С. Ф.). 3. Постоянно иметь стрелковые подразделения для прикрытия наших танков с тем, чтобы исключить для пехоты противника возможность применения кумулятивных мин. 4. Максимальное и своевременное подавление артиллерии противника особенно в период атаки».

Отрабатывались различные виды экранов, например из сплошных листов, как это делали немцы. Но советские танкисты использовали более легкие – сетчатые экраны, устанавливавшиеся в ремонтных частях. Часто упоминаемые «кроватные сетки» – больше из области легенд, порожденных, видимо, внешним сходством изготавливавшихся нашими ремонтниками сеток с «панцирной кроватью». Они крепились на удалении 250–600 миллиметров от основной брони корпуса и башни.

Член Военного совета 5-й ударной армии генерал-лейтенант Ф. Е. Боков рассказывал: «…в ходе штурма Берлина армейские умельцы нашли эффективное средство защиты брони от фаустпатронов. В походных оружейных мастерских изготовили дополнительную несложную защиту от танков, которая намного повысила их живучесть. Сущность этого приспособления, которое метко назвали экранировкой, заключалась в следующем. К корпусу танка в наиболее поражаемых местах на расстоянии 15–20 сантиметров на специальных кронштейнах приваривалась металлическая сетка (ячейка 4х4 см) из проволоки диаметром 0,5–0,8 миллиметра. Попадая в нее, фаустпатрон взрывался, но фокус взрыва оказывался вне брони и прожечь ее уже не мог… Сразу после пробной стрельбы командующий бронетанковыми и механизированными войсками 5-й ударной армии генерал-майор танковых войск Б. А. Анисимов приказал сделать экранировку на все машины».

В документах 1-го Белорусского фронта упоминаются различные варианты экранирования танковой брони и положительный результат их применения в бою, например в 11-м танковом корпусе. Этот опыт активно исследовался в послевоенные годы и способствовал разработке эффективных противокумулятивных экранов, хотя и выполненных конструктивно на несколько иных принципах.

По врагу из его же оружия
«Панцерфаусты» часто оказывались трофеями Красной армии и охотно применялись советскими бойцами. Случалось, знавшие немецкий язык офицеры сами переводили для своих солдат краткие германские инструкции, чтобы быстрее пустить захваченные РПГ в дело. Большую пользу принесли специально издававшиеся и распространявшиеся в войсках краткие инструкции и памятки по использованию фаустпатронов.

 
Так, 3 декабря 1944 года две роты 1-го батальона 29-го гвардейского воздушно-десантного полка, отражая контратаку германских танков и пехоты под городом Мезе-Комаром (Венгрия), кроме двух 45-мм и двух 76-мм пушек использовали захваченные накануне «Панцерфаусты», подбив в ходе боя шесть танков, два штурмовых орудия и два бронетранспортера противника.

Начальник штаба бронетанковых и механизированных войск генерал-полковник М. Д. Соломатин в распоряжении начальникам БТ и МВ фронтов от 17 марта 1944 года сообщал: «Для борьбы с танками противника при помощи трофейных фаустпатронов в частях и соединениях 1-й гвардейской ТА созданы специальные отделения (по одному на мотострелковую роту). Для подготовки людей были проведены практические занятия по стрельбе фаустпатроном… Учитывая опыт 1 гв. ТА, Вам необходимо дать соответствующие указания бронетанковым и механизированным войскам по вопросу использования трофейных фаустпатронов.

Об опыте использования фаустпатронов нашими войсками, а также об опыте борьбы с фаустпатронами, применяемыми против наших танков, доносить в штаб БТ и МВ КА».

Особенно охотно пускали в ход «Панцерфаусты» бойцы штурмовых групп в уличных боях и саперы при уничтожении огневых точек и долговременных укреплений противника. Только в Данциге советские штурмовые группы почти ежедневно расходовали по 200–250 «Панцерфаустов».

Маршал инженерных войск В. К. Харченко отмечал, что «одного выстрела в окно было достаточно, чтобы заставить замолчать вражеского автоматчика, двумя-тремя выстрелами проделывали пролом в каменной или тонкой бетонной стене». Тот же генерал-лейтенант Ф. Е. Боков сообщал: «Для подрыва прочных дверей и ворот, для проделывания проломов в стенах советские воины в Берлине очень широко использовали трофейные фаустпатроны».

Применялись «Панцерфаусты» и против германских танков, самоходок. Любопытно, что даже в одной из версий (именно версий, заметим) гибели пресловутого рейхслейтера Мартина Бормана фигурирует «Панцерфауст». Якобы в ночь с 1 на 2 мая 1945 года при попытке прорыва группы высокопоставленных нацистов из Берлина на запад под прикрытием нескольких танков один из них был подбит на улице советским бойцом из «Панцерфауста» и взорвался, среди погибших оказался и укрывавшийся за танком Борман.

Но куда интереснее другое – новое и еще довольно несовершенное оружие быстро приобрело грозную репутацию, что указывало на большие перспективы ручных противотанковых гранатометов. Командующий 8-й гвардейской армией генерал-полковник В. И. Чуйков, отмечая интерес советских солдат к «Панцерфаустам» («Фаустпатронам»), предлагал даже ввести их в войска под полушутливым именем «Иван-патрон».

Кстати, характерно замечание Чуйкова об уличных боях, когда танки являются хорошей мишенью для бронебойщиков, вооруженных бутылками с горючей смесью и особенно реактивными гранатометами типа «Фаустпатрон», и должны работать в составе смешанных штурмовых групп (тем не менее подставлять танки на городских улицах под огонь РПГ российские войска продолжали и через 50 лет).

Наработки для советских РПГ


Оценка значения «Панцерфаустов» (а в германоязычных странах это слово стало нарицательным для ручных противотанковых гранатометов) сразу после войны была неоднозначной. Бывший генерал-лейтенант вермахта Э. Шнейдер писал, что «только кумулятивные заряды, соединенные с безоткатной системой... или в комбинации с ракетным двигателем... явились довольно удачным средством ближней противотанковой обороны». Но они, по его мнению, не решили проблемы: «Пехоте нужно, чтобы противотанковое оружие обслуживалось одним человеком и чтобы оно позволяло попадать в танк и выводить его из строя с дистанции 150, а по возможности и 400 метров».

Шнейдеру вторил подполковник Э. Миддельдорф: «Создание реактивного противотанкового ружья «Офенрор» и динамо-реактивного гранатомета «Панцерфауст» можно рассматривать лишь как временную меру в разрешении проблемы противотанковой обороны пехоты». Хотя германский же исследователь Г. Керль позднее утверждал: «Пожалуй, единственным немецким оружием, отвечающим требованиям максимальной эффективности при минимальной затрате сил и средств на его производство, было противотанковое ружье «Фаустпатрон».

В свою очередь маршал артиллерии Н. Д. Яковлев, бывший в годы войны начальником ГАУ, сетовал на отсутствие ручных противотанковых гранатометов на вооружении Красной армии на последнем этапе Великой Отечественной и объяснял это тем, что «не нашлось активных сторонников таких средств противотанковой борьбы, как «Фаустпатрон»... А ведь он прекрасно зарекомендовал себя».

Кстати, конструированием динамо-реактивных систем в СССР довольно энергично занимались еще в 30-е годы – достаточно вспомнить изделия Л. В. Курчевского или более основательные с теоретической стороны разработки В. М. Трофимова, Н. А. Упорникова, Е. А. Беркалова. Создавались в том числе и пехотные противотанковые средства. В 1933 году на вооружение РККА приняли 37-мм динамо-реактивное (безоткатное) противотанковое ружье, предложенное Курчевским, но оно продержалось около двух лет, после чего было снято с производства и изъято из войск. А в 1934-м ОКБ П. И. Гроховского разработало простую ручную динамо-реактивную пусковую установку для стрельбы по легкобронированным целям.

Бронебойное действие снарядов в этих системах основывалось на их кинетической энергии и было недостаточно при невысоких скоростях: вспомним, что в безоткатной системе большая часть порохового заряда расходуется не на разгон снаряда, а на гашение отдачи. Увеличение массы пороха, большая опасная зона за казенным срезом, густые облака поднимаемой при выстреле пыли сказывались особенно сильно в оружиях больших калибров (которыми увлекся тот же Курчевский в ущерб работам над батальонными и ротными средствами). Аббревиатуру ДРП (динамо-реактивная пушка) даже стали в шутку расшифровывать как «Давай, ребята, прятаться!».

Так или иначе, но работы по динамо-реактивной тематике прервались (уже в 1943 году И. В. Сталин якобы заметил по этому поводу: «Вместе с грязной водой выплеснули и ребенка»). К ним вернулись уже во время войны. В немалой степени – под влиянием безоткатных систем германской армии и в связи с появлением собственных боеприпасов с кумулятивной боевой частью.

Неудивительно, что после войны немало времени и усилий было потрачено на изучение и попытки совершенствования этого типа вооружения. После разгрома гитлеровской Германии на ее территории по распоряжению советского руководства организовали три института – «Рабе», «Нордхаузен», «Берлин» для обработки документации, детального воспроизведения конструкций ракет и реактивного вооружения с привлечением немецких специалистов.

Лейпцигскому филиалу института «Берлин», например, поручили доработать «Панцерфауст-150» и «Панцерфауст-250». В КБ «Нордхаузена» в Зоммерде готовили документацию на взрыватели к обоим гранатометам. Однако наиболее заинтересовал советских военных «Панцерфауст-150». Испытания же «Панцерфауста-250» показали непригодность этой системы. В конце октября 1946 года германские специалисты были вывезены в поселок Красноармейский Московской области (район Софринского артиллерийского полигона), где приняли участие в работе КБ-3 Министерства сельскохозяйственного машиностроения.

1946 год в целом стал поворотным в развитии отечественного реактивного вооружения: уже в мае при Совмине СССР был создан Специальный комитет по реактивной технике, при Главном артиллерийском управлении – Управление реактивного вооружения. Активизировались работы по различным направлениям, включая легкое реактивное противотанковое оружие. В Научно-исследовательском реактивном институте ГАУ образовали отдел противотанковых снарядов.

В докладной записке членов Комитета по реактивной технике И. В. Сталину от 31 декабря 1946 года, подписанной Г. М. Маленковым, говорилось: «В результате проделанной работы восстановлена на немецком языке и скомплектована основная техническая документация на ракету Фау-2, зенитный управляемый снаряд «Вассерфаль», зенитный неуправляемый снаряд «Тайфун-П», реактивные авиационные торпеды типа «Хеншель», ручные противотанковые гранатометы «Панцерфауст»…

Нашими инженерами и техниками с участием немецких специалистов в Германии собраны с доделкой части недостающих деталей и узлов образцы следующих видов реактивного вооружения:

…д) ручного противотанкового гранатомета и гранаты «Панцерфауст»: дальность прямого выстрела – 100 метров, бронепробиваемость – 200 миллиметров, вес заряженной системы – около 6 килограммов;

образцов – 110 штук…

Все изготовленные в Германии вышеуказанные образцы реактивного вооружения отправлены в Советский Союз».

Германские заделы по «Панцерфаусту-150» и «Панцерфаусту-250» использовались при разработке 80/40-мм ручного противотанкового гранатомета РПГ-2, созданного под руководством А. В. Смолякова в ГСКБ-30 Министерства сельскохозяйственного машиностроения и принятого на вооружение Советской армии в 1949 году.

А идея легкой и предельно простой в обращении одноразовой «реактивной гранаты», заложенная в «Панцерфауст», оказалась плодотворной в плане «сверхштатного» индивидуального противотанкового средства ближнего боя. С 60-х годов, когда внедрение новых материалов и технологий позволило облегчить одноразовые противотанковые гранатометы, они стали весьма популярны – от американских М72 и М72А1 и советских РПГ-18 и далее. Но это было уже другое оружие.

Источник: vpk-news.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (2)

Alex Alex

комментирует материал 08.12.2012 #

Справка для тех кто любит "чужое"!
Леонид Васильевич Курчевский
Известен своими работами в области динамореактивных безоткатных орудий, которыми занимался с 1923 года.
С января 1930 года был главным конструктором ОКБ-1 ГАУ.
В начале 1934 года специально для Курчевского организовано Управление уполномоченного по специальным работам. Им создано несколько десятков типов динамореактивных пушек (ДРП) калибром от 37 до 420 мм, в том числе 76-мм батальонная пушка (БПК), авиационная динамореактивная пушка АПК и другие. Испытания многих из этих образцов проводились на подмосковном Кунцевском полигоне. Курчевский стремился охватить весь спектр артиллерийского вооружения: помимо полевой артиллерии был построен специальный истребитель, вооружённый 76-мм безоткатными пушками, 305-мм гаубицу устанавливали на автомобиль, 305-мм ДРП устанавливалась на эсминец, 152-мм — на торпедный катер и т. д. Пользовался большой поддержкой начальника вооружений РККА М. Н. Тухачевского, наркома тяжелой промышленности и члена Политбюро ЦК ВКП(б) Серго Орджоникидзе, которую использовал для продвижения своих проектов.

no avatar
Alex Alex

отвечает Alex Alex на комментарий 08.12.2012 #

Одновременно с Курчевским работали талантливые изобретатели Н. Н. Кондаков и А. А. Толочков, достигавшие блестящих результатов. Например, когда на станок одного из их орудий, выполненных по схеме с фиктивным снарядом (см. ссылку) поставили стакан, заполненный доверху водой, при стрельбе не пролилось ни капли. Однако их КБ тоже закрыли вместе с КБ Курчевского, и дальнейшее развитие безоткатных орудий в СССР продолжалось уже после Великой Отечественной войны.
Не смотря на недостатки его конструкций последующее развитие событий показало перспективность данного вида оружия, и не только немецкие Панцерфауст, но и безоткатные орудия США примененные в боях против Японии.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland