Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Военная история

Сообщество 5581 участник
Заявка на добавление в друзья

КРАСНОЕ ЗНАМЯ ПОБЕДЫ Архитектор ударов Высшее отличие стратега

Архитектор ударов

 

Высшее отличие стратега



 А.М. ВАСИЛЕВСКИЙ:

«Верховный Главнокомандующий изо дня в день очень внимательно и серьезно следил за ходом фронтовых событий и, опираясь на свою постоянную и непосредственную связь с командующими войсками фронтов, представителями Ставки, с Генеральным штабом и с центральным аппаратом Наркомата обороны, своевременно и, как правило, очень разумно реагировал на все серьезные изменения во фронтовой обстановке, очень умело и правильно используя все ценное из вносимых ему предложений. Правда и то, что в своих требованиях к подчиненным он был требователен и до жестокости строг».
 
Три человека были дважды награждены орденом «Победа». Первым его получил Г.К. Жуков. Вторым – А.М. Василевский. Третьим – И.В. Сталин. В таком же порядке им были присвоены маршальские звания. О Сталине написано несколько сотен книг, и они продолжают выходить не реже, чем ежемесячно. Немало публикаций посвящены Жукову. А что может узнать современный читатель о Василевском? Его мемуары «Дело всей жизни» изданы в 1976 году, в 2008-м московское архивное управление выпустило прекрасную научно документированную книгу «Маршал Василевский», но она вышла тиражом всего 3000 экземпляров. Несправедливо! Ведь начиная с разгрома немцев под Москвой не было ни одной операции Красной Армии, планировавшейся без Александра Михайловича. Самые крупные и проводились под его руководством, объединявшим действия нескольких фронтов, или при его участии как представителя Ставки.
 
Василевский происходит из семьи священника, окончил Духовную семинарию, но вопреки всему этому судьба неотвратимо вела его в ряды армии, ибо там было его истинное призвание. Первая мировая война ускорила дело. Вместе с другими семинаристами 19-летний Александр сдал экстерном экзамены и поступил в московское Алексеевское военное училище. Несколькими годами раньше в нем учился знаменитый генштабист Б.М. Шапошников. 
Василевский вместо сокращенного войною двухлетнего срока обучения побыл юнкером всего 4 месяца. За это краткое время, кроме учебной программы, «серьезно изучал сочинения А.В. Суворова, М.И. Кутузова, Д.А. Милютина, М.Д. Скобелева. Усвоил некоторые истины, вычитанные в трудах названных выше авторов: «Не рассказ, а показ, дополняемый рассказом», «Не столько приказывай, сколько поручай», «Наше назначение – губить врага; воевать так, чтобы губить и не гибнуть невозможно; воевать так, чтобы гибнуть и не губить глупо», «Поклоняться знамени», «Служить Отечеству», «Блюсти честь мундира», «Близко общаться с подчиненными», «Ставить службу выше личных дел», «Не бояться самостоятельности», «Действовать целеустремленно».
В мае 1915-го он прапорщик, с сентября на фронте. Летом 1916 г. уже командиром роты он участвовал в Брусиловском прорыве. Потом вместе со всей армией отступал, поскольку сражаться было нечем: ни патронов, ни снарядов. Нынешним плакальщикам по якобы упущенной из-за революции победы надо бы прочесть хоть одно из военных стихотворений Валерия Брюсова. Краткая цитата:
Брошена русская рать,
Пушки грохочут все реже,
Нечем на залп отвечать –
Иль то маневры в Манеже?
Нечем на залп отвечать,
Голые руки, о Боже!
...Многое можно простить,
Многое, но ведь не все же!
Февральская революция была ответом на бездарность царя, ярко проявившуюся с началом войны (родные называли Николая не иначе как «наш дурачок Ники», народ – Николашкой), на предательство его окружения, на бесстыдство капиталистов, снабжавших армию всякой дрянью, вроде сапог на картонных подошвах. Да и память о 300-летнем крепостном рабстве, зверских издевательствах помещиков над крестьянами была жива в солдатской массе. Василевский, человек из народа, по его собственным словам, встретил крушение монархии с энтузиазмом. Офицеры из дворян, из богатых семей от таких, как он, отстранились. «Еще недавно мы сидели за одним столом, а теперь бывшие товарищи по оружию злобно глядят друг на друга. Видел такие злые взгляды и я – за то, что признал Советскую власть, «якшаюсь с большевиками», бываю в Совете солдатских депутатов». После Октябрьской революции раскол стал окончательным. Михалков в своем последнем фильме изобразил героями эту часть офицерства, развязавшую на деньги Антанты братоубийственную гражданскую войну. Бессовестное искажение истории! Не могут быть героями идущие против народа. Колчак, Деникин, Мамонтов, Врангель и иные любимцы нынешней официальной пропаганды погубили в ней миллионы русских людей, вывезли за рубеж золотой запас России, не забыв, разумеется, себя. Наше поколение прекрасно помнит стихи Маяковского: «на республику с разных сторон». Ни они, ни могучая Антанта ничего не добились, не понимая простейшей истины: жизнь вспять не поворачивается. 
Александр Василевский не захотел служить далее в разложившейся армии, хотя солдаты именно его выбрали командиром полка. Какая это армия с выборными командирами! Он уехал к родителям помогать им в сельском труде, работал инструктором всевобуча. Но недолго. Весной 1919-го его призвали в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, где он и прослужил до конца дней. Чьи только атаки не пришлось отбивать в Гражданскую войну: то белолатышей, то белополяков, то «Народной добровольческой армии Белоруссии». Потом жестокие сражения с разными бандами. .
В 1931 г. строевая служба для Василевского закончилась, его перевели в органы управления армией. В 1936-м уже в звании полковника направили учиться в только что созданную Академию Генерального штаба. Среди слушателей были ставшие во время войны знаменитыми Н.Ф. Ватутин, Г.К. Маландин, А.И. Антонов, Л.А. Говоров, И.Х. Баграмян, М.В. Захаров. Среди преподавателей – Д.М. Карбышев. Осенью 1937 г. Александра Михайловича по ходатайству Генерального штаба назначают туда начальником отделения по оперативной подготовке высшего комсостава. Вместе с ним в Управление боевой подготовки назначили Г.К. Жукова, которого избрали секретарем партийной организации. «Георгий, – рассказывал К.М. Симонову Василевский, – круто взялся за дело. У него должности роли не играли, у него, пока он был секретарем парторганизации, вольностей себе не позволяли, ходили по струнке, в том числе и начальник управления. Он был строг на этой должности так же, как и на всех других своих должностях». Сам Василевский вступил в партию в 1938-м, принимал его Жуков.
 
***
 
Первым серьезным испытанием на работе в Генштабе стала война с Финляндией. Александр Михайлович принимал непосредственное участие в разработке плана боевых действий. План исходил из реальной готовности к войне финской и Советской армий, предусматривал сосредоточение с нашей стороны больших сил и средств, прежде чем начинать кампанию. Так начальник Генштаба Шапошников и доложил на Военном совете. Сталин поднял его на смех и решил, что с финнами справится один Ленинградский фронт. В первый же месяц войны провалили дело, причем с недопустимо большими потерями и немалым числом глупых решений. Кто-то додумался перебросить на Карельский перешеек из Средней Азии кавалерийскую дивизию в том самом обмундировании, в каком она там стояла. «Финская война была для нас большим срамом и создала о нашей армии глубоко неблагоприятное впечатление за рубежом, да и внутри страны», – считал Василевский.
Сталин быстро понял, что ошибся, вызвал отправленного в отпуск Шапошникова и принял его план, который ранее отверг. По итогам срамной войны наркомом обороны вместо Ворошилова стал Тимошенко, а начальником Генштаба вместо Шапошникова Мерецков. Сталин, сообщая об этом Борису Михайловичу, сказал: «Вы были правы. Но это знаем только мы... Мир должен знать, что уроки конфликта с Финляндией полностью учтены». Чуть позже Сталин сделал две большие кадровые ошибки, во многом предопределившие трагедию 1941 года. Начальником Генштаба назначил Жукова, выдающегося полководца, который уже при назначении прямо сказал, что в этой должности работать не может. Командовать Западным особым военным округом поставил Павлова, человека столь же недалекого, сколь и самоуверенного, по сути открывшего немцам фронт и обрекшего на бессмысленную гибель миллионы людей.
За время краткого перерыва между двумя войнами Василевский как военный эксперт выезжал в Германию с делегацией во главе с В.М. Молотовым. Немцы показали во время этой поездки всю свою военную мощь. Проще говоря, запугивали. Генштаб и наркомат обороны отнеслись к возможному нападению Германии, о чем предупредил Сталин в выступлении перед выпускниками военных академий 5 мая, со всей серьезностью. 15 мая они представили ему план стратегического развертывания на случай войны. План составлял А.М. Василевский. Предлагалось нанести противнику упреждающий удар. Сталин эти предложения отверг, за что подвергался и до сих пор подвергается безжалостной критике.
Зная подлинные причины его решения, подтвердившиеся в последнее время публикацией американских архивов, я эту критику отвергаю. За два месяца до начала войны личный агент Сталина из ближайшего окружения Гитлера привез в Москву «План Барбаросса». Суть его состояла в том, чтобы заставить СССР выдвинуть свои основные силы к неукрепленной новой границе, уничтожить их и без особых потерь пройти до Москвы и Ленинграда, а затем до Урала и к зиме завершить войну. Триумфальное покорение Европы, где одна Франция имела военный потенциал, равный германскому, вселило в Гитлера полную уверенность в успехе. Сталин, хотя и призвал в армию два миллиона запасников, на запад перемещать их не торопился, формируя новые дивизии в глубоком тылу. Он располагал и еще одним документом чрезвычайной важности. Это был приказ президента США Рузвельта в случае, если немцам удастся спровоцировать СССР первым начать военные действия, обрушить на него всю мощь американских вооруженных сил. Сталин ни с кем не мог поделиться этими сведениями, чтобы не подвергать опасности своих доверенных людей. Взял на себя всю ответственность безмерной тяжести. Необходимо было показать всему миру, кто агрессор. Только страшные потери, понесенные нами в первые месяцы войны, вынудили США и Великобританию стать союзниками ненавистных им коммунистов.
 
***
 
Катастрофическое для СССР начало немецкой агрессии на фоне неудач в Финляндии привело Сталина к выводу: война слишком серьезное дело, чтобы доверять его военным. 28 июня он вместе с членами политбюро приехал в наркомат обороны, где убедился, что Тимошенко и Жуков не знают положения на фронтах, утратили управление войсками. «Армия бежит вместо того, чтобы отражать немецкое наступление», – так было сказано в лицо ее командованию. Но ведь Жуков говорил же, что не может быть начальником Генштаба. Георгий Константинович, услышав нелицеприятное мнение о своей работе, вспылил, послал Сталина на три известные буквы и выбежал, изо всех сил хлопнув дверью. Когда он немного успокоился, Молотов привел его обратно. Наркому и начальнику Генштаба было предписано выехать к месту военных действий и на месте, разобравшись в обстановке, принять необходимые меры. «Мы здесь как-нибудь сами справимся», – сказал перед уходом Сталин. Вместе с ними на все фронты отправили других руководителей наркомата обороны и Генштаба. Организация отпора врагу перешла к созданному 30 июня чрезвычайному органу высшего руководства – Государственному Комитету Обороны в составе Сталина, Молотова, Ворошилова, Маленкова, Берия.
Василевского оставили в Москве. Он как заместитель начальника оперативного управления готовил для ГКО сводки военных действий. В кабинет поставили кровать и отвели время для сна: с 4 до 10 утра. 31 июля Ворошилов представил его к назначению начальником штаба северо-западного направления. Однако Шапошников, возвращенный на пост начальника Генштаба, внес другое предложение: назначить Василевского начальником Оперативного управления и заместителем начальника Генштаба. В этой должности он ежедневно, часто и по нескольку раз ездил с ним к Сталину в его кремлевский кабинет. «Превращение Генштаба в рабочий орган Ставки произошло не сразу и не так уж гладко, – вспоминал Александр Михайлович. – Сначала Сталин высказывал резкое недовольство его деятельностью. Тяжелая обстановка на фронтах порождала многие недостатки в деятельности Генштаба. К тому же, не скрою, Сталин не всегда принимал оптимальные решения, не всегда проявлял понимание наших трудностей. Для рассмотрения того или иного вопроса он вызывал то или иное лицо как с фронта, так и из тыла, требовал исчерпывающих сведений по любому обсуждавшемуся вопросу и, получив таковые, иногда спрашивал совета, а в первое время чаще сразу решал сам, отдавая распоряжения без единого лишнего слова».
В памятный день 16 октября Генштаб был эвакуирован в Арзамас. При Сталине остался Василевский с начальниками основных направлений Оперативного управления и по одному работнику из других важнейших управлений. Трудно представить, как они смогли справиться с гигантским объемом обязанностей. Но справились. При их непосредственном участии враг был остановлен на подступах к Москве. Василевский по итогам этого оборонительного сражения получил орден Ленина и звание генерал-лейтенанта. Во время подготовки знаменитого контрнаступления заболел Шапошников, и на Александра Михайловича возложили исполнение его обязанностей. Обязанности были бескрайними: кроме подмосковной операции, они включали весь советско-германский фронт, действия миллионов людей в воюющей армии и в тылу. Делом номер один было, однако, отбросить врага от столицы. Дело это сделали хорошо, немецкая группировка подверглась уничтожающему разгрому, ее остатки откатились на 250 километров. Выражаясь языком тогдашних сводок, под Москвой «был развеян миф о непобедимости германской армии». 
Что тоже очень важно, зашевелились союзники: перестали бояться, что их военная помощь попадет во вражеские руки. Из Лондона прибыли министр иностранных дел в правительстве Черчилля Энтони Иден и зять премьера: убедиться, что советские сообщения не дезинформация. Сталин поручил показать им поля сражений своему доверенному человеку в Генеральном штабе Ермолину, ставшему прототипом романа «Тайный советник вождя». При этом сказал: «Он не только министр, но и руководитель английской секретной службы. В беседах с ним будьте крайне осторожны». Иден в поездке не мог скрыть своего удивления: по бокам шоссе, сколько мог видеть глаз, стояла разбитая и сожженная техника, из снега торчал лес ног убитых немцев в эрзац-валенках. «Сколько же они потеряли солдат?» – спросил Иден. «Около 500 тысяч».
 
***
 
К большому сожалению, здоровье Бориса Михайловича Шапошникова продолжало ухудшаться, он не мог выполнять огромный объем работы начальника Генштаба. В мае 1942 г. ее временно поручили Василевскому с присвоением звания генерал-полковника. Шапошников предложил сделать назначение постоянным. На совещании в Ставке Сталин сказал ему об этом. Василевский отказался, сказав, что должность первого зама самая для него подходящая, и предложил несколько кандидатур. Но в памяти у Верховного свежа была ситуация, в которой ярко проявилось умение и.о. Начгенштаба говорить правду о положении на фронте, глубоко и проницательно анализировать положение, вносить конкретные обоснованные предложения. В ходе успешно начавшегося наступления на Харьков он дважды предлагал прекратить его и перейти к обороне, поскольку соотношение сил только это и позволяло. Сталин и Тимошенко, руководивший юго-западным направлением, предложение отвергли. Итог был катастрофическим: огромные потери, выход противника в междуречье Волги и Дона, открывавший путь на Кавказ.
26 июня 1942 г. Ставка назначила А.М. Василевского начальником Генерального штаба РККА. Под его руководством Генштаб планировал и готовил все операции до конца войны. В большинстве успешные. О них много написано, повторяться нет смысла. Работа Александра Михайловича в военные годы отмечена четырьмя орденами Ленина (1942, 1944, 1945 – дважды), орденом Суворова I степени (1943), он дважды Герой Советского Союза. С 16 февраля 1943 года – Маршал Советского Союза.
В конце войны Василевского назначают командующим войсками 3-го Белорусского фронта, которым до самой своей гибели командовал выдающийся полководец Иван Дмитриевич Черняховский. Фронту предстояло взять Кенигсберг – самую неприступную крепость за всю историю Германии. В нем немцы видели воплощение истинно прусского духа, символ вечных агрессивных устремлений своих правителей. Присущее маршалу мастерство стратега и полководца проявилось тут в полной мере. Артиллерия и авиация непрерывными ударами в течение нескольких дней разнесли основные укрепления. Только после этого 8 апреля начался штурм такой силы, что уже вечером 9 апреля остатки гарнизона сложили оружие. «За отличные боевые действия, – говорилось в приказе Верховного Главнокомандующего, адресованном Василевскому, – объявляю благодарность руководимыми Вами войскам». 19 апреля маршал награжден вторым орденом «Победа».
Сразу после взятия Кенигсберга Александра Михайловича отзывают в Москву готовить разгром миллионной японской Квантунской армии. Американцы планировали на это год. Советские войска, которыми командовал Василевский, управились за 22 дня. Основные силы японцев были рассечены, окружены и уничтожены либо взяты в плен. Из-под их оккупации были освобождены Маньчжурия, Северо-Восточный Китай, северная часть Кореи, Южный Сахалин и Курильские острова. По замыслу, размаху, стремительности и способу выполнения боевых задач, а главное, по результату Маньчжурская операция Василевского вошла в ряд самых выдающихся операций Второй мировой войны. И, как всегда у него, с минимальными потерями. Спецподразделение, направленное в Маньчжурию Сталиным, отыскало и захватило японский центр биологического оружия, которым самураи хотели ответить на атомные бомбардировки. Но самый главный результат этой победы – создание в Азии несокрушимого бастиона социализма, которому еще предстояло сыграть свою историческую роль. Далеко смотрел Сталин!
Свое 50-летие Александр Михайлович встретил в Москве. 30 сентября были опубликованы приветствия ему от ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР как «одному из виднейших полководцев Красной Армии и талантливых организаторов Вооруженных Сил Советского Союза» и указ о награждении орденом Ленина. Его пригласил Сталин и лично поздравил с юбилеем, государственной наградой. 
До октября 1945 г. Василевский оставался в должности Главнокомандующего Советскими войсками на Дальнем Востоке, затем полгода пробыл заместителем Сталина в наркомате обороны, год начальником Генерального штаба, два года первым заместителем уже министра обороны, четыре года, до кончины Сталина, министром. Хрущёв, захватив власть, понизил свидетеля своих провалов на фронтах до первого заместителя, а в 1956-м освободил вообще от всяких должностей, в коем унизительном положении маршал победы и пробыл полтора года до увольнения в отставку. Ему было тогда 62 года. 
 
Юрий ИЗЮМОВ

 [26/02/2015]

Источник: www.sovross.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (3)

Владимир Терентьев

комментирует материал 26.02.2015 #

В книге Емельянова про "Десять сталинских ударов" написано, что Василевский сам предложил Сталину перевести его с должности нач. Генштаба, т.к. он всё равно Генштабом фактически не командует. Сталин его поддержал.
На самом деле Генштабом фактически руководил Сталин.

no avatar
Дмитрий Фролов

комментирует материал 27.02.2015 #

Больше всего меня умиляют довольно противоречивые высказывания, когда на одной чаше весов - "«Верховный Главнокомандующий изо дня в день очень внимательно и серьезно следил за ходом фронтовых событий и, опираясь на свою постоянную и непосредственную связь с командующими войсками фронтов, представителями Ставки, с Генеральным штабом и с центральным аппаратом Наркомата обороны, своевременно и, как правило, очень разумно реагировал на все серьезные изменения во фронтовой обстановке, очень умело и правильно используя все ценное из вносимых ему предложений", а на другой неуклюжие действия РККА и РКВМФ, дерущихся растопыренными пальцами - "...Шапошников и доложил на Военном совете. Сталин поднял его на смех и решил, что с финнами справится один Ленинградский фронт. В первый же месяц войны провалили дело, причем с НЕДОПУСТИМО большими потерями и немалым числом глупых решений", " К тому же, не скрою, Сталин не всегда принимал оптимальные решения, не всегда проявлял понимание наших трудностей", "ярко проявилось умение и.о. Начгенштаба говорить правду о положении на фронте, глубоко и проницательно анализировать положение, вносить конкретные обоснованные предложения. В ходе

no avatar
Дмитрий Фролов

отвечает Дмитрий Фролов на комментарий 27.02.2015 #

успешно начавшегося наступления на Харьков он дважды предлагал прекратить его и перейти к обороне, поскольку соотношение сил только это и позволяло. Сталин и Тимошенко, руководивший юго-западным направлением, предложение отвергли. Итог был КАТАСТРОФИЧЕСКИМ: огромные потери, выход противника в междуречье Волги и Дона, открывавший путь на Кавказ".

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland