Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Влад .

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

РЕЧИ, ДОКЛАДЫ, СООБЩЕНИЯ, ПОЛЕМИКА И ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Михаил Делягин, мне снова очень приятно быть в этой студии. Ну, и вы уже начали писать. Вот, Новосибирец пишет: Михаил, президент Филиппин продал свою яхту ради выплаты пенсий и зарплат бюджетникам, даже на Филиппинах человеколюбия больше, чем у нас. Ну, я не стал бы оскорблять Филиппины подобным образом - «даже» и так далее. Но да, конечно. На самом деле, когда господин Медведев сказал свою замечательную «денег нет», он цитировал Александра Яковлевича Лившица, такого деятеля 90-х годов, если кто помнит, то, что называется, поздравляю господина соврамши, потому что в федеральном бюджете на 1 мая без движения 7,8 триллиона рублей валяется. Без движения. Но просто это система приоритетов такая, что для правительства лидера «Единой России» господина Медведева поддержка экономики США и Запада, который ведёт против нас холодную войну – это значительно более приоритетная, насколько можно судить, задача, чем каким-то там пенсионеры и бюджетники. Просто так устроена система приоритетов у людей. А в принципе да, давайте, устроим голосование на эту тему. У нас тут господина Шувалова, вроде, уличили в том, что у него там какой-то завёлся Rolls-Royce незарегистрированный якобы. Естественно, что завтра всё это будет опровергнуто, скажут, что всё это неправды, что Rolls-Royce не у него, а у племянницы его жены или у фирмы, но эта фирма не имеет к нему никакого отношения аж уже целых 24 минуты, и так далее. Но ведь у нашей, так сказать, тусовочки действительно много чего накопилось. Один «рублёво-куршевельский» федеральный округ чего стоит. И вот, давайте, так. Кто думает, что да, действительно наша элитка и наше руководство страны, потому что экономический кризис вызван политикой руководства, чтобы компенсировать для бедной части граждан последствия их собственной политики, им стоит последовать примеру президента Филиппин: продать яхту, колечко, дворец в Австрии какой-нибудь, который они якобы арендуют, и так далее. Понятно, что это не решит проблему, но это будет жестом солидарности, хотя бы. 

Кто считает, что нет, не надо, не барское это дело – с людями делиться – и что этого не надо делать, и они правильно делают, что не следуют примеру президенту Филиппин, а до этого были власти Южной Кореи, многие-многие другие, даже в США считается хорошим тоном, когда корпорация в критической ситуации, то антикризисный менеджер переходит на символическую зарплату в 1 доллар, было много таких случаев, немало. 

Я хочу подчеркнуть, что всё, что я сейчас сказал по второму поводу, это не издевка – это констатация нашего отношения к нашей власти. Вот тот товарищ Топ пишет, ну, так сказать, смеётся надо мной, что вот сейчас придёт, опять будет нахваливать кремлёвскую камарилью, и сам я из клевретов власти. И вот товарищ ТОП, критикуя эту самую камарилью и эту власть, пишет с большой буквы и камарилью, и клевретов, и власти. То есть уважение к начальству вшито в подкорку. Только на русском языке есть фраза про руководство «наши мерзавцы совсем обнаглели». Словосочетание «наши мерзавцы» на немецкий, английский и прочие языки не переводится, вообще, в принципе, никак. Андрей, я обязательно сегодня расскажу, как модернизировать инфраструктуру и всё остальное, но сейчас я посыплю голову пеплом, а также другими субстанциями, которые у меня здесь есть, но пепла, к сожалению, нет, всё израсходовал предыдущий ведущий, весь пепел, но мне очень стыдно, потому что я забыл рассказать вам в прошлый четверг итоги вашего голосования. Так вот у нас было обычная, нормальная тоталитарная демократия. Позицию нашего руководства, что у нас нет кризиса никакого социально-экономического, поддержало абсолютно большинство радиослушателей в 4 процента. Я совершенно не утрирую, потому что эти 4 процента, если судить по официальной пропаганде, по политической, так сказать, арене, ну, назвать это политической сценой, конечно, тоже можно, но, глядя на нашу политику, больше возникает ассоциация аналогии с цирком, чем всё-таки с театром. И 4 процента – это абсолютное большинство, которое доминирует и преобладает везде и всюду. Ну, а жалкое ничтожное меньшинство отщепенцев в 96 процентов считают, что социально-экономический кризис у нас-таки есть. Я очень сочувствую 96 процентам людей, которые оказались в меньшинстве в собственной стране. Что ж поделаешь, вот такая у нас демократия. Голосуйте за «Единую Россию» дальше или не ходите на выборы, предоставляя ей все возможности.
Значит, у нас есть две новости, которыми я не могу не поделиться. Я приношу извинения за их пропагандистскую направленность, но это правда, почему-то у нас об этом сейчас говорят мало. Парижское метро присоединилось к национальной забастовке железнодорожников, которая началась вчера вечером. Это произошло меньше, чем за одну неделю, до начала Чемпионата Европы по футболу, до Евро-2016. Надо сказать, что это не экстраординарная вещь. Во Франции забастовка – такой же национальный спорт, как у нас национальный спорт – это ремонт квартиры, когда человек зарабатывает немножко денег, то он начинает ремонт, пусть, даже отдельно санузла – это уже у нас в крови, мы все немножко молдаване и армяне. Но во Франции это проблема, потому что бастующие не просто бастуют, она бастуют активно, они блокировали постоянно и сейчас более половину нефтеперерабатывающих заводов страны, и оттуда не вывозятся нефтепродукты, и на трети бензозаправочных станций великой Франции сейчас нет бензина. Просто представьте себе, что вы едете по трассе, и на трети автозаправок нет бензина. Причём, это у нас бывает так, что две автозаправки стоят напротив друг друга, или через 100 метров – это такая у нас добросовестная конкуренция. А Франция более рациональна, там конкуренция уже лишний элемент вымыла, и, если на трети заправок на трассе нет топлива, то вы вполне можете где-нибудь между ними встать – это некоторая серьёзная тревожная реальность. Чем же вызваны эти протесты? Ну, в метро – против изменения графика работы, людей заставляют работать больше, а в целом во Франции сейчас только обсуждается, и только ещё проект, ещё закон не принят, трудовой реформы – изменения рабочей недели, когда работодатель получит возможность удлинять рабочую неделю или укорачивать её. То есть, по сути дела, это отмена 8-часового, а во Франции меньше, чем 8-часового рабочего дня: до 12 часов в день можно будет заставлять людей работать, естественно, по их формальному согласию. Но, если они не согласятся, они будут уволены – это серьёзная проблема в сегодняшней Европе, несмотря на то, что пособия по безработице там настоящие, а не как у нас. И при этом, если у вас будут переработки сверх этих 12 часов, ну, или восьми, или четырёх, если у нас сокращёнки, то тогда, прости, господи, вам будут доплачивать не 25 процентов сверху, как сейчас, а только 10. Плюс при этом упрощаются увольнения очень сильно якобы для снижения безработицы. Это, конечно, будет не как в Эстонии, где можно увольнять смской человека, но, тем не менее, это очень серьёзно для Франции, и я завидую Франции на самом деле. Да, у них абсолютно безумное руководство, у них такие же либералы, или даже ещё хуже, чем у нас. Но французы защищают свои права. Нужно отдать должное, конечно, что во Франции в трудовом кодексе забастовка не запрещена, потому что у нас, если работодатель не соглашается на забастовку, то эта забастовка будет объявлена незаконной по нашему закону. Но, когда это вводилось, люди тоже не выходили на улицу. Мы обсудим это в следующей передаче, я проведу голосование, потому что действительно очень больной и очень существенный вопрос: а, вообще, мы готовы защищать свои права, или мы только готовы ругать начальство в подворотнях, на кухнях - ну, вот сейчас на радиостанциях - или мы действительно готовы что-то делать. Я не знаю, что, но что-то, что мы считаем нужным, чтобы защитить себя. Это вопрос открытый, но мы это обсудим в следующий раз. А пока следующая новость – о чудовищной кредитно-инвестиционной блокаде, которая душит Россию.
В Мюнхене вчера были подписаны инвестиционные соглашения. Баварская фирма Kronospan инвестирует 200 миллионов евро в Калугу в производство древесно-волоконных плит, и подписал протокол о намерениях таких же инвестиций в Калининград и в Башкирию. Итого, инвестиций 600 миллионов евро. Можно радоваться, можно плясать – это реально прорыв блокады, это статистически значимые и заметные инвестиции в масштабах всей экономики. Браво! Молодцы наши дипломаты, наши бизнесмены, да и баварцы тоже молодцы, не испугались европейского диктата. Но, простите, пожалуйста, давайте, положим руку, если не на сердце, то хотя бы на печень: а что в России этих 200 миллионов евро нет? Есть. Почему же приходят инвестиции из-за границы, из Баварии, в нарушение европейских санкций, вопреки европейским санкциям люди не бояться восставать против своего начальства, люди не бояться жить и работать на грани фола ради прибыли, а в России, где банки захлёбываются от денег в прямом смысле слова, триллион не знают, куда девать, российские банки, где федеральный бюджет захлёбывается от денег, 7,8 триллиона рублей не знает, куда девать, где пенсионная система захлёбывается от денег, три триллиона рублей наших с вами болтаются на фондовом рынке на радость спекулянтам – это русская рулетка, где в итоге стрелять будут в нас, потому что эти деньги будут сгореть при любом падении фондового рынка, и уже сгорали.
Так вот, коллеги, почему эти деньги не инвестируются в российское производство, почему мы скачим как украинцы, аплодируем 600 миллионам евро, которые, ну, 200 миллионов, считайте, пришли, остальные 400, наверное, придут из Баварии. Но почему деньги не приходят из России? Это вопрос открытый и прямой, и этот вопрос почему-то не задаётся, потому что, к сожалению, мы все очень хорошо знаем на них ответы. Я обязательно буду принимать звонки. Я понимаю, я сказал, что мы уточку армяне и молдаване в том смысле, что у нас национальный вид спорта – это ремонт. Только в этом смысле. Не надо переживать по этому поводу. Есть действительно ещё одна новость, которую нельзя не назвать. Новость серьёзная, новость, вызывающая панику при первом виде – о том, что у нас почти на 12 процентов за май месяц сократился резервный фонд, на 390 миллиардов рублей. И вот по этому поводу нагнетается уже очень неплохая, очень качественная паника. Я скажу больше: у нас в марте месяце резервный фонд сократился на 327 миллиардов, в апреле – на 428 миллиардов. Если учесть майский спад, то у нас за три месяца резервный фонд сократился примерно на 1 триллион 145 миллиардов рублей, на 30,6 процента от своего объёма. И действительно это вызвано тем, что чрезмерно жёсткая финансовая политика уничтожает экономику, ив результате в марте-апреле у нас запредельно высокие дефициты федерального бюджета. В мае ещё статистики нет, Минфин у нас сильно затягивает с отчётностью, начиная с прошлого месяца, но, как только она появится, я обязательно вам скажу, но в марте у нас был дефицит 8, 7 процента ВВП, в апреле был дефицит 8,6 процента ВВП – это очень много. Если в январе и феврале у нас было очень хорошее исполнение бюджета, то в марте-апреле экономическая политика лидера «Единой России» Медведева, в общем-то, начала приносить бюджетные плоды. А теперь, внимание, теперь – главное. Действительно резервный фонд сжимается, и это вызывает панику, и нам всем очень страшно. За апрель-март, за два месяца в целом неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета – то есть это и резервный фонд, и фонд национального благосостояния, и то, что там валяется просто так без движения в федеральном бюджете, сократились более, чем на 2 триллиона рублей, на 20,7 процента. Но, и это принципиально важно, из-за этого сокращения только 37 процентов, тоже вполне ощутимая сумма, но чуть больше трети, пришлось на реальное сокращение, а всё остальное – это курсовая разница. Вот рубль укрепляется, деньги лежат в основном в валютке, и соответственно рублёвое выражение этой валюты снижается. И вот 63 процента этого сокращения, 63 процентов от этих чудовищных 2 триллионов рублей – это просто бухгалтерская переоценка валюты, это результат укрепления рубля, и ничего больше. Поэтому да, тревога имеет место, но паника, которая нагнетается по этому поводу, совершенно ни на чём не основана – это один из элементов информационной войны, которая против нас ведётся достаточно успешно. Давайте, примем звоночек. Пожалуйста, вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Я только прошу, не отключайте, дайте сказать.
М.ДЕЛЯГИН: Ну, давайте!

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо больше! Вот я так думаю, что вы же все экономисты, которые выступают, они очень сильно критикуют правительство, говорят, что оно неправильно всё делает, но здесь уже, видимо, нельзя поправить. Дело в том, что с каждым днём всё хуже и хуже. Если год назад ещё Глазьева не слушали, то сейчас уже кто-то его слушает, он выступает перед президентом. Мы же знаем, чем эти люди довели страну в 90-м году – просто до реального города. У вас нет боязни того, что ваше экономическое сообщество своими действиями может привести к тому, что начнут действовать по Глазьеву, и мы уже знаем, к чему это приводит – вот мой вопрос к вам. Спасибо!
М.ДЕЛЯГИН: Спасибо большое! Я бы вам посоветовал, есть такая штука, называется «Яндекс», взять этот «Яндекс», если вы не любите «Яндекс», можно воспользоваться Google, есть и другие поисковики, и найдите первоисточники Глазьева. Не пересказ его либералами, которые вульгаризируют и искажают осознанно и цинично, и не то, что он пишет в интервью, где у него есть, условно, пять тысяч знаков, и он как человек академический не всегда умеет уместить суть своих предложений, а развёрнутые его доклады, и почитайте – это не очень сложно, потому что вот это запугивание всех Глазьевым как самым страшным злом – это просто способ пропаганды наших либералов. На самом деле предложение Глазьева заключается не в том, чтобы напечатать денег и залить деньгами всю страну, и, пусть, у нас будет безумная инфляция из-за этого, и, пусть, у нас будет кошмарное обесценение рубля, и торговый дефицит. Это то, что излагают пропагандисты. И оценивать Глазьева по выступлениям либеральных СМИ – это примерно то же самое, что оценивать, скажем, евреев как народ и как культур по выступлениям гитлеровских пропагандистов. Вот это примерно то же самое. У Глазьева, помимо того, что признание того, что государство должно эмитировать деньги по потребностям экономики, должны быть длинные деньги, как, между прочим, во всех развитых странах мира, у него есть второй блок, который великолепно и тактично замалчивается, о том, что необходимо ограничить, кардинальным образом ограничить спекуляции финансовые ровно для того, чтобы деньги, которые направляются на те или иные инвестиционные проекты, не оказались на следующий день н валютном рынке или на фондовом рынке, если на то пошло. Вот ровно для этого. Это у него есть, и именно это в его предложениях замалчивается последовательно и целенаправленно. Это такой способ полемики – извратить высказывания оппонента и представить его клоуном. Он применяется в полной мере, мне очень обидно, что вы стали жертвой этой полемики. Так, пожалуйста, давайте, этот звоночек примем. Да, вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Денис. А, может, они не хотят продавать свою собственность, потому что один вопрос: откуда это собственность взялась?
М.ДЕЛЯГИН: Ну, вы знаете, они её декларируют. По крайней мере, значительную часть этой собственности они уже декларируют, они этих вопросов не боятся, хотя, я считаю, что на самом деле любой человек, семья которого имеет больше миллиона долларов, и который, начиная с 88-го года, занимал должность выше начальника департамента федерального министерства, должен при поступлении на госслужбы, или при участии в каких-то выборах отчитаться, откуда у его семьи этот миллион долларов взялся. Понятно, что документально подтвердить уже, может, и невозможно, но просто объяснить, откуда. Если человек этого сделать не может, или начинает нести какую-то ахинею, околесицу, тогда этот человек должен пожизненно лишаться права занимать любую выборную должность, занимать любую руководящую должность, заниматься любой юридической деятельностью и заниматься преподаванием общественных наук: физику и математику – можно, экономику, историю, политологию – нельзя, и юриспруденцию. Просто для защиты общества от коррупции. Это неприятно, это жестоко. Может быть, не один миллион, может быть, да – это вопрос для дискуссии, вопрос для специалистов, опять-таки. Но этот порог, этот запрет на профессию должен быть введён обязательно, любой ценой, потому что без этого нами будут править, извините за торговую марку, жулики и воры. Давайте, ещё один звоночек примем. Да, пожалуйста, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день! Михаил, вот почему-то считается, что власть ошибается в своих маневрах. Обесценивание жизни пенсионеров – в самом деле же это целенаправленно, если взять конспирологию, то выступление Караганова было лет 10 тому назад, когда он говорил, что все высказывания Путина – это для внутренних нужд, а на самом деле мы всё делаем для Запада. И Кудрин говорил, что мы все поможем Западу выбраться из кризиса.
М.ДЕЛЯГИН: Понятно, спасибо большое! Значит, действительно 10 лет назад, может быть, так оно и было. Но сейчас ситуация другая, и сейчас действительно многие либералы, которые служат глобальному бизнесу, пытаются любой ценой продолжать помогать Западу, и мы это видим в бюджетной политике, но, по крайней мере, во внешней политике произошло некоторое восстановление адекватности. Этот процесс неполный, и сейчас задача заключается в том, чтобы эта адекватность дошла до социально-экономической политики. И люди, которые разрушают нашу страну в интересах тех, кто нас пытается уничтожить в холодной войне, должны уйти в лучшем случае в отставку, а, с моей точки зрения – и в тюрьму. Да, снова здравствуйте! Да, Константин Константинович, вы абсолютно правы, говоря о России, правильнее говорить не элита, а верхушка, но я настолько стараюсь, все мои силы уходят на то, чтобы, вместо слова элита, не произнести какое-нибудь ругательство, поэтому я иногда я будут оговариваться, но, конечно, нужно говорить верхушка или тусовка, это будет более точно, спасибо! Значит, Гарик, вот очень важное замечание. Если кто-то есть из Егорьевска или из Уфы, то можете позвонить прокомментировать, я будут рад этому. Гарик пишет: Kronospan в Егорьевске и Уфе уже отравил атмосферу на десятки километров вокруг себя, теперь то же самое ждёт ещё три региона России, так иностранные инвестиции могут быть и очень вредны, и очень опасны. Так ли это, я не знаю, но позиция понятна, и она, в общем-то, весьма правдоподобна. Значит, сразу несколько человек в разных формулировках спрашивает, за кого вы будет голосовать. Ну, Тиран, я ни за кого не агитирую, это экономическая передача, но, раз вы так спрашиваете несколько человек сразу, тоя буду голосовать за «Справедливую Россию». Я совершенно не навязываю никому это выбор, я совершенно не занимаюсь агитация, это моя личная позиция. Скажем, Михаил Хазин пойдёт от «Родины», но я хорошо знаю КПРФ, я хорошо знаю господина Зюганова, и при моей огромной любви и уважении к большинству рядовых членов КПРФ и даже к некоторым региональным руководителям, зная Зюганова и его окружение, голосовать за КПРФ я не могу, но это моя позиция. ЛДПР – понятно. Товарищ Жириновский действительно лучший, наверное, политик в России, а до появления Навального был единственным политиком. Это умнейший человек, и то, что один из умнейших людей нашего времени ведёт себя подобным образом – в общем, это очень печальная характеристика нашего времени. Ну, и за «Единую Россию» я голосовать не будут в принципе. Я просто хочу зафиксировать: ребят, за кого угодно, кроме «Единой России», пожалуйста. Не потому, что это партия жуликов и воров, нет. Потому что эти люди – там очень много хороших людей, опять-так, на региональном уровне практически все, с кем я встречаюсь, очень симпатичные люди, но эти очень симпатичные люди будут в рамках партийной дисциплины как зайки голосовать не просто за преступные, а за убийственные бюджеты, они будут одобрять всё, чем либеральная тусовка будет разрушать нашу жизнь. Мы это видим уже 15,5 лет подряд, и это будет продолжаться и дальше. Если вы думаете, что за вас всё решат, что все везде всё нарисуют - это не совсем так. И, когда вы сидите дома, и не ходите на выборы, то вы тем самым голосуете за «Единую Россию». Да, у вас могут украсть ваш голос, если вы придёте и проголосуете, но, если вы не придёте, ваш голос украдут сто процентов. Почему я об этом говорю? Почему я и многие другие люди сейчас пошли первый на эти выборы? Потому что это Государственная Дума будет особой. В 90-м году мы выбирали Верховный Совет РСФСР, я повторюсь, я это говорил, извините, как клоунов в помойку, потому что Верховный Совет РСФСР был даже не декорацией, декорацией был Верховный Совет Союза, он был тенью от декорации, он не значил ничего, и все это понимали. Но рухнула страна, и на плечи этим людям свалилась власть и ответственность. И то, что они этого груза не выдержали, их жалко, они хорошие, но они не выдержали этого груза, вот мы это расхлёбываем и по сей день. И, когда мы говорим «ах, у нас нет демократии», вот её нет потому, что эти люди, ну, и мы тоже позволили в 93-м году её расстрелять. Если будет продолжаться социально-экономическая политика как сегодня, а совещание у Путина показало, что, скорее всего, оно будет продолжать как сегодня, не случайно же доклад Кудрина засекретили. Понимаете, какая должна быть ахинея и околесица написана в докладе, чтобы на него повесить гриф, чтобы его нельзя было публиковать в прессе и цитировать? Это показывает, что, несмотря на некоторую тревогу руководителя страны, скорее всего, социально-экономическая политика либеральная будет продолжаться, а это значит, что после выборов 18-го года нас ждёт катастрофа, нас ждёт смута. Запад поможет, конечно, этой смуте, конечно, как говорили в старину, англичанка гадит, но самое главное, что нашу страну доведут эти люди своей политикой до такого состояния, что мы сами начнём себя разрушать - это будет новая смута, и в этой смуте Госдума окажется реально органом, которые принимает решения, и который может стабилизировать ситуацию. Да, сейчас, Юрий, вы правы, Госдумой управляют снаружи, и они будут голосовать, как скажут, но это сейчас. Вот я говорю, что, если продолжится либеральная политика уничтожения России, то ситуация изменится кардинально. И вы думаете, что депутаты ничего не решают, и сегодня они, правда, ничего не решают. Но меньше, чем через два года, ситуация изменится кардинально, и они действительно будут решать. А теперь, внимание, теперь – минута смеха. Вот я тут только что говорил, что очень обидно, что люди становятся жертвами либеральной пропаганды. Вот я не буду называть человека, который это написал, он хороший человек, судя по остальным комментариям, я цитирую дословно: я вчера послушал Глазьева, он предлагает напечатать деньги и отдать их на строительство танков и Ротенбергам на стройки денег в никуда. Ну, что тут можно сказать? Люди, которые слушали Геббельса в Германии в конце 30-х годов, в начале 40-х, они, наверное, воспринимали евреев примерно с такой же степенью неадекватности. Значит, поскольку у вас очень много вопросов о том, что нужно делать, и что, собственно говоря, я считаю правильным, давайте, я потрачу ваше время, чтобы сказать, как надо. Я скажу сразу, это программу выдумал не я.
Я экономист, я много о себе думаю, я доктор экономических наук и так далее, и так далее, даже получил медаль Василия Леонтьева за выдающиеся достижения в экономике – это такая награда, которой можно гордиться, хотя, она общественная – но эту программу я выдумал не сам. Я много езжу по России, и я стараюсь разговаривать с таксистами, ну, если я совсем не устал, до смерти. Это такие коллекторы рассеянной информации. И, если таксист хочет поговорить, то он расскажет вам всё, и очень интересно и в очень концентрированном виде. И я спрашивал у них, что нужно делать в стране. Вот в переводе на экономический язык нужно сделать одну главную принципиальную вещь – нужно заняться модернизацией инфраструктуры, потому что качественно снизит издержки, и это резко подстегнёт деловую активность. И даже при плохом внешнем окружении, даже при дешёвой нефти это резко активизирует экономику, и мы просто окажемся в другой стране. У нас же сейчас технологии, а инфраструктура в лучшем случае 60-х годов. Если начать применять технологии современные, даже не завтрашнего дня, которые в нашей стране тоже есть, ну, хотя бы современные технологии, то это будет колоссальная экономия, это будет колоссальный рост эффективности, и деньги будут образовываться действительно буквально из воздуха. Но, как здесь правильно сказано про Ротенбергов, просто начать модернизацию невозможно. Ну, во-первых, у нас полностью утрачена культура проектирования крупных проектов. Это значит, что косячить мы будем не по-детски, это значит, что ошибки будут страшными – это одна из причин, почему этим не занимаются сейчас. В стиле первых пятилеток, когда, скажем, вестибюль станции метро «Арбатская», которая у нас в Москве в центре около Минобороны, перестраивали шесть раз, потому что в припадке комсомольского энтузиазма его строили без проекта. Я знаю, как у нас устроено проектирование, я сам живу в доме, который проектировала мастерская Посохина – это, наверное, лучшая, самое авторитетное архитектурное бюро Москвы. Когда мы туда въехали, я очень долго думал, что это проектировали пьяные студенты, потому что трезвый человек такое спроектировать не может в принципе. Выяснилось, что это лучшие архитекторы Москвы или почти лучшие. И то же самое у нас с проектным делом. То есть из-за утраты культуры, из-за уничтожения образования мы будем делать ошибки. Но необходимую вещь лучше сделать плохо, чем ен сделать никак. Вот здесь говорилось примерно час назад, полтора, о Владивостоке. Я там был совсем недавно, там построили два моста. Город преобразился, у города появился новый центр, город стал единым целым. Вы могли стоять на берегу бухты, смотреть на свою работу, которая от вас через бухту рукой подать, и вам до неё ехать полтора часа без пробок. Полтора часа! А сейчас два моста сделали город единым целым, и люди живут в другой реальности, у людей социальный оптимизм, несмотря на кризис, написан на лицах. Они оказались в другой ситуации, в другой реальности. Да, это стоило под триллион рублей, мне тут писали, 800 миллиардов, да, многие деньги были украдены, да, у президента Путина, прости, господи, во время этого несчастного саммита в закрытое окно заливалась вода, и олигарх, который организовывал то ли строительство, то ли распил денег на этом строительстве , объяснял президенту публично, что, видите ли, просто идёт дождь. Ну, с неба льётся вода, она же не может не затекать в окно, да? Это, как у нас сейчас, Тверская будет закрыта двое суток по очень простой причине: оказывается, там нужно ливневые водостоки проложить. Ну, одна из причин. Нужно, конечно, расширить тротуар и восстановить липы, но, для того чтобы расширить тротуары, закрывать проезжую часть полностью не нужно, достаточно одну полосу закрыть, которая, собственно, отдаётся под тротуары. А вот ливневые водостоки – это уже серьёзно. То есть дело важное, нужное лучше сделать плохо, чем не делать вообще никогда. И мы, конечно, будем делать сначала плохо, потому что учиться придётся на ходу. Не нужно думать о 30-х годах – тогда ещё были царские инженеры, тогда ещё были царские специалисты, царские преподаватели. Сейчас это уничтожена практически полностью, эта культура. Её придется восстанавливать, это будет дорого, это будет неряшливо, это будет очень тяжело, это будет действительно и воровство, и потеря денег, и всё остальное, но повторю в третий раз необходимую вещь: лучше сделать плохо, чем не делать никак. В первую очередь, модернизировать инфраструктуру надо, автомобильные дороги. Только не по технологиям 20-х годов, как у нас сейчас это делают, прости, господи, а по современным технологиям. И, когда у нас сейчас строители дорог, мне говорили в частных беседах абсолютно искренне: когда строю дорогу, я обеспечиваю себя работой, моя главная задача – это, чтобы через год эту дорогу опять надо было ремонтировать, и ремонтировать буду я. Вот здесь должна быть гарантия минимум на 10 лет с личной ответственностью, с персональной ответственностью, потому что иначе мы будем строить не дороги, а мы будем строить чёрные дыры для бюджета, мы будем кормушки, мы будем строить инструменты воровства – это правда, но эту вещь необходимо продумывать. Второе – необходимо модернизировать ЖКХ. Три триллиона рублей валяется в пенсионной системе. Господа, заберите эти деньги с фондового рынка, где они обесцениваются. Да, фондовый рынок упадёт, да, капитализация наших компаний снизится. Они, что, много денег получают на Западе, благодаря этой капитализации? Да, люди, которые вложили деньги в эти акции, потеряют часть своих денег, но, вы знаете, это называется налог на модернизацию. Извините, бедные люди этих убытков не понесут, и средний класс в основном эти убытки не понесёт, а я как-нибудь перебьюсь, у меня есть акции, да, они подешевеют из-за этого, ничего, я выживу, и другие тоже выживут. А у нас появится модернизированная коммуналка. Вот проблема пенсионной системы накопительной в том, что она должна вкладываться во что-то, что гарантированно приносит прибыль. В мире таких проектов нет, в развитых странах таких проектов нет.
Наше счастье в нашей отсталости, у нас эти проекты есть – это коммуналка. Деньги, вложенные в модернизацию ЖКХ, гарантированно будут приносить прибыль всегда, и это работа лет на 10, лет на 10 у нас вообще нет головной боли, как обеспечить людей пенсиями, потому что вы вкладываете в ЖКХ, и свои 10, а то и 15 процентов годовых вы получаете железобетонно при любой погоде, и, я думаю, даже на самом деле больше, чем 15 процентов, учитывая, в каком состоянии у нас находится ЖКХ. Да, придётся нормализировать систему управления ей, да, придётся ограничивать коррупцию. Сейчас перейдём к этому тоже. Ну, и третья сфера – это электроэнергетика. Нужно восстановить единство технологического комплекса, который разорвал Чубайс в 2004 году, потому что электроэнергетика, которая по своей природе должна быть и является главным фактором развития во всём мире, у нас сейчас является главным тормозом в развитии нашей страны. Это катастрофа, а не электроэнергетика, это убийство экономики. Не нужно иметь Кудрина и Медведева в правительстве, господи, при такой реформе энергетики, при такой организации отрасли, когда завышаются тарифы в каждой точке, как бы не нужно сбрасывать на нас атомную бомбу, зачем, мы уже живём в условиях такого взрыва, только растянутого во времени. Вот три необходимые вещи. Но абсолютно правильно здесь сейчас пишут, что этого мало. Конечно, нужно ограничить коррупцию, потому что, иначе всё будет украдено. Ограничить коррупцию элементарно просто – для этого не нужно подписывать какие-то дурацкие конвенции. Простите, конвенцию можно подписать, можно ратифицировать, но в стране, которая Конституцию не выполняет, ну, мы ещё и конвенцию не будем выполнять. Вот будет потрясающее удивление. Значит, первое: необходимо сделать две вещи, всё остальное – строго по желанию. Две вещи фундаментальные. Первая, как в США: если член организованной преступной группировки, а коррупция во власти – это всегда мафия, не сотрудничает со следствием, у его семьи конфискуются все, в том числе добросовестно приобретённые активы, всё имущество, кроме социального минимума. Да, квартирку оставляют или дают маленькую по социальной норме, да, машинку оставляют, только не «Роллс Ройс», а «Жигулёнок», или «Ладу», пожалуйста, отечественной сборки, выбирайте, да, оставляют одежду без роскоши, оставляют обручальное колечко, и так далее, и так далее. Вот, чтобы люди могли жить, но никакой роскоши, и никаких активов, через которые можно на кого-то влиять. Всё остальное конфискуется, и это делается, если член мафии не сотрудничает со следствием. В результате член мафии оказывается перед выбором: или рискнуть жизнью, и сдать своих подельников, или обречь семью на бедность. Поскольку общака на всех не хватит, он не для этого создаётся, и коррупционными властными структурами тоже, то значительная часть людей и все люди нормальные предпочитают сотрудничать со следствием, и мафия разрушается, разрушается её экономический фундамент. Второе – это то, что делали в Италии. Если взяткодатель сотрудничает со следствием, не явился с повинной, а сотрудничает со следствием, то есть его ловили, он бегал, он прятался, он врал, его припёрли к стенке, он сказал: хорошо, ребята, я сдаюсь, я сотрудничаю. Вот с этого момента взяткодатель освобождается автоматически по факту сотрудничества от всякой ответственности. У нас есть похожие режимы, но они частичны, ими сложно воспользоваться, они не автоматические. В Италии был применён автоматический метод. Вот это разрушает круговую поруку между организатором коррупции, и чиновником, и тем, кто даёт ему взятки, или тем, кто его коррумпирует сознательно – тоже такое есть. Эти две меры самую разложившуюся систему переводят в режим самоочищения. И третья вещь желательно – это электронная система принятия решений. Помимо экономии, колоссальной экономии на бумагах, в 93-м году в Штатах два миллиарда тогдашних долларов сэкономили на электронной системе документооборота. Во-первых, все решения принимаются мгновенно, вам не нужно ждать, пока вашу бумагу две недели донесут до другого ведомства, и там месяц будут читать. Нет, решения принимаются мгновенно, в том числе в смартфоне. А ускорение процесса принятия решений автоматчики сокращает возможности для коррупции. Но самое главное – возможен внешний контроль, который осознаётся, им не виден для проверяемого, потому что проверяемый, как обычно бывает, с началом проверки обычно происходит пожар в архиве. В РАО-ЕЭС России, по-моему, мы это помним по 97-у году, когда туда Чубайс пришёл, новогодний пожар. Но самое главное, что, когда вас начинают проверять, вы это знаете, вы заметаете следы, а здесь вы не знаете, что вас проверяют, пока к вам не приходят тихие, невзрачные вежливые люди, и начинают задавать вопросы, на которые вы не можете дать никакого цензурного ответа. Теперь, вот о чём. Страны, которые на нашем уровне зрелости финансовой системы не отделяли спекулятивный сектор от остальной экономики железобетонной стеной, просто не становились развитыми, у них не было такого шанса. Классический пример – Латинская Америка, которая после войны была сильно более богатой и отчётливо более развитой, чем Европа, разрушенная войной. Но Латинской Америке это не помогло, это территория, можно сказать, социального бедствия. Почему? Именно потому, что, прекрасно себя чувствуя, будучи богатыми, успешными процветающими, из Испании люди бежали в Аргентину ещё до конца 70-х годов, будучи процветающими эти страны не ограничили спекуляции, эти спекуляции их похоронили, в общем-то, на ровном месте. Дальше. Этого мало, нужно ограничить произвол монополий, иначе всё, как у Медведева с его недоступным жильём, уйдёт в рост цен. Ограничить произвол монополий – это тяжёлая задача, она тяжёлая в исполнении. Делается всё просто: берётся Федеральная антимонопольная служба, которая сейчас является ведомством по бессильным жалобам и публичным слезам, и этому ведомству придаются функции экономического КГБ, грубо говоря. Ведь в США руководители двух компаний боятся сыграть в теннис друг с другом, потому что по этому факту будет возбуждено антимонопольное расследование, и они замучаются, как сказал президент, пыль по судам глотать. Это исторический факт. Любая компания, которая заподозрена антимонопольной службой в завышении цены, или в занижении цены, или в ограничении конкуренции каким-то другим способом, должна давать полный отчёт, и должна предоставлять полную структуру своей цены. Ну, я думаю, что в нашей ситуации, когда все привыкли к злоупотреблениям монопольным положением, нужно ещё ограничивать предельную торговую наценку. То есть вот есть оптовая цена товара, есть цена ввоза товара на территорию страны таможенная, вот, условно, 30 процентов сверх этого – максимальная розничная цена. Один там посредник или пятьсот там посредников – это вопрос деталей. И следующая мера, которая тоже абсолютно необходима – это то, что было в Германии: антимонопольная служба имеет право при резких изменениях цены возвращать цену на место. Это только базовые, основные вещи.

И я хочу закончить результатами нашего опроса. 93 процента считают, что представители российской тусовки, или верхушки должны следовать примеру президента Филиппин и продавать свои предметы роскоши ради того, чтобы помочь людям, которые в том числе в результате их политики ввергнуты в нищету. 7 процентов считают, что правильным является сегодняшняя ситуация, когда люди жируют напоказ, не стесняются и откровенно презирают граждан, которые не вписались в рынок, выражаясь словами наших либеральных реформаторов, и которые доверились им, и имели несчастье за них проголосовать. Спасибо!
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland