Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Защитники Тихонова-Хасис: кто жаждет крови Жени и Никиты?

Защитники Тихонова-Хасис: кто жаждет крови Жени и Никиты?

В предыдущих судебных очерках о деле Никиты Тихонова и Евгении Хасис я подробно остановился на анализе доказательств обвинения. Мой вывод: при таких доказательствах обвинения становятся избыточными доказательства защиты. Ибо аргументы следствия и прокуратуры не доказывают ничего, кроме одного: мы имеем дело с заказным политическим процессом. Никаких фактов, позволяющих сделать однозначный вывод о виновности подсудимых, в суде не предъявлено.

Тихонова и Хасис обвиняют в убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой только на одном-единственном основании: эти молодые люди – убежденные русские национал-патриоты. Никаких других оснований считать их убийцами в деле нет.

Однако явный обвинительный уклон, который очевиден мне как наблюдателю в суде, а главное – тот торжествующий вопль людоеда, который подняла влиятельная либеральная пресса по поводу поимки очередных молодых русских националистов и судилища над ними, заставляет меня серьезно беспокоиться за их судьбу. Ибо не только собственный опыт, но и та же самая либеральная пресса (в первую очередь «Новая газета») убедили меня давно и непоколебимо: Мосгорсуд – отнюдь не обитель Правосудия. Незаконный, несправедливый, неправосудный приговор в его стенах есть дело обычное и вполне ожидаемое.

Крайне робки мои надежды на правосудие и в данном случае.

Тем более, все сложилось так, что Никита и Женя оказались оптимальной мишенью для политических сил и фигур, стоящих за этим скандальным процессом.

Каких именно? Порассуждаем на эту тему.

ФСБ

Основным заказчиком всех гонений на русских националистов на сегодняшний день выступает ФСБ. Об этом я писал подробно еще в статье «Новая инквизиция» («Наш современник» № 3, 2008). С тех пор данная специализация, по сути – борьба с собственным русским народом, стала в «конторе» едва ли не основной. Именно за это работники сей структуры получают сегодня звезды, звания, премии, карьерные преимущества.

Основную оперативную разработку по убийству Маркелова и Бабуровой тоже вела ФСБ и никто иной. Подробности на сей счет содержатся в «Справке-меморандуме о результатах оперативно-розыскных мероприятий», подписанной начальником 3 отдела Управления по защите конституционного строя (УЗКС) 2 службы ФСБ России полковником В.В. Шаменковым за № 140/ЗКС/3-1683 от 03.11.2009 г. (т. 3, л.д. 171-172).

На справке, в отличие от некоторых иных документов, грифа «Секретно» нет, посмотрим, что там пишется. Но вначале надо пояснить, что В.В. Шаменков – это, если я не ошибаюсь, и есть тот самый «Владимир Владимирович», который, если верить Илье Горячеву, выжимал из него ложный донос на Никиту Тихонова, а потом лихо командовал задержанием самого Никиты, сопровождавшимся зверским избиением и «согласованием показаний», закончившимся самооговором той же ночью. О чем Никита подробно написал в своем отказе от показаний, данном тогда, когда юноше стало ясно, что следствие не сдержало обещания, данного в отношении его гражданской жены (этот отказ – фотографии из дела и расшифровка – широко распространен в интернете).

Итак, именно отделом Шаменкова «в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий получена информация о лицах, причастных к убийству 19 января 2009 года в г. Москве адвоката С. Маркелова и журналистки А. Бабуровой, получившему широкий общественный резонанс».

Справка-меморандум написана специально в обоснование ареста: «…полагал бы целесообразным задержать Н. Тихонова, Евгению, И. Горячева, Михаила “Моню”), рассмотреть возможность привлечения их к уголовной ответственности, а также провести в отношении указанных лиц и их связей, причастных к противоправной деятельности, неотложные следственные действия».

Из справки следует, что Тихонов, якобы, попал в разработку совершенно случайно:

«один из жильцов дома, расположенного по адресу: Москва, Борисовский проезд, д.15, кор.1, обратил внимание на молодого человека, регулярно выходящего из 1-го подъезда указанного дома (на вид 25-30 лет, рост около 190 см, телосложение спортивное). Внимание привлекло его неадекватное поведение: резкие движения, напряженный взгляд, рука часто находится в поясной сумке. Принятыми мерами установлено, что указанное лицо соблюдает повышенные меры конспирации: представляется именами “Андрей”, “Алексей”, “Роман”, скрывает свое место жительства, номер телефона и пр. Установлено, что по имеющимся данным под вымышленными именами скрывается Тихонов Никита Александрович».

Есть еще вокруг нас бдительные люди, оказывается! Не всем все по фигу! Старший брат видит все! Верится в эту версию крайне слабо, но допустим, что так и было.

Дальше изложена истинная мотивация ареста:

«Н. Тихонов – сторонник неонацистской идеологии, проходит по уголовному делу по факту убийства одного из активистов молодежного движения “антифа” А. Рюхина (адвокат С. Маркелов представлял в этом деле сторону потерпевшего). Выявлена близкая связь Н. Тихонова – девушка по имени Евгения, которая проживает совместно с ним…

Н. Тихонов и Евгения поддерживают регулярные контакты с членами неформального объединения националистической направленности “Русский образ”, в частности, его лидером Горячевым Ильей Валерьевичем»…

После чего следуют довольно шаткие объяснения:

«В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

– получены видео- и фотоматериалы, свидетельствующий о внешнем сходстве, совпадении антропометрических данных и поведенческих особенностей, манеры движения и походки Н. Тихонова и Евгении с соответствующими параметрами лиц (мужчины и женщины), совершивших убийство С. Маркелова и А. Бабуровой».

Как бы помягче выразиться, что это за фантазии перед нами? После того, как все мы видели слепые кадры видеохроники в суде, после того, как прокурор нам читал данные экспертизы о невозможности идентификации лиц? Фантазии… И это только начало! Дальше сказано:

«…на основании билинговой информации установлено, что используемые Н. Тихоновым и Евгенией исключительно для связи между собой мобильные телефоны подключены одновременно, непосредственно после убийства С. Маркелова и А. Бабуровой (23 января 2009 года); их позиционирование в начальный период после подключения соответствует выявленной следствием исходной точке выдвижения убийцы на метро к месту совершения преступления (район «Отрадное» г. Москвы)».

Прервем вновь цитирование и спросим себя сами: как же это так получается? Откуда ФСБ могло еще до ареста Тихонова знать про «исходную точку выдвижения убийцы на метро», если его путь к месту происшествия не был отслежен и в деле не фигурирует? Как предполагаемый убийца входил в метро после акции, как пересаживался потом – отслежено. А как и откуда появился на Пречистенке – нет. И какая вообще связь между тем, что убийство произошло 19, а подключение телефонов – аж через четыре дня, 23 января? В огороде бузина… Но на этом странности не кончаются:

«…подтверждено наличие у Н. Тихонова и Евгении боевого огнестрельного оружия (несколько единиц), взрывных устройств (гранаты, запалы и др.), а также оперативно-боевых навыков, необходимых для совершения заказных убийств».

Чем же «подтверждено» наличие таких навыков? Какими такими тестами? Присутствием каких-то документов в компьютере, которые, кстати, не сами ли оперативники туда и засунули? Больше ничем, если, конечно, опера сами кому-нибудь из подозреваемых убийство не заказывали. Фантазии… Но и это еще не все:

«…средствами негласной аудиозаписи задокументированы разговоры Н. Тихонова и Евгении, свидетельствующие об их причастности к организации и осуществлению убийства».

Тут уж прямая ложь. Как теперь вполне известно из оглашения прослушки в суде, никаких разговоров, свидетельствующих о причастности Никиты и Жени к организации и осуществлению убийства не существует, иначе они были бы предъявлены прокурором.

Вот как нынче дела шьют. Вот на каких, прямо скажем, жидких основаниях, было принято решение об аресте Никиты Тихонова и Евгении Хасис.

Это решение стало для них приговором. Потому что для ФСБ отступать от своей версии невозможно и на волос, что естественно теперь, после того, как президенту было доложено о том, что преступление раскрыто, а преступники найдены.

Ребят попросту назначили на роль убийц.

Отныне на том ФСБ не только сама будет стоять насмерть, но и не даст сойти с этой позиции ни следствию, ни прокуратуре, ни, как я подозреваю, суду. Сила солому ломит.

Все мыслимые и немыслимые аргументы привлекаются сегодня в обоснование этой версии. А которых доказательств нет, те были измышлены и насильно, под давлением, вложены в соответствующие уста. В частности, в фундаменте обвинения лежали личные показания Никиты Тихонова, данные в ночь с 3 на 4 ноября, сразу после ареста, а также Ильи Горячева. То и другое, как это теперь широко известно, добыто именно под жестким прессингом не столько следователя, сколько пресловутого «Владимира Владимировича» (читай: полковника ФСБ Шаменкова). Но от своих показаний как Никита, так и Илья отказались при первой же возможности, прямо указав при этом на организатора фальсификации.

Откажется ли суд рассматривать это чучело «царицы доказательств», вымученные признания фигурантов?

Осмелится ли пойти против обер-инквизиторов нашего времени?

Следствие

«Честь мундира» в данном процессе поставили на карту не только ФСБ и, само собой, Прокуратура, но и лично следователь по особо важным делам Следственного комитета Игорь Краснов. Ведь это тот самый Краснов, один из тех, кто вначале состряпал, а затем с блеском провалил «процесс века» о покушении на Чубайса, назначив обвиняемыми полковника Квачкова со товарищи. Громкое дело, скандально развалившееся прямо в суде, причем дважды.

О чем теперь мечтает столь жидко и всесветно обанкротившийся следователь?

Несомненно, для Краснова процесс Тихонова и Хасис – последний шанс реабилитироваться, доказать начальству и всему миру, что он не полный балбес и ему можно доработать до пенсии на своей должности.

Громкий успешный процесс против «ужасных террористов» – по совместительству русских националистов – лучший способ потрафить не только непосредственному начальству, но и куда более высоким и влиятельным в нашей стране инстанциям. Для которых все русское движение, как нелегальное, так и легальное, это кость в горле. Краснов, участвуя в заострении дела против русского сектора политики, искусственно сужая поле поиска, прекрасно понимал, какую могущественную политическую поддержку он тем самым приобретает.

После позорного провала в деле Квачкова у следователя Игоря Краснова теперь свои счеты с русскими националистами. Следует полагать, что он жаждет реванша, расправы с ненавистными ему «русистами». Поэтому уже 21 января, через день после убийства, следствие дает Поручение начальнику Угрозыска Москвы В.В. Голованову: «Установить жителей г. Москвы и Московской области, числящихся по базам данных ЦОРИ КМ ГУВД по г. Москве и Московской области, УУР ГУВД по г. Москве и Московской области как придерживающихся националистических взглядов (в т.ч. так называемых “скинхедов”). Произвести оперативно-розыскные мероприятия в отношении указанной категории лиц, на предмет их причастности к совершенному преступлению, осведомленности о совершенном преступлении» (т. 2, л.д. 199). А 23 января 2009 года Краснов дает Поручение 201/36007-09 замначальника УБТП 2 службы ФСБ России генералу-лейтенанту М.В. Белоусову: «Установить лидеров и участников неофашистских движений».

Как видим, всего через три дня после убийства основная версия у следствия уже сложилась. Выражение «неофашистских» лучше всего передает внутренний настрой Краснова, для которого тождество «националист – фашист» есть аксиома. Хотя для всего, как говорится, прогрессивного человечества такой подход – просто несусветная дикость. Предубеждение обозленного неудачами пинкертона против участников русского движения можно понять, но как от такого человека ждать объективности в расследовании? Его предвзятость априори следует из данной формулировки.

Для начала сеть на русских националистов и праворадикалов раскинули максимально широко. Однако вскоре напряженный взгляд Краснова усмотрел в ней подходящую рыбку. И вот уже 17 марта следует новое поручение, на этот раз замначальника Угрозыска ГУВД Москвы А.П. Храпову, – найти и доставить конкретно Никиту Тихонова.

Но вся беда в том, что почерк Краснова от процесса к процессу не изменился: искать не там, где потерял, а там, где фонарь светит. Вспомним, как в деле о покушении Чубайса следователи, среди которых был и Краснов, нашли подходящую фигуру из числа русских патриотов и попытались назначить преступником. Этот же алгоритм Краснов, по-видимому, решил применить и в деле об убийстве Маркелова. О том, с каким мастерством Краснов использует давление на подследственных непосредственно и через их родственников рассказала в Рунете мать одного из таких «назначенных преступников» в деле Квачкова, Ивана Миронова, – Татьяна Леонидовна.

Версия о причастности русских националистов к убийству адвоката Маркелова – не только самая политически выигрышная, но и лежащая на поверхности. И фигура Никиты Тихонова, находящегося в розыске по делу об убийстве – неважно, что он его не совершал! – безусловно, очень подходящая, удобная для обвинения.

В ходе мероприятий ФСБ, а затем ареста выяснились дополнительные «вкусные» подробности о Никите. Скрывается, конспирирует, имеет оружие, известен прорусскими взглядами (с некоторых пор это, как известно, криминал), может иметь претензии именно к Маркелову (напомню: о том, что именно Маркелов, возможно, причастен к объявлению Тихонова в розыск, последний узнал уже после убийства). Чего же еще искать? Все сходится!

Между тем, были и другие версии. О них, в первую очередь, говорили чеченские правозащитники. Например, о том, что деятельностью Маркелова было недовольно руководство Чечни и в частности Р. Кадыров, следствию поведала правозащитница «Мемориала» Наталья Эстемирова, вскоре после того убитая в Чечне (т.16, л.д. 85-91).

Что бывает с теми правозащитниками, которыми «недовольно руководство Чечни», мы все отлично знаем и помним, ибо данная тема широко обсуждалась в связи с убийством Анны Политковской и некоторыми другими. Жестокая смерть самой Эстемировой позволяет поддержать это предположение.

Почему Краснова не заинтересовала вышеизложенная версия? Не потому ли, что он видел, чем закончилось дело об убийстве Политковской, – и попросту испугался столь же позорного провала, как в этом деле, да еще второго подряд для себя лично? Так ведь и из органов вылететь можно!? Или перетрусил связываться с «руководством Чечни»? Во всяком случае, в Чечню ехать он не рвался: на чеченцев где сядешь, там и слезешь…

Напомню, что на кону сегодня уже стоит не только престиж лично следователя Игоря Краснова, не только престиж его профессии в целом, но и репутация могущественных инстанций, стоящих за делом Тихонова и Хасис, которые не простят «следаку-важняку» очередного промаха…

Или вот, к примеру, председатель Правозащитного центра Чеченской Республики Минкаил Эжиев однозначно заявлял, что убийство Маркелова напрямую связано с «делом Буданова». Этой же точки зрения придерживается и уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев.

Больше того, именно эту версию поддержали в своих показаниях видные российские правозащитники, специалисты по праворадикальным организациям. В первую очередь, главный знаток правого движения Галина Кожевникова (центр «Сова»), которая к тому же прямо назвала маловероятным участие в убийстве националистов или скинхедов (т.16, л.д. 35). А также социолог «Института коллективное действие» О.А. Мирясова, которая наблюдательно отметила, что почерк убийства Маркелова не соответствует почерку убийств совершаемых «фашистами» (т.16, л.д. 42). Ветеран правозащитного движения Лев Пономарев тоже предпочел сосредоточить свое внимание на лицах, воевавших в Чечне и на сторонниках президента Кадырова (т.16, л.д. 55-53).

Названных людей никто не может заподозрить в лояльном отношении к русскому национализму. Уж они-то никогда не упустили бы возможность лишний раз кинуть в него камень. И если даже эти профессиональные охотники на ведьм (сиречь, «русистов») предпочли искать убийц Маркелова в других слоях населения, это что-нибудь да значит!

Не кто-нибудь, а хорошо осведомленный экс-заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь высказал свое мнение: возможно, убийство адвоката связано с покушением на главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова, «поскольку Станислав Маркелов представлял интересы жестоко избитого журналиста». Маркелов вел собственное расследование этого громкого преступления, следы которого ведут в верхние слои административного и криминального мира России, туда, где не церемонятся в выборе средств, когда надо заткнуть неугодному глотку. О том, что к убийству Маркелова могут быть причастны только «власти города Химки», однозначно высказался также помощник депутата Госдумы, личный друг и соратник Маркелова, отлично его знавший, правозащитник А.В. Сахнин (т.16, л.д. 5).

Были и другие версии…

Но куда там! Ослепленный личным отношением, ненавистью к участникам русского движения (ужасным «неофашистам») следователь Краснов уже все для себя решил!

Подогнав под свою версию факты (в том числе выдавив признательные показания из Тихонова и Горячева), следствие не стало отрабатывать, как положено, иные версии.

Поэтому отступать следователю Игорю Краснову и стоящим за ним инстанциям сегодня некуда. Спасая подмоченную репутацию, они пойдут в этом деле до конца.

Гособвинение

Не только ФСБ (и лично товарищ В.В. Шаменков), не только СК при Генпрокуратуре РФ (и лично товарищ И.В. Краснов) вынуждены биться до последнего, отстаивая шитую белыми нитками версию обвинения.

В профессиональной реабилитации нуждается также гособвинитель, прокурор Борис Локтионов. Он и раньше-то звезд с неба не хватал. В 2003 году он без особого успеха вел в суде громкое дело Тамары Рохлиной и был, под предлогом перевода из области в Москву, заменен более опытным прокурором М. Деканем, который и довел дело до конца. А в 2006 году Локтионова под шумок отстранили от участия в не менее громком деле Алексея Пичугина. Официально – по болезни, но сведущие наблюдатели предполагали, что это произошло из-за скандального провала слушаний, после которых пришлось распустить коллегию присяжных.

К русским националистам у Локтионова, как и у следователя Краснова, тоже, по-видимому, есть личный счетец. И все по той же причине собственных профессиональных «успехов». В 2004 он вел процесс против скинхедов, разгромивших рынок в Ясенево – и тоже вел не блестяще. Участвовали в погроме примерно 150 человек, но приговора было только три: двое получили условный срок, один – шесть месяцев (Локтионов просил всем дать по пять лет). Назвать такой результат победой прокурора трудно. Попытка кассировать приговор и судиться наново провалилась…

Пикантность ситуации в том, что дело шло с участием коллегии присяжных заседателей. Локтионов, как видно, тяжело переживал свой афронт, он не выдержал горькой обиды – и… сорвал свое зло на ни в чем не повинных присяжных! Как поведал журналист Сергей Громов: «В идеале правоохранительные органы вообще хотели бы предельно ограничить компетенцию присяжных. Общее отношение к “представителям народа” весьма красочно описал прокурор Борис Локтионов, не сумевший доказать в суде вину заместителя главного редактора ультраправого журнала “Русский хозяин” Андрея Семилетникова, обвинявшегося в организации погрома рынка в Ясеневе. Выходя из зала суда на прошлой неделе, он заявил, что “домохозяйки и инженеры не должны оценивать работу следствия”» («Время новостей», 05.05.04). Не сдержал эмоций.

Я не хотел бы, чтобы эти строки прочли присяжные, участвующие в деле Тихонова и Хасис. Пусть пока питают иллюзии в отношении сладко улыбающегося им прокурора. Но однажды они должны будут узнать, что он про них думает на самом деле.

Локтионов, как можно предположить, вообще желал бы, чтобы суды действовали в духе тайной инквизиции или сталинских «троек» – не только без присяжных, но и без прессы, без гласного освещения. Ну, не любит он СМИ! И даже готов объяснить, почему. Добившись закрытого процесса по делу об убийстве журналиста Владимира Сухомлина, забитого насмерть сотрудниками милиции (2004), он заявил, что многие средства массовой информации искажают-де факты и ход процесса, а высказывая свое мнение, оказывают давление на присяжных. Ясное дело: не надо журналистам высказывать свое мнение! А то ведь может случиться, как с Сухомлиным…

«Присяжные и пресса – враги правосудия!» Право, до такого лозунга я бы сам никогда не додумался.

Второй прокурор в деле, Елена Сухова, учится у старшего товарища. Чему? Задавать глубокомысленные вопросы типа «бывали ли вы на улице Пречистенка»?

Пока что я могу отметить лишь то, что она, сидя рядом со старшиной присяжных, постоянно «отыгрывает» (как говорят актеры) все заметные ходы судоговорения. То мимикой, то жестом, то репликой. Пользуется своим местоположением не без выгоды для общего впечатления. Присяжные – живые люди, во многом руководствуются эмоциями, замечают, реагируют, переживают…

Адвокаты потерпевших

Расклад сил в процессе Тихонова-Хасис все больше напоминает мне некий удивительный паззл, в котором нет ни одного случайного кусочка. Какая-то адская мозаика!

Вот и с адвокатами стороны потерпевших (Маркеловых, Бабуровых и др.) не все так просто.

Взять хоть Владимира Жеребенкова, разъезжающего на «тойоте» и сменившего уже второй отличнейший костюм в ходе слушаний. Он нем я вообще ничего не хочу говорить сам. Я только вспоминаю свое изумление, когда он не без гордости сообщил мне, что в книге «Преступная Россия» ему посвящено немало текста. Что ж, я не поленился слазить в Интернет и наткнулся там на такое, что язык немеет, а перо бессильно падает из рук. Пусть говорят факты…

Как сказано, о, сколько нам открытий чудных!.. К примеру, откроем статью «Солнцевские взяточники. Солнцевская мафия купила следователей и судей»:

«В Мосгорсуд поступило из Генпрокуратуры беспрецедентное уголовное дело о многочисленных эпизодах подкупа следователей, судей и других сотрудников правоохранительных органов солнцевской преступной группировкой. Подсудимые — следователь Следственного комитета МВД Владимир Жеребенков, воспитатель заключенных майор Михаил Сапронов, старший помощник солнцевского прокурора Татьяна Короткова и адвокат, обслуживавший солнцевскую преступную группировку, – Наталья Яцковская. Их широкомасштабный взяточный бизнес был прерван ФСБ и Генпрокуратурой…

Наталья Яцковская работала в юрконсультации № 7 Мосгорколлегии неподалеку от трех вокзалов и слыла преуспевающим адвокатом. К ней обращались за помощью солнцевские бандиты, когда кого-то из них арестовывали. Ей передавали крупные суммы в рублях и валюте и просили любыми способами вытащить "своих" из тюрьмы…

С годами солнцевских бандитов, разбойников и вымогателей стало все труднее спасать от зоны. Тогда приятель известного мафиози Михася Виктор Клестов (возглавлявший солнцевское кафе "Ритм") познакомил Яцковскую с человеком, который не без гордости говорил, что является «крестным отцом» солнцевской мафии и вытащил из тюрьмы за взятки многих солнцевских… Благодетель солнцевских бандитов звался Михаил Сапронов. Его дважды увольняли из органов МВД, однако всякий раз восстанавливали, и к 45 годам он худо-бедно дослужился до майора…

Сапронову помогали его друзья — следователь СК МВД Владимир Жеребенков и профессор Высшей школы милиции полковник Евгений Жигарев. Они получали от Сапронова бандитские деньги и отправлялись их отрабатывать. Жеребенков собирал информацию об уголовных делах, интересующих бандитов, обманным путем забирал дело у следователей (говорил, что нужны для доклада руководству СК МВД) и приносил в квартиру Сапронова, где документы изучала адвокат Яцковская и где составлялся план развала дела… Для достижения цели не гнушались ничем: угрожали свидетелям по делу, уничтожали вещественные доказательства…

$10,5 тыс. досталась следователю Жеребенкову. Он потрудился на славу: привез уголовное дело Ракитина из следственного отдела УВД Восточного округа в квартиру Сапронова. Жеребенков попросил дело в УВД под предлогом составления доклада для своего руководства. Хотя и не собирался никому ничего докладывать. Как следователь он вообще не имел отношения ни к одному московскому делу, так как курировал Восточно-Сибирский регион. Вместе с уголовным делом Жеребенкову дали аудиокассету, на которой были зафиксированы угрозы Ракитина в адрес Елены Мельниковой. Жеребенков попросил "своего знакомого парнишку", и тот обработал запись так, чтобы голос Ракитина невозможно было идентифицировать. И в таком виде Жеребенков вернул кассету вместе с уголовным делом в УВД».

Эта статья была опубликована в газете «Коммерсантъ» 18 апреля 1997 года. Автор – Екатерина Заподинская, известный журналист, специализирующийся на криминальной тематике.

Есть на других сайтах и про другие дела бывшего следователя, а ныне адвоката Владимира Жеребенкова. В книге А. Мухина «Российская организованная преступность и власть» (М., 2003) он также фигурирует. Но думается, что для психологического портрета и этого достаточно. Побывав сам под следствием и судом, четыре с лишним года похлебав тюремной баланды, Жеребенков приобрел бесценный опыт. К нему бы еще – чистую совесть да безупречную репутацию…

Заинтересован ли Владимир Аркадьевич в том, чтобы засадить за решетку русских националистов? О, да. Он прекрасно понимает, сколько черных пятен смоет он тем самым со своей биографии в глазах властей предержащих. И будет стараться.

Он и старается, порой перешагивая границы дозволенного моралью и правом. К примеру,

22 марта 2011 г. перед лицом присяжных он задал Никите и Жене дважды (незначительно меняя форму) вопрос, который трудно назвать корректным: сколько людей вы убивали бы, если бы за это не было уголовного преследования?

Понятно, что это сродни вопросу: когда вы перестанете бить свою мать? Конечно, можно отвечать, оправдываться, клясться, но черный мазок уже сделан, скверное впечатление достигнуто, «осадочек» останется…

Подлый приемчик. Хотя и очень профессиональный.

Второй адвокат, Роман Карпинский производит впечатление приличного человека и серьезного юриста. Вот только слава за ним идет, как бы выразиться точнее, определенного сорта. Я не берусь утверждать, что Карпинский – тайный русофоб, ненавистник русских и России, представитель «пятой колонны». Но нельзя не признать характерным тот факт, что в числе его клиентов мы встречаем ультралибералов и вообще не лучших друзей нашей страны. Он, например, представлял интересы: 1) семьи известного ельциноида Сергея Юшенкова; 2) Андрея Пионтковского, автора книги о России под названием «Нелюбимая страна»; 3) польских граждан, предъявивших нашей стране немалые претензии по поводу Катыни. И т.д.

«Адвокат должен защищать всех!» – скажут мне люди наивные, но я отлично знаю, что на практике всегда имеет место определенная избирательность. Разные категории лиц обращаются к разным адвокатам с учетом их взглядов и пристрастий. Потому что это влияет на их поведение в суде и тем самым на исход дела. Карпинский не исключение.

Вот такие адвокаты ведут процесс против Тихонова и Хасис.

Либеральная публика и «Новая газета»

Понятно, что для всех российских либералов, от какого-нибудь Прошечкина или Гербер – до самого президента Медведева, слух о причастности русских националистов к убийству известного в либеральных кругах адвоката Маркелова, а потом известие о поимке Никиты и Жени – это просто праздник. Именины сердца! Ибо эта версия устраивает их идеально по глубочайшим идейно-политическим основаниям.

Я не буду вдаваться в анализ всего спектра взглядов на сей предмет в указанном политическом секторе, ограничусь лишь разбором позиции «Новой газеты». Каковая, во-первых, есть главный рупор всего российского либерального лагеря, а во-вторых, является как бы заинтересованным лицом, поскольку попавшая под пулю журналистка Бабурова после того, как в декабре 2008 года ее уволили из «Известий» за нарушения трудовой дисциплины и профнепригодность, успела месячишко поработать на «Новую». И сегодня газета вся просто пылает местью за ценную сотрудницу (думаю что на деле это лишь повод для очередной фирменной атаки на «русский фашизм»). А роль главного мстителя почему-то принял на себя Сергей Соколов, который в одних источниках фигурирует как шеф-редактор, а в других – просто как заместитель главного редактора.

О степени объективности Соколова ярче всего свидетельствует тот разнос, который он, не сдерживая чувств-с, устроил коллеге Евгению Левковичу за публикацию в «TheNewTimes» отречения Ильи Горячева от полученных под давлением полковника В.В. Шаменкова показаний. Что и говорить, публикация скандальная! Но ведь правду-то, как шило, в мешке не утаишь. Однако журналист Соколов полагает, что можно и нужно было таить!

Аналогичная история – с публикацией Владимиром Абариновым в Интернет-издании «Грани.ру» статьи под названием «Предубедительные улики».

Вот характерный диалог Соколова с Левковичем в интернете.

Соколов: «Мда. Мне очень стыдно за коллег из журнала, к которому я очень хорошо отношусь, многих из которых знаю лично и давно… Печально. Поскольку помимо наци-ориентированных друзей и адвокатов, существуют еще и потерпевшие, и их адвокаты (о которых упомянуто вскользь), и коллеги. Только одно уточнение, которое многое расставит по своим местам: дело в суд было передано в конце декабря прошлого года, так какое заявление могло быть туда направлено в августе?.. Да, ладно – что говорить: кто захочет – разберется, позвонит, уточнит, а кому не надо, кто и так все знает – так Бог с ним. С. Соколов»

Левкович: «Уважаемый господин Соколов… При подготовке осуждаемой (именно осуждаемой) вами статьи я встречался и с представителями гособвинения, что тоже при желании можно запросто проверить. Кроме того, я присутствовал на нескольких судебных заседаниях и видел все своими глазами. Видел, в частности, как работают корреспонденты вашей газеты, искажая происходящее на суде до неузнаваемости. В отличие от вас, давно уже осудившего и приговорившего обвиняемых, хотя суд еще не закончен, я хочу действительно разобраться в этом деле, в очень странном, на мой взгляд, с массой чудовищно небрежно собранных доказательств и явно выбитых признаний… «Странностей» в деле – десятки, даже самое реальное доказательство – пистолет – вызывает массу вопросов»…

На «Радио Свобода» Соколов точно так же бросился оппонировать Абаринову, посмевшему усомниться в праведности суда над Тихоновым и Хасис и написавшему:

«Приходится признать, что авторы большинства репортажей выносят свои оценки на основании идеологии, а не юриспруденции. Неужели справедливость не для всех? Разве родным и близким погибших будет легче, если за убийство осудят подвернувшихся под руку, а не изобличенных людей? Почему вы решили, что следственный и судебный произвол распространяется только на либеральную оппозицию, а русских нацистов судят исключительно компетентные и добросовестные прокуроры и судьи? А ведь речь в данном случае идет о пожизненном сроке. По делу, сшитому на живую нитку. Подумать страшно! Вы можете ненавидеть или презирать Тихонова и Хасис, но правосудия они достойны точно так же, как любой из нас. В противном случае не достоин никто».

Между тем, далеко не русофильское «Эхо Москвы» отнюдь не случайно анонсирует Соколова так: «Обвиняемые Никита Тихонов и Евгения Хасис несомненно причастны к убийству Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова. Такое мнение в эфире радиостанции "Эхо Москвы" высказал заместитель главного редактора “Новой газеты” Сергей Соколов. “Новая газета” проводила собственное расследование убийства Бабуровой и Маркелова, а также сотрудничала со следствием, отметил Сергей Соколов». Следы этого сотрудничества хорошо видны из публикаций «Новой», построенных на эксклюзивных материалах, извлеченных (кем?) из дела.

Для Соколова в этом деле уже все ясно и приговор свой он уже совершил. С достойным лучшего применения упорством он утверждает его через редактируемую им газету, неусыпно курируя тему суда над Женей и Никитой. Собственно, объективную оценку этой позиции от лица честной, истинно демократической журналистики дали выше Левкович и Абаринов, что избавляет меня от излишнего копания в подробностях.

Мне по-товарищески жаль способных журналистов «Новой» Никиту Гирина и Веру Челищеву, которые и хотели бы представлять более объективным и цветным манером происходящее в суде, да вынуждены придерживаться установки на черно-белый обвинительный уклон, заданной шеф-редактором газеты.

Судья

Как я давно подметил, в подобных чисто политических делах случайностей не бывает, птицы одного пера слетаются в одну стаю. Читатель получил представление об этой стае из вышеизложенного.

Один вопрос занимает меня сегодня: примкнет ли к ней открыто судья Замашнюк?

О нем известно немного. Долгое время он делал карьеру военного судьи, постепенно перемещаясь из военного суда Нижегородского гарнизона в военный суд Ростовского-на-Дону гарнизона (1998), затем Московского гарнизона (2001), оттуда в кресло судьи Московского окружного военного суда (2006). В январе 2010 года с военных судей сняли погоны, но Замашнюк не пропал: 14 мая того же года его взяли в Мосгорсуд.

Понятно, что без году неделю проработав в Мосгорсуде, он не мог отказаться от дела Тихонова и Хасис, после того как именно так поступила судья Любовь Николенко, понимавшая всю его зыбкость и щепетильность. Известная своим заявлением, что не хочет быть «свадебным генералом» на фиктивных политических процессах, Николенко и здесь сразу раскусила, что к чему. Но Замашнюку деваться было некуда, да и специфику политических дел он, как видно, еще не успел постичь.

В прошлом Замашнюк судил взяточников и коррупционеров, исследовал в суде заказное убийство и т.д. Известен тем, что жестко ведет дела, но нервничает перед лицом коллегии присяжных, а потому прибегает к приемам, граничащим со злоупотреблением служебным положением.

К примеру, в СМИ, освещавших дело экс-главы Ейского района Краснодарского края С. Тулинова, отмечалось, что «председательствующий в судебном процессе уже открыто игнорирует требования уголовно-процессуального закона, Конституции РФ и норм международного права, запрещающих судье исследовать в судебном заседании с участием суда присяжных доказательств, полученных с нарушением закона». Как сообщал адвокат Юрий Качан, Замашнюк неоднократно удалял присяжных заседателей в совещательную комнату, делая замечания на высказывания адвокатов, опровергающие обвинение, в то время, как на грубейшие нарушения требований закона со стороны государственных обвинителей не реагировал, перебивал и обрывал, и даже удалял из зала суда самого подсудимого, нарушал принцип равноправия сторон в судебном заседании и принцип состязательности судебного процесса, препятствовал защитникам в осуществлении ими профессиональной обязанности по обеспечению квалифицированной защиты подсудимому и т.д. (ейский городской портал «Ейск-гид», 21.08.10).

Несколько солдафонская манера действительно свойственна бывшему военному судье Замашнюку и хорошо знакома всем, кто отслеживает процесс по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой. О чем свидетельствуют многочисленные жалобы и отводы, уже поданные в настоящем процессе адвокатами А. Васильевым и Г. Небритовым.

Адвокат Качан дополнительно обвиняет председательствующего судью, который «в напутственном слове фактически доказал, что он почти явно встал на сторону обвинения, так как исказил смысл и содержание отдельных доказательств, а о других (опровергающих обвинение) как бы невзначай "вообще забыл" напомнить суду присяжных» (интернет-дневник Краснодарского края «Живая Кубань» от 03.09.10). В итоге Тулинову для оправдания не хватило всего одного голоса.

Все сказанное настраивает не слишком оптимистически. Повторится ли до конца весь указанный негатив в деле Тихонова и Хасис?

У меня нет достаточных оснований утверждать, что судья Александр Замашнюк умышленно делает все, чтобы у коллегии присяжных возникло однобокое впечатление об обстоятельствах дела. Возможно, тут все дело, напротив, в недомыслии. Или в избытке служебного рвения и амбиций. Или в давлении сверху. Или еще в чем-то, что выше моего понимания.

Но как ловко он обрубает все направления судоговорения, которые могли бы заставить присяжных не то, чтобы усомниться, но хотя бы даже задуматься о возможности иного прочтения аргументов обвинения!

Как успешно он обходит разнообразные возможности извлечь из дела дополнительную информацию, могущую приблизить нас к истине, но опрокидывающую версию прокуратуры!

Как избегает дать в руки защиты содержащиеся в материалах дела контраргументы и вообще все дело целиком, как и протоколы судебных заседаний! А порой легким намеком выдает перед присяжными свое авторитетное отношение к тому или иному факту. 

Как осаживает адвокатов, чуть только они подходят к «опасной» для обвинения черте, как отметает любые ходатайства с их стороны! Что ж, в иных случаях бездействие (к примеру, отказ от просьбы подсудимомого или защитника об экспертизе) – это тоже своего рода действие.

Защитой от защиты назвал я поведение судьи Замашнюка. На том стою.

Да при этом он еще и не упускает случая прочитать суровые нотации не только адвокатам, но и журналистам, упиваясь собственным красноречием и демонстрируя при этом свое эго в полный рост! Что ж, мы, увы, лишены права ответить ему в суде…

Много вопросов накопилось у меня к судье Замашнюку, но на мою просьбу об интервью он ответил категорическим «Нет!». Я его о-о-очень понимаю.

Осмелюсь, однако, напомнить Александру Николаевичу одну известную истину: жить в обществе и быть свободным от общества – невозможно. (Я допускаю, что от него несвободны даже судьи Мосгорсуда.) И его личное поведение в суде и в жизни также не останется без общественного внимания и оценки. Как сказано в русской сказке, суди, судья, да поглядывай сюда. Я не имею в виду – боже упаси! – такую «оценку», какую получил его коллега Чувашов, я всего лишь хотел бы сослаться на Пушкина: «И не уйдет он от суда мирского, как не уйдет от Божьего суда».

Не знаю, как насчет Божьего суда, а вот земного возмездия наш судья таки побаивается: недаром добрая половина из примерно 300 упоминаний о нем в интернете посвящена взятию Замашнюка под охрану в связи с настоящим делом. У страха, как известно, глаза велики. Интересно: намерен ли он жить под конвоем до конца своих дней?

От какого именно общества (или его части) несвободен судья Замашнюк, я тут гадать не стану. Но признаюсь честно: избавиться от впечатления, что он для себя уже все решил, и притом не в пользу подсудимых, я не могу. Являясь в суд, как на работу, наблюдая весь ход процесса собственными глазами, я кожей чувствую недоброжелательное отношение судьи к двум молодым любящим друг друга людям, сидящим в душной прозрачной клетке из пуленепробиваемого стекла...

Источник: www.politsovet.org
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

Politsovetorg

комментирует материал 14.04.2011 #

Не оставайтесь равнодушными! Здесь Вы можете поставить свою подпись в защиту Жени и Никиты: http://tihonov-hasis.info/obrashhenie/

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland