Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Александр Ануфарьян

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Откуда родом, вертикаль? Отрывок из книги Генпрокурора.

Примерно в то же время, когда я приехал в Бурятию сдавать документы, в Улан‑Удэ прибыла некая Мария Наумова, чиновник администрации Путина. Совершив блиц‑визиты к Президенту Бурятии Потапову, председателю Великого Хурала Лубсанову и главному федеральному инспектору Данилову, она доложила им позицию своего руководства.

Одним из главных исполнителей воли Кремля стал Президент Бурятии Леонид Потапов.

Непорядочность его меня поразила. Задолго до всех этих событий мы с ним встретились в одном из московских ресторанов. Мы пожали друг другу руки, обнялись и решили впредь не вспоминать старые распри. До выборов тогда еще было далеко, и вопрос о моем кандидатстве мы даже не затрагивали.

Честно говоря, понять его я не могу даже сейчас. В те дни, когда меня выдвигали в Совет Федерации, решался вопрос о его очередном переизбрании, и в чисто политическом плане понять и простить его поведение было еще можно. Но теперь‑то он уже больше гона был «во власти», впереди — четыре года президентства, — чего бояться? Никто сместить его уже не мог! Он мог спокойно сказать, дескать, понимаю вашу озабоченность, однако, простите, вмешиваться в избирательный процесс я не имею права.

Не сказал…Вместо этого Потапов вновь «взял под козырек» и, не задумываясь, предал нашу только‑только восстановленную дружбу.

Чтобы не быть голословным, приведу выдержки из получившей огласку стенограммы встречи Леонида Потапова с Бато Семеновым. В свое время этот очень колоритный бурят был одним из претендентов на пост Президента Буратии. Победил Потапов, и они крепко рассорились. Еще недавно Потапов во всеуслышание говорил, что хуже Бато человека нет. Но когда стало очевидным, что ставленник «Единой России» на место в Госдуме, некий Василий Кузнецов, мне наверняка проиграет, Потапов о своем недруге мнение резко «поменял»…

Итак, 17 октября 2003 года, 15 часов 30 минут.

<sup>Город Улан‑Удэ.</sup>

Потапов Л. В.: Бато Цырендондокович! Я хочу сказать прямо, что я не остановился бы на вашей кандидатуре, если бы не сложившаяся ситуация. Я всегда действую по принципу: из двух зол выбирают меньшее. Когда мне мои помощники говорят: как же так, в прошлом году мы были против него, а сейчас должны быть «за», я им отвечаю: «Что лучше — Скуратов — депутат Госдумы или Семенов — депутат Госдумы?» В этой ситуации я готов честно и откровенно поддержать Вас… Проблемы республики ты знаешь, в Москве тебя знают, а у Кузнецова ума всегда не хватало и сейчас не хватает…

Семенов Б. Ц.: …Что же касается Скуратова, то ситуация очень сложная. Его известность, его высказывания, строго выстроенные структуры КПРФ, которые подчиняются решению съезда партии, и, самое главное, репутация человека, гонимого властью, дают ему высокий рейтинг, который продолжает расти.

Потапов Л. В.: Я договорился так, что Москва нас поддержит финансово, а мы включим административный ресурс… Что потребуется от меня, прямо говори, я не хочу, чтобы потом ты считал, что я веду двойную игру.

Семенов Б. Ц.: В принципе нужна Ваша команда… главам администраций всех районов…Затем нужно, чтобы была очень эффективная работа со СМИ. И последнее, и самое на сегодняшний день актуальное — финансовая помощь.

Потапов Л. В.: …27 октября, после обеда будет совещание с главами администраций районов. Там я выступлю и прямо скажу, что надо поддержать Семенова…Что касается финансов, то надо решить этот вопрос буквально на следующей неделе. Сколько надо? Триста тысяч? Будет триста тысяч.

Семенов Б. Ц.: Спасибо, Леонид Васильевич, думаю, что все мы понимаем, что совместная, согласованная работа будет только на пользу Республике.

Диалог этот меня и возмутил, и потряс. Отброшу личные моменты, здесь, как говорится, Бог им судья. Но триста тысяч, направленные на борьбу со мной, когда экономика нищей республики трещит по швам — это ли не лицемерие? Ради сохранения холуйских отношений с Москвой открыто подключать ресурсы администрации, скатившись тем самым до уголовной статьи? Где он, предел человеческого падения?

Исполнителем же указаний Потапова стал председатель окружной избирательной комиссии, его бывший помощник Дмитрий Ивайловский. В свое время этот человек косвенно уже пострадал от меня. Он возглавлял штаб противодействия моему избранию в Совет Федерации, после моего избрания был уволен и только через продолжительное время вновь «трудоустроен». И вот судьба свела нас вновь…

Возмущенный, я написал жалобу в Центризбирком.

В ЦИКе для разбора конфликтов, подобных моему, существует специальная рабочая группа, куда входят как члены ЦИК, так и опытные юристы. Им я и изложил по пунктам свои аргументы.

1. Налицо неправильное противопоставление двух должностей. Невозможно занимать должность заведующего кафедрой и не быть профессором. Поэтому я был и завкафедрой, и профессором. В нашем университете произошло слияние нескольких кафедр. Поскольку должность эта выборная, а конкурса еще не было, меня назначили и.о. объединенной кафедры. Но нигде закон не говорит, что должность профессора — основная, а заведующего кафедрой — второстепенная. Речь идет о двух параллельных должностях, дополняющих одна другую. К слову, я вполне мог занимать еще и третью должность, к примеру, — проректора.

Закон о выборах четко требовал от меня указать в анкете занимаемую должность в единственном числе. Я это и сделал, указав самую последнюю, которая была записана в моей трудовой книжке.

2. По правилам я должен был представить справку, заверенную постоянно действующим руководящим органом партии. Мне же вменялось, что ее подписал уполномоченный представитель КПРФ. Но почему в Бурятской окружной комиссии не учли (а в ЦИКе во внимание приняли!), что эту справку, заверенную партийной печатью, одновременно с уполномоченным представителем КПРФ также подписал и сам Зюганов.

Но даже не это главное. Я мог вообще не указывать свою партийную принадлежность — это не являлось обязательным условием для регистрации кандидатом. Следовательно то, что окружная избирательная комиссия «прицепилась» к этому документу, являлось не более чем формальной придиркой.

3. Сдавая документы в Бурятский избирком, я привез копию своего диплома о высшем образовании, заверенную печатью возглавляемого мною фонда, а также сам подлинник. Служащая избиркома сверила копию с оригиналом и заверила документ своей печатью. Где здесь нарушение? Или качество полученного мною образования стало каким‑то другим? В принципе, я вообще мог привезти в избирком только оригинал, а изготовление копии и заверение его печатью — это уже, согласно заведенному по рядку, задача служащих избиркома.

По закону документы не принимаются в том случае, если представленные в них кандидатом сведения недостоверны. Поэтому я задал членам рабочей группы вопрос: где же недостоверность представленных мною сведений? Я член КПРФ и доктор наук. Я работаю и.о. заведующего кафедрой Московского государственного социального университета, причем это зафиксировано последней записью в моей трудовой книжке. Вот если бы я работал дворником, но указал в анкете, что являюсь завкафедрой, тогда это точно были бы недостоверные сведения…

ЦИК согласился с моими аргументами.

Подавляющим большинством голосов решение Бурятской окружной комиссии было отменено, а её аргументация признана несостоятельной. В связи с этим окружной комиссии было указано незамедлительно рассмотреть мое заявление еще раз.

Окрыленный, я снова отправился в Улан‑Удэ.

С Ивайловским мы летели на одном самолете. Прямо из аэропорта рано утром 6‑го ноября я сразу же отправился в окружную комиссию и написал заявление с просьбой срочно рассмотреть вопрос о моей регистрации в качестве кандидата в депутаты еще раз. Но Ивайловского, который, как выяснилось, сразу же поехал докладывать о решении ЦИК Л. Потапову, все не было.

Пока я его ждал, мне рассказали, что информация о решении окружной комиссии не допустить меня до выборов была напечатана в местной газете. Это еще больше всколыхнуло население, поддержка моей кандидатуры в Бурятии резко усилилась, оставляя остальным кандидатам на место в Госдуме лишь призрачные шансы.

Наконец ближе к обеду появился Ивайловский и сказал, что раньше 11 ноября рассмотреть мое заявление у них возможности нет.

Уже тогда я понял, что, заручившись поддержкой Потапова, решение ЦИК в Бурятской окружной избирательной комиссии выполнять не собираются…

Заседание окружной комиссии в составе 14 человек началось рано утром. Вместо того, чтобы решать дело по существу, вновь последовали придирки к документам. Меня строго спросили, почему в декларацию о доходах я не включил свою прокурорскую пенсию. Пришлось объяснять, что эта пенсия налогом не облагается, по поводу чего в деле имеется специальная справка. Но даже если бы в моей декларации и имелись какие‑то изъяны, это все равно не может, согласно закону, стать основанием для отказа принять мои документы. Тогда меня попытались «сразить» другим контрвопросом: почему вместо подлинника декларации о доходах мною предоставлена лишь копия? Пришлось объяснять прописную истину, что во всем мире нотариально заверенный документ приравнен к подлиннику и выполняет его функции…

Итоги голосования ничего неожиданного не принесли: из необходимых восьми голосов для регистрации я получил только шесть, остальные члены комиссии либо воздержались, либо проголосовали против.

По‑настоящему удивиться мне пришлось на следующее утро, когда я увидел проект отказа в регистрации. Вновь двумя из трех пунктов, обосновывающих отказ, стояли уже рассмотренные ЦИК и получившие её отрицательную оценку пункты о моей должности и партийной принадлежности. Тем самым окружная комиссия не только пошла наперекор решению вышестоящей организации, которому обязана была беспрекословно подчиниться, но, словно издеваясь, вновь оперировала теми же аргументами, абсурдность которых уже получила компетентную оценку.

Был, правда, в отказе и новый аргумент, согласно которому 9 октября я, якобы, распространил агитационный материал, оплаченный не из избирательного фонда, что, по мнению комиссии, являлось «использованием преимущества служебно‑должностного положения при проведении избирательного компании».

И вновь я разъяснял членам комиссии очевидное: что уже несколько лет как не состою на государственной службе, не занимаю никакого должностного положения и поэтому использовать его «преимущества» никак не могу. Что же касается агитационного материала, то это была листовка с моей биографией, тираж которой был полностью оплачен из избирательного фонда, о чем имеется соответствующая справка.

Но все было бесполезно. Спора, основанного на аргументах, не было. Была жесткая позиция не пускать меня в Госдуму любыми способами.

Возмущенный, я отправился в студию независимой телекомпании «Аригус». Там, в прямом эфире, я рассказал зрителям обо всем, что произошло со мной за последнее время. Когда я уже покинул Улан‑Удэ, «Аригус» предоставил эфир и Ивайловскому. Не дождавшись вразумительных ответов от путавшегося в объяснениях Ивайловского, ведущий программы задал ему вопрос «в лоб»: «Почему вы лишаете народ республики права самим сказать свое слово на выборах? Не кажется ли вам, что мы сами сможем решить, за кого надо голосовать?»

И действительно, в избирательный закон заложена совершенно иная, чем руководствовалась Бурятская окружная избирательная комиссия, философия. Задача избирательной комиссии — охранять права кандидата, а не совать ему «палки в колеса», дать возможность населению избрать самого достойного, а не самого лояльного Кремлю…

Республика после этих двух выступлений забурлила, появились пикеты в мою поддержку. Всем стало ясно, что к чему. Местное отделение КПРФ пошло на беспрецедентное решение: за грубые нарушения избирательного законодательства действующий президент Потапов и председатель окружной избирательной комиссии Ивайловский были исключены из рядов партии. Так деятельность Потапова получила объективную оценку. В свое время он был первым секретарем обкома КПСС, стремительно шел по партийной карьерной лестнице. А когда дело дошло до конкретных дел, до фактов, характеризующих его совесть, оказалось, что король‑то голый.

Фактически с этого момента я мог избирательную кампанию не проводить — симпатии большинства населения были явно на моей стороне. Теперь на меня работала уже сама ситуация. * *

Источник: kk.convdocs.org
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com