Почему общество готово слушать даже параноика-антисемита Ивашова. Колонка Олега Кашина

Пятнадцать минут славы в связи с антивоенным заявлением — несомненный успех отставного генерала Ивашова и столь же несомненный провал всех, для кого выступление несуществующего «офицерского собрания» стало информационным поводом, заслуживающим внимания. Делая вид, что это серьезная новость, вы либо расписываетесь в том, что ничего не понимаете в российских делах, либо сознательно обманываете публику, делая вид, что это не хайп одиозного отставника, а свидетельство разброда и неуверенности в военных кругах. Ивашов, чей звездный час пришелся на конец девяностых, когда начальник международного департамента российского генштаба регулярно выступал по телевизору с антинатовскими заявлениями в связи с югославской войной, мог бы, наверное, стать респектабельным идеологом отечественных ястребов и патриархом консервативного офицерского сообщества, но советско-постсоветская отечественная традиция не предусматривает никакой реальной субъектности армейского сословия, и слово старого генерала может иметь значение только в том случае, когда оно подкреплено актуальной серьезной должностью. Это как будто одна из антивандальных мер системы — каждого человека такого типа на выходе встречает добрая компания хоругвеносцев с коловратами, которые немедленно берут его в кольцо и уводят в глубины маргинальности, куда-то туда, к покойному Макашову, или менее знаменитому, но более знаковому в этом смысле Станиславу Терехову, вместе с которым, собственно, Ивашов двадцать лет назад и создавал свое «офицерское собрание». В этом сумрачном мире, где флаги со Сталиным реют над иконами с Иваном Грозным, а пожилые мужчины в мундирах старого образца дискутируют между собой о евреях и масонах — там, наверное, происходит много интересного и захватывающего, но до сих пор никому не приходило в голову заглядывать туда, за гаражи, где собираются отставники. А тут кто-то заглянул, и оказалось, что у отставников интересная позиция по украинскому вопросу, и вот уже Ивашов — не параноик-антисемит, а уважаемый ньюсмейкер, которому все рады.

 

Печальный символ российских медиа в наше время — минюстовское позорное клеймо «данное сообщение (материал) создано и/или распространено иностранным агентом», но в такие моменты, когда медиа продают нам Ивашова-миротворца, хочется попросить государственных людоедов, раз уж они придумали эти клейма, добавить какую-нибудь обязательную скобочку для тех случаев, когда перед нами заслуженный мракобес, бездоказательно называющий себя лидером офицерской организации.

Впрочем, не стоит огульно записывать в мракобесы всех отставников, делающих в наши дни какие-нибудь грозные заявления. Бывают и прямо противоположные примеры, самый яркий из которых, наверное, генерал ФСБ Евгений Савостьянов, выступивший как раз в поддержку Ивашова. О Савостьянове нельзя сказать, что для российских медиа он новый, взявшийся из ниоткуда ньюсмейкер: свои минуты славы он честно добывает на регулярной основе, и внимательные читатели новостей помнят, например, семилетней давности скандал в Министерстве культуры, когда в знак несогласия с мракобесной политикой тогдашнего министра Владимира Мединского экспертный совет министерства, хлопнув дверью, покинул один из его членов. А, скажем, двадцать два года назад, во время первой «путинской» предвыборной кампании, зрители НТВ могли наблюдать за тем, как в прямом эфире программы Евгения Киселева, демонстрируя необходимость объединения всех демократических сил, свою кандидатуру в пользу Григория Явлинского снимал другой кандидат в президенты. И это, наверное, стоит включать в учебники по социальной психологии — вот перед вами три случая. Генерал ФСБ против войны, эксперт Минкульта, скандально подающий в отставку, и снимающийся с выборов кандидат в президенты, а на самом деле это один и тот же человек, Евгений Савостьянов, каждый раз заново знакомящийся с публикой, не помнящей его в его прежнем статусе.

Евгений СавостьяновЕвгений СавостьяновИван Абатуров / Wikipedia

Наверное, это неизбежные издержки переходной эпохи (которая давно закончилась, но люди из нее никуда не делись) — разовый слом иерархий приводит к тому, что никакое резюме и никакая надпись на визитке не объяснят вам, кто на самом деле перед вами. У Евгения Савостьянова действительно формальная биография чекиста, возглавлявшего когда-то важнейшее московское управление Конторы, но стоит ли объяснять, что на Лубянку он пришел после падения памятника Дзержинскому именно как провозвестник будущей так и не случившейся (вероятно, к сожалению) люстрации. Тогда, в августе 1991 года, на должности, освободившиеся после изгнания гэкачепистов и им сочувствующих, ставили демократов первой волны, как правило, из числа народных депутатов СССР и России — так начинались многие губернаторские и министерские карьеры, а кульминацией процесса стало назначение в ГУВД и УКГБ по Москве депутатов из Межрегиональной (демократической) группы Аркадия Мурашева и Евгения Савостьянова. Оба не прижились на должностях, обоих пережевала и исторгла консервативная силовая среда, но у обоих в итоге осталась эта с каждым годом становящаяся  все престижнее строчка в резюме, и если для Мурашева позиция экс-начальника ГУВД стала стартом серьезной карьеры в банковском секторе, то Савостьянов, как можно убедиться, до сих пор умудряется продавать свое «кагэбэшное» прошлое политически активной публике.

Точнее, это публика готова покупать. Публике хочется, чтобы какой-нибудь заслуженный генерал говорил то, что она хочет услышать. Ей не хватает новых серьезных лиц, уверенного голоса, внушительной биографии. Люди готовы слушать и верить, но не видят, кому… Собственно, что-то такое уже было в 1999-м и закончилось тем, что из ниоткуда возник сами знаете кто. Случай Ивашова — Савостьянова доказывает, что этот трюк можно повторить еще раз.

Источник: https://www.znak.com/2022-02-09/pochemu_obchestvo_gotovo_slushat_dazhe_paranoika_antisemita_ivashova_kolonka_olega_kashina

32
1400
-3