Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Украину готовят под оккупацию

Украину готовят под оккупацию

Оккупанты с Запада не будут учить ни русский, ни украинский - с хозяевами нужно будет разговаривать на английском.

На прошлой неделе за отказ понимать «телячью мову» был уволен Одесский инспектор ГАИ - сержант Швец. К сожалению, случаи пренебрежительного отношения к государственному языку на уровне чиновников и представителей государственных структур - достаточно частое явление.

На вопрос: обязан ли чиновник говорить исключительно по-украински? -«Обозреватель» попросил ответить лидера Прогрессивной социалистической партии Украины Наталью Витренко. Предлагаем вашему вниманию избранные фрагменты пресс-конференции прогрессивной социалистки.

Наталья Витренко: Чиновник - это тоже человек, права которого должны быть защищены цивилизованным демократическим государством. И милиционер, как представитель государства, конечно, тоже имеет свои права, которые государство обязано защищать.

Что произошло в Одессе 22 января? Произошла заранее спланированная провокация. То, что это провокация, не вызывает сомнений, потому что видеозапись велась скрытой камерой. Кроме того, сначала этого старшего сержанта «разогрели», заставили нервничать, потому что он остановил машину в полном соответствии с Законом о милиции. Форменное издевательство над ним началось на русском языке - человек, который вел разговор со Швецом, не сказал, что он не понимает русского языка. Причем, разговор шел в Одессе - еще в 2006 году было принято решение, что на территории Одесской области действует Европейская хартия о региональных языках и языковых меньшинствах, которая дает полное право пользоваться русским языком во всех сферах. Следовательно, сержант Швец закона не нарушал.

Я уверена: если бы суд рассматривал это дело, он бы признал, что это было сделано в состоянии аффекта. Однако все произошло без суда и следствия. Это была показательная расправа для всех правоохранительных органов, для всех чиновников Украины - расправа за то, что они посмели не так охарактеризовать государственный язык.

«Обозреватель»: Тем не менее, очень часто чиновники нарушают законодательство отнюдь не в состоянии аффекта.

Наталья Витренко: Я думаю, что нужно рассматривать само законодательство. Что же это за законодательство, которое так массово все нарушают? Да потому что само законодательство нарушает права человека в Украине. Вот почему нужно менять Закон «О языках», нужно менять десятую статью Конституции, нужно делать русский язык вторым государственным.

Русские в Украине - даже не национальное меньшинство. Это государствообразующий этнос. Русский язык родился в Украине. На русском языке запорожцы писали письмо султану, на русском языке была написана «Повесть временных лет».

Было русское государство с центром в Киеве, был русский язык, который здесь родился и объединил все племена, и этот русский язык потом дал начало украинскому. Украинский образовался как смесь русского и польского. Вот в чем историческая правда.

Возникновение литературного украинского языка связывают с «Энеидой» Котляревского. Когда возникла национальность украинец? Ведь в Российской империи вообще не было национальностей - было вероисповедание. После Октябрьской революции появляется национальность украинец. Оказывается, одним из первых декретов советской Украины был декрет о том, чтобы все школы стали украинскими. И эта искусственная украинизация продолжалась до 1938 года, когда было принято решение о том, чтобы русский и украинский преподавались на равных. После 1990 года началась новая волна насильственной украинизации. Мы убеждаемся, что это ни к чему хорошему не приводит - только к обострению противостояния внутри страны.

Если на нашей территории часть населения хочет пользоваться украинским языком, это право этих людей. Но так как большая часть населения требует, чтобы русский язык был языком равноправным то, значит, нужно менять законы, делать два языка государственными и снимать эту проблему.

Читатель сайта «Обозреватель» Николай: Могу ли отказаться говорить на украинском языке с госслужащим, если мне это неудобно в смысле произношения?

Наталья Витренко: Если Украина - правовое государство, вы имеете право такое решение принять. Во-первых, 10-я статья Конституции это гарантирует. Во-вторых, есть приоритет прав человека.

У нас в Украине люди прекрасно понимают и русский язык, и украинский. Это вообще искусственно создаваемая ситуация. Культурный человек должен подстраиваться под ту аудиторию, под то населения, под тот язык, на котором оно общается. Я убеждена, что государственные чиновники, врачи, учителя, представители правоохранительных органов должны свободно владеть и украинским, и русским языком.

«Обозреватель»: Таким образом, украинский язык не должен быть доминирующим в Украине?

Наталья Витренко: В Украине должно быть два равноправных государственных языка. Все должно быть построено таким образом, чтобы обеспечить абсолютное равенство двух языков.

«Обозреватель»: Будет ли в таком случае обеспечено сохранение украинского языка?

Наталья Витренко: Украинский язык сохранится настолько, насколько он сохранится. Не надо искусственно ничего поддерживать. Я уверена, что классическая украинская литература, украинский фольклор, безусловно, останутся. Но если будет больше научной литературы на русском языке, значит, так оно и будет. Значит, тем быстрее Украина будет интегрирована в пространство русскоговорящих народов.

«Обозреватель»: Стоит ли поддерживать изучение в Украине английского языка?

Наталья Витренко: Английского, французского, немецкого, китайского. Мы должны быть цивилизованными людьми и наши дети должны вырастать в условиях уже полученных возможностей для общения с другими странами и народами.

Но мне непонятна и неприятна искусственность в изучении английского языка. Все учат английский. Зачем? Чтобы научиться быстрее обслуживать хозяев? У меня одно впечатление: что Украину готовят под оккупацию. Понятно, что оккупанты с Запада не будут учить ни русский, ни украинский. Тогда холопам оставят украинский язык, а с хозяевами нужно будет разговаривать на английском.

«Обозреватель»: Как должны преподаваться в школах русский и украинский язык? Чему стоит отдавать предпочтение?

Наталья Витренко: Я - киевлянка. Я заканчивала школу русского языка обучения. Но у нас было прекрасное преподавание украинского языка. И когда я стала народным депутатом Украины и выступала в парламенте на украинском языке, очень многие спрашивали: «Звідки ви так вільно володієте українською мовою?» Только потому, что у нас в школе прекрасно преподавали украинский.

Понимая специфику каждого города, каждого села нужно вести основное обучение на украинском с обязательным русским, или на русском языке с обязательным украинским.

«Обозреватель»: Как вы знаете, в конце декабря прошлого года управление культуры Центрального административного округа Москвы частично приостановило работу Библиотеки украинской литературы. Как объяснили в Министерстве внутренних дел РФ, порядка 50 книг, представленных в библиотеке, были изъяты для проведения «психолого-лингвистической экспертизы» на предмет ксенофобии. Тем не менее, уже в начале января конфликт был разрешен.

Как вы расцениваете сам факт проведения подобной экспертизы?

Наталья Витренко: 17 декабря в Москве в здании Совета Федераций проходила международная конференция «Мир без нацизма». Когда обсуждалась резолюция, выступил представитель РФ и сказал: «Я обращаюсь с просьбой: нужно пресечь поток нацистской литературы, который идет из Украины в Россию».

Когда потом разразился скандал с библиотекой, я поняла, что корни идут отсюда. Там действительно была обнаружена нацистская литература, направленная на то, чтобы по признаку рас, национальностей разделить страну, взорвать страну изнутри, чтобы насаждать национализм.

Библиотеку не нужно закрывать. Нужно просто сделать инвентаризацию этого объекта и исправить ситуацию. Должен быть другой руководитель, другой подбор литературы, другой направленности должны быть литературные вечера. Это должно быть не как цензура, а как выражение воли большинства.

«Обозреватель»: Как вы думаете, почему была избрана именно библиотека, куда ходит ограниченное число людей? Сегодня в интернете можно найти очень много примеров и ксенофобии, и национализма, и шовинизма.

Наталья Витренко: Я не могу отвечать за ФСБ России и другие структуры РФ, но мне представляется, что после событий на Манежной площади все эти структуры должны были совсем иначе посмотреть на опасность, которая раскручивается в Российской Федерации.

Оплотом славянского мира, безусловно, является Россия, хотя РФ - многонациональная страна. Вот почему теперь сделали ставку на то, чтобы сыграть на развале России изнутри.

Читатель сайта «Обозреватель»: Были ли выборы президента Беларуси свободными?

Наталья Витренко: Да, я считаю, что они были свободными. Я была на предыдущих выборах президента Беларуси. Атмосфера доступности каждого избирательного участка, можно спокойно взять бюллетень, зайти в кабинку, поставить отметку напротив того лица, за которого отдается свой голос.

Ведь все дело в том, что при 12 кандидатах в президенты все знали, что авторитет Лукашенко - колоссален. И то, что он победит на выборах, знали все. Потому что это заслуженный авторитет.

То, что было разыграно 19 декабря, было заранее подготовленным сценарием. Эта провокация была спланирована внешним вектором, вне Беларуси. Потому что если в Беларуси и есть оппозиция, то она очень слабенькая, она не имеет социальных корней, ее никто не поддерживает. Но Западу нужно было вырвать Беларусь из союза с Россией, а сделать это можно, только сбросив Лукашенко.

«Обозреватель»: В Беларуси действительно оппозиция очень слаба. Может ли страна называться демократической, имея такую оппозицию?

Наталья Витренко: Понятие демократии всегда условно. Часто в качестве примера демократии приводят США. Но какая там демократия, если за власть борются только две партии? А остальные? Там что, нет оппозиции для республиканцев и демократов?

Да, в Беларуси только начинается становление политических партий и общественных организаций. Там патриархальная страна, где основная часть населения чувствует себя уютно. Следовательно, нет почвы для оппозиции.

Читатель сайта «Обозреватель»: Какая у вас машина?

Наталья Витренко: У меня нет никакой машины. Тем не менее, есть партийная машина, которая меня возит - «Шкода». Есть машины наших партийцев, которые, если нужно, меня подвозят. Эта проблема не стоит передо мной - купить личную машину.

Источник: obozrevatel.com
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Развернуть комментарии

Все комментарии (37)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com