Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Юрий Мороз о том, как снимали сериал \"Апостол\"

Юрий Мороз о том, как снимали сериал \"Апостол\"
Сериал «Апостол», о борьбе двух разведок, НКВД и немецкого Абвера, стал самым рейтинговым телевизионным событием последних недель, вызвал бурное обсуждение и поток публикаций в прессе . Известный режиссер Юрий Мороз выступил в этом фильме одним из продюсеров и режиссеров – взамен уволенного режиссера Икс. О том, как шла работа над фильмом, он рассказал корреспонденту «ВМ».

Постановщиков на переправе заменяют
– Великую Отечественную войну в разные времена снимали по-разному. Сегодня едва ли не все фильмы про войну – экшн: остросюжетные боевики, чаще всего про разведчиков, с лихо закрученной интригой, спецэффектами, погонями. Чем объяснить эту тенденцию?
– У достаточно большой части зрителей в силу отдаленности тех событий исчезли ассоциации эмоционально-исторические. Плюс отсутствует идеология, без которой немыслимо было советское кино, – возьмите «Щит и меч», «17 мгновений весны» и иже с ними. Современный зритель воспринимает кино о войне как жанровое приключение. Для него на экране «наши» борются с кем-то. И эта борьба не несет эмоциональной окраски. Хотя для той части зрителей, которые помнят старые фильмы, наверное, сегодняшнее кино покажется несколько облегченным.

– Психологическая нагрузка в современных «военных» фильмах слабее?
– Ну почему же? Жанровое кино не обязательно безмозглое: кто-то за кем-то побежал и кого-то догнал. Я надеюсь, что и «Апостол» не такой фильм. Все-таки у нас люди бьются не на мечах, а пытаются психологией одолеть друг друга: кто кого перехитрит, кто кого переиграет. Так что психологию никто не отменил. Но повторяю, временная дистанция дает о себе знать, и удержать зрительское внимание только идеологической или эмоциональной составляющей стало сложнее. Американцы по этому поводу вообще не парятся. Никто у Спилберга не спрашивает: а существовал ли реально Индиана Джонс, который в Африке боролся с немцами, искавшими в это время чашу Грааля?

– Все-таки, если попытаться классифицировать: вы снимали фильм о войне с детективным сюжетом или детектив, действие которого происходит во время Великой Отечественной?
– Я снимал тот сценарий, который у меня был. Он был основан на интриге – достаточно лихо закрученной. Потому что действительно до самых последних минут непонятно, кто есть кто. В сценарии есть и интересные персонажи, и интересные повороты, и какой-то новый взгляд на исторические факты, например, связанные с работой НКВД, и мелодраматическая линия. Это хороший, профессиональный, крепкий сценарий, который, уверяю вас, попадается раз в три года.

– Кто-то увлек вас этим сценарием? Или вы его искали?
– Сначала сценарист Олег Антонов принес идею, а потом в течение двух лет воплощал ее в жизнь. Спустя три года мы начали искать режиссера, актеров и потом еще два года снимали. Я был одним из продюсеров этого проекта. Но режиссер, который начинал фильм, был уволен, и заканчивал его я.

– А за что уволили режиссера?
– По творческим причинам.

Ботаник может стать агентом
– Одним из достоинств фильма называют использование в нем аутентичной техники военных лет. Это действительно так важно?
– Все-таки традиция советского-российского кино – следовать исторической правде. Мы еще не дошли до состояния американцев, которым важно, чтобы был захватывающий сюжет, а уже как там мушкетеры одеты, правильно или нет не суть важно. Потому что они снимают приключение, а не документальный фильм.

– Кстати, зрители обычно любят отыскивать ляпы, ошибки и фактологические погрешности . Насколько вы педант в отношении деталей?
– Конечно, не всегда можно за всем уследить. Иногда совершаются ошибки – не по злобе, что называется. По недосмотру. Найдут, наверное, какие-то огрехи. Я и сам их знаю. Поэтому меня этим особо не удивишь. В ситуации, когда работают несколько режиссеров, это неизбежно.

– Например, многие сомневаются, что из учителя-ботаника за месяц можно было сделать агента экстра-класса.
– А мне говорят: «А мы поверили!» Сколько людей, столько и мнений.

– Актера Евгения Миронова готовили к роли так же быстро, как его персонажа?
– Это и есть ответ на ваш вопрос: можно ли подготовить специалиста или нельзя. Женя Миронов готовился к этой роли месяца три в лучшем случае. Будучи и без того спортивным человеком, он тренировался прыгать с парашютом, обучался приемам борьбы, стрельбы из разных видов оружия. И мне кажется, в картине он делает все это более чем убедительно.

– Миронов – актер сверхзанятый. Сложно было совпадать с ним по графику?
– Он сверхзанятый, потому что очень профессионален. Непрофессиональные люди болтаются без дела, без работы. А такой актер, как Женя, если подписался под эту работу, сделает ее от начала до конца.

– С таким актером работать, наверное, одно удовольствие?
– Конечно. Женя Миронов относится к категории тех актеров, которые в принципе могут сами сделать все за тебя. Он знает про свою роль значительно больше, чем режиссер. Он знает, что в этой сцене делать, как это снимать, где должна быть камера, как мизансцену построить. Такие актеры называются «самоигральные». Режиссер в это время может курить бамбук. Пришел на площадку, сел и говоришь: «Ну, Женя, покажи, что ты будешь в этом кадре делать». И Женя делает. Потом ты оператору говоришь: «Видел? Это теперь надо снять». Ты и сам знаешь про его роль все, знаешь, как это должно быть. Но актер может такую краску положить, какую ты даже не предполагал. И это огромная радость. Но это Женя Миронов. А есть другая категория актеров, которые приходят и смотрят в рот режиссеру и ждут от него указаний: что делать.

Фоменко утверждал не я
– К какой категории относится актер Николай Фоменко? Его фигура вызывает неоднозначную реакцию. Все-таки с его имиджем шоумена серьезная роль не очень вяжется.
– Я понимаю. Но не я выбирал этого актера на роль. Я все-таки сторонник того, чтобы актер был, что называется, «белым листом», чтобы за ним не тянулся шлейф каких-то сверхролей или сверхсобытий, скандальных или не скандальных. Мне кажется, что это будет мешать моему зрительскому восприятию. Фоменко нужно прикладывать огромные усилия для того, чтобы я ему поверил, поверил в то, что человек, который все время смешит, шутит, может сыграть серьезную драматическую роль. Что совершенно не требуется Жене Миронову. Но это был выбор режиссера… Ивана Иванова. И это его право.

– Правду говорят, что Фоменко – друг сценариста Олега Антонова? Может, это была его креатура?
– Они работали, если я не ошибаюсь, над «Сиротой казанской». Но таких подробностей я не знаю. И в любом случае, не вижу в этом ничего плохого. Главное, чтобы делу не мешало.

– Вас наверняка часто спрашивают: почему вы снимаете в своих фильмах свою дочь Дашу (актриса Дарья Мороз, в фильме жена главного героя. – Е.К.)?
– Опять-таки утверждал на роль ее не я. Вы можете сказать: «А, он лукавит, он же продюсер». Но я отвечу так: я в этот момент снимал фильм «Братья Карамазовы», в котором моя дочь не снималась. Уж мне, наверное, легко было бы пристроить ее в «Карамазовы». Но я посчитал, что для нее там нет роли. У меня нет желания засовывать ее куда угодно, лишь бы снималась. У нее достаточно предложений, чтобы соглашаться или отказываться. От такой роли, как в «Апостоле», с такими партнерами, не отказываются. И мне кажется, она там на месте. Это достаточно сложная драматическая роль, и она достойно с ней справилась. Она состоявшаяся актриса. Мне за нее не стыдно.

– Отношения отца и дочери на съемочной площадке не мешают работе?
– Я с ней снял, по-моему, только две сцены. Все остальное было снято не мной. Абсолютно не мешает. У меня складывается так, что с Даши я могу требовать жестче, чем с других. Какие могут быть личные отношения? На площадке это актриса, которая должна играть другого человека. Это уже не моя дочь.

Идиотам Достоевский не нужен
– «Апостола» вы снимали параллельно с «Карамазовыми»?
– «Карамазовых» я уже полностью снял и начал монтаж, когда возникла необходимость доснять «Апостола». Я остановил «Карамазовых» на два месяца, уехал на съемки, потом вернулся к монтажу «Карамазовых», пока монтировался «Апостол». Отчасти поэтому с «Карамазовыми» мы затянули. К концу года я уже должен был сдать картину. Сейчас мы заканчиваем писать музыку и начинаем перезапись.

– Сложно переключаться с одного материала на другой?
– Мне было не сложно. Это вопрос профессии. Просто «Карамазовы» значительно более сложная работа, нежели «Апостол», – по самому материалу, по способу работы с актерами, по всему.

– Экранизациями классики зритель за последнее время уже изрядно насытился. Тем более что «Братья Карамазовы» – слишком грузоподъемное философско-религиозное произведение. Думаете, «покатит» у телезрителя?
– Если так ставить вопрос, то зачем книги сложные писать? Зачем нужна философия? А будут это читать, смотреть? Но если показывать только фильмы про то, как Маша разлюбила Сашу, зритель в течение пяти лет превратится в идиота, который только это и способен будет жевать. Конечно, такому зрителю Достоевский не нужен. Но я надеюсь, что идиотизация телезрителя не достигла еще такого прогресса. И потом, я бы переживал, если бы «Братьев Карамазовых» показали один раз по телевизору, и все. Но я знаю, что это будет выпущено на DVD, следовательно, та часть публики, которую заинтересует фильм, смогут посмотреть его более внимательно. К тому же во время телепоказа не будет рекламы.

– В отличие от «Апостола» здесь первоисточник – классика русской литературы. Это обстоятельство помогало или, скорее, связывало по рукам?
– Вы понимаете, я не старался на плечах Достоевского построить свое режиссерское счастье. Моя задача была максимально близко к тексту пересказать эту историю. Я сделал абсолютно академическую экранизацию. Конечно, там, где у писателя полторы страницы монолога, я сокращал. Но я старался быть адекватным этой прозе своими картинками. Как это получилось – вопрос другой. Но мне показалось, что на главные вопросы я ответил, не погрешив против Федора Михайловича. Надеюсь, что он в гробу не перевернется. А дальше судить зрителю. Мне кажется, чем больше он будет подготовлен, тем интереснее ему будет смотреть. Ну а тех, для кого эта история окажется новой, – а таких будет большинство, потому что роман громкий, но малочитаемый, – сможет привлечь сюжет, опять-таки достаточно лихо закрученный. Может, в предыстории он не так крепко держит. Но дальше он как пружина начинает сжиматься-сжиматься. Думаю, зрителю будет любопытно.
При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка: «Газета «Вечерняя Москва» - свежие новости кино, новости культуры и искусства.» на первоисточник обязательна.
Источник: www.vmdaily.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com