Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Готова ли Россия к росту безработицы?

Готова ли Россия к росту безработицы?
С началом в России экономического кризиса и СМИ, и представители власти, и обеспокоенные граждане принялись обсуждать проблему безработицы, которая раньше находилась далеко не в центре внимания. Теперь она превращается в весьма реальную угрозу и даже угрожающую реальность для все большего числа российских граждан. Из падчерицы общественных дискуссий безработица превращается в популярную тему. 

Самое время обсудить, насколько мы готовы к росту безработицы. Для этого необходимо посмотреть, что собой представляет система поддержки безработных в России и как ее предполагает развивать сегодня российская власть. 

Государственная политика в области занятости, как и демографическая политика, политика в сферах образования и культуры, молодежная политика и т.д., является структурным элементом социальной политики государства. Оценить эффективность и целесообразность мер в разных областях социальной политики можно, только сопоставляя их, оценивая их совокупные социально-экономические последствия. При разработке частных мер социальной политики необходимо исходить из единой парадигмы, из более или менее четко сформулированной цели. Совокупность целей и задач, а также методов их осуществления образуют модель социальной политики. 

В России о системном, комплексном подходе к формированию социальной политики последние 17 лет говорить не приходится. Это не означает, однако, что у государства нет четкой цели. Беда только в том, что цель эта состоит в сведении социальной политики к минимуму, в сокращении социальных расходов государства. С другой стороны, проблема государства состояла (и состоит) в том, что для осуществления своей цели оно вынуждено не выдавать, пусть и понемногу, населению, как это было бы в случае формировании социальной политики с нуля, а отбирать то, к чему люди привыкли, причем, как показали постсоветские годы, привязались накрепко. Поэтому власти то и дело приходится или отступать из-за открытого сопротивления или сталкиваться с саботажем непопулярных мер, как это произошло, например, с пенсионной реформой. 

Даже правительство Гайдара не смогло демонтировать систему пособий, сложившуюся в советские годы – оно их просто обесценило. Попытка упорядочить эту систему была предпринята уже в 2005 году с принятием печально знаменитого закона 122 «О монетизации льгот». Закон встретил неожиданно сильное сопротивление, многие меры были смягчены. Но и сейчас система пособий довольно сложная и разветвленная. Другое дело, что в массе своей они смехотворно невелики. Однако встречаются пособия, сравнимые с заработной платой квалифицированного работника. 

Проводя свою линию сокращения социальных расходов, правительство (правильнее сказать, все постсоветские правительства) вынуждено при этом подбрасывать средства для предотвращения катастрофы на том участке, где она в данный момент всего вероятней. Эти бессистемные метания каждый раз сопровождаются социальной риторикой, которая последнее время становится обязательной. В начале 90-х власть была гораздо откровенней.

Тогда было много критики советской перераспределительной системы и много разговоров о том, что человеку нужно дать не рыбу, а удочку, которой он эту рыбу выловит. Удочка, брошенная правительством Е. Гайдара российским гражданам, оказалась правом тащить все, что удастся стащить, продавать все, что удастся продать, словом, «крутиться». Кому-то такая «удочка» позволила не умереть с голоду, кому-то – кое-как себя обеспечить, кому-то – даже немного разбогатеть. Это смотря кто, где и чем удил. Гражданам, удившим в заповедных местах специальными удочками, достались «заводы, газеты, пароходы». Ну а тем, кто такой удочкой по разным причинам не воспользовался, ничего не досталось.

В 90-е годы российские граждане впервые столкнулись с безработицей, о которой долгое время знали только как об одном из «ужасов капитализма». В СССР проводилась политика «полной занятости», означающая, что работать должны все граждане трудоспособного возраста, не имеющие «уважительной причины» не участвовать в общественно-полезном труде. Государство создавало условия для выполнения своего требования, плодя рабочие места, в том числе и избыточные, но и карало тех, кто эти требования не выполнял. Существовал закон о тунеядстве. Замечу, что полная занятость, согласно рыночной экономической теории, есть ситуация на рынке труда, когда уровень безработицы не превышает естественный, то есть уровень фрикционной и структурной безработицы. Фрикционная и структурная безработица, согласно этой же теории – неизбежные (естественные) явления, связанные с необходимостью для работников, покинувших по собственной воле свое предприятие, потратить некоторое время на поиски новой работы и с технической перестройкой производства. 

Полная занятость в российской экономике, жесткое государственное регулирование рынка труда вызывали у неолиберальных реформаторов раздражение, граничащее с озлоблением. Действительно, такая не полная даже, а поголовная занятость приводила к появлению избыточных рабочих мест – иными словами, там, где было достаточно троих работников, работали четверо. Производительность труда и эффективность производства снижались, появлялись, например, целые отделы в НИИ и различных учреждениях, которые были, в сущности, ничем полезным не заняты. Однако можно посмотреть на это и по-другому: их ничем полезным не занимали. То есть в позднесоветский период такого рода занятость играла роль скорее социальной, а не экономической политики, и колоссальный ресурс в виде обученных, квалифицированных кадров не использовался, попросту пропадал.

В науке, уже в 90-е годы, это обернулось катастрофой: многие дисквалифицировались, исчезли целые научные школы и направления, огромное количество ученых выехало на Запад. Началась «утечка умов». По некоторым данным, около 40 % граждан, выехавших во второй половине 90-х годов на постоянное место жительства в США, Западную Европу и Израиль, имели высшее профессиональное образование. Учитывая, что на ПМЖ отправляются, как правило, семьями, то есть с детьми и другими родственниками, можно предположить, что высшее образование имела большая часть выезжающих взрослых. Уезжая целыми коллективами и лабораториями, люди вывозили технологии, которые потом дорабатывали на Западе. Эти люди были «избыточными» в советской экономике, ненужными в новой российской, но очень пригодились в самой что ни на есть рыночной – в США, например. Кстати, многие отъезды не фиксировались как отъезд на постоянное место жительства и в эту статистику не попадали, ведь часто люди просто уезжали по временному контракту. Навсегда. 

Реформаторы же в наличии этих избыточных кадров увидели главное зло. Они много рассуждали об интенсивном развитии, то и дело поминали кривую Филипса, демонстрирующую прямую зависимость снижения уровня безработицы и роста уровня инфляции. Кстати, о законе Оукена, который гласит: «Если фактический уровень безработицы превышает естественный уровень на один процент, то отставание объема ВВП составляет 2,5 %», – российские неолибералы почти не упоминали.

В апреле 1991 года был принят Закон «О занятости в РФ» (последняя редакция 29.12.2001 г.). Согласно этому закону, безработным в России считается человек, который не имеет работы и заработка, зарегистрирован в службе занятости в целях поиска подходящей работы и готов приступить к ней, если рабочее место будет найдено. С этого момента в России существует две статистики безработицы. Первая фиксирует число зарегистрированных безработных по данным Федеральной службы занятости (ФСЗ), вторая создается на основе выборочных обследований, проводящихся Федеральной службой государственной статистики (Росстат). 

Росстат проводит регулярные выборочные обследования экономически активного населения в возрасте от 15 до 72 лет, пользуясь критериями безработицы, предложенными Международной организацией труда (МОТ). Выборка строится с учетом численности населения и его характеристик в каждом регионе, затем полученные результаты распространяются на всю совокупность. 

К безработным по стандартам МОТ, относятся лица в возрасте, установленном для измерения экономической активности (в России – лица в возрасте 15–72 лет), которые в рассматриваемый период удовлетворяли одновременно следующим критериям: 

- не имели работы (доходного занятия); 

- последние четыре недели занимались поиском работы, то есть обращались в государственную или коммерческую службу занятости, использовали или помещали объявления в печати, непосредственно обращались к администрации предприятия или работодателю, использовали личные связи и т.д. или предпринимали шаги к организации собственного дела; 

- были готовы приступить к работе. 

Учащиеся, студенты, пенсионеры и инвалиды также учитываются в качестве безработных, если они удовлетворяют вышеназванным критериям. 

Естественно, что рассчитываемый таким способом уровень безработицы будет превышать показатель ФСЗ в несколько раз. Так, в 1992 году численность официально зарегистрированных безработных составляла 577,7 тысяч человек, а по данным Росстата – 3888,6 тысяч. В 1995 году официально зарегистрировались в службах занятости 2 327 000 человек, тогда как Росстат насчитал 6 684 300. В 2000 году из 7 059 100 безработных официально зарегистрировались 1 037 000 человек. Начиная с 2002 года, безработица в России начинает снижаться. Постепенно увеличивается отношение численности безработных, зарегистрированных в государственных учреждениях службы занятости, к общей численности безработных. Так, в 1992 году он составлял всего около 15 %, к середине 90-х вырос почти до 35, к 2000 году упал вновь до 14,8 %. В 2007 году процентное соотношение зарегистрированных и реальных безработных составило 36,7.

В августе 2008 года, согласно справке Росстата, из 76,6 млн человек экономически активного населения (68,5 % населения в возрасте от 15 до 72 лет) безработными были 4,5 миллиона или 5,8 %. Численность зарегистрированных безработных составляла 1,3 миллиона. Если сравнивать сопоставимые группы зарегистрированных и реальных безработных (то есть исключить из последней группы лиц моложе и старше трудоспособного возраста, студентов и пенсионеров, отнесенных к безработным), то окажется, что общая численность безработных превышала численность зарегистрированных в три раза. Причем если реальная безработица по сравнению с августом 2007 года выросла на 4,9 %, то зарегистрированная сократилась на 11,1 %. 

Нужно сказать, что экономический кризис, пришедший в Россию в 2008 году, отразился в первую очередь на уровне реальной безработицы, которая начала расти уже с июля. Службы занятости почувствовали кризис только в январе 2009 года. Среднемесячное число зарегистрированных безработных уменьшилось за 2008 год по сравнению с годом предыдущим на 10,3 %, а число безработных, по данным Росстата, увеличилось на 4,3 %. Но уже в январе 2009 года зарегистрированных безработных в России было 1 708 000 человек. Это на 10,1 % больше, чем в январе 2008 года, и на 12,2 % больше, чем в декабре 2008 года. Иначе вела себя реальная безработица. В январе 2009 года число безработных по данным Росстата, составило 6,1 миллиона человек, что на 5,2 % больше, чем в декабре, и на 23,1% больше, чем в январе 2008 года. 

Итак, сформулируем сначала напрашивающийся вывод. Перед нами не просто две статистики. У нас сложилась ситуация, при которой большая часть людей, не имеющих работы и заработка, не пользуется государственной поддержкой безработных, не обращается в государственные службы занятости. 

Скачок зарегистрированной безработицы в январе текущего года говорит о многом. У нас не просто стало больше безработных. Резко выросло число людей, разом потерявших надежду. 

Сравнение структуры безработных, зарегистрированных в службах занятости и выявленных Росстатом, позволяет выявить знаковое отличие. Среди безработных, обратившихся в службы занятости, женщин – 63,3%, жителей сельской местности – 53,1 %. Среди лиц, классифицированных как безработные Федеральной службой государственной статистики, женщин – 46,5 %, проживающих в сельской местности – 41 % (на 2007 год). 

Можно сделать вывод, что женщины и сельские жители чаще обращаются в службы занятости. Действительно, социологи часто отмечают в своих исследованиях, что у безработицы в России «женское лицо», и то, что женщины больше мужчин доверяют государственным учреждениям, чаще обращаются за помощью.

Но серьезной проблемой является то, что значительная часть женщин, обратившаяся в службы занятости, по субъективным или объективным причинам поиском работы не занимаются активно. По данным опросов (проводились моими студентами в течение несколько лет), у женщин, зарегистрированных в службе занятости, преобладают две причины обращения в эту службу. Первая – «на всякий случай», вторая – «необходимость иметь формальный статус». Женщины, в качестве основной назвавшие первую причину, как правило, воспитывают маленьких детей и не имеют сил и времени для поиска подходящей работы. Вторая причина характерна для женщин, занятых в так называемой неформальной экономике и не имеющих формального статуса занятых. 

Неформальная экономика является частью так называемой теневой экономики, которая, по определению Росстата, «включает в себя законную деятельность, показатели которой скрываются или преуменьшаются производителями в целях уклонения от уплаты налогов или выполнения иных, оговоренных законом обязательств; неофициальную легальную деятельность, в том числе деятельность некорпоративных предприятий и домашних хозяйств, работающих на собственные нужды, а также деятельность некорпоративных предприятий с неформальной занятостью; укрываемую часть легальной деятельности, а также нелегальную деятельность, представляющую собой запрещенные законом производство и распространение товаров и услуг». 

В 2001 году Росстат уточнил понятие неформальной экономики, к которой отнес любую деятельность, осуществляемую без государственной регистрации в качестве юридического лица. Однако, как отмечает сотрудник Московского центра гендерных исследований З.А. Хоткина, для выявления гендерных аспектов дискриминации в неформальной экономике более приемлемым представляется определение неформальной экономики, используемое в документах МОТ: «Профессиональная деятельность как основная, так и вторичная занятость... приносящая доход и осуществляемая на постоянной основе вне легальных, регулируемых, контрактных обязательств». Она отмечает также наличие в неформальном секторе своеобразной пирамиды занятости, пирамиды доходов. Анализируя гендерную структуру занятых в неформальной экономике, З. Хоткина отмечает, что женщины, составляя около половины занятых неформального сектора, концентрируются на самых нижних доходных и статусных этажах (см. материалы интернет-конференции «Гендерные стереотипы в современной России»).

Тем не менее, нужно отметить, что обе эти категории женщин, – и молодые мамы, и работники неформального сектора, – обеспокоенные отсутствием работы, ненадежностью своего положения, сами признают, что не проявляют «достаточной активности в поиске работы», даже «не вполне пользуются всеми услугами и возможностями служб занятости». Объясняют они это чаще всего тем, что «нет времени», «нет сил» и «боюсь потерять и то, что имею».

Для женщин на рынке труда складывается вообще крайне не простая и даже курьезная ситуация. И не только потому, что женщине труднее найти работу. Проблема в том, что женщинам труднее найти подходящую работу. А в это понятие для них включены и такие характеристики, которые Законом о занятости не предусмотрены. Например, устраиваясь на работу нянечкой в больницу, воспитательницей в детский сад или интернат, лаборанткой в высшее учебное заведение или социальным работником в центр социальной защиты, женщина должна вычесть из своей заработной платы не только оплату проезда до места работы, но, например, и оплату детского садика. 

Не раз, грустно посмеиваясь, женщины признавались мне, что зарплаты как раз на проезд и детский садик и хватает. Далеко не у всех достанет упорства работать практически даром, учитывая и проблемы с детскими садами, и сложности быта, которых тем больше, чем меньше доход семьи. Неработающая женщина не имеет зарплаты, зато имеет время для более экономного ведения хозяйства. Но заметим, что речь идет о работниках, объективно востребованных на рынке труда, но не получающих материального подтверждения этой востребованности.

А заработные платы на таких рабочих местах крайне низкие, не превышают 5 тысяч рублей. Поэтому умилительно звучат возмущенные возгласы по поводу того, что пособие по безработице и после повышения «унизительно низкое» – 4900. Словно в насмешку ровно такой оказалась после повышения заработная плата ассистента – преподавателя вуза с высшим образованием, но без ученой степени. Правда, 4900 – это все-таки максимальное пособие по безработице и минимальная заработная плата для преподавателей. Не так обидно?

Теперь о клиентах служб занятости, проживающих в сельской местности. Они также довольно часто (от 35 до 53 % опрошенных) признаются, что не настроены на активный поиск работы и многого от служб занятости не ждут. Нужно сказать, что многие из них заняты в своеобразной форме товарного сельского хозяйства, не регистрируемой официально и относящейся ко все той же неформальной экономике. Это так называемые крестьянские подворья, которые формально относятся к личному подсобному хозяйству, но реально являются источником доходов и своеобразной формой занятости. По некоторым оценкам, такие подворья дают до 40 % товарного продовольствия в российских регионах. 

Что касается мужчин, зарегистрированных в службах занятости, то согласно тем же исследованиям, на которые я ссылалась выше, значительная часть среди них (от 30 до 50 %) – молодые люди (до 25 лет), среди которых более половины не имеет специальности, трудового стажа и опыта работы, около 75 % обратились в службу занятости в первый раз. Среди лиц старше 25 лет около 80 % не имеют ни среднего профессионального, ни высшего образования. Такая структура отличается от той, которую приводит Росстат на основании своих обследований. Так, по его данным, молодых людей до 25 лет среди безработных – 29 %, лиц, имеющих среднее профессиональное образование – 22,4 %, высшее профессиональное – 14,1 % (на конец ноября 2007 года). 

Разумеется, опросы, проводящиеся моими студентами, недостаточно представительные и масштабные, но они ведутся уже почти семь лет и косвенно подтверждаются другими данными: интервью с работниками службы занятости Пензы и людьми, обращавшимися туда по поводу поиска работы, личными наблюдениями. 

Смею заключить, что безработные, выявленные Росстатом, и граждане, зарегистрированные в службах занятости – это не только количественно, но и качественно разные группы людей. Реальные проблемы рынка труда проходят во многом мимо служб занятости. Это связано и с формализацией процедур постановки на учет в качестве безработных, и с социально-психологическими особенностями наших людей, и с особенностями российского рынка труда. 

Однако проблема еще и в том, что статистика Росстата относительно безработицы также неполна. Так, в нее не включаются лица, находящиеся в бессрочных неоплачиваемых отпусках по инициативе администрации, а также работающие, но не получающие зарплату. 

Скрытая безработица первоначально воспринималась как наследие полной занятости в советском понимании, пока не стало очевидно, что сокращение производства реально оставляет без работы и не избыточных ранее работников. 

С началом сегодняшнего, очередного, экономического кризиса получили распространение ситуации, когда работников принудительно переводили на сокращенную рабочую неделю с соответствующей потерей в заработной плате (и это еще очень гуманно!), отправляли в неоплаченные отпуска или в отпуска с временной выплатой двух третей заработной платы, но с туманной перспективой трудоустройства. За 2008 год резко возросла задолженность по заработной плате. 

На 1 февраля 2009 сумма просроченной задолженности по заработной плате составляла 6 миллиардов 965 миллионов рублей (около 1 % месячного фонда заработной платы работников наблюдаемых – по терминологии Росстата – видов экономической деятельности). Настораживает то, что 85 % этой задолженности накопилось в 2008 году. За один месяц эта задолженность увеличилась на 2 миллиарда 291 миллион рублей (49 %).

Трудоспособные, экономически активные граждане, не имеющие источников доходов, не имеющие заработка, на деле являются безработными. Но поскольку они числятся на своих полумертвых предприятиях, статистика их не учитывает. Такие ситуации МОТ не предусмотрела, так как в странах, практика которых была использована при разработке ее рекомендаций, подобные случаи отсутствовали. Не считаются безработными ни по какой методике и те, кто получает заработную плату, сравнимую с прожиточным минимумом. Так что реальным приводимый Росстатом уровень безработицы можно называть довольно условно. 

Таким образом, в значительной мере система служб занятости существует отдельно, а проблемы рынка труда и безработицы – отдельно. Это приводит не только к тому, что наиболее болезненные проблемы современного российского рынка труда не решаются государственными службами, которые отвечают за это официально, но и к тому, что в этих службах не формируются формы деятельности, не накапливается профессиональный опыт, адекватный этим проблемам. 

В исследовании, проведенном мною вместе с моими студентами в Пензенском городском центре занятости населения в марте 2008 года, опрошенные специалисты подтвердили: они проводят правовое и профессиональное консультирование клиентов социальных служб. Отметили, правда, формальность процедуры. Это проявляется, по их мнению, в том, что консультант детально не вникает в проблемы клиента (часто не имеет такой возможности из-за загруженности), на консультации даются общие сведения о состоянии рынка труда и потребностях в специалистах, причем базы данных пополняются нерегулярно, что также снижает эффективность консультации. Консультирование отдельных групп безработных (женщин, инвалидов, молодых людей, не имеющих опыта работы) не ведется. Но специалисты подтвердили, что приоритеты граждан в поиске работы учитываются, особенно это касается женщин с детьми и инвалидов. Учитывается по возможности (очень скромной) потребность в профессиональной переподготовке и переквалификации. Пожелания клиентов (опять-таки по возможности) учитываются, а специальное тестирование на профессиональную пригодность проводится в виде разовых акций, нерегулярно. При этом специалисты отметили, что в психологическое состояние клиентов они глубоко не вникают, мотивированием специально не занимаются. 

В целом интервьюирования специалистов центра показало, что сложившиеся формы работы, имеющийся профессиональный и кадровый потенциал не соответствует адекватным проблемам рынка труда. 

Необходимо понять, что экономический кризис качественно изменит содержание проблемы безработицы. Она не просто будет нарастать, она для многих людей будет все безнадежнее, неформальные источники дохода будут сокращаться. Кроме того, безработица все больше будет затрагивать людей с относительно высоким уровнем образования и квалификации. Лишаться работы все чаще будут люди, имеющие, стало быть, относительно высокий уровень социальных запросов, которые, однако, из-за низкой цены квалификации в целом на рынке труда они обеспечивали на пределе бюджетов. У них нет существенной свободы экономического маневра, а социальные ожидания довольно велики. К помощи таким людям, причем массовой и системной, последовательной, социально-экономически эффективной, существующая система поддержки безработных не готова совершенно. 

Отметим еще одну серьезную социальную проблему России: неравномерность развития регионов. Региональный разброс показателей безработицы поражает. Так, по итогам обследования Росстата среди субъектов Российской Федерации самый низкий уровень безработицы по методологии МОТ наблюдается в Москве и составляет 0,7 %. Не превышает 4 % уровень безработицы в Санкт-Петербурге (2,0 %), Республике Мордовия (2,3 %), Московской области (2,5 %), Тульской, Белгородской, Костромской, Челябинской и Тверской областях (3,4 %–4,0 %). Самый высокий уровень безработицы по данным обследования отмечается в Чеченской Республике и Республике Ингушетия, где уровень безработицы составляет, соответственно, 36,3 % и 47,4 %; в Республиках Дагестан, Тыва и Калмыкия уровень безработицы составляет от 16 % до 18 %. 

Также неравномерно распределяется и задолженность по заработной плате. Так, задолженность из-за несвоевременной выплаты средств Федерального бюджета на 1 февраля 2009 года в 55 субъектах РФ отсутствовала. 63,3 % этой задолженности приходилось на Карачаево-Черкесскую республику, Республику Бурятия, Приморский край, Нижегородскую и Самарскую области. Около 70 % задолженности по заработной плате из-за несвоевременного получения средств из местных бюджетов на 1 февраля приходится на Чеченскую республику, республику Тыва, Карачаево-Черкесскую республику, Иркутскую область и Камчатский край. 

По заявлению главы Министерства здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, сделанном 4 марта в Совете Федерации, число зарегистрированных безработных на конец этого года может составить не 2,2, как утверждало министерство ранее, а 2,8 миллиона человек. По одному из более ранних прогнозов Минздравсоцразвития общее число безработных может достичь 7 миллионов человек. Правительственные чиновники называют внушительные цифры ассигнований на борьбу с безработицей, обещают финансирование федеральных и региональных программ занятости, создание около миллиона рабочих мест, масштабные программы переквалификации и переподготовки. Так хочется верить, что все получится!

Но в чем я абсолютно уверена, так это в том, что деньги будут выделены и потрачены. А вот что касается результатов, то тут у меня оптимизма меньше. «Выделить деньги» – это вообще такая магическая фраза, к которой чиновники прибегают всякий раз, когда что-то не так. Вот выделим деньги, разработаем программы, и все пойдет прекрасно. Показательно, что, констатируя какую-либо проблему, власти сразу же успокаивают население рассказами о том, сколько на нее будет потрачено. Заметьте, акцент всегда делается именно на тратах, а не на решениях. Упоминаются программы, но опять-таки, в основном, как направления затрат. 

Куда, я вас спрашиваю, пойдут переквалифицированные специалисты, если и сейчас относительно высокая квалификация оплачивается не очень? Какие временные рабочие места будут предложены юристам, менеджерам, специалистам по рекламе и связям с общественностью? Как себя будет чувствовать молодой преподаватель, зная, что его заработную плату считают крайне низкой для пособия по безработице? И как он будет работать? Как справятся с возрастающим потоком безработных службы занятости, в которых и сейчас специалисты жалуются на загруженность, а механизмы сбора и обработки информации крайне не совершенны? И – самое интересное: кто будет разрабатывать программы? Точнее, на основе какой информации? Насколько я знаю по опыту, региональные и местные органы власти к академическим социологам и экономистам относятся с крайним подозрением, а социологию, по-моему, до сих пор считают лженаукой. На самом деле именно сейчас можно задействовать «избыточных» гуманитариев, подготовленных в вузах страны за последние годы. И рабочие места для них нужно создавать в первую очередь в системе социальной защиты. 

Создание рабочих мест, соответствующих существующей квалификации рабочей силы, причем не временных, кризисных, а постоянных, за счет развития секторов экономики, в такой рабочей силе нуждающихся – это не затраты, это именно созидание, инвестиции в будущее. Ни в экономической, ни в социальной политике государства России сегодня нет последовательной ориентации на развитие и использование человеческого потенциала. Потому-то все расходы на него рассматриваются исключительно как расходы, а не как инвестирование, не как создание будущего экономики и общества. 

Возникшая в начале 90-х годов система социальной защиты крайне формализована, не восприимчива к инновациям, не ориентирована на создание и применение эффективных социальных технологий. Никакой продуманной концепции в ее основании не лежало, создана она исключительно потому, что надо же что-то делать для «малообеспеченных», «слабо защищенных» и прочих слоев населения. Службы занятости созданы и работают в такой же парадигме. В такую систему сколько ни вбрось средств – все впустую. И дело не в том, что она сама плоха. Она же не может работать в автономном режиме. Необходимо встроить ее работу в общую концепцию социально-экономической политики. А концепция пока не изменилась: на государство шибко надеяться нам само государство и не советует. 

Но, право, же, скупой платит дважды! Спасая себя от возможного социального взрыва, государство все равно будет тратиться. Может быть, оно потратит и меньше, чем на последовательную социально ориентированную реконструкцию экономики, но зато впустую. И довольно скоро вынуждено будет тратиться еще, потом еще, усугубляя кризисные явления, а не создавая механизмы для их преодоления и предотвращения в будущем.

Например, сегодня не гробить образование нужно, а развивать. Развивать и исследовательские направления в вузах, но не кавалерийским наскоком и давлением, а через реальные заказы на исследования. Лучше меньше, да лучше, как известно. Не нужно обязывать вузы получать гранты любой ценой, как это сейчас делается, а развивать только необходимые, наиболее актуальные направления, отдавая предпочтения провинциальным вузам и научным центрам. Можно развивать систему обучения иностранцев, кадры для этого есть, нужна соответствующая инфраструктура. Французы и немцы к нам учиться не поедут, а китайцы и индийцы – с радостью. Вокруг образования и науки всегда возникают обслуживающие их коммерческие сектора – вот вам и еще рабочие места. 

Но главное нужно понять, что перекладывание государством всех социальных и экономических проблем на население в конечном итоге означает большие политические проблемы для самого государства. Попытки разрешить системные противоречия бессистемными метаниями и «выделением денег» приводит только к умножению проблем и исчезновению денег.

Сегодняшняя социальная политика для экономики России – это не рыба к столу и не удочка для рыбака. Это скорее удочка, которую протягивают оглушенной динамитом рыбе, предлагая ей выбраться на сушу.
Источник: www.rabkor.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (8)

химфизик

комментирует материал 04.04.2009 #

Кого волнует наше горе? Даже нас самих не каждый день. А уж те, кто наверху давно лыжи смазали, последние чемоданы собирают. И хватают всё, до чего могут дотянуться, и ртом и попой, и ртом и попой.

user avatar
creator

комментирует материал 04.04.2009 #

Оставьте вы правительство в покое! У него своих забот полно. Население само придумает, как прожить, оно у нас сообразительное, к тому же понимает, что правительство сделало все, что могло, во все антикризисные программы, куда можно было, деньги закачало, так что пусть теперь население само как-нибудь с кризисом разбирается. Чай, не дети малые, взрослый народ все-таки. Ну, конкретные меры некому разрабатывать - ну и что? Вон при Союзе меры разрабатывали, так все этот Союз кроют на чем свет стоит, и дефицит был, опять же, и уравниловка, то ли дело теперь - полная свобода: хочешь - работай, не хочешь - не работай. Рынок! Да и вообще, безработица - это просто потому, что работать не хотят, а вместо этого водку пьянствуют. Нормальные люди вполне прилично себя и семью обеспечивают и нормально себя чувствуют. За границу ездят, дома себе строят, квартиры покупают, хорошие машины. Так что кризис, безработица - это, любезные вы мои, отговорки для тунеядцев, не более. Работать не хотят и не умеют, вот и придумали кризис, а теперь, видите ли, государство им что-то там должно! Вымрут тунеядцы со своими семьями от голода - отлично: останутся самые предприимчивые, сильные, умные, - цвет нации. Стране не нужны неудачники, даже если это 75% населения. Кто не согласен - смотрите телевизор, там вам все объяснят.

user avatar
Преподаватель

отвечает creator на комментарий 05.04.2009 #

Во всём с Вами согласен. Только всё же вина правительства здесь есть. Всё что Вы пишете относится к взрослым. Но путинское правительство обманывает детей и делает на этом бизнес, как когда-то Мавроди. Я недавно разговаривал со школьниками и студентами. Вот такая картина: Фурсенко объявил, да оно и без Фурсенко понятно, что экономисов и юристов в стране больше чем достаточно. А поэтому верный путь попасть в безработные это поступить в экономисты или юристы. Но школьники и нынче будут поступать в массовом количестве именно на эти специальности. А почему? А потому, что правительство спустило планы приёма на следующий год, в которых выделено бюджетных мест столько же сколько и в прошлом году именно на эти специальности. Идёт также агитация этих факультетов на местном уровне. В результате школьники не верят ни мне, ни докладу Фурсенко и поступают на невостребованные специальности. Они ещё наивны и верят государству. Пользоваться наивностью и доверием школьников для мавродиевских операций преступно. Согласны? Ведь даже у уголовников есть свой кодекс чести. Цитирую Вас \"Чай не дети малые, взрослый народ всё-таки\". Получается, что не всегда взрослый-то! А в остальном всё так, как Вы пишете. Ещё добавлю, что кто хочет работать, тому работы хоть отбавляй. 16 млн гастарбайтеров! И зарабатывают они в среднем в 2 раза больше, чем средний россиянин. Иди да работай вместо них! Долго ли выучиться на крановщика или бульдозериста? Вон узбек с экрана телевизора что говорит: \"Отсылаю каждую неделю домой тысячу баксов\"! А у нас средняя зарплата по России 450 баксов и в месяц, а не в неделю!

user avatar
creator

отвечает Преподаватель на комментарий 06.04.2009 #

Ах, вы согласны со мной, Преподаватель... кажется, преподаватель - это одна из самых гуманных профессий, как врач, например? А вы согласны со мной, что 75% населения России - тунеядцы, бездельники и алкоголики, не желающие работать? Вы согласны со мной, что 75% населения России должны сдохнуть - вместе с семьями, женами, детьми, родителями, пенсионерами - чтобы наша страна стала элитной оранжереей, где будет произрастать исключительно \"цвет нации\"? Вы согласны со мной, что по-настоящему гуманной и демократичной может считаться только страна, в которой 75% населения должно выжить само по себе, вне государства, которого уже практически не существует, без участия и помощи правительства, которое этим 75% ничего не должно, но которое неукоснительно выкачивало и продолжает выкачивать из этих 75% населения налоги, ничего не предпринимая взамен? Вы с этим согласны? Скажите, вы всерьез решили, что я изложил свое собственное мнение?

user avatar
ALEKS-XX

комментирует материал 05.04.2009 #

Безработица для РОССИИ не тема, так мелоч.

user avatar
starik318

комментирует материал 05.04.2009 #

Если кто помнит, в СССР были комплексы БГТО и ГТО, так мы на Гто, более высокой ступени.

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com