Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Россия, США и ЕС объявили \"крестовый поход\" против оффшоров

Россия, США и ЕС объявили \"крестовый поход\" против оффшоров

Сергей Мэн, управляющий партнер консалтинговой компании Eurasia, уже привык к завороженным взглядам посетителей на панораму Гонконга, открывающуюся из окна его офиса на 32 этаже: эклектичное смешение азиатских ландшафтов, фантастических небоскребов и снующих туда-сюда гонконгцев в деловых костюмах. "Прекрасная страна, правда? Как только приехал сюда в 2002 году, сразу понял, что останусь, - рассказывает Сергей. - Здесь нет коррупции, компанию можно оформить за пять минут, а налоговое законодательство простое и понятное, ставки невысокие".

Налог на прибыль здесь 17% (против 24% в России), но главное - понятное, однозначное законодательство. "Из-за этого налоги здесь платить даже приятно - правительство отрабатывает их на все 200%", - восхищается Сергей Мэн. Его компания воплощает в себе все, что принято связывать с оффшорами: с одной стороны, большая часть ее бизнеса - в России, а зарегистрирована она в Гонконге, с другой - сам этот бизнес состоит в консультировании российских (но не только) компаний по вопросам регистрации в этой "налоговой гавани". Эти услуги популярны: почти девять лет бывшая британская колония остается самым привлекательным в мире местом для ведения бизнеса.

На самом деле если Гонконг и оффшор, то нового поколения, где отсутствие коррупции и бюрократии важнее низких налогов и возможности для владельцев бизнеса сохранить свою анонимность. А вот с классическими оффшорами крупнейшие экономики ведут настоящую войну, всячески вынуждая их раскрывать информацию о собственниках компаний и фактически уничтожая их налоговые преимущества. США открыли охоту на консультантов, рекомендующих оффшоры своим клиентам, Россия готовится взимать налоги с российского бизнеса, прикинувшегося иностранным, как с местных компаний, пишет журнал "BusinessWeek Россия".

Качественные изменения

Представитель компании Goodwin Management Corp., который просит не указывать его имени, вспоминает, что в середине 90-х слово "оффшор" было скорее модным, чем полезным. "Тогда чуть ли не каждый дурак открывал себе зарубежную компанию в независимых юрисдикциях. Иногда просто чтобы была как повод для гордости, что он - владелец фирмы на Каймановых островах, где ни разу не был. Но чаще, конечно, начинающие предприниматели походили на детей из детского сада, полагая, что оффшор - это некий "домик", где можно "спрятаться" от налоговых органов и делать все что угодно: отмывать деньги, к примеру. То есть понимания, что оффшор - это некий инструмент, который помогает оптимизировать бизнес, не нарушая законов, тогда не было", - рассказывает источник "BusinessWeek-Россия".

По его словам, в середине 90-х в офис компании приходили 3-5 человек в день, желающих открыть бизнес в безналоговой юрисдикции. Сейчас же количество желающих зарегистрировать компанию в оффшоре уменьшилось примерно до одного человека в неделю.

То, что дремучее представление об оффшорах исчезает, президент Владимир Путин уловил еще два года назад, когда объявил амнистию для капиталов, скрытых от налогообложения в зарубежных юрисдикциях. "Хватит деньгам болтаться в оффшорах", - сказал тогда президент в послании Федеральному собранию.

Этой амнистией можно воспользоваться до сих пор. Те, кто задекларирует деньги органам власти, избежит судебного преследования за уплату подоходного налога по ставке 13% с ранее сокрытого дохода. Правда, легализованные суммы не идут ни в какое сравнение с потерями бюджета от оффшорных операций. По данным Федеральной налоговой службы, в первые шесть месяцев объявленной налоговой амнистии налоговые органы получили декларации на общую сумму в 3,22 млрд рублей ($130 млн) ранее не задекларированного дохода.

"Предприниматели теперь иначе смотрят на этот инструмент, - объясняет руководитель отдела по работе с клиентами консалтинговой компании "Интеринвест" Антон Свириденко. - Более взвешенно подходят к выбору юрисдикции: подходит или нет под их конкретные цели оффшор или лучше и "красивее" работать через компанию, зарегистрированную в обычной, нормальной юрисдикции".

Работать через фирму, зарегистрированную в "нормальной" юрисдикции, станет гораздо "лучше" со следующего года, когда в России вступят в силу поправки к закону о противодействии легализации доходов. В них впервые дается определение оффшорной зоны: государство или территория с льготным налогообложением и/или закрытой информацией о компаниях. "Появление такого определения можно считать еще одной "ласточкой", характеризующей грядущие изменения в отношении к оффшорам, - говорит Вадим Зарипов из "Пепеляев, Гольцблат и партнеры". - Ведь до этого само понятие не было прописано в праве, а значит, и не могло никак трактоваться в суде. Теперь такая возможность появится".

Можно не сомневаться, что власти этой возможностью воспользуются в полной мере, ведь, по оценкам Минфина, бюджетные потери от уводов денег в оффшорные юрисдикции составляют $50 млрд в год. "Действительно, сейчас одной из первостепенных задач, фигурирующих в основных направлениях российской налоговой политики, является задача пересмотра соглашений с территориями, относящимися к оффшорам. Говоря коротко, к оффшорным компаниям теперь будут присматриваться гораздо внимательнее", - сообщил на условиях анонимности чиновник Минфина.

На практике это будет означать следующее: с 2009 года, как объясняет Зарипов, в российском законодательстве будет прописано понятие "контролируемая иностранная компания" (фирма, зарегистрированная за рубежом, но принадлежащая российским гражданам). Нераспределенную прибыль этой иностранной компании будут приписывать российской компании для ее налогообложения. Кроме того, появится и определение "налоговый резидент". То есть если иностранной компанией управляют из России, она может быть признана налоговым резидентом России, несмотря на то, что создана и работает по законам другой страны. Другими словами, оффшорная юрисдикция может устанавливать хоть нулевую ставку налога - российским бизнесменам придется платить по российской ставке.

В своей неприязни к оффшорам Россия далеко не одинока. Раскрытия информации о владельцах компаний от островных юрисдикций требуют все крупные экономики. "Теоретически оффшоры могут пойти на то, чтобы не раскрывать информацию о компаниях-резидентах: имеют на это полное право. Однако, как показывает практика, делать им этого не стоит", - говорит г-н Зарипов. Например, долгое время державший оборону Кипр сдался, когда Евросоюз пригрозил не принять его в свои ряды. США, когда им надоело пререкаться с Сейшельскими островами, попросту закрыли проводки по всем сейшельским счетам, вынудив власти этой страны подписать соглашение о раскрытии информации о действующих там компаниях.

По поводу анонимности бизнеса противники оффшоров схватываются даже между собой. В проект списка офшоров, который сейчас формирует российский Минфин, попали, например, Бельгия, Люксембург, Португалия. Впрочем, из окончательного варианта, они, вероятно, исчезнут, предполагает Зарипов, чтобы не портились отношения с ЕС.

А в прошлом году США принялись за тех, кто просвещает бизнесменов о выгодах оффшорной регистрации. Одна из крупнейших аудиторских компаний в мире - KPMG - серьезно поплатилась за то, что рекомендовала клиентам уводить деньги в зоны низкого налогообложения. По данным американского правительства, действия компании помешали собрать налоги на сумму $2,5 млрд. К счастью для KPMG, компания отделалась легким испугом: генпрокурор США Альберто Гонсалес решил не подвергать компанию судебному преследованию, чтобы не ставить под удар ее многочисленных сотрудников.

Вместе с тем прокуратура предъявила официальные обвинения в мошенничестве с целью обмана налоговых органов некоторым бывшим руководителям KPMG, а налоговые власти Штатов оштрафовали ее на $456 млн. Примечательно, что клиенты KPMG в данном случае остались перед законом чисты, поскольку работа в оффшорных зонах не считается преступлением (так же, как и в России), а вот консультантов по вопросам увода денег в офшоры уже преследуют. Российские фирмы, которые занимаются налоговым консультированием и регистрацией компаний в оффшорных юрисдикциях, в отличие от американских, действуют совершенно легально. Правда, несмотря на законность этой деятельности, редкие представители этого бизнеса готовы говорить о нем открыто и настоятельно подчеркивают: "Нет-нет, мы не занимаемся консультированием по оптимизации налоговых выплат. Максимум, что входит в пакет наших услуг, - краткая характеристика и информация о юрисдикции и ее налоговой системе, а также регистрация компании в выбранном клиентом оффшоре".

На самом же деле достаточно забить в строке интернет-поисковика слово "оффшор", чтобы понять, почему представители компаний не любят публичность. Тысячи фирм, предлагающих услуги регистрации оффшоров, указывают: "Конфиденциальность, анонимность владельца бизнеса гарантируется. Ваши данные не станут известны налоговым органам. Возможен наем номинального директора".

Цель не оправдывает

По словам Зарипова, сейчас у налоговых властей крупных экономик актуальна следующая концепция: компания может регистрироваться в любой точке мира, в том числе в оффшорной зоне, но только если она способна внятно объяснить деловую цель такой регистрации. Самое внятное объяснение, конечно, минимизация налогообложения - чем не деловая цель? Но такой аргумент судья может и не принять. Так же, как, впрочем, и любой другой: защита от рейдеров, например, или более удобное законодательство. По сути, если требование объяснять деловую цель зарубежной прописки появится в законодательстве, власти смогут попытаться сделать компании вообще "невыездными".

Однако паниковать рано. По мнению Вадима Зарипова, пока все изменения выглядят достаточно цивилизованными. "Помимо "кнутов" в виде черных списков и требований раскрытия информации, налоговики предлагают предпринимателям, испытывающим необходимость в наличии иностранных "дочек", воспользоваться "пряником" - нулевой ставкой для зарубежных "дочек" компаний. То есть российский капиталист может учредить дочернюю структуру за рубежом и получать дивиденды. Переведя их в российскую компанию, он уже не будет должен платить с них налог, как это было раньше", - отмечает Зарипов.

К тому же, по мнению большинства экспертов, опрошенных "BusinessWeek Россия", свободные экономические зоны никуда не денутся. "В любом случае деятельность компаний за пределами страны можно пресечь единственным образом - только восстановив "железный занавес". Этот инструмент будет всегда востребован, в какие бы рамки его ни заточили. Единственное, что изменится с ужесточением законодательства, - возрастет стоимость регистрации и поддержания оффшорной компании. Если пять лет назад регистрация стоила $500, а сейчас $2000, то будет стоить, скажем, $5000. На самом деле, может быть, это и не плохо: высокая цена входа избавляет от случайных людей в бизнесе, и инструмент будет востребован только теми компаниями, кому он действительно нужен", - считает представитель юридической компании "Васильев и партнеры", попросивший не указывать его имени.

С ним согласен и Вадим Зарипов: "Вряд ли оффшоры зажмут совсем. Ведь они все равно являются неким сдерживающим механизмом, гарантирующим, что государства не станут задирать налоговые ставки. В каком-то смысле это хорошая конкуренция с большими экономиками".

Между тем в компаниях, регистрирующих фирмы в оффшорных юрисдикциях, отмечают рост спроса на открытие бизнесов в странах с льготным налогообложением и неоффшорных странах. "Это следствие двух причин: во-первых, бизнес сам давно начал перестраиваться на более прозрачные схемы, во-вторых, конечно, сказываются и тенденции последнего времени с зажиманием оффшоров. Так или иначе, компании открывают для себя страны с налоговыми ставками даже выше, чем в России, но с более понятным и не запутанным, как у нас, налоговым законодательством. Там нет двояких прочтений и формулировок в духе "на усмотрение налоговых органов", которые можно трактовать как угодно и в чью угодно пользу", - говорит Вероника Шамарина, менеджер консалтинговой компании "Сварга". Собственно, об этом говорит и пример Сергея Мэна из Eurasia: в конце концов, налог на прибыль в 17% против 24% не только не единственный, но, возможно, даже не главный стимул для переезда в другую страну. Но, пожалуй, самый наглядный пример - это Великобритания, которая становится все популярнее у российских предпринимателей. Ставка налога на прибыль в этой стране даже выше, чем в России (30% против 24%), и налоговое законодательство значительно строже. Основной же мотив - понятность и четкость законов, которые не допускают беспредела налоговиков и исключают двойное налогообложение.

Источник: www.point.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com