Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

А если завтра война…Когда Грузия вторгнется в Цхинвали, у России не останется выбора

А если завтра война…Когда Грузия вторгнется в Цхинвали, у России не останется выбора

Южная Осетия с напряжением ждет грузинской атаки. У российского Генштаба уже разработан план на этот случай, вопрос только в том, решится ли Москва осуществить контратаку.

Уже три с лишним года самая популярная в Южной Осетии мужская одежда - это камуфляж. После прихода к власти в Грузии Михаила Саакашвили и неудавшейся попытки силового подавления «цхинвальских сепаратистов» летом 2004 года не признанная пока Республика Южная Осетия (РЮО) живет в постоянном ожидании новой войны. «Юноше, обдумывающему житье» в Южной Осетии предоставлен огромный выбор силовых структур: Минобороны, МВД, КГБ и его Пограничные войска, Государственная охрана (аналог нашей ФСО), югоосетинский батальон Смешанных сил по поддержанию мира, МЧС, с недавних пор еще и егерская служба Комитета лесного хозяйства. Силовые структуры - крупнейший работодатель в Южной Осетии, признается «Профилю» премьер-министр РЮО Юрий Морозов.

Автомат под кроватью

«Извините, завтра не смогу с вами встретиться, - говорит мне уполномоченный по правам человека при президенте Южной Осетии Давид Санакоев. - Завтра у нас учения». При встрече выясняется, что главный правозащитник РЮО одновременно заместитель командира спецназа Минобороны. А командир, Бала Бестауты, - по совместительству начальник автовокзала города Цхинвала. Таких примеров множество. И даже у мужчин исключительно мирных профессий - учителей, врачей, таксистов - дома, как правило, хранится автомат. Иногда прямо под кроватью.

Большинство южных осетин от такого положения дел далеко не в восторге. В Цхинвале любят приводить в пример другое непризнанное государство - Абхазию, где война за независимость началась в 1992 году, через месяц после того, как она закончилась здесь. «Абхазы молодцы, они туризм развивают, привлекают инвестиции, - говорит мне знакомый врач Сармат Парастаев. - Даже по экспорту сельхозпродукции добились от России уступок. А мы живем, можно сказать, только войной».

Лоскутное одеяло

Республике Южная Осетия не повезло с географией. Южная окраина ее столицы вплотную примыкает к границе Грузии, поэтому при желании из ближайших грузинских сел, Эргнети и Никози, до городской черты Цхинвала может «достать» даже автоматчик. А желание, по крайней мере, с тех пор, как президентом Грузии стал Саакашвили, возникает часто.

С севера тоже не все в порядке. Цхинвал - отправной пункт Транскавказской магистрали, ведущей через построенный в 1981 году Рокский туннель в Россию, в североосетинский город Алагир. Однако ехать по этой магистрали напрямую нельзя. К северу от Цхинвала, опять-таки вплотную к городу, по ходу трассы расположен крупный анклав из нескольких грузинских сел, который властям Южной Осетии неподконтролен. Там развеваются грузинские флаги и стоят посты МВД Грузии, которые южного осетина на север не пропустят, а россиянина арестуют за незаконное пребывание на грузинской территории (как это произошло, к примеру, в июле этого года со съемочной группой телепрограммы «Вести»).

Поэтому люди, едущие из Цхинвала на север (или обратно), вынуждены использовать грунтовую Зарскую дорогу, огибающую грузинский анклав с западной стороны. Время пути до села Гуфта, где можно снова выехать на Транскавказскую магистраль, удлиняется более чем на час. Между Зарской дорогой и анклавом - «минный лес». Мины были выставлены осетинами еще 15 лет назад, после так называемого Зарского расстрела - убийства вышедшими к трассе грузинскими боевиками 36 мирных жителей, которых 20 мая 1992 года пытались эвакуировать из осажденного Цхинвала на автобусе.

Неподконтрольные властям РЮО грузинские анклавы расположены также к западу от Цхинвала (Авневи) и к востоку (Ередви). Жители всех трех анклавов, в свою очередь, пользуются грунтовыми объездными дорогами, соединяющими их с территорией Грузии в обход Цхинвала и осетинских сел. По этим же дорогам свободно передвигаются грузинские полицейские и спецназовцы под видом полицейских.

Меньшие по численности населения грузинские анклавы есть и в других районах Южной Осетии. А один из районов РЮО - Ленингорский - в силу своего географического положения подчинен Тбилиси почти полностью, за исключением нескольких осетинских сел на юге района и в верховьях реки Чисандон, которые вообще непонятно кто контролирует.

Это далеко не Абхазия, где единственная не контролируемая Сухумом территория - Верхнее Кодори, - расположена в «медвежьем углу» республики, вдали от городов и мест потенциального интереса туристов и инвесторов. Это больше похоже на Западный берег реки Иордан.

Отравленное мацони

Разумеется, грузинские анклавы не населены одними боевиками и полицейскими. Много вполне мирных людей. Живут там хорошие плотники, каменщики и плиточники, которые на велосипедах ездят в Цхинвал на работу за 100-200 рублей в день. Увы, в своих селах им не заработать даже столько. Женщины-грузинки спокойно приходят в Цхинвал продавать местный кефир - мацони. Во время последней военной вспышки, в 2004 году, кто-то в городе начал распускать слухи, что грузинское мацони отравлено. Но это было для цхинвальцев уж слишком абсурдно. Через несколько дней торговки снова вернулись в город и по-прежнему появляются каждое утро.

Однако при любом военном обострении анклавы, особенно северный, становятся для Цхинвала источником угрозы. Как правило, обстрелы города грузинскими военными с южной стороны сопровождаются и стрельбой с севера, со стороны ближайшего грузинского села, Тамарашени. В этом селе базируются и боевые группы, которые проникают в Цхинвал и охотятся за осетинами, «представляющими интерес» для грузинских спецслужб.

Об одном таком эпизоде я узнаю по дороге в город Квайса, на пограничную заставу, куда нас сопровождает Андрей, майор КГБ Южной Осетии. Майору звонят по мобильному телефону, он мрачно слушает. «У нас сегодня пытались похитить сотрудника», - объясняет Андрей после некоторой паузы.

Оказалось, сотрудник КГБ Эрик Мамиев был вызван своим агентом на встречу в северный район Цхинвала, где через пару сотен метров начинается подконтрольная грузинам территория. Агент, очевидно, был перевербован, потому что на Мамиева неожиданно набросились пятеро грузин в штатском, которые нанесли ему удар электрошокером и попытались утащить в Тамарашени. Мамиев ухватился за дерево и стал звать на помощь. На крики сбежались местные жители-осетины, которые его и спасли. Грузины скрылись, обронив на ходу гранату РГД-5 и бронежилет.

Этот инцидент лишь на первый взгляд может показаться комичным. Недавно в Грузии были приговорены к пожизненному заключению трое осетин - Георгий Дзасеев, Георгий Валиев и Иосиф Кочиев, - которых обвинили во взрыве полицейского участка в городе Гори в феврале 2005 года якобы в составе группы экс-полковника ГРУ Генштаба ВС РФ Анатолия Сысоева. Как минимум двое из них были схвачены сотрудниками спецслужб Грузии на территории РЮО. По данным югоосетинского омбудсмена Давида Санакоева, под стражей в Грузии находятся не менее 18 осетин, имеющих двойное гражданство - РЮО и России, причины их задержания вообще не известны. «Я многократно через миссию ОБСЕ направлял запросы в Грузию, пытаясь прояснить судьбу этих людей, - рассказывает мне Санакоев. - Никакой реакции».

А 29 августа этого года в ходе спецоперации на территории РЮО МВД Грузии задержало даже трех миротворцев из североосетинского батальона Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ). Двое из них - Виталий Валиев и Тариел Хачиров - сейчас находятся в тбилисской тюрьме №5. Протесты командования ССПМ никакого результата не дали.

Мины в бетоне

Еще более серьезно то, что в Цхинвале начали происходить адресные теракты. В прошлом году в прессу попала информация о черном списке, в который грузинские спецслужбы занесли всех «непримиримых осетинских сепаратистов». Подобный список некоторое время даже был размещен на сайте МВД Грузии. 9 июля 2006 года в Цхинвале был взорван секретарь Совета безопасности Южной Осетии Олег Алборов. 14 июля погибли два подростка, проходившие мимо автомобиля командира спецназа Минобороны Балы Бестауты (сам он уцелел благодаря случайности). Уже в этом году, 29 мая, был убит двумя брошенными в окно его дома гранатами известный югоосетинский боевик Валерий Козаев (в Грузии его заочно тоже обвинили в причастности к «группе Сысоева»).

По словам председателя КГБ РЮО Бориса Аттоева, еще один теракт в Цхинвале в этом году был предотвращен. Как рассказал мне Аттоев, некоторое время назад негласный сотрудник его ведомства, Инал Колиев, был «внедрен в агентурную сеть грузинских спецслужб». После того как Колиев успешно выполнил несколько простых заданий (сфотографировал одну из баз горюче-смазочных материалов и другие военные объекты), его кураторы в Гори поручили ему задание более ответственное: доставить на территорию РЮО два ящика и спрятать их содержимое на пустыре недалеко от цхинвальского вокзала. За это Колиеву заплатили $2000.

31 июля привезенные двойным агентом Колиевым объекты были изъяты с пустыря югоосетинскими спецслужбами. Оказалось, что это были два взрывных устройства на базе противопехотных мин МОН-100, замаскированных под куски бетона. Взрывные устройства могли быть приведены в действие как с помощью проводов, так и посредством радиосигнала. Эксперты КГБ Южной Осетии заключили, что изготовить устройства такого технического уровня можно было только в лаборатории.

«Мы предполагаем, что в нужный момент доставленные Колиевым взрывные устройства должен был изъять из тайника непосредственный исполнитель теракта, - говорит Борис Аттоев. - Такие операции самостоятельно, без указания руководства, ни один сотрудник спецслужб проводить не будет. Здесь речь идет о государственном терроризме».

Обниматься запрещено

«Слышал я, что меня грузины тоже внесли в свой черный список», - улыбается Владимир Кузьмич, отставной русский полковник, уже несколько месяцев возглавляющий Госохрану РЮО. - Вначале, как приехал, я маскировался, ходил в темных очках, фамилию вот взял осетинскую - Котоев. Здравствуйте, я Владимир Кузьмич Котоев. Бесполезно, уже весь Цхинвал знает, кто я такой и где работаю, на базаре люди здороваются».

Владимир Кузьмич, прошедший Чечню, Боснию и еще бог знает какие горячие точки, службу в Южной Осетии считает по-своему нелегкой.

«Вступил в должность, начал разбираться. Ребята, конечно, храбрые, но... Оказалось, треть личного состава Госохраны еще присягу не принимали - некоторые из них успели дослужиться до капитана. Рапорты ряд сотрудников писать не умеют вообще. Сколько раз пришлось инструктаж проводить: «Скажите всем своим друзьям, всем родственникам, что, когда вы на службе, вам запрещено при встрече обниматься с кем бы то ни было!» Одному пришлось муляж взрывного устройства подложить чуть ли не к ногам, пока он обнимался. Вроде понял».

Когда его спрашивают, правда ли, что российские спецы приезжают в Южную Осетию за большими деньгами, Владимир Кузьмич только смеется: «В Москве мне олигархи по $300 в час предлагали за обучение их охраны. А здесь зарплата 11 тыс. рублей в месяц, и ту задерживают. Смешно сказать, хозяину квартиры я уже за два месяца задолжал. Оружия не выдали! Пришлось самому отобрать у одного лица... Какие уж тут сверхдоходы. Как всегда - Родина позвала, значит, собираешь чемодан».

Владимир Кузьмич входит в число людей, которых в Цхинвале называют варягами, а иногда еще гастарбайтерами. Все силовые структуры Южной Осетии возглавляют выходцы из РФ. Министр обороны Андрей Лаптев и секретарь Совета безопасности Анатолий Баранкевич - русские, шеф КГБ Борис Аттоев - балкарец, глава МВД Михаил Миндзаев - северный осетин. Именно эти люди формируют стратегию безопасности РЮО. И как минимум некоторые из «варягов» считают ситуацию гораздо более тревожной, чем лихие югоосетинские военные, обещающие «за неделю дойти до Мцхеты».

Ночь длинных ножей

Вооруженные силы Грузии не так уж велики по численности - 28 тыс. человек. Однако уровень их подготовки и оснащения за последнее время серьезно вырос. «Саакашвили надо отдать должное в одном - из военного бюджета он воровать запрещает», - сказал мне один из высокопоставленных «варягов» в составе КГБ РЮО. Такие боевые единицы, как Сачхерский горнострелковый батальон и батальон коммандос, входящие в состав 1-й пехотной бригады сухопутных войск Грузии, равно как и батальон спецназа Коджорской бригады, - это весьма боеспособные подразделения, обученные натовскими инструкторами. Они регулярно проводят учения в непосредственной близости от границ РЮО.

В самой «зоне конфликта», по данным нашего источника в спецслужбах РЮО, Грузия сосредоточила значительные силы. Испытанный прием грузинской стороны - увеличение численности полицейских, чье присутствие здесь Дагомысским соглашением 1992 года не запрещено. До 200 человек насчитывает отдел полиции в северном грузинском анклаве, до 150 - в восточном и до 50 - в западном. Кроме того, во всех трех анклавах сформированы отряды самообороны общей численностью почти 1000 человек. В селе Курта (северный анклав) с апреля этого года также дислоцирован «спецназ» Дмитрия Санакоева - поддерживаемого Тбилиси «альтернативного президента Южной Осетии». «Спецназ», состоящий в основном из этнических осетин прогрузинской ориентации, насчитывает примерно 200 человек. Настоящий спецназ МВД Грузии (около 400 бойцов) дислоцируется к югу от Цхинвала, в поселке Каралети. Спецназовцы Коджорской бригады Минобороны регулярно появляются в приграничном селе Никози под видом полицейских.

Российские военные специалисты считают, что грузинский план атаки на Южную Осетию не предполагает быстрого взятия под контроль всей территории РЮО. Основная задача на первом этапе - захват Цхинвала. Эта операция будет осуществляться в ночное время силами спецподразделений, каждое из которых перебросят в заранее определенный сектор столицы РЮО. Задача спецназа - физическое уничтожение руководства РЮО и взятие под контроль основных объектов в пределах города. Одновременно дислоцированные в северном грузинском анклаве подразделения должны будут через проходы в минных полях выдвинуться на запад и блокировать Зарскую объездную дорогу. Таким образом Цхинвал будет полностью отрезан от северных районов РЮО.

Грузинский план атаки учитывает и то, что, по Дагомысскому мирному соглашению, весь город Цхинвал и его окрестности считаются входящими в «зону конфликта», где стороны не имеют права держать тяжелую бронетехнику. Бронетанковые подразделения РЮО дислоцированы в районе Джавы, к северу от грузинского анклава на Транскаме. Через грузинские заслоны на Транскаме или на Зарской дороге им придется прорываться без поддержки с воздуха, так как военно-воздушные силы у Южной Осетии отсутствуют. А на вооружении Грузии не менее 15 штурмовиков Су-25 и не менее 25 боевых вертолетов Ми-8 и Ми-24/Ми-35 плюс 6 многоцелевых вертолетов Bell UH-1H. Аэродромы, на которых находится грузинская авиация, расположены в 120 километрах от Цхинвала.

Сопротивление югоосетинских подразделений в Цхинвале будет затруднено и недостаточным для обороны города количеством приборов ночного видения (у грузинских спецподразделений они имеются, равно как и оружие для бесшумной стрельбы). Грузинские спецназовцы легко выведут из строя вышки сотовой связи, проводная связь в Цхинвал проходит через Грузию и будет отключена. Спутниковых телефонов в Цхинвале единицы, рации югоосетинских военных могут быть заглушены с помощью оборудования, которое уже установлено в Гори. К тому же эти рации не оснащены шифраторами. «Я опасаюсь, что нам придется поддерживать связь между подразделениями с помощью нарочных, - говорит мне российский военный специалист. - Как в Первую мировую войну».

Не для того тянули трубу

Несмотря на традиционно высокий боевой дух осетин, количественное и качественное превосходство на стороне их вероятного противника. Что заставляет вспомнить о военной доктрине Прибалтийских государств в рамках НАТО: продержаться в течение времени, необходимого для вмешательства союзных сил.

Не секрет, что в случае грузинского вторжения южные осетины - не менее 90% из них граждане РФ - надеются не только на помощь добровольцев с Северного Кавказа, но и на прямую военную поддержку России. Есть признаки, что такая поддержка может быть оказана. Недавно была введена в строй военная база в районе поселка Угарданта, сразу же за северной границей «зоны конфликта». По данным нашего источника в правительстве Южной Осетии, на базе могут находиться до 1000 военнослужащих российской 58-й армии. Вопрос о поддержке с воздуха тоже может быть легко решен с помощью дислоцированной в Моздоке эскадрильи особого назначения. «Профилю» известно, что план вооруженной поддержки Южной Осетии есть в Генштабе ВС РФ. Вопрос лишь в том, будет ли политическая воля при необходимости привести его в действие.

Оптимисты из числа южных осетин сразу вспоминают о газопроводе Дзаурикау-Цхинвал. Газопровод, который югоосетинский премьер Юрий Морозов называет «рукой дружбы, протянутой через Кавказский хребет», может попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый высокогорный газопровод мира. В своей высшей точке труба должна достигнуть высоты 3146 метров. Этот проект, стоимость которого составляет около 15 млрд рублей, целиком финансируется «Газпромом». «Россия не для того тратит такие деньги, чтобы потом отдать Южную Осетию грузинам», - это я в Цхинвале слышал не раз.

Миротворцы-толстовцы

Зато пессимисты говорят о странном поведении российских миротворцев. Как известно, Смешанные силы по поддержанию мира, введенные в Южную Осетию в июле 1992 года, состоят из трех батальонов по 500 человек - грузинского, югоосетинского и североосетинского. (Де-факто североосетинский батальон - просто российский: сегодня на одном из его постов в районе высоты «Паук» стоят даже чеченцы из батальона «Восток».) В целом в пределах «зоны конфликта» действует более 20 постов ССПМ. Мандат миротворцев - размежевание враждующих сторон, недопущение в «зону конфликта» вооруженных подразделений (за исключением полицейских и им подобных) и тяжелой бронетехники.

Среди постов ССПМ один находится на территории Грузии, в районе села Мегврекиси, на трассе Цхинвал-Гори. Стоят там российские миротворцы. Этот пост оказался в центре событий во время последнего по времени крупного боестолкновения в Цхинвале, 26 сентября.

По данным нашего источника в КГБ РЮО, около 19.00 26 сентября югоосетинские наблюдатели зафиксировали выдвижение к границе трех грузовых автомобилей КрАЗ, в которых находились бойцы спецназа Коджорской бригады численностью до 90 человек. Они заняли позиции к югу от миграционного поста МВД Южной Осетии в цхинвальском районе ТЭК. Одновременно другие грузинские подразделения начали скрытно сосредотачиваться на южной и юго-восточной окраине Цхинвала, по всей линии Никози-Прис.

Около 20.30 грузинские спецназовцы начали обстрел югоосетинского поста, вначале из автоматов, затем из крупнокалиберного пулемета. После этого осетины открыли ответный огонь, и интенсивная перестрелка с использованием гранатометов продолжалась до глубокой ночи. Грузины стреляли и по жилым кварталам города.

Когда спецназовцы Коджорской бригады выдвинулись на позиции, за спиной у них остался пост российских миротворцев в Мегврекиси. В рамках своего мандата миротворцы должны были остановить продвижение военнослужащих Минобороны Грузии в «зону конфликта» и, уж во всяком случае, вмешаться после открытия ими огня. Мандат миротворцев дает им право применять оружие в такой ситуации. Почему они этого не сделали?

Как объясняет наш источник, российский миротворческий пост был блокирован грузинскими военными, которые вели себя чрезвычайно вызывающе. «Правда ли, что миротворцам приказали лечь на землю и они легли?» - спросил я президента РЮО Эдуарда Кокойты. «Я сейчас не могу этого утверждать, но, по словам тех, кто там был... - Кокойты замялся. - Во всяком случае, то, что пост российских миротворцев обстреливали, этому были свидетелями наши силовики».

Любопытно, что, по данным главы МВД РЮО Михаила Миндзаева, 26 сентября грузинский батальон ССПМ отнюдь не остался в стороне от конфликта и активно обстреливал осетинские позиции из крупнокалиберных пулеметов и подствольных гранатометов.

«Грузинские миротворцы - это наша постоянная головная боль, - рассказывает Миндзаев. - Грузины провели через батальон ССПМ практически весь свой спецназ, устраивая для этого ротацию личного состава батальона не раз в полгода, как положено, а раз в три месяца. Посмотрите на карту расположения грузинских миротворцев. Очень грамотно они расположены. Любой военный сразу скажет, что это ротные опорные пункты, получается полноценный район обороны батальона! А югоосетинские и российские посты разбросаны».

К командующему ССПМ, российскому генералу Марату Кулахметову, у южных осетин особые претензии. В 2004 году югоосетинские силы с тяжелыми боями выбили грузин с трех стратегических высот - «Паук», Авневи и Двани. Согласно требованиям Дагомысского соглашения, высоты были переданы миротворцам. Однако, говорят осетины, миротворцы не сделали ничего, чтобы предотвратить появление на всех трех высотах грузинских полицейских постов. «Мне Кулахметов слово генерала дал, что с этих высот он грузин «попросит», - говорит мне президент Кокойты. - До сих пор жду, когда он его выполнит».

Глава КГБ Борис Аттоев смотрит на проблему по-иному. «Откровенно говорю, по этому вопросу я с Эдуардом Джабеевичем (Кокойты. - «Профиль») не согласен, - заявляет он. - Кажущаяся слабость российских миротворцев - на самом деле стремление любой ценой не идти на провокацию. Любая ошибка с их стороны прибавит веса требованиям Грузии об изменении состава миротворческих сил, о вводе сюда миротворцев с Украины или из Прибалтики».

Два флага

Во всех воинских частях РЮО можно увидеть два флагштока - на одном югоосетинский флаг, на другом российский. Воинский устав тоже российский, команды отдаются на русском языке. Один из пограничников на заставе в Квайса даже слегка обиделся, когда я за столом произнес тост «За наших союзников». «Мы не союзники, - сказал он, - мы здесь рубежи России защищаем».

То же самое мне приходилось слышать от военных и в Абхазии, когда отряд Гелаева вторгся туда в 2001 году и пошел в направлении Адлера. Однако с тех пор абхазы несколько изменили свою позицию. Причиной были и неуклюжие действия российских политиков во время президентских выборов 2004 года, и другие, менее очевидные факторы. Так или иначе, сегодня Абхазия частью России себя не ощущает (хотя и остается дружественной ей страной). В Южной Осетии хотя бы на символическом уровне связь с Россией очень сильна. Возможно, уже до конца года последуют события, которые покажут, насколько эта связь нужна самой России и какую цену мы окажемся готовы за нее платить.

Источник: www.point.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (1)

amiras

комментирует материал 09.11.2007 #

Россия будет вынуждена защищать своих граждан, а в Южной Осетии только ленивый не имеет российского паспорта. Это обернется большими проблемами для обеих стран, плюс отнимут Олимпиаду.

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com