Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Населением России всегда жертвуют в первую очередь

Населением России всегда жертвуют в первую очередь

В последнее время в нашем отечестве завелась новая интеллектуальная мода. В собрании, где социологи, футурологи или иные допущенные авгуры прогнозируют будущее или пытаются обтекаемо диагностировать настоящее, поднимается старательно расхристанный, иногда нетрезвый, а чаще имитирующий буйство персонаж. И, разрывая на себе что-нибудь гламурное, отчаянно вопит:

— Чем вы все тут вообще занимаетесь? Вы сдурели?! Война, война на носу! К войне надо готовиться, а не в жопе чесать! На повестке дня — Третья Мировая, она непременно затронет интересы России, не надейтесь пересидеть в стороне и перечесать жопу! (Здесь требуются максимально сильные выражения из числа приемлемых в обществе, — они должны показать, до какой степени все страшно). На Тихом океане Япония и Китай, на Ближнем Востоке Ирак, в среднеазиатском подбрюшье нестабильность, в Европе НАТО, кругом Америка, не сегодня-завтра актуализируется косовский прецедент, отвалится Казань, привалится Абхазия! Необходима срочная инвентаризация, инновация, тотальная мобилизация, а со всеми, кто изменнически и капитулянтски думает иначе, следует тотчас поступить по законам военного времени! Я не понимаю, вообще не понимаю, зачем вы все! — после чего надо либо опрокинуть стол, либо что-нибудь изблевать, либо рухнуть без движения, но в любом случае поступить как-нибудь так, чтобы нейтралитет со стороны присутствующих оказался невозможен. Это будет лучшей иллюстрацией его пагубности.

Откуда растут ноги у всей этой военной риторики — в принципе понятно. Ее особенно много в «Русском журнале», муссирование военной темы началось пару месяцев назад (аккурат после ставки на Медведева), а недавно аналитик Сергей Переслегин опубликовал статью под мобилизационным названием «Война возникает во всех сценариях будущего». В редакционной врезке сказано, что статья завершает обсуждение и что «война, возможно, крупная, кажется неизбежной».

В принципе ничего сенсационного тут нет: почти каждый человек знает, что в течение ближайшего года у него хоть раз да заболят зубы, если, конечно, он еще не все их потерял. Тогда заболит что-нибудь другое. Война возникает во всех сценариях будущего, прошлого и настоящего с того самого момента, как запущен механизм истории. Вопрос в том, какая это будет война.

У Переслегина везде получается мировая.

Во-первых, он предполагает (в течение ближайших двадцати лет) войну в Европе — в связи с перетягиванием Украины, в которое Россия будет играть с Западом и прежде всего со Штатами. Вывод основывается на том, что Штаты действуют в Европе с позиций силы — и мы неизбежно начнем действовать с тех же позиций, если не упадет цена на нефть (а падать ей не с чего). Здесь налицо сразу несколько смелых допущений: а) Штаты по-прежнему будут действовать с позиций силы, ничему не научившись в Афганистане и Ираке; б) Россия захочет непременно копировать фатальные ошибки Штатов и ничему не научится на чужом опыте; в) цена на сырье будет необходимым и достаточным условием для действий с позиций силы. Но не будем цепляться к мелочам — нам ведь заявлено во первых строках, что всякое предвидение есть метафора.

Второй очаг вероятной войны — Китай. Этого тезиса автор не развивает, но он достаточно развит в прочей публицистике агрессивно-алармистского направления. Будем при этом считать, что никакого внутрикитайского серьезного кризиса в ближайшие 20 лет не произойдет и экономика там продолжит развиваться нынешними темпами, — для хорошего человека допущений не жалко.

Наконец, по остроумному замечанию Переслегина, США проживают сюжет «гибель Рима» и будут всеми силами из этого сюжета выходить — для чего им необходимы прежде всего войны. Тезис этот, правда, сомнителен, поскольку, когда царская Россия проживала сюжет «Гибель Рима», война ее загнала туда еще глубже. Да и не сказать, чтобы поздний Рим в V — VI веках не воевал, но как-то это ему мало помогло. Война — как водка: если пить в радости — радость усиливается, если в грусти — она доходит до отчаяния. Война может скрепить, усилить, отковать империю, находящуюся на подъеме или по крайней мере на плато, — но со стопроцентной вероятностью добивает империю, переживующую упадок.

К сожалению, никаких оснований говорить о подъеме России (как и об окончательном упадке Америки) сегодня не видно: подъем нельзя провозгласить нацпроектом, декратировать или хотя бы имитировать. Он либо есть, либо нет; у него множество признаков — от расцвета искусств до роста производительности труда; хочется надеяться, что когда Штаты реально окажутся в сюжете «Гибель Рима» (для чего им надо сначала оказаться Римом, то есть империей архаичного типа), там будут все это понимать.

Хочется также верить, что это понимают и в сегодняшней России.

Да чего там — понимает это и сам Переслегин, резюмируя: «Проблема состоит в том, что Россия, в общем (и как обычно), не готова к войне — ни технически, ни организационно, ни психологически. При этом воевать ей придется, и воевать она будет, и войну эту она выиграет — по традиции. Хотелось бы, чтобы не такой дорогой ценой (тоже как обычно)».

Оставим на время пикейную прогностику, поскольку любое прогнозирование (сценирование, как выражается Переслегин) в современном мире может служить лишь интеллектуальным баловством, художественным приемом или идеологической спекуляцией.

Здесь мы имеем, кажется, классический третий случай. А именно: лозунг «Война все спишет» давно служит в России оправданием любых ляпов. Обязательно нужно что-нибудь такое, что списало бы все предвоенные художества.

Легче всего сказать, что в военной риторике особенно активно упражняются публицисты, ранее рекрутированные для поиска и затравливания «врагов нации». Упоминать их имена я более не хочу, ибо они свое получили. Их ретивость признана чрезмерной, однако ничего, кроме истерики, они предложить не могут, вследствие чего лозунг «Огонь по штабам» приходится разворачивать вовне. Есть определенный тип скандальных кликуш, способных исключительно на конфронтацию с врагом, по обстоятельствам — внешним или внутренним. Потенциал истерики накоплен, его надо куда-то тратить, и весь он в итоге расходуется на новую, на этот раз «мобилизационную» кампанию.

О растущей роли термина «мобилизация» (в противовес «эволюции» и «модернизации») я уже писал в статье «Хропопут«: согласно идеологическим наработкам прокремлевских мыслителей, Россия всегда развивается исключительно по мобилизационным сценариям, поскольку во время эволюционных слишком сильно воруют. При мобилизационных, замечу в скобках, воруют не меньше, а иногда и больше в разы, — но тогда, как уже было сказано, «война все списывает».

Иными словами, внешняя угроза, подготовка к войне, враждебное окружение и пр., — традиционный и безотказный демагогический прием, с помощью которого можно довести запретительство до абсурда, расправиться с любыми неугодными и стибрить произвольное количество госимущества. О том, как невротизировали страну с самой победы большевиков, напоминать не надо: Маяковский еще в 1927 году, за 14 лет до большой войны, пугал — «Открыл я с тихим шорохом глаза страниц, и потянуло порохом со всех границ».

Под предлогом внешней угрозы можно заставить народ сколь угодно туго затянуть пояса, а при желании — и петлю. Государство, не желающее ни перед кем отчитываться, должно все время развивать миф о грядущем глобальном противостоянии, и добровольцев для такого сценирования, сиречь пикетирования, у нас всегда навалом — в российских условиях антиутопия традиционно убедительней утопии.

Однако объяснить всю эту назойливую и, надо признаться, не слишком убедительную риторику исключительно желанием государства заранее оправдать любые свои действия — соблазнительно, но недостаточно.

Можно привести десятки аргументов, опровергающих либо подтверждающих рассуждения наших одышливых стратегов, — но дело не в реальной или раздуваемой угрозе войны, а в том, что война в самом деле представляется многим авторам назревшей необходимостью, идеальным способом решить национальные проблемы. Тезис о необходимости «небольшой победоносной войны» муссировался в разное время, начиная с 1914 года; война решала множество проблем, от легитимации Сталина до легитимации Путина (масштабы войн соответствовали масштабу вождей); война в самом деле почти всегда формирует нацию — и опыт обеих российских Отечественных войн блестяще доказывает этот тезис.

Перед Россией сегодня в самом деле стоят весьма серьезные задачи. Решать их мирным путем она не приучена (ибо эти задачи — вечные). Война в этих условиях становится наиболее радикальным, рискованным, травматичным способом их решения — нация в итоге действительно формируется (пусть ценой утраты лучших ее представителей), но возникает вопрос, что делать с ней дальше. Ибо государственная система в России ни на одном из этапов ее развития не приспособлена для функционирования нации как таковой — ответственного, сильного и талантливого большинства, которое намерено самостоятельно решать свою судьбу. После каждой войны государство обращается к победителям с одной и той же сентенцией: «И скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой, народ, не понимающий святынь». О том, как обламывали участников заграничного похода 1813 года, мог бы много порассказать Аракчеев и такие его ставленники, как полковник Шварц, вырывавший солдатам усы вместе с клочьями губы; о том, как загоняли в стойло победителей 1945 года, мы достаточно знаем от дедов и из романа Бондарева «Тишина». Советская армия в 1945 году объективно была лучшей в мире — не только в смысле технического оснащения или боевой выучки, но в силу того самого «духа войска»; не надо только забывать, что дух этот сформировался не сразу, что для начала опасность должна была стать смертельной — и начальство разного уровня, больше всего боящееся гнева высшей инстанции, должно было испугаться совсем другого, а именно исчезновения страны, в которой оно начальствовало. Тогда народу наконец дали быть собой — но продолжалось это, увы, недолго. Вот почему подавляющее большинство фронтовиков вспоминало войну как лучшее время своей жизни — время, когда они что-то значили; если вспомнить о том, насколько ужасна была эта война, — легко представить реальность, на фоне которой она показалась глотком свободы.

Война решает несколько вопросов сразу: поднимает международный престиж (при условии ее победоносности), позволяет избавиться от самых смелых и дерзких, а также самых интеллигентных и неприспособленных (они гибнут первыми), приучает население к неприхотливости (по сравнению с войной всё будет казаться раем), сплачивает народ вокруг власти (когда речь идет о выживании страны — становится не до фронды), наконец, опять-таки при условии победоносности, придает этой власти ореол непререкаемой святости, которого не обеспечит никакая штатская пропаганда. Война снимает любые вопросы о цензурном гнете и гражданских правах, допускает любую степень тоталитарности, делает страну идеально управляемой — а главное, становится радикальным и потому особо действенным способом превращения податливой, разобщенной, развращенной (или, напротив, безынициативной и запуганной) нации в единый, монолитный, талантливый и решительный народ.

Конечно, можно и в мирных условиях воспитать такую общность, и в большинстве стран это как-то получалось — кстати, тогда и войны легче вести, становится не нужен период первоначальных отступлений и катастрофических потерь. Надо в самом деле очень мало уважать свой народ, чтобы единственным средством его воспитания считать отдачу половины территории и истребление четверти дееспособного мужского населения; но формирование нации в мирных условиях требует именно воспитания. А этого у нас не умеют. Лучшим средством решения всех проблем у наших воспитателей традиционно считается ремень: экстрим, невротизация и последующая катастрофа.

Переслегин прав в одном: Россия безусловно выиграет любую будущую войну — просто потому, что она неистребима, очень велика территориально, очень разнообразна природно, а население ее живет такой жизнью, что в случае крайней опасности легко с нею расстается. Более того — это население очень воспитуемо и после периода первых неудач начинает выигрывать не числом и тем более не территорией, а исключительно талантом и инициативой.

Но если после очередной бойни это население вновь будет загнано в стойло, вдобавок более тесное и менее сытное, — не слишком ли дорого всякий раз платить за это великими войнами? И не слишком ли травматичны эти войны для всего населения России (кроме немногих счастливцев, сочиняющих обзоры для «Русского журнала»)?

Я отлично понимаю, что этот текст никого не остановит. Если военная риторика востребована — она так и будет служить оправданием любых безобразий.

Я не убежден, что сегодняшняя российская власть в самом деле намерена переориентировать экономику и идеологию на военный лад: Дмитрий Медведев говорил как раз о необходимости двадцати лет спокойного развития (впрочем, может, у них как раз на 2028 год намечено начало эксперимента?). Разговоры о том, что врагам нужны великие потрясения, а властям — великая Россия, давно бессмысленны: уже очевидно, что великая Россия получается только ценой великих потрясений — иначе ее руководители рулить не умеют. Если власть почувствует, что не справляется с ситуацией, — к ее услугам руками ФЭПа и иже с ним уже изготовлена идеологема, оправдывающая сколь угодно радикальные меры и сколь угодно безответственные поступки.

Уверение же Переслегина в том, что Россия должна отказаться от прежних заявлений и разрешить себе в случае чего первый ядерный удар, — показывает, что эта идеологема достаточно серьезна. Она прямо предлагает власти идти на любые провокации, чтобы развязать войну и тем решить все вопросы, которые она неспособна разрешить в мирном режиме.

Осталось спросить народ, готов ли он усовершенствоваться такой ценой и сдать все завоеванное после неизбежного триумфа. Но мнение народа, боюсь, тоже мало что изменит в готовом сценарии нового российского торжества.

Источник: www.apn.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (5)

coldflow

комментирует материал 12.03.2008 #

Все логично - нужно поддерживать некоторое постоянное напряжение в обществе. Тогда легче держать население в состоянии лояльности.

user avatar
frenchpress

комментирует материал 12.03.2008 #

А что у нас теперь \"аналитик Сергей Переслегин\" решает за всю Мировую Общественность(тм)?

user avatar
vladlena

комментирует материал 04.06.2008 #

Честно? Читала-смеялась, хотя по уму не до смеха. Вобщем- то все верно, кроме главного. Ни какая война не выгодна для экономики страны, а те же власти в ней живут.Это откат на десетелетия назад. Опять к \"совку\" Да и про то, что мы всегда выйграем это вопрос в наше время спорный ох как! С нашим-то умением и армией. В нынешнем виде. Может быть обратная реакция народа, который знает, когда ему хорошо! и повернется против своей же власти, оссобенно если удар будет первым наш. Тогда ни о какой защите отечества речи быти не может. просто людям надоест все тогда и решиться все по крупному.

user avatar
imperial_guard

комментирует материал 31.07.2008 #

посмотрим увидем, пока никаких тенденций к войне не вижу.

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com