Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Збигнев Бжезинский: \"Владимир Путин - безжалостное порождение КГБ, методичный и решительный националист\". Часть II

Збигнев Бжезинский: \"Владимир Путин - безжалостное порождение КГБ, методичный и решительный националист\". Часть II

Читать начало

Однако картина происходящего становится не столь однозначной, если от краткосрочной перспективы, по сути связанной с отчаянно необходимым оживлением экономики, обратиться к долгосрочной - т.е. будущему благосостоянию российского общества и конкурентоспособности страны на мировой арене. В том, что касается последней, негативное влияние на перспективы России скорее всего будут оказывать две определяющие характеристики российской экономики при Путине. Первая связана с тем, что решения общенационального масштаба в экономической сфере принимаются узким кругом влиятельных в политическом плане чиновников, зачастую к тому же обладающих крупными личными состояниями. Вторая - появление в народном хозяйстве ряда корпораций с непрозрачной структурой владения (к примеру, основных энергетических компаний, промышленных предприятий и банков), в совокупности играющих преобладающую роль в повседневной экономической жизни страны. Многие малые частные предприятия в последние годы практически не развиваются, в то время как крупные корпорации демонстрируют значительный рост. Результатом стало возникновение системы 'корпоративного этатизма', в рамках которой власть предержащие ведут себя как владельцы компаний, не являясь ими юридически, а законные владельцы - их имена зачастую неизвестны - делятся доходами с представителями политической верхушки, и принимают решения совместно с ними.

Наиболее последовательно аргументы в пользу тезиса о том, что при Путине Россия превратилась в 'корпоративное государство', излагает бывший экономический советник российского президента, а ныне один из его суровых критиков, Андрей Илларионов. Его выводы относительно последствий такого развития событий для будущего России неутешительны: 'Сегодня, в начале 21 века, выбор такой системы означает ничто иное, как сознательное предпочтение социальной модели, характерной для стран Третьего мира', а конкретнее - Ирана, Саудовской Аравии и Венесуэлы. Он также недвусмысленно указывает на ряд серьезных параллелей между этой моделью и 'корпоративным государством Муссолини'. (6) Подобная система по определению страдает перекосом в сторону политической конъюнктуры и делает наиболее прибыльными в финансовом плане краткосрочные проекты - в ущерб долгосрочным интересам страны и благосостоянию общества в целом.

Более того, перенос в политическую сферу процесса принятия финансово-экономических решений общенационального масштаба порождает паразитический правящий класс, душит конкуренцию и инновации. То, что этот правящий класс, движимый эгоистическими интересами, сделает выбор в пользу укрепления государства, было очевидно. Первоначально слово 'федерация' в официальном названии новой России, возникшей после крушения СССР с его тотальной государственной собственностью в экономике, было наполнено реальным содержанием - особенно в плане местного самоуправления, а значит и права регионов распоряжаться собственными финансами. Закрепление в конституции экономического разнообразия должно было способствовать возникновению на гигантских просторах России демократии 'снизу', стимулировать предприимчивость и инициативу на местах.

Увы, вскоре все это было перечеркнуто намеренным и деспотическим решением Путина выхолостить понятие 'федерация'. Местные губернаторы уже не избираются населением регионов, а назначаются президентом. Распределение бюджетных средств вновь стало исключительной прерогативой Центра, и решения по развитию страны снова 'спускаются' на места сверху. Тем самым была восстановлена многовековая традиция, характерная как для царской, так и для советской России - традиция монополизации власти и финансов Центром, их сосредоточения в руках паразитической в социальном плане и душащей экономическую инициативу московской правящей бюрократии. В начале 2005 г. доходы самых богатых 10% россиян превышали доходы самых бедных 10% в 14,8 раз, а в Москве 10% самых зажиточных получали в 51 раз больше, чем беднейшие 10%. (7)

Богатый правящий класс к тому же размещает миллиарды нажитых сомнительным путем долларов за границей - как законным образом, так и за счет отмывания денег. Сам Путин публично заявлял: 'Мы с вами являемся свидетелями обналичивания миллиардов рублей ежемесячно в стране. Мы являемся свидетелями вывода огромных финансовых ресурсов за границу'. Тем не менее, нельзя не предположить, что все это делалось при попустительстве властей, по крайней мере, на начальном этапе. (8) Хотя точно определить общую сумму этих средств крайне сложно, объемы капиталов, вывозящихся из России, существенно превышают бюджетные ассигнования Москвы на развитие регионов страны, чьи нужды игнорировались столь долгое время. При всем своем национализме богатые российские силовики и олигархи предпочитают вкладывать капиталы в недвижимость на Ривьере и в Лондоне, или попросту переводить их в банки на Кипре и Каймановых островах.

Российский Дальний Восток, включающий Владивостокский регион, Камчатку и ряд северных районов Сибири, давно уже добивается крупных бюджетных ассигнований на модернизацию инфраструктуры, строительство жилья и др. Реально получаемые трансферты, однако, оказываются намного меньше оговоренных сумм. Пренебрежение со стороны Центра и ограниченность средств, имеющихся в распоряжении местных органов власти приводят к тому, что жители этого региона уезжают в пользующиеся большей благосклонностью Москвы западные и центральные области России, что усугубляет геополитические последствия серьезного демографического кризиса в стране и подрывает шансы на то, что усиление автономии регионов может привести к экономически выгодному сотрудничеству с близлежащими и более передовыми зарубежными странами, например Китаем, Японией, Южной Кореей и скандинавскими государствами.

Другим симптомом равнодушия Центра к положению российских окраин является состояние транспортной сети - она не только недостаточно развита, но и полностью устарела. В стране действует лишь одна трансконтинентальная железная дорога, и нет ни одной современной трансконтинентальной автострады. Более того, в России и сегодня не существует эквивалента американской межрегиональной автодорожной сети, созданной много десятилетий тому назад, или европейских автобанов, построенных еще в конце 1930-х гг. Хуже того: если в Китае за последние десять лет построено более 30000 миль современных автодорог с многорядным движением, то Россия лишь приступила к сооружению первой такой автострады, решив в конце концов модернизировать двухрядную асфальтированную дорогу между Москвой и Санкт-Петербургом, проложенную по маршруту тракта, существующего еще со времен Петра Великого.

Информированных российских наблюдателей беспокоит и тот факт, что опора на доходы от экспорта нефти и газа ослабляет способность страны к поддержанию темпов технического прогресса и динамичного развития промышленности, необходимых в условие глобальной конкурентной борьбы за экономическое преобладание. Темпы обновления российской промышленной инфраструктуры - в советские времена заменялось до 8% от имеющихся мощностей в год - сократились до 1-2% (для сравнения: в развитых странах аналогичный показатель равен 12% в год). (9) Неудивительно, что, согласно докладу Всемирного банка, в 2005 г. 74% от общего российского экспорта приходилось на топливо, продукцию горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства, а до 80% ее импорта составляли готовые изделия. (10)

Россия не только, как утверждается, отстала от развитых стран на 20 лет по уровню промышленных технологий; в стране внедряется в 20 раз меньше технических инноваций, чем в Китае, да и по объему ассигнований на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки она существенно уступает своему быстро развивающемуся геополитическому сопернику на востоке. (11) Премьер-министр Китая Вэн Цзябао (Wen Jiabao) в ходе визита в Россию в 2007 г. с удовлетворением отметил, что объем двусторонней торговли продукцией машиностроения достиг 6,33 миллиардов долларов в год. Однако из вежливости он умолчал о том, что из этой суммы 6,1 миллиардов приходится на экспорт китайского оборудования в Россию, и лишь 230 миллионов составляет китайский импорт аналогичной продукции из России. Ничего хорошего не сулит Москве и прогноз Организации экономического сотрудничества и развития на 2020 г.: к этому времени Китай по объему ВНП должен превзойти Россию в 4 раза, да и Индия оставит ее позади. (12)

Самым вопиющим недостатком путинского периода является отсутствие амбициозной программы по преобразованию России в подлинно передовое государство за счет возможностей, которые предоставляет значительное повышение цен на экспортируемые страной энергоносители. Подобная всеобъемлющая концепция отсутствует, и националистическая похвальба о превращении России в мировую энергетическую державу, естественно, не в состоянии ее заменить. Эта программа должна представлять собой нечто большее, чем простой набор задач. Необходимо и четкое понимание того, что требуется для создания динамичной, современной, обеспечивающей благосостояние общества, технологически инновационной, творческой, конкурентоспособной, юридически транспарентной системы, способной успешно соперничать на мировой арене с ведущими технически передовыми державами. Центральное место в подобной программной концепции должно занимать устранение вопиющих изъянов, ухудшающих конкурентоспособность России в мировой экономике (см. Таблицу 2).

Таблица 2. Неоднозначные позиции России с точки зрения конкурентоспособности на мировой арене

 

ПоказательМесто России среди стран мираМесто США
Территория1 место; на втором идет Канада3 место
Численность населения8 место; следом за Бангладеш, впереди Нигерии3 место
Валовой национальный продукт (ВНП)10 место, следом за Бразилией, впереди Индии1 место
ВНП на душу населения79 место, следом за Ботсваной, впереди Ливана10 место
ВВП по паритету покупательной способности10 место, следом за Бразилией, впереди Испании1 место
Объем экспорта12 место, следом за Гонконгом, впереди Сингапура2 место
Объем импорта18 место, следом за Индией, впереди Швейцарии1 место
Объем прямых зарубежных инвестиций13 место, следом за Австралией, впереди Бразилии1 место
Мировой рейтинг конкурентоспособности58 место, следом за Хорватией, впереди Панамы1 место
Конкурентоспособность бизнеса71 место, следом за Египтом, впереди Казахстана1 место
Рейтинг представлений о масштабах коррупции (1 место - наименее коррумпированная страна)143 место, следом за Сирией и Пакистаном, впереди Анголы и Нигерии20 место
Индекс развития человека (основан на уровне жизни, качестве здравоохранения и образования)67 место, следом за Боснией и Герцеговиной, впереди Албании12 место
Доля населения, получающего высшее образование12 место, следом за Литвой, впереди Словении 
Средняя продолжительность жизни119 место, следом за Гайаной, впереди Сан-Томе и Принсипи29 место
Соблюдение политических и гражданских правВ рейтинге Freedom House числится в категории 'несвободных' стран вместе с 44 другими государствами. 55 стран мира считаются 'частично свободными', 90 - 'свободными'Входит в категорию 'свободных' стран


Источники: CIA World Factbook; World Bank, World Development Indicators Database; 'Economist'; International Monetary Fund, World Economic Outlook Database; UN Development Program, 'Human Development Report 2007/2008'; Freedom House, 'Freedom in the World 2007'; World Economic Forum, 'Global Competitiveness Report 2007-2008'; Transparency International, 'Corruption Perceptions Index 2007'.

Несомненно, в краткосрочном плане путинскую экономическую политику следует расценить как успешную - ее результатом стали оживление в экономике, стабилизация и рост. Но в долгосрочном плане он упустил шанс твердо вывести Россию на путь построения действительно передового общества с производительной смешанной экономикой. Этого выбора Путин не сделал.

Внешняя политика: ностальгическая озабоченность сверхдержавным статусом вместо стремления стать влиятельным партнером передовых демократических стран

В феврале 2007 г. мир с ошеломлением услышал, как на Мюнхенской конференции по международной безопасности Путин неожиданно обрушился с резкими нападками на внешнюю политику США, обвиняя Вашингтон в том, что он 'ввергает мир в пучину следующих один за другим конфликтов', из-за опоры на 'почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы'. И хотя в основе путинских высказываний лежал получивший широкое распространение в мире тезис о том, что с 2003 г. внешняя политика США приобрела имперский характер в плане опоры на силовые методы, утратила убедительность в плане установочных заявлений американского президента, и вообще нелегитимна во многих своих проявлениях, шоковый эффект от этого 'залпа', за которым вскоре последовал ряд других резких нападок на позицию Соединенных Штатов на международной арене, позволил ему набрать внутриполитические очки. Для многих россиян он стал свидетельством того, что их лидер больше не является 'младшим партнером' американского президента, а напротив, бросает ему вызов на международной арене, что, покончив с низкопоклонством перед США, Россия вновь превращается в одну из самых влиятельных мировых держав.

В глазах многих представителей российской элиты это влияние основывается на трех основополагающих факторах: относительном паритете с США в сфере ядерных вооружений; недавно заявленной и постоянно муссируемой роли России в качестве 'энергетической сверхдержавы', и глубоко укорененной национальной гордости, связанной с размерами территории страны, по которым она значительно превосходит любое другое государство. В совокупности эти соображения приводят многих россиян, и особенно представителей политической элиты, к мысли о том, что, несмотря на свои нынешние затруднения, Россия в качестве одной из ведущих мировых держав имеет право на собственную 'эксклюзивную' сферу влияния.

Куда меньше россиян, однако, понимает, что политический вес ядерного арсенала России снижается из-за ее слабости с точки зрения гибких нестратегических аспектов военного потенциала, в результате которой страна способна лишь ввязаться с Соединенными Штатами в войну на взаимное уничтожение, но обладает ограниченными средствами для политически эффективного использования военной силы за пределами собственной территории. Значение же претензий на статус энергетической сверхдержавы ослабляется тем фактом, что подобное положение порождает паразитическую политико-экономическую элиту, равнодушную к необходимости долгосрочного всестороннего экономического развития. Как заметил один из ведущих российских политологов Дмитрий Тренин, 'притязания на роль 'энергетической сверхдержавы' - это миф, и к тому же опасный миф'. (13) Что же касается 'опьянения' размерами страны, то подобные аргументы не учитывают важнейший факт: почти половина территории России находится в зоне вечной мерзлоты, что на деле лишь негативно сказывается на ее экономических перспективах. (14) Наконец, но не в последнюю очередь, нынешняя Россия, в отличие от бывшего СССР, не обладает идеологией, пользующейся популярностью в мире. В какой-то степени Москва способна компенсировать этот недостаток, попросту 'покупая' влияние в зарубежных столицах, будь то Вашингтон или Берлин; но за деньги можно приобрести лишь услуги конъюнктурщиков, а не преданных сторонников. (15)

В этом контексте внешняя политика, во многом движимая недовольством из-за сверхдержавного статуса США, и стремлением ограничить доступ стран Евросоюза и Китая к энергетическим ресурсам не принадлежащих России регионов бывшего СССР, приводит к изоляции Москвы. Из-за опасений России, связанных с усилением Китая в долгосрочной перспективе, тактическое сотрудничество между двумя странами сопровождается в стратегическом плане взаимной подозрительностью. Недовольство же России тем фактом, что она утратила гегемонию в Центральной Европе, осложняет ее отношения не только с ЕС, но и с Соединенными Штатами.

Особую озабоченность с точки зрения долгосрочных геополитических перспектив России должен внушать тот факт, что страны, расположенные в политически и экономически важных регионах, граничащих с ней на западе и востоке, претерпевают эволюцию, которая скорее всего приведет к дальнейшему ослаблению российского влияния. На западе страны ЕС неуклонно движутся по пути экономической интеграции, и спорадически вырабатывают общую политическую идентичность; одновременно Союз продолжает расширяться. Грубые попытки поставить ЕС в полную зависимость от российского экспорта на всех стадиях эксплуатации энергоресурсов стимулируют целенаправленные усилия Союза по развитию альтернативных источников энергии и разработке единой энергетической политики. Вступление в состав Евросоюза государств, где еще жива память о российской гегемонии, также работает против Москвы.

Что же касается бурно развивающихся стран Восточной и Юго-Восточной Азии, то Китай не только превращается в технически передовую державу, но и небезуспешно налаживает региональное сотрудничество под собственным руководством. Конструктивная роль Китая в ходе шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе также усиливает не слишком афишируемое стремление США к достижению американо-китайско-японского стратегического соглашения, призванного способствовать стабильности и безопасности в Восточной Азии. Китай, где промышленный потенциал сочетается с гигантским человеческим капиталом, неизбежно нависнет зловещей тенью над малонаселенными и слаборазвитыми восточными регионами России.

Расположенный к югу от России Иран, несмотря на нестабильность и волатильность обстановки в этой стране, почти наверняка будет ориентироваться на ЕС и Китай. В то же время история Ирана порождает тенденцию к враждебности в отношении России. Более того, Иран и Турцию объединяет общая заинтересованность в обеспечении экономического доступа международного сообщества в прежде контролируемый Советами центральноазиатский регион, вступающая в противоречие с явным стремлением Москвы к монополизации контроля над экспортом энергоносителей из Центральной Азии на мировой рынок. Вряд ли Москва сможет долго препятствовать ЕС (при поддержке США), Китаю, Индии, Ирану и Турции в расширении их прямого доступа на рынки независимых государств Центральной Азии, которые сами стремятся к такому доступу. Проект с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), созданию которой Путин способствовал в надежде укрепить преобладающее положение России в Центральной Азии, уже обернулся против него, поскольку он придал легитимность усилению китайского влияния на этих 'задворках' бывшего СССР. Недавнее участие китайского контингента в совместных учениях стран ШОС на территории Казахстана - впервые со времен монгольской империи - свидетельствует об усилении в этом регионе роли Китая, но не России. (16)

С учетом потенциально опасной изоляции России ее будущим лидерам придется признать, что путинская внешняя политика ведет страну к поражению. Некоторые россияне уже осознают эту угрозу (17) Попытки создать на территории бывшего СССР уменьшенную в размерах, но эксклюзивную сферу влияния России, включающую и не проявляющие по этому поводу ни малейшего энтузиазма Украину и Грузию - прямой путь к национальной катастрофе. Ностальгия по имперскому прошлому не только несовместима с сегодняшними реалиями - она контрпродуктивна.

Наглядным примером в этом отношении может служить воинственная позиция, занятая Россией по отношению к Грузии из-за стратегически важной роли трубопровода 'Баку-Джейхан', обеспечивающего доступ стран ЕС к энергоресурсам каспийского и центральноазиатского регионов. Динамика глобализации работает против любых попыток 'запереть на замок' Центральную Азию. Более того, если Грузии и Украине придется совсем туго, они смогут рассчитывать на помощь извне. Наконец, ни ЕС, ни НАТО не 'уйдут' из Центральной Европы, чтобы потрафить России. Расширение ЕС и НАТО укрепило европейскую безопасность. Отказ от него возродил бы у Москвы амбиции в отношении прибалтийских государств и Польши; да и 'отменить' уже свершившийся факт в любом случае невозможно.

В этой обстановке единственное конструктивное решение, которое может принять Россия - это подкрепить свою культурную принадлежность к Европе, превратившись в конституционное государство, строящее демократию, с юридически прозрачной смешанной экономикой и расширяющимися контактами с ЕС. Как это ни парадоксально, тяготение Украины к Западу, которым так недовольны нынешние кремлевские правители, скорее всего не только поставит крест на имперских амбициях Москвы, но и проложит дорогу на Запад для самой России. На деле прочное включение Украины в объединенную Европу - необходимая предпосылка для того, чтобы и Россия когда-нибудь могла занять свое место в ее составе. В результате этого возникнет зона общеевропейского сотрудничества от Лиссабона до Владивостока, что укрепит безопасность России и будет способствовать модернизации ее общества. Это также облегчит взаимодействие между Москвой и Вашингтоном в сфере сокращения ядерных арсеналов и более эффективной борьбы с распространением ядерного оружия.

В заключение отметим: сегодня националистический авторитаризм и корпоративный этатизм с добавлением устаревшей имперской ностальгии тормозят историческое развитие России. Появляются, однако, и некоторые обнадеживающие признаки, свидетельствующие, что даже внутри самого путинского режима время от времени проявляются более 'просвещенные' тенденции. В июне 2007 г., на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге, собравшем большое число участников, недавно отправленный в отставку с поста министра экономического развития и торговли Герман Греф открыто оспорил точку зрения первого вице-премьера Сергея Иванова, считавшегося тогда наиболее вероятным преемником Путина, о том, что главную роль в строительстве инновационной экономики в стране должны играть контролируемые государством предприятия. В сценарии, разработанном самим Грефом - его министерство составило проект 'Концепции социально-экономического развития России до 2020 г.' - отмечалось, что ключевую роль с точки зрения будущей конкурентоспособности страны играют конституционные права, частная инициатива и защищенные законом экономические свободы. (18)

Более того, в стране по-прежнему существуют силы, открыто выступающие против принимаемых Путиным решений по политическим и экономическим вопросам - хотя они и отстранены от участия в выборном процессе. В России есть политики, не боящиеся ставить под сомнения основы курса, проводимого популярным сегодня национальным лидером. Они лишены доступа к СМИ, но сама деятельность этих людей говорит не только об их личном мужестве, но и о наличии потенциала для обновления, которое наступит в тот момент, когда нынешняя политика начнет терять привлекательность, а коррупция вызовет широкое недовольство в обществе.

Наконец, и это самое важное, молодое поколение россиян, которое в течение ближайшего десятилетия придет на смену ветеранам советского КГБ, отличается высоким уровнем образованием, и, напрямую или опосредовано, знакомо с западным образом жизни. По сравнению со старшим поколением молодые куда позитивнее относятся к демократии. Так, по данным российского филиала Организации Гэллапа, 71% россиян моложе 30 лет считают демократию наилучшей политической системой; в то же время эту точку зрения разделяет лишь половина людей старше 50. (19) Каковы бы ни были сегодня политические взгляды российской элиты, уже вскоре контакты с Западом неизбежно возымеют политический эффект, способствуя пересмотру ее мировоззрения. Подобный пересмотр имеет важнейшее значение для будущего России. О здравом смысле россиян свидетельствует хотя бы тот факт, что 80% граждан страны сомневается, что она управляется в соответствии с волей народа. (20) Как отмечает российский политолог Лилия Шевцова, 'основополагающая проблема России связана не с ее гражданами, а с ее правящим классом. И здесь мы сталкиваемся со следующей особенностью развития России: правящий класс в нашей стране куда менее прогрессивен, чем народ. . . Людям никогда не предлагалась убедительная либерально-демократическая альтернатива'. (21) И то, что ее не предложил Путин, было как его осознанным выбором, так и серьезнейшей ошибкой.

Таким образом, из разочаровывающего опыта взаимодействия с Путиным Запад должен извлечь главный урок: более продуктивного результата можно добиться, не обхаживая наперебой кремлевского лидера, не теша его самолюбие, а скоординированными усилиями создавая для России убедительный геополитический контекст. Личные стимулы могут легко быть восприняты как заслуженные привилегии - так, приглашение Путина в состав 'большой восьмерки' нисколько не способствовало его превращению в преданного поборника демократии. Внешние условия следует сознательно формировать таким образом, чтобы будущие кремлевские лидеры пришли к выводу: демократия и сближение с Западом соответствуют как интересам России, так и их собственным. К счастью, поскольку российских граждан уже невозможно изолировать от внешнего мира, возникает все больше шансов, что народ сделает этот вывод еще раньше, чем Кремль.

Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), 12 марта 2008
"The Washington Quarterly", США
Источник: www.flb.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com