Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Малый бизнес нуждается не в сегодняшних льготах государства

Малый бизнес нуждается не в сегодняшних льготах государства

Президентство Дмитрия Медведева началось с громкой кампании в поддержку малого бизнеса. Мелким предпринимателям обещают налоговые льготы и снижение административных барьеров. Однако, когда чиновники говорят о малом бизнесе, они имеют в виду ларьки у метро и прочие виды мелкой торговли и общепита. Между тем он разнообразен, представлен на самых разных рынках, и в каждом сегменте у него совершенно специфические проблемы.

Уже второй раз в XXI веке Российское государство берется возрождать малый бизнес. В прошлый раз эту программу в начале 2000-х годов анонсировало правительство Михаила Касьянова, но подавляющее большинство мер поддержки предпринимателей осталось на бумаге. «Если бы государство не только декларировало, но и реализовывало те меры, которые прописаны в законе (кредиты, субсидии, выкуп помещений и т.д.), уже только это могло бы послужить сильнейшим толчком для развития малых предприятий, – замечает директор московского офиса Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. – Льготное налогообложение – чуть ли не единственная реальная льгота, которая осталась у малого бизнеса».

В налоговой сфере действительно был сделан большой шаг вперед. «Существующая система предусматривает ряд достаточно серьезных преференций для предприятий, применяющих специальные налоговые режимы», – подтверждает ведущий консультант группы «БДО Юникон» Валентин Моисеев. «Система налогообложения для малого бизнеса относительно проста и понятна. В целом она устраивает его», – считает Игорь Токарев, старший эксперт «ФБК-Право». «Сегодня формы государственной поддержки малого бизнеса выражаются только в оптимизации налоговой нагрузки – специальных налоговых режимах, а также упрощенных методах ведения бухгалтерского учета и порядка представления финансовой (бухгалтерской) отчетности в фискальные органы, что позволяет сократить ряд административных барьеров для малого бизнеса», – конкретизирует управляющий партнер УК «Независимые директора» Андрей Северилов.

Сразу после избрания Дмитрий Медведев начал говорить о желании помочь малому бизнесу. В марте на заседании Президиума Госсовета была озвучена новая программа поддержки: ограничение работы проверяющих, льготная приватизация арендуемых государственных помещений, избавление части предпринимателей от обязательного использования кассовых аппаратов. Государственная машина пришла в движение: была создана правительственная комиссия, с законопроектов, несколько лет лежавших под сукном в думских канцеляриях, стряхнули пыль. Стали поговаривать о создании специального госкомитета помощи малому бизнесу. Финансирование федеральной целевой программы поддержки малого бизнеса вдруг увеличили более чем втрое: на 2009 – 2011 годы выделено 50 млрд рублей против 15 млрд рублей в предыдущую трехлетку. Генеральный прокурор Юрий Чайка предложил создать при региональных прокуратурах общественные советы по защите прав малых и средних предпринимателей. Центральный банк пообещал стимулировать кредитование малого бизнеса банками. И даже правительство Чечни приняло комплекс мер по развитию малого и среднего предпринимательства.

В сухом остатке

В некоторых регионах власти стали создавать специальные фонды для предоставления мелких займов и гарантий малым предпринимателям: в Москве на это выделяется 1,8 млрд рублей, в Санкт-Петербурге – 2,7 млрд рублей на 3 года. Однако эффективность этих фондов пока не ясна. Почасовое ограничение работы проверяющих представляет собой новое издание законов о дебюрократизации, инициированных Германом Грефом, и вряд ли оно будет иметь реальное значение. Дикие нравы, царящие в отношениях между бизнесом и административными органами, законами не регулируются. Проблема заключается не в том, что процедуры проверок несовершенны, а в фундаментальной уязвимости мелкого предпринимателя.

Право на льготный выкуп арендуемых помещений выгодно не всему частному бизнесу: один предприниматель сможет выкупить свое помещение, а второй из-за этого не сможет через год получить его в аренду. Кто и в какой степени в реальности сумеет воспользоваться этим законом – вопрос правоприменения, которое всегда связано с множеством проблем. Власти Москвы до сих пор умудрялись игнорировать или истолковывать в свою пользу не устраивающие их общероссийские законы. Московские власти уже успели выразить недовольство инициативами Кремля: глава городского департамента имущества Владимир Силкин на заседании столичного правительства заявил, что принятие закона о выкупе помещений выгодно крупному бизнесу и фактически лишит малый бизнес поддержки столичных властей.

Избавление предпринимателей-плательщиков вмененного налога от кассовых аппаратов – новация мелкая, но полезная. Как подсчитал губернатор Липецкой области Олег Королев, малый бизнес тратит в год на кассовые аппараты 30,5 млрд руб. Но значимость этого подарка оценят разве что уличные предприниматели, представляющие мельчайшие формы торговли и сервиса.

Можно говорить о том, что все меры, которые до сих пор разрабатывали правительственные экономисты, годятся только для одной категории бизнеса: мелкой торговли, кафе, владельцев небольших мастерских. Именно для них имеет значение проблема кассовых аппаратов, именно они особенно страдают от произвола контролеров, именно у них крайне остро стоит ситуация с арендой помещений. Но разве их имеют в виду, когда говорят, что малый бизнес – это фундамент современной экономики?

Машины жаждут энергии

Львиная доля малого бизнеса российской промышленности представлена в машиностроении и металлообработке. Каждое третье малое предприятие задействовано в этом секторе. Еще примерно 16% небольших компаний приходится на лесную, деревообрабатывающую и целлюлозно-бумажную промышленность. Однако они не оказывают серьезного влияния на рынок в целом. Например, в машиностроении 94% продукции производится на 7500 крупных и средних предприятиях и только около 6% – на малых заводах и комбинатах.

Вместе с этим, по словам представителя президента в Сибирском ФО Анатолия Квашнина, «без малых и средних предприятий, работающих на инновационных технологиях, производящих нестандартную продукцию для той же сырьевой отрасли, машиностроения, металлургической промышленности, высокотехнологичные электронные компоненты, измерительное оборудование, программное обеспечение и так далее, невозможно развитие экономики в целом».

В этом секторе нет смысла говорить о типичных «торговых проблемах» – таких, как кассовые аппараты и арендуемые помещения. Одним из сдерживающих факторов развития малого бизнеса в промышленности являются ограничения в поставке энергоресурсов. Промышленные предприятия даже небольшого масштаба потребляют серьезные объемы электроэнергии, которые намного превышают поставки населению. Ввод в строй новых мощностей, в первую очередь, зависит от соглашений с энергетиками. По словам главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной, в 2007 году около 60% малых предприятий было отказано в подключении к электросетям. Вклад этого сегмента мог принести существенную прибыль. По оценке министра, подключение к электросетям предприятий малого бизнеса в целом обойдется в 43 млрд рублей.

В отсутствие государственной помощи промышленники средней руки всеми возможными способами стараются остаться на плаву. Например, один из заметных игроков петербургского рынка металлообработки ООО «Возрождение», основными клиентами которого являются Кировский завод, Toyota и Ford, создает на своей территории специализированный технопарк. Он рассчитан на 50 – 60 предприятий малого бизнеса, выпускающих акриловые изделия, электронные детали для торговых автоматов, сварочную технику. Подобные бизнес-инкубаторы и технопарки, объединяющие около 100 малых предприятий, функционируют и в Екатеринбурге. Но представители малого бизнеса считают, что такие проекты все же не способны создать предпосылок для эффективного развития производственного бизнеса.

Спастись от сетей

Развитие малого предпринимательства в сфере торговли сдерживают не одни только кассовые аппараты. Эксперты уверены, что главную опасность для мелких магазинов представляют крупные сети, вытесняющие их с рынка. По данным исследовательской компании Profindex, две трети владельцев небольших торговых точек убеждены, что им не выжить в борьбе с более крупными конкурентами. В сфере общественного питания тоже возникают сетевые структуры, и их темпы развития существенно выше, чем у рынка в целом.

А между тем магазин у дома – основа малого бизнеса в мировой торговле. «Это традиционный формат малого семейного бизнеса, что подтверждается предпринимательской историей различных европейских стран», – говорит Ирина Канунникова, директор Союза независимых сетей России. «Однако его масштабы у нас по сравнению с зарубежными государствами значительно меньше», – добавляет Андрей Гарькуша, коммерческий директор ТД «Семья». «Ресторанный бизнес в России развивается по американскому пути. Сетевые структуры преобладают в крупных городах. Малый бизнес хорошо себя чувствует на окраинах мегаполисов и в мелких городах, – говорит Денис Яхно, генеральный директор агентства ресторанного консалтинга «Настроение плюс». – Европа развивается по другому сценарию. Там изначально больше семейных заведений».

Можно найти множество объяснений ситуации, сложившейся в сфере торговли. «Основная проблема – административная рента. Неинформированность, некомпетентность и непрофессионализм представляют отличную почву для процветания взяточничества», – считает Ирина Канунникова. «Если говорить о специфических проблемах малого бизнеса, то это недостаток оборотных средств, высокие ставки по кредитам, худшие условия от крупных поставщиков по сравнению с федеральными сетями», – полагает Андрей Гарькуша. Продовольственные сети могут добиваться эксклюзивных условий, которые их мелким конкурентам и не снились. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере общественного питания. «Через пару лет в Москве не останется одиночных заведений, особенно в центре: они все будут поглощены сетевиками. Для отрасли это не очень хорошо, но государство вряд ли сможет бороться с этим эффективно, – считает Денис Яхно. – Невозможно бороться с колоссальными ценами на недвижимость, невозможно бороться с ростом зарплат персонала, который может удовлетворить только сетевик. Это все равно, что бороться с ветром». Сетевые структуры в общепите в силу своих масштабов могут самостоятельно заниматься, скажем, доставкой продуктов или даже покупать специализированные компании такого рода. Одиночным кафе и ресторанам приходится пользоваться услугами посредников. У более крупных структур лучше построена логистика: владелец одного-двух магазинов никогда не сможет позволить себе распределительный центр стоимостью несколько сотен миллионов долларов.

Таким образом, меры, которые реально могли бы спасти мелкую торговлю – не отмена кассовых аппаратов, а ограничение конкуренции со стороны сетевиков. «В идеале для поддержки малого бизнеса государство должно разработать систему льгот для торговых предприятий, устроить налоговые каникулы», – говорит Андрей Гарькуша. Можно ограничить время работы торговых сетей. Кстати, подобную идею уже озвучивало Минэкономразвития в мае 2006 года на заседании правительства. В министерстве предлагали запретить работу крупных супермаркетов после 18 или 19 часов, а разрешение на торговлю выдавать только небольшим магазинам. В Германии и других странах такое практикуется: после полудня в субботу гипермаркеты закрыты. Также рассматривался запрет на размещение ритейловых сетей в городах с населением менее 40 000 человек. Хотя, быть может, от таких мер отчасти пострадает и потребитель.

Все по науке

Практически все российские производители программных продуктов являются представителями малого бизнеса или не так давно из него выросли. В сфере разработки ПО, как ни в одной другой, часто можно наблюдать, как крупные компании развиваются из мелких структур, созданных группами энтузиастов. Примеров масса: «Лаборатория Касперского» и «Доктор Веб», ПРОМТ, ABBYY, «1С», IBS, «Одноклассники», «В контакте», Softkey, ЦРТ и т.д. Создать хороший программный продукт или сайт одаренный человек может и в одиночку, а трое – пятеро талантливых друзей вместе сделают это быстро и эффективно. Множество групп программистов осталось на уровне малого бизнеса и прекрасно себя чувствуют. Это в большей степени относится к многочисленным студиям веб-дизайна, оптимизации, офшорного программирования, интернет-магазинам, небольшим тематическим ресурсам в сети, которые зарабатывают на рекламе, и т.д. В качестве примера можно привести интернет-магазин детских игрушек kinderam.ru. Анжела Тимошенкова раньше работала менеджером по рекламе, потом родила ребенка и решила создать свой небольшой бизнес в качестве источника дохода для семьи. Магазин существует чуть больше пяти лет и создал вокруг себя небольшое сообщество постоянных покупателей. Прибыли хватает, чтобы кормить семью. Подобных интернет-магазинов, где работают не более 10 человек, в Рунете тысячи. Типичный представитель малого бизнеса Алексей Востряков, в прошлом руководитель групп разработчиков ПО в разных фирмах, основал свою компанию «АйТи директор» около пяти лет назад. Фирма занимается техническим обслуживанием компаний, услугами системной интеграции, консалтингом и т.д. В компании работают около 30 человек.

Такого рода фирмы не нуждаются в выкупе арендуемых помещений. Возможно, им необходимы меры поддержки общеналогового характера. Алексей Востряков очень надеется на последнюю инициативу президента: «Если бы утвердили закон, который позволяет сдавать налоговые отчеты только один раз в год, это была бы большая помощь в моем бизнесе». Он также отмечает, что в IT-отрасли существует серьезная нехватка кадров. «Мне пока хватает сотрудников, но если расширять компанию, то придется столкнуться с этой проблемой. В остальном проблем нет, есть только задачи», – полон оптимизма Алексей Востряков.

Приключения домовенка

Говоря о малом бизнесе на рынке недвижимости, эксперты отмечают, что больше всего малых предпринимателей среди риэлторов. По словам PR-директора ГК «Пересвет-групп» Ирины Наумовой, классическое определение малого предприятия в России основывается на численности его работников. Под это определение в результате подпадают строительные компании, у которых штат сотрудников не превышает 100 человек, а для предприятия в сфере услуг этот показатель составляет не более 50 человек. «Таким образом, в данное ограничение по персоналу вписываются как подрядные строительные организации, где существенная часть чернорабочих оформляется по временным договорам, так и небольшие агентства недвижимости, специализирующиеся на риэлторских услугах», – говорит эксперт. Более того, по ее словам, «если обратить внимание на частных маклеров, то получится, что едва ли не половина рынка риэлторских услуг контролируется малым бизнесом». По мнению директора департамента развития WelHome Александра Дьяченко, большинство риэлторских агентств можно смело приравнять к категории малого бизнеса. Наиболее очевидна эта тенденция на рынке элитной недвижимости. «В элитном сегменте такие компании практически полностью занимают всю нишу, обладая большим опытом, уникальными базами данных и клиентскими наработками, например, компании Kirsanova Realty и Kalinka Realty. Они давно и плотно теснят в этом сегменте представителей большого бизнеса», – говорит Игорь Сим, руководитель проекта компании «Масштаб».

В последнее время на рынке недвижимости наметилась новая тенденция – крупные компании образуют более мелкие структуры, ориентированные на отдельный сегмент. В частности, компания «МИАН» в 2007 году вывела на рынок несколько небольших риэлт-бюро «Тактик & практик», предлагающих клиентам помощь в самостоятельном проведении сделок.

В будущем участники рынка недвижимости не ждут никаких особых преференций со стороны государства. По мнению Александра Дьяченко, «поддержка малого бизнеса со стороны государства в России – это в первую очередь борьба с коррупцией и создание нормальных конкурентных условий». Никаких особых привилегий малым предприятиям, по мнению экспертов, не требуется.

«Маленькие» юристы

Малый бизнес представлен и на рынках интеллектуальных услуг – например, в сфере юридических консультаций. По данным юриста-аналитика фирмы «Вегас-Лекс» Сергея Георгиевского, на малые предприятия здесь приходится 90% всего рынка. Управляющий партнер фирмы «Левант и партнеры» Матвей Левант приводит несколько иную статистику: «Независимые юридические малые фирмы с количеством сотрудников от 11 до 20, по данным исследований российского рынка юридических услуг, составляют львиную долю рынка – более 40% от общего количества юридических фирм. Фирмы, число юристов в которых менее 10, составляют приблизительно 9%». При этом существует много закрытых юридических фирм, которые были созданы специально для обслуживания одного бизнеса. Это подобие юридической службы, выведенной за штат. Опрошенные «Ко» аналитики отмечают рост доли малых предприятий в этом сегменте. «Российское законодательство дает возможность любому лицу практиковать в произвольных масштабах без какой-либо сертификации и подтверждения соответствующей квалификации, что и получило сегодня широкое распространение. В этой связи количество малых юридических фирм постоянно растет», – считает Сергей Георгиевский из «Вегас-Лекс».

Сравнивая ситуацию в России с тем, как обстоят дела в Европе, эксперты предупреждают, что в преддверии вступления нашей страны в ВТО национальный юридический бизнес нуждается в господдержке. «Так, например, Франция более чем за 10 лет до вступления в ВТО потеряла 70% рынка юридических услуг в пользу транснациональных юридических корпораций. После же вступления до 80% крупных сделок во Франции совершают английские и американские юридические фирмы», – отмечает Сергей Георгиевский. «Процесс глобализации – фактор, который определенно мешает развитию малых предприятий отрасли. Ни одна крупная корпорация не сможет стать клиентом маленькой юридической фирмы. При этом под малым размером подразумевается даже не численность сотрудников фирмы, а место компании в мировых рейтингах, репутация на внутреннем рынке, наличие развитых международных партнерских связей», – добавляет Матвей Левант.

Таким образом, малые консультанты более всего нуждаются в защите от иностранной конкуренции.

Льготы с последствиями

Самая странная разновидность малого бизнеса – малые предприятия, создаваемые для «отмывания» доходов крупных компаний. Появление таких предприятий стало прямым последствием принятых правительством налоговых льгот для малого бизнеса. «На сегодняшний день можно говорить о том, что крупные компании имеют возможность использования преимуществ, предоставляемых субъектам малого предпринимательства, для осуществления собственной предпринимательской деятельности», – констатирует Андрей Северилов из УК «Независимые директора». Основным методом оптимизации является вывод части прибыли в компании, осуществляющие свою деятельность по упрощенной системе налогообложения. Прибыль выводится, как правило, по договорам оказания услуг (в том числе посреднических) и выполнения работ. За счет более низкой налоговой ставки на доходы «упрощенцев» снижается налоговая нагрузка группы в целом. Еще одним вариантом использования субъектов малого бизнеса является выделение отдельных направлений деятельности, как правило, непрофильных, в компании, применяющие упрощенную систему налогообложения (УСН).

«Однако стоит заметить, что указанные способы создают определенные риски возникновения споров с налоговыми органами и ставят под удар весь бизнес в целом, – говорит Андрей Северилов. – Кроме того, масштаб деятельности крупных компаний существенно ограничивает возможности применения привилегий, предоставляемых малым предприятиям».

Старший эксперт «ФБК-Право» Игорь Токарев также признает, что злоупотреблений, связанных с реорганизацией крупных компаний в несколько малых, становится все меньше. «С одной стороны – сыграло роль дело ЮКОСа. С другой стороны, намечается консолидация активов компаний, выход на IPO, что требует прозрачности структуры», – утверждает специалист.

По словам Эдуарда Савуляка из Tax Consulting UK, на сегодняшний день Федеральная налоговая служба разработала поправки в Налоговый кодекс, запрещающие использовать УСН тем компаниям, чьи сотрудники работают по договору аутсорсинга с другими фирмами. Это позволит закрыть одну из схем минимизации налогов, при которой компания переводит большинство своих работников в штат фирмы, применяющей УСН, и «арендует» их затем у компании-«упрощенца», снижая ЕСН. Разрабатываются и другие поправки. Эта разновидность малого бизнеса будет только уменьшаться – и все же она продолжит существовать до тех пор, пока есть налоговые льготы.

У големов нет проблемов

Стоит упомянуть еще одну, наиболее закрытую и экзотическую разновидность малого предпринимательства – бизнес в сегменте luxury. Дарья Жукова, дочь нефтяного и банковского магната Александра Жукова, вместе с подругой Кристиной Танг, дочкой лондонского миллионера, открыла в Москве три бутика со своей линией одежды под маркой Kova & T. Ирина Казакова, бывшая жена банкира Сергея Овсянникова, известна в столице двумя магазинами дорогой дизайнерской одежды «Траффик». Юлия Визгалина, жена Александра Таранцева, главы ЗАО «Русское золото», владеет ювелирными бутиками David Morris и Soho Jewelry в Камергерском. Этот бизнес не знает проблем. Попытки разговорить владельцев бутиков дорогой одежды, эксклюзивной мебели, яхт и ювелирных украшений не увенчались успехом. «Я не хочу быть упомянутым в этом контексте. Основная часть проблем, которыми страдают обыкновенные малые предприниматели, не имеет никакого отношения к малому бизнесу в сегменте luxury», – заявил «Ко» владелец одного из таких бизнесов.

Существуют два основных критерия, позволяющих отнести предприятие к категории малого бизнеса, – численность персонала и оборот компании. «Если по штату такие фирмы подходят под определение, то по оборотам они даже близко не стояли. Среди наших клиентов есть предприятия, которые обходятся несколькими единицами обслуживающего персонала, но их финансовые потоки просто не позволяют называть их малым бизнесом», – говорит Андрей Холопов, управляющий партнер компании On Premium (консалтинг и обучение в сфере дорогих и сложных продуктов). Впрочем, на этом различия не заканчиваются. По словам Холопова, если зайти в обыкновенный ларек, то вам не составит труда найти его хозяина. До владельца того же ювелирного бутика, скорее всего, не добраться. Обычный малый предприниматель, чтобы начать свое дело, берет кредит или закладывает недвижимость. Люди, которые делают бизнес на продажах товаров и услуг люксового класса, на старте обладают совсем другими возможностями. Такие предприятия создаются не на последние деньги. «Семейная пара, которая открыла булочную, первые несколько лет будет бороться за клиентов, добиваться тотальной информированности потенциальных посетителей, то есть заниматься управлением, сбытом, продажами и удешевлением бизнеса. Эта проблема будет висеть на их шее до тех пор, пока бизнес не приобретет устойчивость и обороты, – рассуждает Холопов. – Малый бизнес в сегменте luxury не бьется за выживание. Его владельцы заняты другим – им важно, чтобы сама идея приносила удовлетворение, а продажи вторичны. Это самореализация в бизнесе».

Консультанты утверждают, что чаще всего такие клиенты обращаются к ним с проблемой обучения продавцов. Они хотят, чтобы персонал не столько продавал, сколько создавал атмосферу комфорта, в которой приятно сделать покупку. Впрочем, консультанты сетуют, что для каждого клиента нужно разрабатывать индивидуальную программу, с оглядкой на собственника бизнеса и его предпочтения.

Возникает резонный вопрос – может, такие малые предприятия вовсе не стоит называть бизнесом? «Это не развлечение, а бизнес для удовольствия, – считают консультанты. – Но не настолько, чтобы за счет его выживать». «Они не ощущают себя малым бизнесом. Проблемы с регистрацией, арендой площадей, отношения с государством отданы на аутсорсинг, то есть уже есть люди, которые эти вопросы решают», – говорит Холопов. Обычный малый предприниматель на старте сконцентрирован на денежных потоках, поэтому часто теряет первоначальную идею. В каждое решение начинают влезать проблемы издержек и прочее. У малого бизнеса в сегменте luxury нет таких сложностей, им не надо закрывать продажи и показывать высокую прибыль. При этом у премиумных товаров и услуг высокая маржа, которая формируется по другим законам, – это не столько накрутка в цене, сколько доплата за имидж, инструмент создания образа.

Тщательнее надо

Очевидно, что не все меры, которые предлагаются сегодня правительством, в реальности окажутся эффективными. Судя по опыту, наибольшую отдачу принесут новые налоговые льготы. Именно поэтому многочисленные эксперты уже начали обсуждать, какие еще привилегии сверх обещанных стоит предоставить малому бизнесу. Недавно некое некоммерческое партнерство «Бизнес Солидарность» выдвинуло свой пакет предложений, предусматривающих введение на год нулевого налога для только что созданных предприятий и бессрочного нулевого налога для них же в депрессивных регионах. Валентин Моисеев из БДО «Юникон» считает, что, помимо уже существующих льгот, необходимо освобождение от бухгалтерского учета и упрощение налогового учета субъектов малого бизнеса, применяющих общую систему налогообложения. В частности, нужно внедрение единой декларации по целому ряду основных налогов. При применении упрощенной системы налогообложения, по мнению Валентина Моисеева, возможно снижение единой налоговой ставки. В кулуарах правительственных совещаний ходит требование моратория на аресты малых предпринимателей. Все это – предложения общего характера. Но не кончилось ли время, когда одну и ту же меру поддержки можно было предлагать всему малому бизнесу? Государство обязано разобраться в специфике каждого сектора и перейти к дифференцированной политике поддержки малого бизнеса. Если у него, конечно, хватит интеллектуальных ресурсов.

Источник: www.ko.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com