Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Сценарий войны на Кавказе, подготовленный в марте 2008 года (начало)

Сценарий войны на Кавказе, подготовленный в марте 2008 года (начало)

Как это может случиться на самом деле

ОТ РЕДАКЦИИ. Статья Игоря Джадана была опубликована 21 марта этого года. В тот момент сценарий закавказской войны представлялся чем-то абстрактным. Комментаторы текста иронизировали по поводу шапкозакидательских настроений автора, восхваляли грузинскую армию, издевались над глупой Рашкой и т.д.

Теперь мы имеем прекрасную возможность сравнить предположения с реальностью.

ОТ АВТОРА

В последнее время в сообществе российских аналитиков поднимается вопрос о том, каков может быть следующий вооруженный конфликт, в котором предстоит участвовать России.

От понимания того, как, при каких обстоятельствах, какими силами Россия вступит в войну, зависит то, какой должна быть военная доктрина и каким — военное строительство. И наоборот: от военной доктрины и возможностей российских ВС будет зависеть, как при каких обстоятельствах и с какими целями Россия вступит в следующий вооруженный конфликт.

В связи с этим особый интерес представляет разыгрывание сценариев возможных конфликтов, которые помогли бы представить ситуацию более выпукло.

Один из возможных сценариев таков.

ДИСПОЗИЦИЯ

В одном из закавказских государств, уже давно имеющем проблемы с национальными меньшинствами, к власти пришёл новый лидер. Он победил на выборах лишь с небольшим перевесом голосов, а во властных структурах, особенно — в силовых министерствах осталось немало симпатантов бывшего президента. В парламенте также не всё радужно для нового президента: проигравшая оппозиция старается отколоть от правящей коалиции мелкие партии, чтобы привлечь их на свою сторону и начать процедуру импичмента. Оппозиционная пресса, координируя свои усилия с оппозицией в парламенте, организует коррупционные «сливы». Уже начались акции протеста - пока не слишком многочисленные.

Новости из-за океана не радуют: погруженная в свои собственные дела Америка всё меньше интересуется событиями в отдаленных от её границ районах.

Новый президент, пришедший к власти в значительной степени благодаря поддержке Белого Дома, который успел разочароваться в своём предыдущем ставленнике, теряет почву под ногами. Он чувствует необходимость утвердиться на своем кресле, показать силу политическим соперникам и одновременно консолидировать поддержку власти в народе.

Наиболее острой проблемой остаются два неподконтрольных центральной власти национальных анклава, уже давно требующих независимости. Положение усугубляется наличием в стране и других потенциально сепаратистских регионов. Особенно усилилась активность в двух их них. В каждом их них проживают этнические группы, составляющие большинство в соседних государствах. Отношения с этими меньшинствами за последнее время серьезно испортились. На фоне экономической стагнации в стране, быстрый рост экономики в странах-соседях воспринимается нацменьшинствами, как соблазн.

Новый президент понимает, что, если в самое ближайшее время не переломить этот процесс, стране будет угрожать дальнейшая дезинтеграция.

Последней каплей становится сообщение о том, что национальные организации двух потенциально сепаратистских меньшинств склоняются к тому, чтобы поддержать оппозицию, лидер которой пообещал им большую степень автономии.

НАЧАЛО

Президент закавказского государства созывает так называемый «стратегический кабинет» — неформальное совещание своих сторонников, куда кроме ближайшего политического окружения входят особо дружественные президентской партии бизнесмены. Встреча проводится втайне даже от американцев, иначе американский посол обязательно захотел бы на ней присутствовать, что могло бы помешать замыслу.

Министр обороны предлагает план решительного удара по позициями одного из самопровозглашенных регионов. Нападение должно быть произведено неожиданно, успех должен развиваться быстрыми темпами, иначе соседняя Россия успеет перебросить подкрепления для своих миротворческих сил, и вынести вопрос на обсуждение СБ ООН. Как доложила также присутствующая на совещании министр иностранных дел, шансы в этом случае на то, что США заблокируют осуждающую резолюцию, невелики. Скорее всего, международное сообщество потребует немедленного прекращения наступления, а отказ от выполнения резолюции Совета Безопасности ООН, носящей обязательный характер, грозит руководству страны новыми осложнениями.

Единственным выходом в данной ситуации, как считает министр обороны, является быстрая сокрушительная операция, наподобие захвата хорватами Республики Сербских Краин, или овладения Израилем арабскими территориями в 1967 году.

Дружественные Соединенные Штата в этом случае смогут сослаться на свершившийся факт, а подчинение страны требованию прекращения огня уже не отменит победоносного характера войны.

Остаётся, правда, некоторая неопределенность в плане того, как отреагирует Россия. Министр иностранных дел высказалась в том духе, что если всё произойдет предельно быстро, неповоротливая кремлёвская дипломатия, как всегда, не успеет за развитием событий. И в худшем случае Москва ответит краткосрочной блокадой поставок энергоносителей и электроэнергии. Впрочем, это представляется не слишком высокой ценой за восстановление суверенитета в мятежном регионе, — считает министр министр иностранных дел...

РЕАКЦИЯ США

В штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли подробнейший отчет о встрече грузинского руководства лёг на стол начальника управления разведки в странах СНГ уже на следующее утро.

В иной ситуации в США отреагировали бы быстро: призвав союзника к сдержанности. Однако на этот раз в Вашингтоне были озабочены не нестабильностью и риском поражения своего союзника, а совсем иными проблемами. На фоне банковского кризиса и падения доллара в Белом Доме больше всего были озабочены будущим своей мировой империи.

Там уже успели смириться с триллионами потерями сбережений собственных граждан и с необходимостью выкупать в госсобственность крупнейшие банки и корпорации. В конце концов — стихия рынка, что поделаешь.

Однако США совершенно не были готовы смириться с тем, если бы конкуренты гораздо меньше пострадали от кризиса, и уже в ближайшем будущем оказались бы способными бросать Америке вызов.

Китай — эта коммунистическая диктатура, рядящаяся в тогу капиталистической свободы и гласности, в ходе кризиса стал активнее переключать потребление на внутренний рынок вместо «схлопнувшегося» американского. Пекин потерял колоссальные суммы из-за того, что успел накопить массу долларов, однако его экономика устояла, военные расходы не снизились, а многочисленное китайское население продолжало, как ни в чем не бывало, свой покупательский и строительный бум, подымая цены на и так дорогие для американцев нефть, газ и металл. Китай впрочем, оставался сильно зависимым от Америки, так как успел приобрести чудовищную сумму американских государственных облигаций, и поэтому никак не был заинтересован в окончательном крахе американской экономики.

Другой дело — Россия. Действуя через своих агентов влияния, американцы успели было убедить кремлевское руководство вложить большую часть денег Стабфонда в американские государственные обязательства, однако кризис нагрянул слишком быстро, и российский Минфин по мнению американцев, успел скупить американских ценных бумаг на совершенно недостаточную сумму. Слишком маленькую для того, чтобы в Вашингтоне появилась уверенность, что Москва так же тесно привязана к американским интересам, как и Пекин.

Таким образом, перед Госдепартаментом была поставлена задача разработать стратегию сдерживания российской экономики в условиях мирового спада с целью не допустить того, чтобы Москва, опираясь на свою новую мощь, смогла бы воспользоваться временным ослаблением Америки. Лучшим способом для этого было бы разжечь у границ России локальный конфликт, который надолго бы отвлек внимание Кремля от его амбициозных планов в глобальной политике.

Ну а как же судьба «демократических союзников»? В конце концов союзники для того и существуют, а наиболее слабые из них для того и получают деньги американского налогоплательщика, чтобы США могли пожертвовать ими в трудную минуту…

Посоветовавшись на ежедневном совещании руководителями отделов, директор ЦРУ ехал с докладом на совещание к президенту, где также, несомненно, будут присутствовать госсекретарь и советники по внешнеполитическим вопросам. В повестке дня тема грозящего кризиса в кавказском регионе стояла на первом месте…

ПЕРВЫЙ УДАР

Тем временем в столице закавказского государства шли активные приготовления к военной акции.

Готовилась мобилизация, а резервисты наиболее ценных профессий — снайпера, летчики, артиллеристы — уже были призваны специальным секретным приказом. Каждого из них из дома забирали на специально посланной машине. Тем временем в небо были запущены импортные беспилотные летательные аппараты, которые постоянно находясь в воздухе вели рекогносцировку местности в зоне конфликта и разведку наземных целей. Якобы для нужд разведки полезных ископаемых были закуплены снимки земной поверхности с японского спутника…

В Москве поздно почувствовали неладное.

Старая разведывательная сеть была разрушена десятилетием реформ, безразличием и волюнтаризмом последних лет, а новая создавалась с большим трудом. В либеральной картине мира, усвоенной новым кремлёвским руководством, не было места для вооруженных конфликтов между демократическими государствами. Кремлевские руководители также считали свою страну демократией, поэтому были уверены, что вооруженный конфликт с США и их демократическими союзниками маловероятен, и если и может случиться, то лишь по какому-либо недоразумению.

Что касается маленького закавказского государства, то мнения о том, есть ли там демократия или нет, были разные. В Москве считали, что количество уличных переворотов, репрессий, пыток и нераскрытых политических убийств там запредельное, чтобы такая страна могла называть себя демократической. В «дружественном» Вашингтоне, однако, возражали, утверждая, что именно демократические революции и активная борьба с ретроградами и коррупционерами являются наиболее ярким доказательством успеха молодой демократии. Насчет же демократичности Москвы в Вашингтоне, наоборот, сильно сомневались.

С точки зрения американцев любой возможный вооруженный конфликт с Москвой не был бы каким-то недоразумением, а наоборот — закономерно вытекал бы из недемократического характера российского политического режима.

Когда элитные подразделения армии закавказского государства нанесли свой первый удар по дружественным Москве «сепаратистам», у Вашингтона не было причин сомневаться, кого поддерживать в этой войне.

Москва же, наоборот, колебалась. Её союзники в этом регионе если руководствоваться канонами либерализма не отличались в лучшую сторону от её недоброжелателей. В Кремле прошло совещание Совета Национальной безопасности, и мнения по поводу того, как следует действовать, также разделились.

Тем временем развитие ситуации обгоняло все мыслимые прогнозы. Танки национальной армии закавказского государства одним броском обошли столицу непризнанной республики и перерезали шоссе, идущее от столицы к российской границе. В самой столице царила паника. Из-за внезапности нападения мобилизацию провести не удалось, и теперь мужчины, вооруженные кто чем, метались по улицам, спешно пытаясь организоваться в импровизированные боевые единицы и занять оборону. Из предместий доносились звуки перестрелки, а на государственные объекты непризнанной республики то и дело падали высокоточные снаряды, поставленные противнику накануне из Израиля. Как это получалось с применением похожего оружия в Палестине и Ливане, оно не нанесло существенного вреда «сепаратистским» политикам и военным, которые успели рассредоточиться. Зато от осколков погибли десятки гражданских, в основном женщины и дети, случайно оказавшиеся поблизости.

В пограничном районе Российской Федерации началась стихийная мобилизация добровольцев, прошли демонстрации с требованием вмешаться. На видео, заснятом в одном из пограничных регионов сотрудниками ФСБ, мелькнули кадры демонстрантов с лозунгами: «Смерть варварам!», «Не допустим нового геноцида!», Демонстранты также упрекали местное руководство за пассивность и требовали смены главы администрации.

В конце демонстранты подошли к воротам расположенной неподалеку российской воинской части и громкими возгласами приветствовали солдат российской армии. Многие демонстранты почему-то были убеждены, что эта часть вскоре будет переброшена на помощь пылающей непризнанной республике. В связи с предстоящим походом дружелюбно настроенное население раздавало солдатам тёплые вещи, сигареты и еду. Эти кадры также были продемонстрированы высшему кремлевскому руководству.

ДЕЙСТВИЯ МОСКВЫ

Перед главой российского государства встала трудная дилемма: оставить события развиваться так, как они развиваются, или решиться на прямое военное вмешательство. На оказание других видов помощи: оружием, советниками, а также на использование структур ООН, уже не оставалось времени.

Первый вариант грозил Москве критическим снижением её международного авторитета, а также — возможно и появлением антимосковских настроений среди прежде дружественного кавказского народа. Экономическая слабость, которая в прошлом была универсальным оправданием внешнеполитической пассивности, теперь не могла сослужить свою прежнюю «добрую службу». Новому российскому президенту, которому немногочисленная, но крикливая оппозиция пеняла тем, что его приход к власти был отмечен злоупотреблениями и подтасовками, нужно было как можно скорее доказать свою компетентность и продемонстрировать твёрдую волю. Меньше всего он хотел бы начинать своё президентство со «сдачи» очередного российского союзника, чем отличились все его предшественники.

Ещё меньше оснований для отступления давали вести с экономического фронта. Они говорили о прогрессивной слабости американской экономики и её зависимости от импорта нефти. Американцы не смогут эффективно вмешаться, думали в Москве.

Конечно, там не строили иллюзий насчет политической реакции Вашингтона. Однако, посылать оружие и военных советников — это одно дело. Ввязываться же в конфликт собственными вооруженными силами — совсем другое. Так небезосновательно решили в Москве.

Российской армии в случае вмешательства противостояла бы небольшая, но достаточно хорошо вооруженная армия соседнего государства. Жители этого государства никогда не были хорошими воинами. Наоборот, соседние народы их всегда презирали за «трусость» и торгашество. Страна фактически сохранила свой национальный характер благодаря России, но кто об этом теперь там помнит? Как говорится: «будучи оказанной, услуга не стоит ничего».

Когда-то между этим закавказским народом и русскими были хорошие отношения. Для предыдущего поколения политиков вооруженный конфликт, в котором сыны этих двух народов оказались бы по разные стороны баррикад, выглядел бы «чудовищной перспективой». Однако историческое развитие продолжается, и новому молодому руководству в Кремле уже в гораздо меньшей степени свойственны предрассудки прежних времен…

Помощь дружественной, хотя и официально не признанной, республике было решено оказать силами Северо-Кавказского военного округа.

Тактическое командование поручили штабу 58-й армии. Согласно разработанному плану, 20-я гвардейская мотострелковая дивизия, переброшенная по воздуху из Волгограда, вместе с 19 МСД (Владикавказ) включай 503 МСП в станице Троицкой, должны были стать основными силами, призванными прорвать блокаду и снять угрозу со столицы непризнанной республики.

Обеспечивали безопасный проход через горные районы две только что укомплектованные горные мотострелковые части: 33-я ОГМСБр (Ботлих) и 34-я ОГМСБр (Зеленчукская). Для окончательной зачистки был мобилизован 33-й казачий ОМСП, спешно погрузившийся со станции Прудбой (Волгоградская обл.) вместе со всей техникой, включая пару десятков танков Т-72. Для точечных операций за линией фронта с целью уничтожения командования противника и захвата иностранных военных советников в тыл силами вертолетных полков должны быть доставлены спецподразделения ГРУ, имеющие наибольший боевой опыт на Кавказе. Среди них «Чучковская» 16-я отдельная бригада специального назначения, 22-я ОБр СпН, ОБр СпН «Терек».

В оперативный резерв была придана 77-я отдельная бригада морской пехоты, которая из места своей постоянной дислокации в Каспийске срочно перебрасывалась в Геленджик и придавалась силам Черноморского флота для совместного участия в возможной десантной операции. Корабли и морская авиация ЧФ должны были также быть готовыми к организации морской и воздушной блокады противника.

Другие части и отдельные подразделения Северо-Кавказского военного округа — 42-я МСД (Ханкала), 131-я ОМСБр (Майкоп), 136-я ОМСБр (Буйнакск), казачьи отдельные десантно-штурмовые батальоны, национальные батальоны в Дагестане и Чечне, части внутренних войск и другие — должны были, оставаясь в местах своего постоянного развертывания, прийти в полную боеготовность для отражения возможных провокаций на границе и на случай активизации местных исламистов.

Части тактической авиации, сводные части полевой артиллерии, имеющие на вооружении реактивные установки Смерч-М с радиусом действия до 90 км, и артиллерийские самоходные гаубицы калибра 152 мм, должны были обеспечить точечные, но беспощадные удары в местах сосредоточения противника. Учитывая малые размеры театра военных действий, для этого им не пришлось удаляться от линии границы, ведя огонь в основном из-за Кавказского хребта. Для более глубоких ударов — была сосредоточена группировка самолетов-штурмовиков Су-25, которые недавно прошли модернизацию, и могли применять высокоточные корректируемые бомбы со спутниковым наведением. Разведка и оперативное целеуказание обеспечивалось данными спутниковой разведки с купе с данными, полученными с беспилотных летательных аппаратов.

НАЧАЛО ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Как и предсказывали аналитики российского Министерства обороны, операция по разблокированию столицы дружественной самопровозглашенной республики не встретила больших трудностей. Части противника быстро упали духом, когда увидели, что им противостоит не легковооруженные подразделения «сепаратистов», а части российской армии. В столице страны начались многотысячные истерические демонстрации, на которых фанатичные сторонники «территориального единства» клялись «отомстить русским».

На многочисленных лозунгах, написанных на английском языке, были призывы к Америке и «всему цивилизованному человечеству» защитить «молодую демократию» от агрессии «авторитарного соседа». Впрочем, мало кто из участников манифестаций был готов лично записаться добровольцем и пойти на фронт. Напротив, в городе было полно дезертиров, которые рассказывали об «ужасах», которые якобы происходят в зоне боевых действий. Особенно много эмоций, граничащих с животным страхом, вызывали сообщения о появлении в районе боевых действий казачьих подразделений…

В Вашингтоне весть о начавшейся российской операции вызвала настоящий шок.

Там не планировали в ближайшее время вступать в прямой вооруженный конфликт с Москвой, хотя бы и на чужой территории. Впрочем, некоторые потирали руки, понимая, что план по втягиванию России в вооруженный конфликт, приобретает успех. Вопрос, однако, стоял ребром: следует ли США посылать солдат на помощь стране-союзнице против «авторитарной Москвы». По правде говоря, у Америки оставалось не так уж много свободных сил для прямого военного вмешательства. Основные боеспособные части сухопутных войск вели активные действия и патрулирование в Афганистане и Ираке. Другие — были расквартированы в Южной Корее либо на островных подступах к Китаю. Было невозможно ослаблять эти силы, не рискуя получить неожиданный «подарок» со стороны КНР в виде давно готовящейся в Пекине «операции по освобождению китайской территории от тайваньских сепаратистов».

Однако и оставаться в стороне Америка не могла: это означало бы признание своей слабости и новой силы России. Это непременно сказалось бы на авторитете США во всем мире. Авторитет Америки, как покровительницы демократии, был бы растоптан. Элиты разных стран, до этого активно заискивавшие и искавшие американского союзничества, разочаровались бы в ней и стали бы склоняться к поиску благосклонности Москвы. Запланированное вхождение некоторых стратегически важных держав в НАТО было бы сорвано.

В США планировали конфликт с Россией, однако там его относили ко времени, когда Россия будет ещё более ослаблена, истощена. Когда её советский ядерный потенциал придет в естественный упадок, а США, наоборот, нарастят свой могущество и технологические возможности парирования любых ответных действий Москвы. В Вашингтоне совершенно не хотели бы конфликта в ситуации, когда Россия на подъёме, а США, наоборот — в глубоком кризисе. Казалось бы, эти соображения должны были однозначно отвадить американское руководство от соблазна прямого вмешательства, однако были и другие соображения…

В Вашингтоне были чрезвычайно озабочены тем, как ситуация будет развиваться в дальнейшем. Пока что у Америки имеются значительные преимущества, однако они тают прямо на глазах. Из-за экономических неурядиц Америка в ближайшее пятилетие вынуждена будет снизить свои военные расходы. Доля расходов на приобретение наиболее перспективных видов оружия ещё больше снизится из-за высокой доли расходов на текущие военные операции — вследствие обязательств, которые невозможно быстро взять и отменить. Уже планируемые закупки самолетов, кораблей и подводных лодок нового поколения были сокращены вследствие необходимости обеспечить текущие нужды армии, уже несколько лет ведущей вялотекущие боевые действия в Ираке и Афганистане. Технический ресурс танков, бронемашин и другой военной техники быстро расходуется в условиях интенсивной эксплуатации, и из-за этого американская армия с начала операций в Афганистане и Ираке уже потеряла около 3 тысяч танков, которые вынуждены были просто списать в утиль. В итоге мощь бронетанковых частей США — главного инструмента любой современной сухопутной наступательной операции — сократилась почти в 2 раза. И самое ужасное, что в ближайшее время не было никаких шансов её восстановить — экономика США находилась на пороге ещё большего кризиса, и настроения избирателя стали значительно более пацифистскими по сравнению с началом «нулевых».

В то же время Вашингтон по-прежнему не сомневался в своём существенном превосходстве над Россией в любом мыслимом сценарии обычного вооруженного конфликта. Оставшиеся три с половиной тысячи танков «Абрамс» хотя и уступали численно почти в пять раз российскому танковому кулаку, значительно превосходили российские части по боевой выучке. Ситуация весьма напоминала канун гитлеровской кампании против СССР: тогда немцы тоже имели около 3500 танков против двух десятков тысяч советских. О техническом же превосходстве американских танков было излишне и напоминать: все американские танки вооружены системами ночного видения последнего поколения, в то время, как лишь незначительная часть российских танков приобрела способность вести полноценные боевые действия в ночных условиях.

Ещё слабее отработан в российской армии вопрос боевой управляемости боевых подразделений. И если Гитлер осмелился с 3500 танков, технически равных советским, напасть и даже сумел одержать серию блестящих побед, американцам ли с их превосходящими «абрамсами» опасаться поражения? Тем более, что ни один безумец не собирался идти на Москву в фронтовую атаку. Речь шла о переброске некоторых особо подготовленных танковых частей на помощь дружественной демократической стране, которая подвергается совместной атаке сепаратистов и «авторитарной» Москвы. У Вашингтона не было никакого намерения вторгаться на территорию России. Надо было всего лишь публично пустить кровь русским на территории третьей страны, чтобы они с позором и разбитым носом убрались восвояси и больше не пытались оспорить американские позицию. Америке нужно было доказать всему миру, что и в течении экономического кризиса американская нация способна за себя постоять…

Читать окончание

Источник: www.apn.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (3)

Dan Pro

комментирует материал 20.08.2008 #

давненько я не читал столь тупой и неоснованной на геополитике псевдоаналитики...мозгов у авторов - как у котенка, а сил для игр и роста....

user avatar
Stan_open

отвечает Dan Pro на комментарий 20.08.2008 #

.... мозгов у авторов - как у котенка, но срет, скотина, как взрослое животное (с)

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com