Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Так из чего же всё-таки делают колбасу?

Так из чего же всё-таки делают колбасу?

Открытое письмо Председателю Конституционного Суда России Зорькину В. Л. о нарушении конституционного права граждан на государственную охрану здоровья из-за принятия Закона «О техническом регулировании».

Уважаемый Валерий Дмитриевич!

Как известно, в нашей стране, согласно части 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации, охраняются труд и здоровье людей, при этом — часть 1 ст. 41 — каждый имеет право на охрану здоровья, а согласно части 1 ст. 45 гарантируется государственная защита прав человека. Чтобы предупредить возможные нарушения этих положений, в части 2 ст. 55 Конституции записано, что «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Общеизвестно также, что здоровье людей во многом зависит от качества пищевых продуктов и лекарств. До принятия Федерального закона «О техническом регулировании» № 184-ФЗ от 22.12.2002 г. (далее — ФЗ) качество продуктов питания и лекарственных препаратов регламентировалось государственными стандартами (ГОСТами), которые были обязательными для применения.

При этом для многих продуктов питания ГОСТы устанавливали обязательный, вполне определённый состав компонентов и их количественное содержимое, что предопределяло сами продукты, к примеру, водку или кефир, и гарантировало их качество, в том числе безопасность. О государственной значимости стандартов свидетельствовало в частности то, что они согласно п. «р» ст. 71 Конституции РФ находятся в ведении Российской Федерации.

Однако с принятием в 2002 г. ФЗ «О техническом регулировании» этим законом в нарушение п. «р» ст. 71 Конституции стандарты фактически вывели из ведения Российской Федерации, отменив Закон РФ «О стандартизации», и заменили их иными нормативными актами в статусе федеральных законов — техническими регламентами. Однако ни технические регламенты, ни техническое регулирование, имеющие к тому же совсем иной смысл, в перечне предметов ведения РФ (ст. 71 Конституции) и перечне предметов совместного ведения РФ и её субъектов (ст. 72 Конституции) не значатся. Поэтому по ним, согласно ст. 76 Конституции, нельзя принимать федеральные законы. При этом положения ФЗ «О техническом регулировании» нарушают упомянутые выше конституционные нормы, что угрожает жизни и здоровью граждан России. И вот по каким причинам.

Согласно п. 1 ст. 7 ФЗ «О техническом регулировании» — норме прямого действия, подлежащей исполнению без дополнительных подзаконных актов, технические регламенты, которыми заменили ГОСТы, вместо требований к качеству продукции устанавливают теперь лишь минимально необходимые требования, обеспечивающие, например, применительно к продуктам питания и лекарственным препаратам их биологическую, химическую и радиационную безопасность.

При этом технический регламент не должен содержать требования к исполнению продукции, за исключением случаев, когда из-за их отсутствия не обеспечиваются упомянутые выше требования к безопасности (п. 4 ст. 7 ФЗ). Однако применительно к продуктам питания и лекарствам последняя оговорка отношения не имеет.

Таким образом, вопреки упомянутым выше положениям Конституции РФ в технических регламентах требования к качеству продуктов питания и лекарствам подменены требованиями к их безопасности, что далеко не одно и то же. К примеру, колбаса может быть изготовлена безопасной для потребления, но вместо мяса содержать крахмал и пищевые добавки, имитирующие колбасный вкус.

Причём, согласно п. 7 ст. 7 ФЗ, тоже норме прямого действия, «технический регламент не может содержать требований к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан, накапливаемый при длительном использовании этой продукции», что создаёт прямую угрозу населению страны.

Замечу, какова должна быть «длительность использования», чтобы помереть или получить хроническое заболевание, не оговаривается. Как подобная норма могла быть включена в закон, понять невозможно.

Что же касается лекарственных препаратов, то отсутствие требований к их исполнению прямо угрожает жизни больных людей. Ведь безопасный для здорового человека, но некачественный, не соответствующий своему предназначению препарат может привести к смерти больного человека, так как не принесет ему требуемой оперативной помощи ввиду бесполезности такого «лекарства».

Статья 18 ФЗ «О техническом регулировании» предусматривает, что потребитель якобы сможет самостоятельно выбирать качественную продукцию по документу, подтверждающему её соответствие техническим регламентам, стандартам или условиям договоров. Подтверждение соответствия может быть добровольным или обязательным (ст. 20 ФЗ). Однако согласно п. 1 ст. 23 ФЗ «обязательное подтверждение соответствия проводится только в случаях, установленных соответствующим техническим регламентом, и исключительно на соответствие требованиям технического регламента», то есть на соответствие опять же только минимально необходимым требованиям безопасности.

При этом в ФЗ отсутствуют условия и критерии обязательности подтверждения соответствия, а допустимость добровольного его подтверждения нарушает положение части 1 ст. 45 Конституции РФ о гарантированности государственной защиты прав человека, к коим относится и право на охрану здоровья.

Замечу, фактическое отсутствие (в соответствии с нормами, установленными в ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» № 134-ФЗ от 08.08.2001 г). государственного контроля за качеством продуктов питания и лекарственных препаратов при добровольности подтверждения соответствия ведёт также к экономической деятельности, направленной на недобросовестную конкуренцию путем производства более дешевой некачественной продукции, что противоречит части 2 ст. 34 Конституции РФ.

Следует отметить, что за почти 5 лет действия ФЗ «О техническом регулировании» из-за его несостоятельности не принят ни один технический регламент в статусе федерального закона. При этом в результате отмены этим ФЗ обязательности применения требований государственных стандартов к качеству продуктов питания в стране наблюдается значительный рост пищевых отравлений и массовых инфекционных заражений, вызванных некачественными продуктами питания, от которых никто не застрахован, в том числе и мы с Вами.

Так, согласно данным Государственного доклада «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2006 году» из 37447 проверенных на соответствие требованиям теперь уже необязательных ГОСТов партий молока и молочных продуктов отечественных производителей было забраковано 35990, или 96%, из 10654 партий масложировых продуктов забраковали 9098, или 85%.

По данным Ростехрегулирования, в 2007 году выявлены нарушения требований по безопасности продукции на 64% проверенных предприятий, производящих различные консервы (в том числе соки), и на 72% — молочной и маслосыродельной промышленности.

Приведенные, весьма неполные, данные говорят о том, что нам еще далеко до цивилизованного рынка с ответственными производителями.

Поэтому отмена в нарушение конституционных прав граждан обязательных требований к качеству пищевой продукции с планомерно проводимой в настоящее время отменой ее дорыночного контроля (обязательной сертификации) и ослабление государственного надзора в этой области, что прежде регламентировалось обязательными для применения ГОСТами, чревато катастрофическими последствиями.

Закон «О техническом регулировании» противоречит не только упомянутым выше конституционным нормам, но и провозглашенным Конституцией РФ принципам приоритета прав и свобод человека как высшей ценности (статья 2), социальной направленности государства, политика которого обеспечивает достойную жизнь человека (статья 7), неотчуждаемости прав и свобод человека (статья 17), непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина (статья 18), равенства всех перед законом (п. 2 статьи 19).

И еще об одной «новации» этого ФЗ. Введенные им новые нормативные документы имеют одновременно два различных правовых статуса — федерального закона и технического регламента, что является юридическим абсурдом.

Проанализировав все это, я подал жалобу в Конституционный Суд России с просьбой признать факт нарушения моих (и не только моих) конституционных прав на государственную защиту здоровья в результате принятия и применения Федерального закона «О техническом регулировании», как полностью не соответствующего Конституции Российской Федерации, и на этом основании рекомендовать его отменить.

Кроме того, на основании ст. 42 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» я просил приостановить действие оспариваемого акта до завершения рассмотрения дела в Конституционном Суде, чтобы приостановить принятие новых федеральных законов — технических регламентов.

Жалобу (рег. № 1763 от 29.10.2007 г). мне пришлось подавать дважды, и оба раза ее возвращали, указывая одну и ту же причину. Вторичный отказ (№ 1763 от 20 февраля 2008 г). я получил от начальника Отдела по работе с письмами Конституционного Суда, в котором говорилось: «Вы вновь не оформили жалобу надлежащим образом... не приложив копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения оспариваемого Вами Федерального закона «О техническом регулировании» и разрешении какого-либо Вашего конкретного дела».

Однако отказ представляется необоснованным по следующим причинам.

В соответствии со статьей 97 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» жалоба физического лица на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Таким иным органом в нашем случае является сама Государственная дума, которая применяет принятый ею Закон «О техническом регулировании» в конкретных делах, рассматривая в настоящее время во втором чтении 3 законопроекта технических регламентов о безопасности некоторых продуктов питания, в том числе молока и продуктов его переработки, масложировой продукции и соков. Причем из текста упомянутой выше статьи ФКЗ следует, что под «делом» надо понимать любое дело как «деятельность» вообще, а не только судебное дело, и не указано, что дело должно быть обязательно «моим», которое таковым может быть только в суде.

Указанные законопроекты были приняты в первом чтении в ноябре прошлого года, то есть после подачи жалобы. Но нарушение моих прав произошло с вступлением обжалуемого ФЗ в силу 1 июля 2003 г. С этого дня согласно его норме прямого действия — п. 1 ст. 7 ФЗ — без каких-либо условий была отменена обязательность соблюдения требований ГОСТов в отношении качества продукции, в том числе пищевой. Эта норма применяется уже около 5 лет, независимо от наличия или отсутствия соответствующих технических регламентов. При этом норма п. 7 ст. 7, тоже прямого действия, согласно которой «технический регламент не может содержать требований к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан, накапливаемый при длительном использовании этой продукции», создаёт прямую угрозу моей жизни.

Таким образом, ФЗ «О техническом регулировании» сам регламентировал обязательное применение его норм прямого действия в деле производства продуктов питания как виде деятельности, что нарушает конституционные права граждан, вообще и мои в частности. Поэтому дополнительное подтверждение применения ФЗ, которое с меня потребовали, является, на мой взгляд, весьма спорным толкованием ст. 97 Закона «О Конституционном Суде РФ». Во всяком случае, это является исключительно прерогативой судей.

Обращаясь к Вам с этим письмом, хотелось бы узнать, имею ли я право на рассмотрение по существу моей жалобы Конституционным Судом РФ, а не его отделом писем, при ее толковании, изложенном выше?

Источник: www.apn.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com