Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Нефтегосударство: Путин, власть и новая Россия

Нефтегосударство: Путин, власть и новая Россия

Отрывки из новой книги американского политолога Маршалла Голдмана «Нефтегосударство: Путин, власть и новая Россия» .

Маршалл Голдман - один из самых опытных американских политологов, участник Валдайского клуба (в рамках заседаний которого он регулярно встречался с президентом Владимиром Путиным), почетный профессор Уэллсли-колледжа и содиректор Центра российских и евразийских исследований Гарвардского университета. В этом году в США вышла книга Голдмана "Нефтегосударство: Путин, власть и новая Россия" (Petrostate: Putin, Power and the New Russia), русский перевод которой завершается сейчас в Москве. Основная идея, сквозящая в книге: Европа оказалась в опасной энергетической зависимости от России, и ныне «режим Путина» руками сидящих в Москве диспетчеров одним щелчком выключателя способен заморозить целые страны. Из семи глав ключевой представляется пятая. Фрагменты из нее, а также из введения к книге с любезного разрешения издательства "Столица-Принт" сегодня публикует "Газета".

План по превращению России в сверхдержаву

Благодаря росту нефтяных цен возрождающаяся экономика России могла сделать экономическим гением любого, кто в те времена занимал высокий пост. Надо отдать Путину должное: он не делал ничего, что могло бы помешать экономическому росту. Даже напротив, он привез с собой из Петербурга талантливых сотрудников, которых поставил у руля восстанавливающейся экономики, в частности, Германа Грефа и Алексея Кудрина. Раньше они работали вместе с Путиным, занимаясь экономическими и финансовыми вопросами в администрации губернатора Санкт-Петербурга, и их считали компетентными технократами. (Мы вполне можем сократить их до аббревиатуры ДП - (друзья Путина). По их совету Путин ввел простой подоходный налог - 13%, а затем предложил целый ряд других инициатив, в том числе программу по упрощению того бюрократического лабиринта, через который предпринимателям приходилось продираться, чтобы открыть новый бизнес. Путин, кроме того, требовал признать, что экономическое положение России весьма тяжелое, и в этом заключался разительный отход от пропаганды советских времен.

В следующем году - в мае 2001 года - Путин продолжил свою кампанию, занявшись усилением контроля над «Газпромом», которым управляло государство. Он сделал это, воспользовавшись государственным пакетом акций «Газпрома», чтобы сместить Вяхирева с поста председателя правления компании. Теперь он добился положения, позволявшего ему поставить под контроль активы компании после почти десятилетнего периода, когда Черномырдин и Вяхирев хозяйничали в «Газпроме».

А вот вытеснение Путиным Березовского и Гусинского имело совсем другую природу. Обоих олигархов он воспринимал как выскочек из среды темных уличных дельцов. В отличие от Черномырдина, Вяхирева и Геращенко, ни Гусинский, ни Березовский в советское время высоких административных постов не занимали. Кроме того, этническими русскими они также не были.

Как бы мрачно все это ни выглядело, Ходорковский и ЮКОС были не единственными, кто балансировал на грани закона и периодически эту грань переступал. Например, борьба за алюминиевую промышленность была еще более яростной. Около 10 высокопоставленных бизнесменов, занимавшихся производством алюминия или финансированием отрасли, получили те или иные "физические повреждения". Разумеется, не все олигархи прибегали к подобной тактике, однако это были времена жесткой борьбы, и те, кто время от времени не преступал закон, быстро лишался своей власти.

Но у Ходорковского есть черта, отличающая его от других олигархов: выжив в качестве одного из наиболее приспособленных, в 1999 году он внезапно решил преобразовать свою компанию на началах прозрачности и открытости.

Не важно, что вы делаете, важно - как

В некоторых случаях они (российские власти. - "Газета") добивались этого фактически с помощью ренационализации, а в других случаях действовали обходными путями: угрожая судебным преследованием и организуя визиты не слишком дружественных налоговых инспекторов. А иногда необходимости в угрозах не было, хватало всего лишь дружеского разговора. Какими бы методами Путин ни действовал, к 2008 году, когда заканчивался его президентский срок, он благополучно обратил приватизацию вспять, по крайней мере в той сфере, которую Ленин именовал господствующими высотами российской промышленности.

На усилия Путина, защищавшего политику своего правительства, Запад мог сердиться не из-за того, что российское государство стремится брать под контроль компании, но лишь из-за того, как оно это делало. В случае с ЮКОСом государство и (или) Путин получили контроль над компанией. Ходорковский оказался в тюрьме, а 20 его коллег - под преследованием. При этом они мимоходом провели в пожарном порядке несколько аукционов, на которых дешево распродали обломки ЮКОСа. Кроме того, государство прибегало и к грубому давлению на компанию «Шелл» в проекте «Сахалин-2», ВР в Ковыкте и «Тоталь» в Харьяге. И, разумеется, почти любая иностранная компания-оператор в России пребывает под пристальным - иногда слишком пристальным - наблюдением. Например, к августу 2007 года компания «Эксон-Мобил» прошла через 90 проверок ее рабочих площадок на Сахалине. Я не хочу сказать, что западные компании были совершенно не виновны в том, что им вменяли в вину, или что в других странах нельзя встретить постоянные преследования энергетических компаний, которые там действуют. Однако при отсутствии независимых судов для апелляций, куда такие компании могли бы обратиться и потребовать справедливого рассмотрения дела, «Газпром» или другие организации, за которыми стояло государство, не колеблясь прибегали к открытому давлению на иностранные компании, которые вынуждены были расставаться с контрольными пакетами за часть их стоимости или вообще за бесценок.

А у иностранных партнеров не оказывалось иного выхода, кроме как уступить, поскольку они имели дело с государством, полным решимости восстановить контроль над тем, что оно считало своим бесценным историческим наследием. Как отметил Дэниел Йергин из компании Cambridge Energy Research Associates, то был не первый в мире случай, когда национализировались энергоресурсы, да и в самой России подобное происходило не впервые. Этот матч - за Россией; ей принадлежит бита, мяч и само поле, так что она может играть, как ей хочется. Разочаровывает здесь лишь то, что русские делают это отнюдь не теми способами, которые сами же называют цивилизованными. Возможно, никакого цивилизованного способа и не может существовать для тех, что считает, что его обокрали. Однако если Россия хочет быть членом «большой восьмерки» - а она всерьез считает, что заслуживает места среди развитых демократических стран с рыночной экономикой, - ей придется приструнить саму себя, чтобы не возвращаться к старым методам. Ей необходимо применять более законные средства возвращения контроля над природными ресурсами, которые не отдавали бы произволом.

Европа становится уязвимой

Одним щелчком выключателя эти сидящие в Москве диспетчеры способны заморозить целые страны, что они и делали в реальности. В лучшем случае они заставят граждан этих стран побегать в панических поисках свитеров, шарфов и одеял. Как это помогает ощутить свою силу!

Хотя президент Путин всячески отвергает любые предположения о том, что Россия становится энергетической сверхдержавой, в действительности она ею уже стала. Впрочем, ее запасы нефти и газа были разведаны уже довольно давно.

«Российская Федерация всегда и в полном объеме выполняла все свои обязательства и будет выполнять их и дальше». Это заявление следует расценивать как весьма неоднозначное, если учесть, что всего семью месяцами раньше, в холодном январе 2006 года, «Газпром» перекрыл газовый вентиль Украине, а заодно Грузии и Молдавии, мотивируя это тем, что все три страны отказались платить рыночную цену за газ. Но поскольку другие клиенты России, особенно Белоруссия и Армения, платят за него сегодня куда ниже рыночной стоимости, все сошлись на том, что Россия использует газ в качестве политического, а не экономического орудия.

Президент Путин, который контролирует «Газпром», а заодно и еще одну государственную нефтяную компанию - «Роснефть», сегодня стал реальным Доктором Нет - артехипическим злодеем из фильмов о Джеймсе Бонде, тем более что плюс к этому у него есть яхта и собственная свита.

04.08.2008 / Перевод ВЛАДИМИРА ПАНОВА Материал опубликован в "Газете" №145 от 05.08.2008г.
Источник: www.gzt.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com