Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Петя Степанов

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Вперед нельзя назад

Статья президента Российской Федерации Д. Медведева «Россия, вперед!» посвящена актуальным проблемам выживания нашей страны. Но главным образом иному: показать, что президент понимает их правильно и благодаря его пониманию Россия будет уверенно двигаться - уже движется - вперед к светлому будущему.

На многих статья произвела впечатление. Например, Ольге Крыштановской хотелось бы усмотреть в тексте Медведева «еще один штрих в сторону заявленного им курса либерализации». Распознать «желание переломить ситуацию», а сам образ президента окончательно запечатлеть в своем сознании как «энергичного и либерального политика». Другим читателям, например, Станиславу Белковскому, захотелось порадоваться тому, что наконец-то «президент разработал стратегию модернизации России» и «нашел смысл своего президентства» в том, что такую стратегию «в ближайшие восемь лет будет проводить он».

Каждый видит то, что хотел бы видеть. Но если отвлечься от подобного «хотел бы» и соотнести слова медведевской статьи с реальной противоречивостью и глубинной слабостью, болезненностью России как исторического сообщества, как определенного типа культуры... Если сравнить, что было и что есть, и додумать до конца: как «короткое время» политики Ельцина-Путина-Медведева накладывается на «время большой продолжительности» России-СССР-России, то оценки президента предстают беспомощными, а в качестве руководства к действию и для «практических планов развития нашего государства» - опасными.

О чем шумим?

Нельзя избавиться от болезненности России, от ее смертельного общественного недуга, не называя даже собственно болезнь, и тем более не вскрывая ее корни, хотя в наивность президента на сей счет поверить трудно. Возможны такие варианты: либо президент действительно не понимает глубинных причин печального положения дел, либо, понимая, умалчивает о них по соображениям политической конъюнктуры, либо статья вообще написана «не про то» и цель ее не имеет ничего общего с затронутыми проблемами как таковыми. Нам представляется, что истина лежит где-то между вторым и третьим вариантами, причем точное ее местоположение не вполне ясно самому автору.

Президент дает «оценку нынешнего положения дел» и называет некоторые реальные проблемы России: вековая хозяйственная отсталость, неэффективная, примитивная сырьевая экономика, вымирающее население, полусоветская социальная сфера, патерналистские настроения, нежелание людей «делать себя», достигать (шаг за шагом) личных успехов, умственная и душевная лень, неизбывная коррупция, робкий бизнес, террористическая угроза на Северном Кавказе. Однако Медведев так и не диагностирует ту самую болезнь России, перечисляя всего лишь ее следствия и проявления.

Страусиная позиция российской политической «элиты», ее нежелание и неумение видеть не только самих себя, но и интересы людей в нашей стране только в ХХ веке обернулись двумя цивилизационными катастрофами - 1917 и 1991 гг.

1917. Мощная массовая крестьянская реакция на прогрессивные перемены в стране: урбанизацию, социальную дифференциацию, разложение общины в конце ХIХ - начале ХХ в. В России закономерным образом произошла глобальная инверсия. Средневековая православная монархия инвертировала свои базовые культурные атрибуты. Инверсионный скачок принял вид кровавого хаоса Гражданской войны, после которого система восстановила свои системные основания: православного монарха заменил обожествленный вождь, место «избранного» народа занял «избранный» класс, идеологию православной идеократии вытеснили «единственно правильное учение» и коммунистическая утопия. Вновь восстановилась гремучая имперская смесь изоляционизма и агрессии, расцвела мифология отторжения «чужих», а главное, двум основным дисистемным по отношению к старой самодержавно-феодальной традиции социальным группам - пролетариату и буржуазии - нашлось место в новой системе. Пролетариат занял место проводника в рай, а буржуазия - место средневекового дьявола, средоточия мирового зла.

1991. Здесь мы имеем в виду не путинскую «величайшую геополитическую катастрофу», в которой прочитывается его, Путина, боль утраты и тоска по былой советскости и имперском величии России. (Впрочем, и здесь чувствуется немалый привкус лицемерия: кем бы был лично Путин при советской системе?) Речь о том, что вековечное существование русской культуры вне права превратило крушение СССР в особенно глубокий обвал всего российского социума и государственности. Россия снова, второй раз за одно столетие обрушилась в архаику патриархальности и ветхозаветности. Жизнь опростилась, иногда вплоть до первобытности.

Выполняя глобальный исторический императив - историко-диалектического оппонирования Западу, - система к моменту своего распада в 1991 г. полностью исчерпала не только внутренний ресурс, но и свой общеисторический смысл. Оттого и распад произошел столь легко и относительно бескровно, будто движимый невидимой рукой, поверх интересов и устремлений огромных масс людей, даже не вполне понимающих, что, собственно, происходит. Мы стали свидетелями того самого случая, когда дух истории оказался умнее воплощающих его социальных сил.

Нынешняя реставрация имперскости идет под руководством «дуумвирата» в условиях, когда идеократические империи представляют собой отчаянный анахронизм. Они не просто нежизнеспособны сами по себе. Они не нужны истории даже в качестве нежизнеспособных образований, каковым был СССР. Имя им - симулякр. Тень, фантом, фикция. Однако шварцевская тень, как известно, оказалась довольно вредным и живучим созданием. Трагедия в том, что крикнуть: «Тень, знай свое место!» - увы, некому.

Теперь, собственно, о нашей национальной болезни.

Диагноз

Говоря о ней, выдающиеся деятели нашей культуры использовали такие нелестные определения, как «пародия человека», «мертвые души», «свиные рыла», «человек ни то ни се», «отверженные», «уроды», «бесы», люди «недоделанные» (понимаемые через обломовщину, карамазовщину, шариковщину), «гамлетики», «кисляи», неспособные принять никакого решения, то есть живущие «навозопроизводителями», и т. п. Попробуем ответить на основной вопрос о болезни русского человека, который поставили великие русские писатели и на который не ответил Медведев.

Исторически сложившаяся Россия - так же, как при царях и при большевиках, - остается культурой, застрявшей в «состоянии между»: между старым и новым, между засильем русской архаики и актуальными потребностями современной либеральной модернизации. Наше перманентное патологическое застревание на протяжении нескольких веков в «состоянии между» и углубляющийся в связи с ним тотальный социокультурный раскол и есть историческая болезнь России. Такой раскол стал за последние два десятилетия еще более глубоким, всеохватывающим и превратился сегодня из наиболее значимой характеристики общества как элемента его самобытности в очевидный признак его умирания. Попытки не преодолевать раскол, а приспосабливаться к нему, как попытка больного приспособиться к своей хронической смертельной болезни, превратили раскол в способ угасания русской культуры.

«Положение между» чрезвычайно болезненно. Чтобы адекватно реагировать на вызовы времени, чтобы выжить, надо и самим изменяться в соответствии с подобными вызовами. А для этого надо взять из мирового опыта, в том числе из отечественного, те ценности, на основе которых только и можно измениться. Известно, что надо делать свою культуру личностной, гражданской, правовой, но мы не можем, да и не хотим и ее изменять, потому что для нас отказаться от своих имперских, соборно-авторитарных, патерналистских культурных стереотипов - все равно что верующему христианину выбросить свой нательный крест.

Поэтому как взнуздывать расколотую, больную Россию возгласом «Вперед!»?

Исторически сложившийся русский тип культуры, русскость как неэффективный способ мыслить, принимать решения и действовать уходит с исторической сцены.

Мучительная неизбывность и непреодолимая тотальность манихейского раскола в российском обществе, где одна его часть все время стремится уничтожить, подавить другую, уходит своими основаниями в имперское русское сознание и прежде всего в его сердцевину - глобальный теократический проект с идеей провиденциалистской избранности и мировой миссии России.

Теократическая идея избранности Святой Руси для воплощения Царствия Божьего на земле, изжив со временем свою православную семантику, трансформировалась в ХХ веке в идею светской религиозности: великодержавие и сверхдержавность России/СССР для построения коммунизма, а потом - России для обеспечения баланса в межконтинентальных стратегических отношениях. Образ власти при этом, в смысле ее космической недосягаемости и всемирной предназначенности, остался нетрансформируемым. Отсюда у всех на глазах в последние годы - апокалипсический страх перед возможной сменой власти и вызванные им причудливые кульбиты: то Ельцин - Путин, то Путин - Медведев. Однако в соответствии с инверсионной логикой произошла перекодировка образа власти, из посланника Божьего первое лицо превратилось в советское время в Генсека, а в постсоветское - в Президента. Но перекодировка никак не затронула сами парадигмические основания имперского сознания. Оно остается, как и прежде, по-манихейски дуалистичным: и в плане противостояния власти и подвластного, и в плане оппозиции богоизбранной империи и ее варварского (бесовского) окружения.

Народ для власти из богоносца, каким он был по православной семантике, стал всего лишь населением - к которому у власти осталось традиционное отношение как к Другому: иному, чужому. В последнее время добавилось еще «управленческое» отношение к населению как к одному из ресурсов: как к людскому ресурсу, наряду с материальными, административными или финансовыми. Словом, «человеческий материал», из которого власть-моносубъект по своему усмотрению и на свой вкус делает манекены, завершает строительство в масштабах всей России невиданного в мировой практике имитационного общества.

В постсоветское время русская власть, уже не стесняясь, позиционирует себя не только как демиурга, но и как корпорацию частных собственников. При непосредственном участии первых лиц государства, с опорой на властный потенциал всех силовых структур, судебной системы и административных органов всех уровней идет грандиозное расхищение всего национального достояния и оформление в частную собственность физических лиц земли, ее недр, возведенных на ней предприятий. Происходят раздел, переделы, рейдерские захваты и квазиюридическое оформление фактической приватизации целых отраслей промышленности, транспортных коммуникаций и энергетических сетей. Все перечисленное по своей социальной сущности - средневековые территориальные захваты без малейшего раздумья о дальнейшей судьбе и эффективном предназначении захваченного. А с моральных и нравственных позиций - это волчье пиршество в овчарне, торжество алчности и звериной ненасытности диких людей. По отношению же к праву русская власть показывает себя откровенно нелегитимной и криминальной.

Итак: античеловечная власть, научившаяся расширять и «модернизировать» свое ордынское насилие, и подданное ей население, приученное и умеющее адаптироваться и к такому насилию, позволяющее делать из себя манекены и имитационную общественность. Всеохватывающий социальный раскол, расщепленность духа и неспособность к самокритике, к самоорганизации и к саморазвитию. Криминальная власть у криминализированного, равнодушного населения.

Все это вместе взятое и есть наша неизбывная русская болезнь.

Как же соотносится с такой драматической исторической реальностью, переполненной предчувствием очередной катастрофы, медведевский выкрик «Россия, вперед!»?

Да ровно так и соотносится, как словесные декларации с реальными проблемами России. А реальные проблемы определяются следующими вопросами:

- Надо ли пытаться спасти именно этот социум, застрявший в «состоянии между» двумя типами цивилизаций и умирающий из-за русско-системной неспособности преодолеть внутренний раскол?

- Надо ли стремиться удержать на исторической сцене данный тип русской культуры, основанный на манихейской инверсионной парадигме?

Честный ответ на оба эти вопроса может быть только один: нет, не надо. Россию в ее нынешнем имперском виде не сохранить. Умирающую русскую культуру бессмысленно пришпоривать. Под руководством царей, большевиков и Ельцина-Путина-Медведева русская империя уверенно идет по пути распада.

Призывать вперед протестную Россию, то есть ту, в которой есть точки личностного роста, тоже, пожалуй, бесполезно. Точек роста недостаточно для того, чтобы их наличие придало архаичному массовому сознанию и коррумпированному государственному управлению мощное ускорение модернистского развития. Россию можно было бы удержать в нынешних границах на либеральных культурных основаниях, на основе развития гражданского общества, где основным принципом был бы принцип добровольности и выгодности. Но время упущено, для этого нужно два-три-четыре десятилетия. А этих десятилетий у нас уже нет.

Менять надо не только правительство Путина и даже не только путинский режим, а вместе с ними надо преодолевать глубинные социокультурные основания российской цивилизации, менять надо ее парадигму.

Тогда естественны и следующие вопросы: возможно ли, реалистично ли такое? И если да, то как это сделать? Как к этому подступиться, или хотя бы каким мог быть самый первый шаг в таком направлении?

Размышляя о реалистичности, о самой возможности конструктивного решения, вкратце выскажем следующие тезисы. Их признание в качестве исходной позиции и могло бы, на наш взгляд, стать адекватным сложившейся ситуации первым шагом.

1. Россия упустила ВСЕ исторические шансы модернизации.

2. Теоретическая возможность модернизации обусловлена тектоническими социальными трансформациями последних двадцати лет, сопоставимыми по масштабам с последствиями событий 1917 г. То есть на семидесятилетие советской социальной и духовной деградации общества накладывается двадцатилетие ельцинско-путинского его доведения, по существу, до биологического, животного состояния.

3. Социальной силы, способной противостоять такой лавине обрушения и осуществить поворот к подлинной модернизации, в современной России нет, и появления ее не предвидится.

4. Фундаментальным тормозом возможной модернизации выступает сохраняющийся на протяжении веков разрыв между властью и подвластным. Архаическому или постархаическому по своим ментальным основаниям подвластному может соответствовать лишь феодальная, общинно-самодержавная диковатая власть. Путинская эпоха, сбросив маски внешней «цивилизованности», обнажила подобные качества со всей их пугающей определенностью. Пока такой зазор не преодолен, ни о каком социальном прогрессе нечего и мечтать, ибо здесь кроется один из ключевых алгоритмов самовоспроизводства «русской системы».

5. Как социокультурное и геополитическое целое Россия не трансформируема и, соответственно, не модернизируема. Страна представляет собой рыхлый конгломерат совершенно разных в этнокультурном отношении территорий, утрачивающих последние формальные интеграторы в виде административных и макроэкономических регуляторов. Идеократический проект и его идеологические суррогаты, даже в самых удачных своих редакциях (которые уже, впрочем, совершенно невозможны), в любом случае не могут быть интегрирующим началом.

6. В общественных настроениях господствует опасное нарастание энтропии. Мы не поклонники толпы фанатиков с горящими глазами, но... Нажравшийся колбасы обыватель, вяло подворовывающий все, что плохо лежит, и безразличный к судьбе даже собственных детей, - это «тепловая смерть» общества. Да, есть основания поиздеваться над теми, кто знает, «как надо». Но когда никто не знает, как надо, и знать не хочет - это даже не смешно.

Стремительная деградация общественного сознания, на отдельные проявления которой указывает в своей статье президент, - явление куда более страшное, чем любые экономические показатели, ибо такая деградация - самая страшная эпитафия нации. Это, как показывает история, в отличие от экономических проблем, не исправляется. Такая болезнь проходит только вместе с пациентом... Добавьте к президентским наблюдениям тотальный цинизм, паническую боязнь будущего (заметим, все пропагандистские мифы - только о прошлом!), всепроникающее равнодушие, прогрессирующую и нахраписто насаждаемую тупость, неспособность к простейшим логическим умозаключениям, убийственную невозможность разобраться в элементарных вещах, психологию пира во время чумы и т.д. и т.п. Все это - симптоматика умирающего общества, держащегося на двух вещах: исторической инерции и сильнодействующих наркотиках, запас которых, похоже, исчерпывается. (Под наркотиками мы понимаем не только пресловутую нефтегазовую «подушку», но и различные способы взбадривать общество путем «маленьких победоносных войн» и т.п.)

Но тем не менее Россия, как бы ни менялись ее геополитические контуры, не провалится сквозь землю, а потому вопрос о ее модернизации при всех историко-политических обстоятельствах остается на повестке дня.

Только с учетом этих проблем и на основе отыскания реальных способов их разрешения можно, на наш взгляд, сформировать подлинную стратегию модернизации России.

В трех соснах

А из попытки уйти от подлинных проблем как раз и получилось то, что получилось. В подтверждение приведем цитаты из президентского текста.

В подтверждение успешной модернизации России в прошлом приводятся три случая: петровский, александровско-николаевский и ленинско-сталинский большевистский. Причем все три случая сопровождаются прямо противоположным их органике словом «инновационный»: «Элементы инновационной системы создавались, и небезуспешно, Петром Великим и последними царями и большевиками». И в другом месте: «Впечатляющие показатели двух величайших в истории страны модернизаций - петровской (имперской) и советской - оплачены разорением, унижением и уничтожением миллионов наших соотечественников». (Курсив наш.)

Тот факт, что президент признает «издержки», - уже прогресс. Но во всех случаях это были самодержавные, авторитарные, диктаторские действия во имя укрепления, сохранения, спасения существующих режимов, во имя их имперскости и во всех случаях - за счет (путем) усиления несвободы личности, а в случае с большевиками - еще и за счет прямого уничтожения самой социальности, всего оставшегося к тому времени животворного гумуса российского общества. То есть все три случая - это и есть попытки воспроизводства на основе сохранения старого, на основе недопущения обновления общественного устройства. Поэтому, видимо, не случайно, что именно «впечатляющая» «модернизация», проведенная «последними царями», завершилась 1917 годом, а «величайшая», проведенная большевиками, - 1991-м. Именно постоянными действиями, подобными «впечатляющим» «модернизациям», и воздвигнут умирающий ныне тип русской культуры.

Статья изобилует многочисленными красивостями типа следующих: «Политическая система России также будет предельно открытой, гибкой и внутренне сложной. Она будет адекватна динамичной, подвижной, прозрачной и многомерной социальной структуре. Отвечать политической культуре свободных, обеспеченных, критически мыслящих, уверенных в себе людей». «В этом году мы начали движение к созданию такой политической системы».

И в том же духе: «Демократические институты в целом сформированы и стабилизированы, но их качество весьма далеко от идеала. Гражданское общество слабо, уровень самоорганизации и самоуправления невысоки».

Если соотнести его с тем, что делалось и продолжает делаться до сих пор при участии, а то и под непосредственным руководством президента, пришлось бы дать совсем уж неподобающие по отношению к столь высокому рангу определения. Поэтому ограничимся лишь очередным недоумением в отношении авторской стратегии модернизации.

Если политическая система и демократические институты и впрямь призваны быть такими пышно цветущими и плодотворными, то зачем они целенаправленно, методично и настойчиво истребляются все эти годы? До такого состояния, что теперь вообще уже нет не только этих институтов, но нет уже ни самой политики, ни даже малейших признаков демократии? Как нет уже фактически и свободных выборов, независимой судебной системы (о которой тоже много красивых слов в статье), свободных СМИ, неправительственных общественных организаций. Конечно, можно было бы все эти зачистки политического пространства и гражданственности в России списать на совсем уж авторитарного Путина, ведь он уже всего-навсего премьер-министр. А теперь, дескать: «Мы будем действовать. Терпеливо, прагматично, последовательно, взвешенно. Действовать прямо сейчас».

Но как быть с теми многочисленными, исчисляемыми десятками, принятыми антидемократическими законами, на основании которых протекали все эти «двадцать лет бурных преобразований»? И как быть с самим автором «России, вперед!», когда у него на глазах, «прямо сейчас», в подведомственном ему хозяйстве творилось настоящее вероломство с регистрацией кандидатов в Мосгордуму и продолжается умопомрачительный второй процесс по делу ЮКОСа? Как быть с главнокомандующим России, под непосредственным руководством которого осуществлена агрессия против суверенной Грузии и ее оккупация? Наконец, как быть с тем, что и сам-то он как президент - продукт «подковерного» сговора?

И, наконец, самое главное по данной несуразице - о соотношении политики и экономики. Автор «России, вперед!» ни на йоту не сомневается и считает «технологическое развитие приоритетной общественной и государственной задачей». «Чем «умнее», интеллектуальнее, эффективнее будет наша экономика, тем выше будет уровень благосостояния наших граждан. Тем свободнее, справедливее, гуманнее будет наша политическая система. Общество в целом». «Распространение современных информационных технологий, которому мы будем всячески содействовать, дает беспрецедентные возможности для реализации таких фундаментальных политических свобод, как свобода слова и собраний».

Если допустить, хотя бы в качестве обоснованной гипотезы, что вековая хозяйственная отсталость России, ее примитивная сырьевая экономика и т.д. и т.п. уходят своими основаниями в имперское русское сознание, то самоуверенность автора статьи, говорящего, где здесь лошадь, а где телега, приобретает реальную опасность.

Особенно кричащие несуразицы - из-за авторского непонимания, куда, в каком направлении, с кем идти и на что, на кого опираться, что должно было бы стать основанием движения. Такой синкретизм, когда всё во всем, когда чересполосица из добра и зла при отсутствии права может меняться как угодно по произволу сочинителя, - очередное возвращение в первобытность, ужасающее до оторопи, когда на дворе признаваемая им же самим эпоха «современных информационных технологий».

Следующий пассаж нельзя воспринимать иначе как «Огонь по штабам!»: «Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его».

Однако во главе всех этих «влиятельных», у которых «все есть», стоят Медведев с Путиным. Они именно таких паразитов и выращивали, возглавляя «разбазаривание» природных богатств и создавая все условия для «выжимания доходов» на основе размывания ценностей и ликвидации права. И правительство Путина устранит тех, которые «нашей работе будут пытаться мешать»? Притом что таких нынче не тысячи и даже не сотни тысяч, а уже миллионы? И все они к тому же не каждый сам по себе, все они прочно вмонтированы в главную гордость, в основное и единственное достижение нашего «национального лидера» - во властную «вертикаль».

То же самое, в том же ключе можно сказать и про «вековую коррупцию, с незапамятных времен истощавшую Россию. И до сих пор разъедающую ее по причине чрезмерного присутствия государства во всех сколько-нибудь заметных сферах экономической и иной общественной деятельности».

Нельзя, когда взялся писать про «стратегию модернизации», употреблять слова, даже и правильные. Ведь не только отдельные посвященные прекрасно знают, что коррумпированы не «некоторые» чиновники и бизнесмены, а именно вся российская власть. Известны доклады Немцова о Путине, о «Газпроме», о Лужкове, известны публикации о личной причастности первых лиц государства к символам кремлевской коррупции - «Гунвору» и «Миллхаусу», к скупке земли в центре Москвы.

С этим все-таки можно было бы, наверное, как-то справиться. А вот коррупция как показатель снова наступившей архаизации всего российского общества, как очередной цикл обрушения отношений между людьми, по существу, в первобытность, когда такие отношения сводятся к прямому обмену и ничем, кроме натурального обмена и насилия, не регулируются, - это и есть свидетельство нежизненности русского типа культуры. Коррупция, ставшая основным и единственным способом человеческого общения, показывает не только глубину падения, допустимой примитивизации, но еще и тот минимальный уровень, опускаясь на который российский социум способен тем не менее существовать. И в данном смысле для преодоления коррупции, а вместе с ней и для преодоления самой цикличности обрушения нужна совсем другая стратегия. Нужна собственно стратегия.

«...Ни бог, ни царь и ни герой»

Но бог с ними, с несуразицами. Много ли мы видели державных текстов, лишенных несуразиц? Либеральная модернизация вообще в российской истории просматривается не более чем в виде вялого пунктира. Зато «пышно зеленеет» модернизация имперская: взять у Запада все, что поможет противостоять этому самому Западу. Прежде всего, разумеется, в военно-техническом отношении. Ну, а если кое-где у нас порой... просачивается вместе с военными технологиями что-то чуждое, постороннее, но без чего пушки почему-то начинают плохо стрелять, подлодки тонуть, а самолеты падать, то что уж поделать: издержки модернизации!

Но есть еще один сакраментальный вопрос, который мы ввиду его сложности и щекотливости затронем здесь лишь вскользь. Когда адекватный читатель опусов, подобных обсуждаемому, задает само собой напрашивающийся вопрос: «А кто будет все это делать?» - то такая ехидно-скептическая поза скрывает глубинный подсознательный страх перед появлением того, кто мог бы действительно это сделать. Можно иронизировать над тем, что стенания высокого начальства о разгуле коррупции напоминают жалобу одной головы Змея Горыныча на другую, но сама мысль о настоящей борьбе с коррупцией, равно как и с другими «свинцовыми мерзостями», вызывает не только у обывателя, но и у большей части просвещенной либеральной общественности мистический ужас. Ибо всем понятно: никакие серьезные результаты здесь невозможны без насилия. Но тема социального насилия прочно табуирована еще с горбачевских времен, и потому приходится обходиться прекраснодушными грезами или фигурами умолчания. Единственный допустимый контекст - жупел «бессмысленного и беспощадного», которым невротичная интеллигенция под довольные ухмылки сверху пугает читающую публику.

Пушкин был неправ: бунт не бывает бессмысленным. Таковыми бывают лишь отдельные действия его участников. Но дело даже не в этом. Хотя все прекрасно понимают, что паразитические слои и группы общества никогда не расстанутся с награбленным по-хорошему, бунта не предвидится. Общество в целом утратило волю к осмысленному и целенаправленному действию вообще и к насилию, хотя бы на основе права, в частности. Все друг на друга шипят, все друг друга ненавидят, цена человеческой жизни соразмерна с ценой патрона, но политически осмысленного и организованного насилия нет и следа. И не только потому, что никто не знает, «как надо».

У общества нет цели. А когда цели нет, то вместе с волей к насилию, к отстаиванию общих интересов иссякает и воля к жизни. Пока, да и то лишь у небольшой части общества, энергии хватает разве что отстаивать личные интересы. Не более. Остальные же предались унылому фатализму и вымирают. Предпочтение смерти от безысходности борьбе за общие интересы - это ли не самый страшный диагноз?

* * *

И в заключение - о медведевском понимании традиций: «Для меня традиции - это только неоспоримые ценности, которые надо беречь. Это межнациональный и межконфессиональный мир, воинская доблесть, верность долгу, гостеприимство и доброта, свойственные нашему народу. А взяточничество, воровство, умственная и душевная лень, пьянство - пороки, оскорбляющие наши традиции. От них следует избавляться самым решительным образом».

Это, пожалуй, одно из самых устрашающих положений всего этого «Россия, вперед!». Откровенное признание автора, что традиции для него - пасьянс, который он может раскладывать по своим собственным правилам и для достижения им же самим поставленных целей: отобрал, как смог, из всех традиций, что ему вздумалось, разложил все, произвольно попавшее в его колоду, по кучкам на «хорошие» и «плохие» и решил, какие беречь, а с какими - «решительным образом».

Даже малейшего намека нет, что за таким, например, понятием, как «русский тип культуры», стоит сложнейшая совокупность формировавшихся в веках самых разнообразных традиций из самых разных сфер российского и даже задолго еще до-российского общежития. Причем эта совокупность никогда не оставалась статичной, традиции постоянно эволюционировали, взаимодействовали между собой, создавая напряжение в индивидуальных судьбах, в социальной и духовной жизни. Они, эти традиции, не повод ни для гордости, ни для стыда. Их можно и нужно постигать и на такой основе познавать себя и окружающий мир. Можно при этом испытывать сострадание к соотечественникам, можно почувствовать боль в себе самом, понимая, что ты и сам замешан на тех же традициях. Можно углубляться в их постижение, чтобы отыскивать способы преодолеть их и в себе самом, и, если возможно, в окружающем тебя мире.

Но чтобы «решительным образом» и на основе «мне нравится, не нравится»...

И это уже, надо заметить, было в отношениях русской власти с подведомственным населением и отложилось в нашей истории как явление под названием «большевизм-сталинизм». И результат этого былого тоже известен.

Статья Медведева беспомощна, потому что в ней не говорится, какая Россия должна рвануться вперед. На территории страны сегодня две России. Они обе одинаково почвенны, но совершенно по-разному реальны. Их наличие - результат непреодоленного раскола.

Одна - господствующая, хотя и умирающая, но все еще торжествующая и утопающая в самообожании. Она несет в себе святорусскую архаику, засилье традиции, имперско-вечевое сознание толпы, соборно-авторитарные культурные стереотипы, самодержавно-общинные ценности, деление людей на «мы» и «они», насилие, алчную погоню за властью, великодержавность, вождизм. Это - имперская лошадь, на которой «мы-русские» едем, начиная с Рюриков. Но последние триста лет такая культура не выдерживает конкуренции на мировом рынке культур и все более выглядит как полудохлая кляча. Ее пытались лечить великие русские писатели. Пытались на нее опереться большевики с помощью «солнечной» сталинской Конституции, закрепощения крестьянства, сверхцентрализации управления и массовых репрессий. Не для России, а за счет России для реализации ими по-своему понимаемой исторической миссии России. Но ремонт на ходу не оживил отживающий организм. Еще в 1880 г. в преддверии катастрофы 1917-го русский историк В.О. Ключевский писал, что традиционную Россию невозможно реанимировать: «Ничего сделать нельзя и не нужно делать»*. Призыв к этой России «Вперед!» бессмыслен, потому что она услышит его как «Ни с места!» либо «Назад!».

Но на территории России есть и другая Россия. Все еще слабая, проявляющаяся лишь кое-где, часто не ведающая, что творит. Но отнюдь не обреченная ходом истории на неизбежную смерть. Это Россия протестная и самокритичная, изнывающая под гнетом традиционной статики и страждущая динамики и новизны, разгоняемая ОМОНом и сидящая по приговорам зависимых от власти судов, Россия, которой затыкают рот чиновники и продажные СМИ. Это Россия личности. Россия независимости русского человека от всех исторически сложившихся социальных ролей и смыслов. Россия прав человека и индивидуальных социальных отношений. Россия гражданского самоуправляющегося общества и равенства всех перед правом.

Нет, либеральный тип культуры не победил в нашем обществе - слишком велика толща архаики, но и не погиб. В российской социально-экономической практике его почти нет, и отсюда - умирание нашей культуры как преобладающая тенденция. Но как фактор общественного сознания он существует, и отсюда - тонкий ручеек надежды для творческого человека. Призыв «Вперед!» к личностно-гражданской России может быть услышан ею в его истинном значении. Он действительно мог бы оживить эту столь необходимую стране социальную тенденцию и начать модернизацию.

А теперь наш вопрос Медведеву: ваше «Вперед!» какой России адресовано и что оно реально означает - вперед или назад? Или, может быть, гораздо более мудреную комбинацию: «Вперед нельзя назад»?

*Ключевский В.О. Памяти А.С. Пушкина//Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. - М.: Мысль. 1990. Т. IX. C. 100.

Источник: www.novayagazeta.ru

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (16)

Ольга Новикова

комментирует материал 03.11.2009 #

Нормально. Дополню. Вперед нельзя - назад поздно. Будем падать. Бездна она ведь без дна...

no avatar
Олег Дементьев

отвечает Ольга Новикова на комментарий 03.11.2009 #

Вы забыли о 2012 ? Дно есть.

no avatar
Игорь К

комментирует материал 04.11.2009 #

Эта статья- формирование общественного мнения, что пора бы уже и развалиться. Типа развалимся и у нас полезут ростки во все стороны неординарных и сильных личностей и заживем мы все круто и красиво. Я бы добавил- как кучка маленьких суверенных Украинок. :))) Не верьте и не поддавайтесь на провокации!

no avatar
Дионис  Георгис

комментирует материал 25.11.2009 #

Замечательная статья, только авторы ошибаются в главном, как и Медведев.

Россию как раз спасет возвращение к первобытной архаике, а не обращение к постмодерновым фокусам.
Потому что когда вопрос ставится как "быть или не быть?", то либо развитие идет по мобилизационному пути, когда все силы народа собираются на основе всей исторической памяти, либо идет агония.

Парадокс заключается в том, что развитие России по византийскому пути шло через отвержение в человеке архаическо-языческого, первобытного, биологического начала. И вот результат - тупик. А Запад пошел по пути и продолжает идти через присвоение собственного архического опыта, воссоздавая цельность личности вместе с ее природным-биологическим началом и сохраняя цельность истории.

Мы всегда обрезали архическую часть истории и плодили шизофрению. Это все равно что взрослых людей обучать и воспитывать путем вырезания у них памяти о детстве и родителях.

no avatar
Александр  Гершаник

отвечает Дионис  Георгис на комментарий 25.11.2009 #

Парадокс заключается в том, что способность видеть отличие путей, автоматически отсекает претендентов от власти.
Относительно "возвращения к первобытной архаике" хотелось бы понять, что Вы имеете в виду.

no avatar
Дионис  Георгис

отвечает Александр  Гершаник на комментарий 26.11.2009 #

>Относительно "возвращения к первобытной архаике" хотелось бы понять, что Вы имеете в виду.

Я имею ввиду принятие своей природы, в том числе архической, без страха, упрека и осуждения, как она есть. Авторы же пошли по того самого дуалистическо-манихейского разделения истории: есть зло - это архика, а есть добро - это западная цивилизация, которая якобы избавилась от этой архаики. Только сделали это на либеральный лад, а не на имперско-православнодержавный.

Авторы молодцы, что обратили внимание на особенности культуры (ментальности и самосознания), выявили в них источники процесса, ведущего к деградации. Однако вывод их вполне манихейский. Положительный вывод - ставка в возрождении России должна быть сделана на культуру: братско-общинную, гражданскую, политическую, экологическую, экономическую... Демократия рождается как культура общинно-братских отношений, т.е. из той самой проклятой авторами первобытной архаики, это не машина для принятия политических решений, это живая ткань отношений между людьми, внутри которых заключена вся история человечества без исключения.

no avatar
Александр  Гершаник

отвечает Дионис  Георгис на комментарий 26.11.2009 #

Хорошо бы для начала реконструировать эту "архаиику". Хоть приблизительно.
Боюсь что на протяжении 10 тысяч лет было сто разных уровней архаики. К какому будем возвращаться?

no avatar
Петя Степанов

комментирует материал 26.11.2009 #

Россию может спасти только чудо. И это будет уже чудо, если Россию спасёт что-то. Что-то такое, чего мы себе сегодня представить не можем, а потому не можем и учесть. А исходя из того, что нам известно, Россию уже ничто спасти не может, так как все точки невозврата пройдены. Это и доказывает эта статья. Остаётся только обсуждать пути умирания, а точнее – агонии. Конечно, всегда будет интересно всем заинтересованным лицам обсуждать диагноз болезни, что можно делать долго, в том числе и после смерти. На мой взгляд, Россия поражена сразу несколькими возбудителями. Вот один из них, по-моему, самый смертельно опасный: http://magazines.russ.ru (http://magazines.russ.ru).(http://magazines.russ.ru_/continent_/2009_/141_/il11.htm).

no avatar
Дионис  Георгис

отвечает Петя Степанов на комментарий 26.11.2009 #

Прочитал статью по ссылке. Сам Илларионов - капитулянт из таких же.
Сегодня неизвестно, где в нашей стране кончается ФСБ, а где начинается ЦРУ или Моссад. А то, что происходит с 1991г., включая и ельцинский, и путинский, и медведевский период - к выгоде США и всех западных стран. Поняв, кому все это выгодно, становится ясной глупость Илларионова, который обращается прямо к заказчику авторитарного режима в России с предложением этот режим подавить.

no avatar
Петя Степанов

отвечает Дионис  Георгис на комментарий 26.11.2009 #

Что происходит у нас с 1991 года – является предметом пристального рассмотрения всеми гражданами и патриотами своей страны. И простые объяснения (типа «на всё воля божья» или «во всём виновата Америка») серьёзного человека не удовлетворят. Необходимо не правдоподобное объяснение, а истина, без которой невозможно понять происходящее. Что касается Америки, то она, несомненно, получает выгоду, если наши олигархи и министерство финансов хранят свои деньги в американских банках. Но это не объясняет нашей внешней и внутренней политики. Например, разнузданной антиамериканской кампании или поощрения фашистских молодёжных группировок. А хотелось бы понимать.

no avatar
Дионис  Георгис

отвечает Петя Степанов на комментарий 26.11.2009 #

>Но это не объясняет нашей внешней и внутренней политики. Например, разнузданной антиамериканской кампании или поощрения фашистских молодёжных группировок.

Объяснение есть. Часть российских олигархов, опирающихся на службистов, пытались (пытаются) выполнить задачу создания пророссийских транснациональных корпораций, противостоящих проамериканских корпорациям. Путин - их ставленник. Эти силы не будут препятствовать неолиберальному глобализму и усилению транснациональной составляющей в мировой геополитики, в этом у них общие интересы с проамериканским транснациональным капиталом.

Но между ними есть и противоречие - кому получать основные сливки с ограбленной России. Однако нужна патриотическая маскировка этому режиму, ее роль выполняет православодержавие, выступающие с антиамериканской позиции. Чтобы народ принимал партию олигархов-бюрократов как патриотическую, надо всю вину валить на американцев, демонстрируя якобы антиамериканскую политику. В качестве фантома внутренней угрозы они искусственно поощряют профашисткие группировки, чтобы ставить народ перед выбором из двух зол: либо фашизм, либо сохранение существующего положения. Народ выбирает второе.

no avatar
Петя Степанов

отвечает Дионис  Георгис на комментарий 26.11.2009 #

Объяснение Илларионова проливает свет на многие известные, но необъяснимые факты. Почему с появлением Путина кардинальным образом меняется ситуация? Ведь олигархи до Путина были те же самые, но был и Ходорковский. И если бы вместо Путина президентом стал Ходорковский, я уверен, сейчас мы бы жили совсем в другом мире. Каким образом фактор, выявленный Илларионовым, влияет на ситуацию в России? Очевидно, катастрофически. Можно ли избежать катастрофы? Я, как и Илларионов, не вижу возможностей, способных спасти страну от гибели. Может быть, кто-то извне может помочь? Кроме Америки никто не сможет повлиять на нашу ситуацию. Захочет ли Америка бороться с этой ядовитой гидрой или будет прятать голову в песок, - это её дело. Но история с Гитлером начиналась точно так же. Напомнить об этом миру – не долг ли это каждого из нас?

no avatar
Дионис  Георгис

отвечает Петя Степанов на комментарий 26.11.2009 #

Противоречие между Путиным и Ходороковским - это противоречие между капиталом, находящимся под контролем российских спецслужб, и капиталом под американским контролем. От замены Путина на Ходорковского мало бы чего изменилось, последний ведь будет заинтересован в проникновении американского капитала везде и всюду. Возможно, ресурсы наши использовались бы чуть более рационально, но в интересах США и иже с ними. Это вариант обмена шило - на мыло.

no avatar
Петя Степанов

комментирует материал 26.11.2009 #

Чтобы ссылка заработала, надо в начале добавить (http://), а затем удалить знаки подчёркивания:
magazines.russ.ru/_continent/_2009/_141/_il11.htm.

no avatar
Валерий Скептик

комментирует материал 30.03.2010 #

Главное в статье Медведева НЕ содержание, а то, что статья
- появилась в Инете,
- обсуждает стратегические проблемы,
- приглашает к обсуждению ВСЕХ: и сторонников, и противников...

Именно на этом пути:
- Инет,
- общие проблемы,
- с участием ВСЕХ взглядов...
лежит путь
к общему выживанию.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com