Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Александр Арсеньев

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Пейзаж на продажу. Как купить кусочек заповедной территории и не нарушить закон

Сегодня любовь русского человека к классике, будь то живопись или литература, наиболее предприимчивые граждане научились превращать в твердый доход. В Подмосковье можно увидеть рекламные щиты с объявлениями о продаже земельных участков под звучными названиями музеев-заповедников мировой величины: «Поленово», «Мелихово», «Архангельское». Под брендом исторических мест коммерсанты продают прилежащие к заповедникам земли для индивидуального жилищного строительства. Под шумок ажиотажного спроса на землю с молотка уходят и целые куски охранных зон. Интересно, что все эти страшные, с точки зрения ревнителей наследия, истории часто имеют законное обоснование.

Виды на родину

Законодательство, если кто не в курсе, позволяет продавать и сдавать в аренду исторические земли. Проблема в том, что охранный статус накладывает на эти земли обременения и, по сути, делает бесполезными с точки зрения коммерческой выгоды. Но в отсутствие контроля над выполнением обременительных условий предприниматели научились превращать культурное наследие в штучный товар. На их пути только музейщики, которым приходится выходить на баррикады.

Чтобы ознакомиться со стратегией и тактикой ведения «боя», «Итоги» отправились в музей-усадьбу «Поленово». Здесь противостояние длится десятки лет, а цена вопроса — около 900 гектаров заповедной земли с видом на реку. Любоваться из окна автомобиля настоящими поленовскими пейзажами, подернутыми утренней дымкой, мешала разбитая дорога. На одном из крутых поворотов навстречу выскочил уазик, на борту которого красовалась надпись «Землеустройство и кадастровая оценка». Для специалистов этого профиля место, похоже, горячее, иначе не стали бы они «барражировать» по коттеджным поселкам и садоводческим товариществам в столь ранний час.

— Как проехать в музей-заповедник?

— С километр прямо, и никуда не сворачивайте.

Информационный щит справа от дороги извещал, что мы попали на территорию охранной зоны. Вдоль границы музея-заповедника расположились кварталы индивидуальной жилищной застройки. Здесь представлено все многообразие архитектурных идей: от крошечного строения а-ля домик кума Тыквы до крепостных стен, опоясывающих «рыцарские» замки современников.

В усадьбе художника Василия Поленова, органично вписавшего франко-швейцарские шато в излучину Оки, хранятся его картины, ставшие достоянием мировой культуры. Из знаменитых — «Золотая осень» и «Христос и грешница». Помимо этого барский дом напичкан не менее ценными картинами современников Поленова и другими экспонатами, собранными самим Василием Дмитриевичем. За цветником бродят холеные кони. Дети, приехавшие с экскурсией, облепили столичного художника, дающего акварельный мастер-класс.

«Любая охранная зона для музея — это как оправа для драгоценного камня, схваченная по краям исторической границей», — рассказывает директор музея-заповедника «Поленово» Наталья Грамолина, вдова Федора Дмитриевича Поленова — внука художника. Действительно, масштабы охраняемой территории зависят от простора фантазии классика. Вот, например, в «Михайловском» государство охраняет те холмы и дороги, по которым когда-то гулял Александр Сергеевич Пушкин. Для Поленова — это пейзажи. «Василий Дмитриевич пришел когда-то на песчаный косогор, построил по своему проекту усадьбу и писал здесь картины, — говорит Наталья Грамолина. — Все эти реалии со временем перешли в энергетику, в образ, который мы стараемся сберечь. И скажите мне, пожалуйста, имею ли я моральное право не отстаивать эти самые дали, вдохновлявшие Василия Дмитриевича на создание шедевров мирового масштаба?»

Наталья Грамолина — женщина с крутым характером, может и о живописи порассуждать, и, если что не так, отправит за тот самый косогор, на котором впервые появился художник. Человеку другого склада вряд ли бы удалось на протяжении двух десятков лет отстаивать 870 гектаров заповедной территории и еще 500 гектаров земли, расположенной на противоположном от усадьбы берегу реки Оки. Проблема в том, что эти земли, а художник любил рисовать с размахом, вошли в одну из самых его известных работ «Золотая осень». Впоследствии, в 60‑х годах, вся панорама и стала предметом охраны государством. Но тогда мало кого интересовали земельные участки за сотым километром. Теперь времена другие: стоимость земли в живописном местечке Подмосковья год от года приближается к стоимости французских владений недалеко от океанского побережья. Это заставило местных чиновников и бизнесменов призадуматься. А хранителей наследия занять боевую стойку. Грамолина рассказывает: «Помню, как в середине девяностых приехал ко мне мужик с чемоданом денег. «Мать, ты мне должна выделить пять гектаров земли напротив Тарусы, вот тебе деньги, — говорит и протягивает чемодан. — По поводу оформления не беспокойся, у меня все схвачено». На что я ему тогда ответила: «Мил-человек, душа у тебя горячая! Шел бы ты отсюда».

Аналогичные попытки в отношении музея предпринимались неоднократно и во все времена.

— Усадьба здесь стоит с 1892 года, — рассказывает смотрительница музея, — за это время много чего было. Так, например, сын художника Дмитрий Васильевич Поленов, защищая землю от произвола властей, провел в лагерях с 1937 по 1944 год. В середине 60-х годов был уже готов к реализации проект застройки охраняемой территории, согласно которому здесь должны были появиться пять восьмиэтажных жилых домов с гранитными спусками к реке. При этом музей-усадьбу планировали стереть с лица земли, а картины раздать как инвентарь. Тогда его удалось отстоять благодаря вмешательству наркома Вячеслава Молотова, но выводы были сделаны: судьба музея полностью зависит от того, на каком уровне появятся желающие получить эти земли в собственность.

Сейчас приходится противостоять чиновникам из Калужской области. Дело усугубляется тем, что на исторической территории расположена земля, неподконтрольная музею. В 50-е годы здесь был пионерский лагерь, принадлежащий организации «Гидропроект». Тогда с этой конторой никто старался не связываться, потому что косвенно она имела отношение к органам госбезопасности. А затем после бесконечных судов сперва с «Гидропроектом», а затем с РАО «ЕЭС» («Гидропроект» стал частью акционерного общества) в центре заповедника появилось «белое пятно» площадью 14 гектаров с несанкционированной застройкой. Территория, расположенная в центре охранной зоны, рядом с памятником культуры — Троицкой церковью, в любой момент может превратиться в коттеджный поселок. Как заверяют в дирекции «Поленова», на территории нет ни одного дома, построенного с разрешения музея-заповедника. Собственники земли не имеют лицензии ни на вывоз мусора, ни на забор воды. Судебные тяжбы длятся около двадцати лет, а чиновники закрывают на это глаза.

— В свое время государство предложило лагерю переехать в Заокский район, но его начальство отказалось, — комментирует ситуацию Грамолина. И действительно, кто расстанется с таким лакомым наделом? После этого будущее спорной земли стало очевидным.

На законных основаниях

Ситуация в «Поленове» не единственная в своем роде. Чудовищные коттеджи окружают усадьбу Чехова в Мелихове, Пушкина в Михайловском, Лермонтовых — Столыпиных в Середникове.

Строительный бум не прошел мимо музея-усадьбы «Архангельское», где с конца XVII века жили князья Голицыны, а в начале XIX века князь Юсупов. Территория площадью более шестисот гектаров, расположенная в непосредственной близости от элитной Рублевки, не могла остаться без внимания представителей земельного бизнеса. Несмотря на то что границы зоны охраны архитектурно-паркового ансамбля, а также режим ее содержания были утверждены постановлением правительства Московской области в 2001 году, попытки захвата земли под жилищное строительство до сих пор не прекращаются. За девять лет в пользование музея-усадьбы удалось оформить лишь 62 из 657 гектаров, расположенных в исторических границах усадьбы. Остальная часть была передана в собственность либо в аренду на длительное время различным юридическим и физическим лицам. По последнему проекту корректировки предлагалось сократить территорию усадьбы более чем в 6 раз, до 107 гектаров. «Вопреки требованиям законодательства часть усадьбы уже застроена, а правоохранительные органы отказываются заниматься любыми проблемами незаконного строительства и раздачи земли в «Архангельском» в связи с тем, что нарушителями здесь являются в том числе и высокопоставленные лица», — комментирует ситуацию заместитель председателя совета Московского областного отделения ВООПИиК Евгений Соседов. Впрочем, кроме откровенно незаконного захвата территорий усадеб, есть случаи вполне обоснованных действий. И риелторы, и покупатели не делают ничего противоправного, совершая сделки купли-продажи исторических участков. Другое дело, что в Законе «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» есть подробное положение о статусе зон охраны. В нем говорится, что они делятся на три составляющие: непосредственно охранные зоны (окружающие объект и обеспечивающие физическую сохранность памятника), зоны регулирования застройки (территории, где есть ограничения параметров строительства) и зоны охраняемого ландшафта (к ним относятся окружающие памятник природные ландшафты). В то же время представитель компании-застройщика в разговоре с «Итогами» перекладывает вину на местные власти: мол, когда нам продавали землю, то никто ничего не говорил о каких-либо обременениях. Здесь он лукавит: в кадастре земельных участков содержится вся информация, касающаяся надела. Оставшись один на один с проблемой, застройщик ищет пути ее решения. Как правило, проект зон охраны согласовывается с Росохранкультурой, а затем утверждается субъектом Федерации, например правительством Московской области. «Сегодня законодательство позволяет частному лицу или коммерческой компании выступить с инициативой создать новый проект корректировки зон охраны по заказу, например, компании-застройщика, — говорит Евгений Соседов, — специализированная организация либо архитектор осуществляет архивные и исторические изыскания, проводит ландшафтно-визуальный анализ и готовит новый проект зон охраны».

Мотивации, по которым можно предложить сокращение исторической территории, самые разные: огромные площади не нужны усадьбе; та или иная деталь панорамы не влияет на целостность ее восприятия; можно посадить деревья, которые спрячут кровлю новых построек; да и вообще «барин» любил гулять в другой части парка, а не здесь. После этого на основании нового проекта готовится очередное постановление об утверждении зон охраны. В результате многие зоны охраны в Подмосковье сильно сокращаются, к тому же объекты культурного наследия с прилегающими территориями можно сосчитать по пальцам. Все потому, что у дирекций музеев-заповедников просто нет денег на разработку полноценных и современных охранных документов — и они держатся за старые. Зато есть деньги у застройщиков — их хватает на обоснование корректировки зон охраны в сторону уменьшения. «Высвободившиеся» в результате этого нехитрого апгрейда земли уходят инвестору. Все по закону.

Вопрос приоритетов

В музее «Архангельское» все развивалось именно по этим накатанным технологиям. Начиная с 2002 года большая часть земель была распродана и сдана в аренду. И только наложенные законом обременения не позволяют превратить ее в денежную массу. Именно поэтому девелоперы предпринимают попытку за попыткой «продавить» свой проект корректировки зон охраны.

Первый скандал разразился в 2004 году. Затем в 2007-м, чтобы снять ограничения на строительство на территории зон охраны, а также легализовать уже допущенные нарушения законодательства, по заказу администрации Красногорского района и компании-застройщика был разработан проект корректировки исторических границ усадьбы. Именно тогда территория была сокращена в шесть раз. Если бы проект корректировки приняли, то знаменитые рощи Аполлонова и Горятинская вышли бы из-под охраны. Мотивировка простая: исторический парк не сохранился, а двухсотлетние аллеи — это просто лес. На неохраняемых гектарах оказался бы Театр Гонзага из числа особо ценных объектов, находящихся под опекой Всемирного фонда памятников. А все другие зоны переквалифицировали бы в зоны регулирования застройки с допустимыми параметрами строительства в непосредственной близости от усадьбы до 10—12 этажей.

Когда этот проект был озвучен, общественность в лице архитекторов, экспертов и простых граждан взбунтовалась. Но уже 28 мая 2008 года Россвязьохранкультура согласовала проект. Чуть позже из-за вновь грянувшего скандала документ был отправлен на доработку.

Теперь ревнители старины приготовились держать очередной удар уже от нового застройщика: по информации участников процесса, этим летом он предложит к рассмотрению более умный план разорения родового гнезда князей Голицыных и Юсуповых.

И в самом деле, зачем пропадает столько места? Тренд на усушку-утруску неприкосновенных территорий в нашей стране сегодня в моде. Принят Генплан развития Москвы, который при всем желании нельзя назвать щадящим для исторического города, сокращены охранные территории Санкт-Петербурга. Кто-то назовет этот тренд приспособлением страны к современным условиям. Кто-то — планомерным уничтожением национальной памяти.

Вопрос приоритетов...

Лукоморья больше нет

С одной стороны, коттеджные поселки в охранных зонах возникают из-за того, что человеку хочется жить рядом с Лермонтовым, Пушкиным, смотреть на дуб у Лукоморья. Такая новая «лопахинская» тенденция. С другой — для риелторов это очень выгодный бизнес. Люди работают жестко, цинично, не обращая внимания ни на эмоции, ни на какие-то уговоры, ни на культурное наследие. Представьте себе: пять тысяч гектаров охранных зон «выпадает» в результате такой деятельности. Если умножить это количество на рыночную стоимость, то получатся сотни миллионов долларов. Такая тенденция затронула практически все основные музеи-заповедники и усадьбы: «Михайловское», «Спасское-Лутовиново», Средниково, «Архангельское», «Поленово». На землях, расположенных в усадьбе Тургенева, оформили землю под пасеку, а в результате там выросли четыре коттеджа. По усадьбе Лермонтова правительство Московской области аннулировало постановление 1991 года об охранных зонах и утвердило новые охранные зоны, которые не коснулись построенных на исторической территории коттеджей.

Чтобы решить все эти проблемы, в первую очередь необходимо научиться исполнять закон. Защитникам же культурного наследия сегодня не хватает профессиональной историко-культурной экспертизы. Вместо существовавшего раньше на базе Министерства культуры экспертного совета из тридцати уважаемых людей под руководством Алексея Комеча теперь кулуарно выбирается один эксперт, который принимает решения об изменении охранных зон, снятии статуса памятника или изменении предмета охраны памятника. Есть основания думать, что все тайные, непонятные на первый взгляд решения имеют на самом деле очень простую, финансовую мотивацию.

 

Источник: www.itogi.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com