Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Николай Сологубовский

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Тунис. Последний чартер

Кто знал, что все так переплетено в нашей жизни!

Кто знал, что все может быть так  печально!

Сегодня, 21 января, я должен добавить в текст рассказа то, о чем не хотел вам рассказать...

Сегодня, 21 января, ЕВРОНЬЮС передаж репортаж из... Хаммамета и "РОЯЛЬ АЗЮР". На вопросы француженки отвечали товарищи моего друга Зухейра.  Он сам был далеко от нас...

 

 

Последний чартер из Туниса

Она поглядела на меня удивленно,
а я вдруг, и совершенно неожиданно, понял,
что я всю жизнь любил именно эту женщину!
М. Булгаков

Свой день рождения   - 13 января  - Анна Онегина, прилетевшая на отдых в Тунис в канун Нового, 2011 года,  решила отметить со знакомыми по  отелю "Рояль Азюр" не в Хаммамете, а   в ресторане «Гран Бле», «в Мегаре, предместье Карфагена, в садах Гамилькара», как поэтично предложил гид Евгений, процитировав  известное начало романа французского писателя Густава Флобера «Саламбо» .

Идея родилась в его голове не случайно. Евгений, еще ничего не зная о новой туристке, прилетевшей из Рима, был увлечен ею с первой же встречи, хотя ничем, как он считал, не выдал себя. Но от проницательного взгляда Анны не скрылась незаметная для окружающих, но важная для нее деталь: незнакомый мужчина вздрогнул, когда впервые увидел ее, выходящую из лифта, и странно и неотрывно смотрел на нее, когда она приближалась к группе итальянских туристов, собравшихся вокруг этого мужчины вечером в холле отеля Рояль Азюр.

– Добрый вечер, сеньора! Евгений, ваш гид, – представился он на итальянском языке, сделав ударение на слове «ваш», улыбка мелькнула в уголке его рта, и он дотронулся до ее протянутой руки. Не пожал, а именно дотронулся до ее длинных тонких пальцев, но и этого мимолетного прикосновения было достаточно для того, чтобы она почувствовала жар, струящийся от его широкой ладони.

– Анна Онегина, ваша туристка, – ответила она тоже по-итальянски, сделав ударение на своем имени.

– Вы русская? – Ошеломленный Евгений спросил по-русски, услышав четко
произнесенную фамилию. Она поглядела на него удивленно и сказала по-русски:

– Нет, я – итальянка. Но я знаю русский язык.

– И я могу с вами говорить по-русски?

– Как вам будет угодно, сударь.

Заметив, что туристы – кто с интересом, а кто и недовольно – смотрели на удивленное лицо гида и слышали обмен репликами на неизвестном для них языке, она повернулась к Евгению спиной и села подальше от него, на единственное, оставшееся свободным кресло. Ей было неприятно, что она так холодно ответила гиду. И это русское слово «сударь», такое архаичное, откуда, из какого уголка ее генетической памяти оно взялось?!

Так началось информационное собрание, которое устраивается гидами для вновь прибывших в Тунис туристов. Евгений, приняв обычный деловой вид, стал рассказывать об экскурсиях в знаменитый Карфаген, в древнеримские города Дугга и Тубурбо Мажюс, в таинственную Сахару, полную приключений, о лечебных качествах процедур талассотерапии. Но слова, которые он произносил, рассказывая туристам о достопримечательностях страны, были явно обращены именно к ней. И только к ней!

Его взгляды на нее были слишком  внимательными. Анна это поняла сразу, и это ее заинтересовало.

Евгений долго и обстоятельно – Анна подумала, что слишком долго и обстоятельно – говорил о музеях Туниса, в которых можно увидеть шедевры древних цивилизаций Греции, Карфагена и Рима, и закончил свою информацию рассказом о прекрасной Элиссе, основательнице Карфагена, и пожеланием обязательно посетить места, связанные с этой царицей .

Анна запомнила, что слово «прекрасная» он сказал, прямо глядя в ее глаза.

 

Потом Евгений исчез на несколько дней, и вместо него с группой, и Анной в том числе, встречался Андре, другой гид, с которым она и другие туристы совершили экскурсию в столицу, белоснежный Тунис, посетив знаменитый Карфаген, прелестный бело-голубой пригород Сиди Бу Саид и Музей Бардо с уникальной коллекцией древнеримских мозаичных картин и мраморных статуй. И эта коллекция была настолько великолепной, что даже для Анны, живущей в Италии и хорошо знающей историю и искусство Древнего Рима, Музей стал настоящим открытием, сильным эмоциональным потрясением. И даже толпа тунисцев, скандировавшая непонятные для нее лозунги и преградившая на несколько минут дорогу автобусу,  не  привлекла ее внимания.

На вопрос Анны Андре ответил, что «Евгений уехал с туристами в Сахару» и что «вообще у него всегда много дел». Среди этих дел было одно, самое неотложное, о котором Андре не знал: Евгений, пребывая  в полном смятении чувств после встречи с «русской итальянкой», как он ее назвал про себя, старался не дать ей ни малейшего повода подумать, что он увлечен ею. Результатом такого смятенного состояния стало его полное отсутствие в Хаммамете: он  даже согласился поехать на три дня в Сахару с другой группой туристов, лишь бы не встречаться с Анной.  К тому же его серьезно тревожили сообщения, поступавшие из  разных городов страны. В туристических зонах продолжалась та же спокойная жизнь, но беспокойство тунисцев уже передалось и ему.

В группе были туристы и из Италии, и  из России, и Евгений, русский по происхождению, не упускал ни одной возможности побыть со своими соотечественниками, рассказать им о Карфагенской цивилизации, истории Туниса, русско-тунисских отношениях, и одновременно получить от россиян пищу для ума  и духовную энергию. Да, было у него дома и русское телевидение, и Рунет, откуда он скачивал книги и статьи из газет и журналов и благодаря чему он был в курсе всех новостей, но он хорошо знал, что эти контакты, беседы, разговоры, застолья с туристами из Москвы, Петербурга, Саратова, Екатеринбурга и других городов и весей России были для него лучшим лекарством от болезни, которая неизбежно подстерегает русского, оказавшегося по своей воле – или не по своей –  за рубежом.

Эта болезнь называется ностальгией.

Но Евгений и эти три дня в Сахаре думал – каждую свободную минуту! – о красивой женщине, увиденной в холле: она, как наваждение, стояла перед его глазами.

 

- Анна Онегина…  Анна Онегина… Неужели? – задавал он себе один и тот же вопрос. Он еще не понимал даже, что он спрашивал у самого себя.  А вопрос был ох как сложен: «Неужели ко мне пришла моя Прекрасная Дама?» И он делал все, чтобы не встречаться с этой женщиной,  пока он не поймет, кто она для него. И еще он хотел, чтобы эта женщина вообще о нем забыла.

В этом мире все устроено, к счастью, наоборот: чем дольше он не появлялся в отеле, перепоручив все дела своему помощнику,  тем сильнее тянуло Анну к этому мужчине. Она хорошо запомнила, как он вздрогнул, когда их глаза впервые встретились. Она все чаще вспоминала первый вечер, проведенный в  холле отеля, и те взгляды, которые он бросал на нее. И поэтому Анна сразу согласилась на предложение Евгения провести вечер 13 января – ее день рождения – в хорошем ресторане в столице. Тем более охотно поддержали его идею и другие туристы, которых тревожные новости о беспорядках, неожиданно обрушившихся на Наммамет, заставили целый день провести в отеле.

 

Ресторан «Гран Бле» оказался очень домашним, с прекрасной рыбной  кухней и отличным тунисским вином. Официанты были искренне радушны, обслуживая «друзей месье Евгения», к которому они относились с уважением и быстро выполняли все его просьбы. Просьбы, которые вытекали, конечно, из желаний именинницы. Ей даже не надо было о них говорить: Евгений их угадывал, и это ее приятно удивляло.

Он произносил тосты, которые были всегда связаны с какой-нибудь страницей истории времен Древнего Карфагена или Рима, всегда рассказывали про подвиги, которые совершали герои во имя своих возлюбленных. И всегда тосты заканчивались здравицами в честь именинницы! Евгений оказался историком по образованию, да еще знатоком латыни! Особенно Анне понравились история любви римлянки к полководцу Ганнибалу и печальная история царицы Элиссы, основательницы Карфагена, образ которой  Евгений нарисовал такими яркими, впечатляющими красками, что она увидела своими глазами, как прекрасная женщина в белом одеянии бросается в огонь костра, чтобы остаться верной своему возлюбленному. Эта история прозвучала в устах Евгения как гимн Долгу и Верности, как гимн Любви .

Потом он позвал всех к себе на виллу, которую снимал под офис на берегу Средиземного моря, в Карфагене, тем более что это было по пути из Гаммарта в Хаммамет. И снова все согласились, а первой, кто хотел продлить праздник и не расставаться с Евгением, была Анна.

Он пригласил ее на танец, затем на другой. И ее глаза оказались близко. И ее губы, приоткрытые, манящие, большие, желанные, тоже стали близкими.

Евгений прошептал:

– Вы знаете, что притягиваете мужчин...

Это был и вопрос, и утверждение.

Анна ответила:

– Да!

И улыбнулась уголками губ. Тогда он чуть-чуть притянул ее к себе. Она чуть-чуть качнулась к нему навстречу. Ее глаза и губы стали совсем близкими. Он заглянул в ее широко открытые глаза и почувствовал, что проваливается в пропасть…

 

Играла музыка. Буба Кикабидзе пел одну из любимых песен Eвгения, песню про «полчаса до рейса», про «проводы любви». Евгений прикасался до Анны только кончиками пальцев, чувствовал ее легкие ответные прикосновения, ощущал тонкий аромат, струившийся от этой красивой и загадочной  женщины…
«Как долго я ее ждал! – пронеслось в его голове. Эти слова молнией ударили его и отозвались в каждой клетке его тела.– Да! Это она! Моя прекрасная Элисса! Где же ты была до сих пор?»

Играла музыка. Бубу Кикабидзе сменяла Далида, одна из самих любимых певиц Анны, Далиду – Дассен, Дассена – Азнавур, Азнавура – Тото Кутуньо, звучали русские романсы, Анна отдавалась  грустным мелодиям про «очи черные» и «дорогу дальнюю», повторяла русские слова, чувствуя, как медленно погружается в объятия мужчины…

Так прошло еще три часа…

В холле Рояль Азюра, когда туристы вернулись в отель и благодарили Евгения за незабываемый вечер, Анна оказалась снова рядом с ним. Евгений неожиданно для себя взял ее за руку, как бы прощаясь, и тихо сказал, чтобы услышала только она:

– Я буду ждать вас… в машине...

Она спокойно посмотрела на него, ничего не сказала, будто не услышала эти слова, и ушла.

Войдя в свой номер, она так же спокойно собрала свои вещи, приняла душ, разделась и легла в постель. Утром она улетала в Рим. Анна лежала долго, в окно доносился шум моря, она вдыхала запахи  жасмина и неизвестных ей ночных цветов, вспоминала этот необыкновенно долгий  день, улыбки, жесты, слова этого незнакомца, который теперь был удивительно близок.

«Где и когда я с ним встречалась?» – думала она.

И вдруг, вдруг ее озарило:

«Это Он! Да, именно его, его я ждала всю жизнь!»

Она почувствовала сладкую боль в сердце, боль перешла в дрожь, она вновь ощутила его сильные и нежные руки и...

«Он ждет... он ждет!» – Волнение охватило все ее тело. Решение пришло мгновенно.

Через несколько минут она спустилась,  прошла пустынный холл отеля и вышла во двор. И сразу в длинном ряду припаркованных к отелю машин вспыхнули яркие фары, осветив ей дорогу, и погасли. Двор снова погрузился в ночную темноту. Она спокойно шагнула в эту ночь, благоухающую жасмином, и направилась туда, откуда к ней навстречу выезжала машина.

– Я бы не уехал. Просто бы ждал, когда ты выйдешь, ждал до утра…

– Когда ты взял меня за руку, я поняла, что теперь ты меня не отпустишь. Почему ты это сделал?

– Не хочу, чтобы ты так уехала! – Он сделал ударение на слове «так». –   Прошу  тебя: побудем вместе…  не могу с тобой расстаться…

Она не ответила. Евгений медленно протянул руку и дотронулся до ее колена, и она ощутил дрожь в его пальцах. Мир вокруг нее исчез, она превратилась в изумрудную звезду, которая ярко вспыхнула в ночном африканском небе и медленно опустилась в широкую мужскую ладонь.

 

...Рано утром 14 января телефонный звонок   разбудил Евгения. Смысл сказанного был прост:  все итальянские туристы должны немедленно покинуть Тунис. Евгений пытался задавать вопросы, пытался  сказать, что туристические зоны  - под охраной полиции, что ни один отель не пострадал во верям беспорядков  и что никаких угроз для туристов нет, в чем он сам убедился вчера, свободно разъезжая по Тунису... Но...

Но он уже знал, что администратор отеля "РОЯЛЬ АЗЮР" был убит случайной пулей 12 января во время манифестации в Хаммамете. Манифестации, которая началась в центре Хаммамета  под лозунгами "Свобода -  Тунису!" и "Демократия - Тунису!", а закончилась  погромами и поджогами...

И полиция открыла огонь по мародерам...

А Зухейр, закончив работу, вышел из отеля и ... оказался в водовороте событий. И именно его нашла шальная пуля...

Звонок Евгения разбудил Анну. Потом Евгений обзвонил других туристов. Потом он позвонил в агенство TWS  и заказал автобус в аэропорт Монастир...

Анна улетела...    Ее   чартер  в Рим был одним из последних...  Через несколько часов в Тунисе было закрыто воздушное пространство, беспорядки охватили всю столицу, а последним самолетом, который взлетел  в аэропорту Тунис-Картаж, оказался самолет  с покидающим навсегда страну  Бен Али, президентом Туниса. Вечером новая власть объявила комендантский час.

Последних русских туристов Евгений проводил  в Москву 18 января рейсом "Нувель Эр".  Туристы прощались с ним  в аэропорту Монастир и говорили, что они с сожалением вынуждены вылететь раньше срока и что они обязательно снова приедут в Тунис.

Когда он остался один в аэропорту, он снова вспомнил Анну...

Прощание.   

Последняя минута.

Последняя  секунда. 

Последний миг!

Все тот же недоумевающий взгляд Анны. Евгений берет  ее за руки и притягивает к себе. Их губы прикасаются на мгновенье, легко и нежно, завершая долгие  поцелуи  прошедшей  ночи.

– До свидания, милый!

– До свидания, любимая!

– Я вернусь к тебе!

– Я буду ждать!

– До встречи в Тунисе!

            – До встречи! – прошептал Евгений и добавил еще тише: арриведерчи!

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (2)

Николай Сологубовский

комментирует материал 21.01.2011 #

21 января ЕВРОНЬЮС передало репортаж из Хаммамета. Камера показывает опустевшие пляжи. Администраторы, которые провожали наших туристов, дают интервью...
И мы все, и тунисцы, и русские, которые остались в Тунисе, мы все надеемся, что наступят другие времена в Тунисе...
Времена счастливых тунисцев, которые снова скажут нам:
"У нас все хорошо, дорогие наши друзья! Вы можете снова приехать к нам!"

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com