Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Василий Гейтман

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Исламофобия - тест для Европы. Толерантность не есть вседозволенность

С 21 по 25 июня в Страсбурге пройдёт летняя сессия парламентской ассамблеи Совета Европы. В её повестке — как совместить уважение к правам коренного населения Европы с традиционной для Старого континента толерантностью, злоупотребление которой его новыми жителями медленно, но верно превращает европейцев в ксенофобов и националистов.

Доказательством чего стал и швейцарский референдум о запрете минаретов, и огромное количество голосов, отданных в Голландии за Партию свободы Герта Вилдерса, и протесты против строительства мечетей в Германии. Всё это вкупе с другими политическими событиями последних лет приводит к выводу о том, что сегодня наряду с финансовым кризисом главная проблема Европы — ислам.

Толерантность — это фактически религия европейского общества рубежа веков, но, как показывают опросы, ещё немного, и, к примеру, средний француз решится показать себя нетолерантным. Ему не нравится, когда у него на лестничной клетке режут баранов, а это реальный быт муниципальных многоквартирных домов (кстати, по сообщению агентства «Интерфакс», в проект правил проживания в столице, разработанный Комитетом межрегиональных связей и национальной политики правительства Москвы, включён именно запрет резать баранов на лестничной клетке).

Результаты швейцарского референдума о минаретах (57% высказались за запрет на их строительство) стали сюрпризом для ЕС. Например, по опросу, проведённому по заказу журнала «Суар-магазин» после швейцарского референдума, в Бельгии общественное мнение мало отличается от швейцарского. 38% «бельгийцев с улицы» — за запрет строительства минаретов, а 61% вообще не хотели бы видеть мечети в своём квартале. Есть определённый нюанс в раскладке по возрастам. В группе старше 50 противники минаретов составили 47,9%, в группе 30—49 лет — 32,8%, до 29 лет — 29,9%. Но даже если европейское общество в какой-то части становится толерантнее, наряду с этим оно требует толерантности и от мусульман. А тут уже проблема больше социальная, чем религиозная.

После Второй мировой войны в Бельгии, которая была тогда крупной колониальной державой, мусульманского населения не было. И только в середине 60-х на фоне экономического бума начался массовый завоз рабочих из Марокко и Турции в угольные шахты и на металлургические заводы Шарлеруа и Льежа. Приезжие имели право на воссоединение семей, поэтому многие после заработков оставались в Европе. В 1974 году парламент принял закон о «светском признании магометанской религии в Бельгии». И если в 1980-х годах в Бельгии из 10-миллионного населения около 200 тысяч считали себя мусульманами, в 1990-х — 350 тысяч, то по последним данным — почти полмиллиона. Фонд короля Бодуэна опубликовал исследование марокканской общины в Бельгии. Каждый второй выходец из Марокко живёт здесь ниже черты бедности, более трети предпочитают идентифицировать себя как мусульмане, а не как марокканцы или бельгийцы. Молодёжь третьего и четвёртого поколений говорит об «узаконенном расизме». Но при этом ценит бельгийскую социальную систему и уважение прав человека по сравнению с исторической родиной, куда не хочет возвращаться.

В Голландии, многие десятилетия считавшейся в Евросоюзе бастионом толерантности, раем свободы и почти совершенным примером мультикультурного общества, вызрели глубинные перемены. Тот же Герт Вилдерс никакими другими идеями ни во внутренней, ни во внешней политике не прославился. Следовательно, голландцы, отдавшие ему свои голоса, как и Партия свободы, считают ислам главной проблемой Нидерландов. Ведь сегодня в стране с населением 16,4 млн. человек, по разным оценкам, проживает от 1 до 1,7 млн. мусульман (до 11% населения), и, как и в других странах Европы, их численность с каждым годом возрастает. Многие европейские политики и до Вилдерса делали антиисламские лозунги частью своей политической стратегии. Однако Вилдерс первым превратил исламофобию в главный и фактически единственный предвыборный тезис. Он занял нишу, в которой современная Европа, вероятно, испытывала острую потребность на протяжении последних 20 лет, с «дела Рушди». Тогда коренные европейцы, увидев массовые демонстрации мусульман по улицам своих родных городов, наверно, впервые почувствовали совсем рядом чуждую им силу — ислам.

В своей речи в палате лордов Великобритании Вилдерс процитировал слова «величайшего премьер-министра в истории Соединённого Королевства» Уинстона Черчилля из книги «Война на реке» 1899 года: «Магометанство — это воинствующая и прозелитская вера. В мире не существует более ретроградной силы. Цивилизация современной Европы сегодня может пасть, как когда-то прекратила своё существование цивилизация Древнего Рима». Вилдерс утверждает: «Британские политики, забывшие Уинстона Черчилля, встали сегодня на путь наименьшего сопротивления. Левые и либералы аплодируют каждому новому шариатскому банку, каждой новой шариатской школе и шариатскому суду. Сегодня мы должны всеми силами защищать свободу слова. Свобода слова — самая важная из наших свобод, краеугольный камень наших современных обществ. Ислама в Европе уже достаточно. Мы должны запретить строительство новых мечетей. Особенно в условиях, когда христиане подвергаются постоянным преследованиям в Турции, Иране, Пакистане и Индонезии».

Под этими словами сегодня могут подписаться многие европейцы. Кстати, что же на самом деле означает толерантность, слово, заслышав которое, современный европеец обязан землю носом рыть, чтобы доказать, что этим свойством наделён? «Толерантность» давно уже не синоним «терпимости», — убеждали меня итальянские коллеги-журналисты. — Хотим мы или не хотим, но сегодня мы подразумеваем под толерантностью полное непротивление силам чрезвычайно радикальным: исламизму, цветному расизму, гомосексуализму. Как ни странно, эти явления тесно переплелись в атаке на традиционные европейские ценности: христианство, римское право и семью. Не случайно демонстрации противников возведения гигантской мечети в Кёльне разгоняли, в том числе и гей-активисты».

Так что национализм европейцев отнюдь не всегда связан с христианством. Голландцев Герта Вилдерса, убитого исламским фанатиком режиссёра Тео ван Гога, выступавшего против иммигрантов, и убитого националиста Пима Фортейна уж точно с христианством никак не свяжешь. Швейцарский запрет на строительство минаретов тоже имеет не христианский, а светский характер. И даже реакция католической церкви на всё это тоже светская. Референдум состоялся 29 ноября. Уже на следующий день официальный Ватикан поспешил нанести удар по собственной пастве, решительно осудив «попирающих религиозные свободы» швейцарцев. Это потому, что нынешний Ватикан тоже толерантен. Он уже столько раз (без единого ответного извинения) извинялся перед мусульманами за крестовые походы, что окончательно запутался в собственной системе ценностей — очень странно почитать крестовые походы злом, а их инициатора Бернара Клервосского — святым.

В общем, на Старом континенте запутались все: общество, традиционные институты, партии и отдельные личности. «Приезжий мусульманин не может претендовать, чтобы выходным днём в Европе стала пятница. Даже для неверующего человека выходной день — воскресенье. Приехавший в Европу не может претендовать на то, чтобы всё общество перестроило свои обычаи и привычки под его представления», — подводит теоретическую базу вице-президент Института международной политики Дарио Ривольта. А ведь ещё в известной статье 2000 года о «мультикультурной драме» Голландии социолог Пауль Шеффер упрекал космополитическую элиту, что она забыла о защите либеральной демократии во имя деклараций об уважении к культурным различиям, и подчёркивал, что рост неинтегрированных мусульманских меньшинств в стране приведёт к конфликтам в голландском обществе.

Одним из краеугольных камней Голландии всегда было то, что нация, разделённая по религиозному признаку, чувствовала себя объединённой общей историей, общими ценностями и языком. Но теперь штука в том, что новые иммигранты больше не разделяют эти ценности. А главное, что теперь, в период финансового кризиса, к конфликтам с исламскими меньшинствами всех граждан Старого континента — и голландцев, и бельгийцев, и швейцарцев, и граждан Германии — толкает и вполне себе материальная государственная социальная поддержка — welfare, которую коренным гражданам обидно отдавать иммигрантам. В тучные годы Нидерландов знаменитая голландская толерантность обеспечивала бесконфликтное совместное проживание с исламским меньшинством. Просто тогда синонимом толерантности была вседозволенность, а сейчас должна стать ответственность.

Когда тучные годы прошли и настали годы тощие, Старый континент интуитивно почувствовал необходимость перехода от саморазрушительной толерантности к разумной терпимости. Причём такая терпимость оказалась неизбежной даже для самых крутых радикалов типа лидера националистической партии «Новый фламандский альянс» Барта де Вейвера, назначенного королём Альбером Вторым для переговоров о возможном составе нового правительства Бельгии.

Пережив период увлечения толерантностью и мультикультурностью, теперь Европа задумалась о защите ценностей либеральной демократии и прав личности. Любой гражданин Старого континента имеет право не разделять эти принципы, но демократическое государство обязано их защищать, причём не в ущерб традиционной европейской цивилизации. А это предполагает трудную дискуссию о роли ислама в европейском либеральном обществе. Сессия ПАСЕ в Страсбурге — первый этап такой дискуссии.

Голландия и прежде частенько выступала в качестве модели для остальной Европы. Похоже, и теперь многие будут всерьёз воспринимать страну ветряных мельниц в качестве политической лаборатории, откуда можно извлечь нужные уроки.

Источник: www.chaskor.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (5)

Алекс Костенко

комментирует материал 23.06.2010 #

Поздно пить боржом.

no avatar
G Lu

комментирует материал 23.06.2010 #

Вот увидите, через десяток лет Европа станет исламским государством и будет жить по законам шариата...очень грустно...

no avatar
Алексей Надарский

комментирует материал 24.06.2010 #

ислам распространяется как эпидемия
эти люди никогда не будут ценить что-то выше своих законов, соответственно никакой толерантности к ним не должно быть
надеюсь Европа все-таки одумается и примет радикальные меры, хотя когда видишь сколько их там уже понимаешь что ничего не изменить
мы следующие

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com