Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Игорь к45

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Курсовая работа по Уголовному праву на тему:

 

Терроризм и захват заложника. Мотивы, цели и способы совершения
(Работу прислала: Л. П. Синицкая pavlina@atnet.ru)

<hr/>

План работы:

Введение

Часть 1. Терроризм как глобальная проблема современности.

I.                   Понятие, мотив и цели терроризма как явления современной действительности.

II.                Способы совершения актов терроризма. «Суицидный терроризм».

III.             Уголовно – правовое регулирование  борьбы с терроризмом. Проблема уголовной ответственности

IV.            Особенности терроризма в России.

V.               Международный терроризм.

Часть 2. Захват заложника.

I.                   Понятие, признаки и правовая природа преступления.

II.                Захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. Соотношение и разграничение.

III.             Ответственность за захват заложника в зарубежном и Российском уголовном законодательстве.

Заключение

Список использованной  литературы.

<hr/>

         Введение

Терроризм относится к числу самых опасных и труднопрогнозируемых явлений современности, которое приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы. Террористические акты чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения.

Корни терроризма весьма глубоки и, как правило, крайне сложно их выявить и обезвредить. Зародившись когда-то как движение сопротивления против гнета, теперь оно приобрело уголовно-преступный характер, иногда с элементами политики, расовой или религиозной подоплеки. Терроризм стал методом устрашения, давления на определенные структуры государственной власти и слои общества с целью реализации преступных по своей сути замыслов.

В дореволюционной России терроризм был орудием  воздействия  на государственный аппарат и средством решения   узкопартийных задач, в латиноамериканских странах – методом устрашения, устранения политических конкурентов, захвата власти. В Европе терроризм хотя и не получил существенного распространения, истории известны  примеры, когда в результате террористических актов были развязаны боевые столкновения и даже войны.

Становление мирного процесса  после Второй мировой войны характеризуется качественно новыми проявлениями терроризма.  Хотя в целом эти действия и преследовали внешне политические цели, в большинстве случаев они были обращены против простых граждан.  Зачастую в результате террористических актов  гибли сотни людей, не имеющих никакого отношения к государственно-властным структурам.   Почти повсеместными стали взрывы в дискотеках, жилых домах, на улицах, в иных общественных местах.

Само понятие «terror» (страх, ужас) предполагает доведение человека до состояния панического страха и бесконтрольного ужаса с целью решения определенных задач. Именно XXI век, характеризующийся высокими технологиями, может привести либо к контролю над терроризмом, либо терроризм как социальное явление международного масштаба приведет к межнациональным и межрегиональным конфликтам, которые повлекут за собой гибель большого количества  невинных людей.  Если  захваты террористами самолетов  еще в  середине 80-х  годов были сенсацией, единичными фактами, то уже к концу  90-х эти действия стали практически  обыденным явлением.  Известны факты  применения террористами оружия массового поражения, попытки овладения  ядерным оружием. В повседневный обиход входят такие понятия, как «террористические рейды», «государственный терроризм», «регион, подконтрольный террористическим организациям. Законы и иные подзаконные нормативные акты, принимаемые на межгосударственном уровне по вопросам борьбы с международным терроризмом, определяют понятие и характер террористических действий, и непосредственно объект  терроризма. Так, например, грузинский законодатель объектом терроризма, помимо общественной безопасности, а также общественного порядка, присущих уголовному законодательству большинства стран, объявляет также  стратегические, экономические и политические интересы государства.  В конечном счете всякая террористическая организация стремится к достижению своей корыстной цели – захвату власти, получению финансовых, материальных и политических дивидендов.

Терроризм, давно выйдя за национальные рамки, приобрел международный характер. Он стал эффективным  и уж, конечно, эффектным орудием устрашения и уничтожения в извечном и непримиримом споре разных миров, кардинально отличающихся друг от друга своим пониманием, осознанием и ощущением жизни, своими нравственными нормами, своей культурой.

Терроризм встроен в насильственную преступность. Его уровень и конкретные формы проявления представляют собой показатель, с одной стороны, общественной нравственности, а с другой – эффективности усилий общества и государства по решению наиболее острых проблем, в частности по профилактике и пресечению самого терроризма. Это преступление относится к тем видам преступного насилия, жертвой которого может быть каждый – от нищего до короля, каждый, даже тот, кто не имеет ни малейшего отношения к конфликту, породившему террористический акт. Отсюда крайняя уязвимость человека, принимающая катастрофические размеры при тоталитарных режимах.

В данной  курсовой работе я попытаюсь осветить такие вопросы, как: особенности терроризма в России, причины и условия порождающие это зло, его признаки, мотивы и цели, а также основные направления борьбы с данным преступлением. Хотелось бы, по возможности,  раскрыть тему международного сотрудничества по борьбе с терроризмом. В работе дана уголовно-правовая характеристика терроризма, освещены пробелы и недостатки уголовного законодательства регулирующего борьбу с терроризмом. Отдельная часть в работе посвящена  теме  захвата заложников. Не случайно российский законодатель  включил нормы о терроризме и захвате заложников в одну главу  Уголовного закона (гл. 24 «Преступления против общественной безопасности») –  оба этих преступления отнесены к  преступлениям террористического характера.   В работе  предпринята попытка разграничения одинаковых по форме (действиям), но разных по сути и содержанию преступлений, как захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. 

Итак, что же такое терроризм, его признаки и цели?    

 

Часть 1   Терроризм как глобальная проблема человечества.

Понятие, мотив и цели терроризма как явления современной действительности.

Терроризм – это общественный феномен, заключающийся в противоправном использовании крайних форм насилия или угрозы насилием для устрашения противников с целью достижения конкретных политических целей.

Слово "террор" пришло из латинского языка (terror - страх, ужас). Ана­логичное значение имеют слова: terror (анг.), terreur (фр.) - ужас, страх. Су­ществует также выражение "террористический акт" (acte de terreur). В. Маллисон и С. Маллисон дают такое определение: "Террор есть система­тическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достиже­ния публичных или политических целей". Они отмечают использование террора при решении политических задач. В книге "Международный тер­роризм и всемирная безопасность" терроризм трактуется более широко и неопределенно: угроза насилием, индивидуальные акты насилия или ком­пании насилия, ставящие целью в первую очередь постепенно внушить страх - терроризировать. Террор также олицетворяет собой акции массового физического, психологического или идеологического насилия, осуществляемого общественно-политическими структурами, которые обладают неограниченной властью над находящимися в их сфере деятельности социальным контингентом, в целях склонения масс к определенному поведению.

В Толковом словаре В.И. Даля подчеркивается основной смысл, наце­ленность терроризма - устрашать смертью, казнью, насилием.. Трактовка В.И. Далем слова "терроризм" ближе к современному понятию "терроризировать":

·                устрашать, запугивать, держать в повиновении угро­зами насилия и физического уничтожения;

·                творить расправу жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами и т.п

С.И. Ожегов уточ­няет такую деталь: террор - это физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам. Такое уточ­нение неоправданно сужает понятие терроризма, если его относить только к политическим противникам. Выходит, что если виновный осуществил на­силие из политических мотивов в отношении не политических противни­ков, а, например, "простых" граждан, то такие действия нельзя отнести к терроризму.

Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран показывает, что терроризму как деянию свойственны следующие четыре отличительных признака.

Во-первых, отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Во-вторых, – это публичный характер его исполнения с претензией на широкую огласку.  Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Терроризм сегодня – это бесспорно форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие. Поэтому когда мы на практике имеем дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей,  тем меньше вероятности, что это акты терроризма.

В-третьих, наряду с порождением  общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным с самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. «Совершенно разные цели, - пишет Ю.М. Антонян, - могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и «рядовых» граждан, при уничтожении или повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений».[1] Причем создается эта обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально – психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной среде. Однако терроризм тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновным не ради самого страха, а ради других целей, и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели. Благодаря созданной обстановке страха террористы стремятся к достижению своих целей, причем не за счет собственных действий, а благодаря действиям иных лиц, на кого призвано оказывать воздействие устрашение, поэтому в отличие от других преступлений здесь наличествует страх иного рода, это страх не «парализующий», а, так сказать, «мобилизующий» на выбор варианта поведения, устраивающего виновных.

В-четвертых, еще одной отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, то есть насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынуждено) волевого решения самим потерпевшим лицом вследствие созданной обстановки страха  и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно ради достижения того результата, который террористы стремятся получить за счет действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путем совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям. При этом воздействие на лиц, от которых террористы желают получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным.

Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, представляется возможным остановится на следующем обобщающем определении терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого – либо решения или отказ от него в интересах террористов.[2]

Статья 205 УК РФ сформулировала понятие терроризма следующим образом:  Терроризм, т.е. совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных общеопасных деяний, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие последствия и направленных  на устрашение населения в целях понуждения государства, международной организации, физического или юридического лица или группы лиц к совершению или отказу от совершения какого-либо действия.

 

 Хотелось бы остановится на вопросе о мотивациях или, точнее, о непосредственных причинах обращения к террористической деятельности. Таких причин по меньшей мере четыре.

Во–первых, это причины психопатологического характера. Среди иностранных специалистов ведутся дискуссии относительно того, кто преобладает среди террористов – нормальные люди или люди с психическими отклонениями. Большинство исследователей склоняются все же к первому.

Во–вторых, это мотивы самоутверждения, самоидентификации, молодежной романтики и героики, придания своей деятельности особой значимости, преодоления отчуждения, конформизма, обезлички, стандартизации, маргинальности, пересыщения и т.п.

В–третьих, возможны и корыстные мотивы, которые могут вытеснять идейные или переплетаться с ними. Кроме того, кого–то просто нанимают для совершения террористических актов.

И наконец, четвертое, самое основное. Терроризм чаще всего является результатом «идейного абсолютизма», «железного» убеждения в обладании естественной, высшей, окончательной истиной, уникальным рецептом «спасения» своего народа, группы или даже всего человечества. Такая ментальность присуща, разумеется,  не только террористам,  но нередко политическим и религиозным лидерам, проповедникам, полководцам и др.

Приведенная типология далека от совершенства. Некоторые ее пункты переплетаются. Так, «идейный абсолютизм», как уже говорилось, может сопрягаться с корыстной заинтересованностью или быть присущим лицам с психическими отклонениями. Однако представление о мотивах террористической деятельности, пусть даже логически не слишком строгое, необходимо не только в исследовательских, но и в практических целях.[3]

 

Необходимо также обратить более пристальное внимание на такие объективные причины терроризма как – политические, экономические, социальные, религиозные, национальные.

Подойдя к проблеме таким образом, мы обнаружим, что корни терроризма лежат не столько в психологии, сколько в политических, экономических и иных социальных отношениях. И терроризмом занимаются люди (группы) не в силу психологических аномалий, хотя последние, как уже отмечалось, могут иметь место и их наличие дает возможность глубже понять личность террористов, особенно непосредственных исполнителей, сколько аномалий политических, экономических, территориальных, идеологических, религиозных и т.п. Разрушая и убивая, террористы преследуют отдаленные цели, а сами убийства и взрывы рассматриваются ими лишь как средства достижения целей.

   Часть 1 ст. 205 УК РФ  содержит  так называемую специальную цель, определяемую как цель:

®      нарушения общественной безопасности,

®      устрашения населения,

®      оказания воздействия на решения органами власти

В ст. 3 Закона «О борьбе с терроризмом» цель террористических действий имеет  более широкий спектр: 

®      Нарушение общественной безопасности;

®      Устрашение населения или оказание  или оказание воздействия на принятие органами государственной власти решений, выгодных террористам;

®      Удовлетворение неправомерных имущественных и (или) иных интересов террористов.        

Специальная цель как один из  основных признаков терроризма - удовлетворение неправомерных имущественных и (или) иных интересов террористов – делает возможным совершение актов терроризма из  корыстных побуждений. Несмотря на то, что сущность актов терроризма составляют, как правило, действия, совершаемые по политическим мотивам, возможности их совершения по  другим побуждениям,  в т.ч. и корыстным, не следует исключать. Это дает нам основание говорить о терроризме:

Ø          политическом    и

Ø          общеуголовном.       

Помимо официальных формулировок цели существуют также научно-исследовательские. Так, по мнению И.И. Карпец цель терроризма - нанесение ущерба демо­кратическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственно­сти организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма являются также дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами.

 

Способы совершения актов терроризма.

 «Суицидный терроризм».

Терроризм в широком понимании многолик. Он вбирает в себя самые разные формы террористической деятельности – от политической, идеологической, религиозной и даже так называемой партизанской борьбы до разовых кровавых акций; от справедливой вынужденной борьбы за свое выживание, существование или освобождение до зверского уничтожения ни в чем не повинных людей в узко корыстных и политических интересах.

Поскольку суть терроризма состоит  в устрашении общества, то террорист, совершая преступные действия, как бы старается «поставить общество на колени». Какими способами он это делает, не имеет существенного значения, - главное заключается в достижении преступной цели. Законодательно весьма сложно предусмотреть весь перечень  способов совершения актов терроризма, поэтому в Законе «О борьбе с терроризмом» способы совершения террористических актов не конкретизированы, да и в ст.205 УК РФ введена категория «иных действий». И с этим следует согласиться, поскольку угроза совершения взрыва в пустыне (за исключением, конечно же, термоядерных, бактериологических и химических взрывов), вдалеке от жилых и промышленных районов  вряд ли запугает общество. В то же время нельзя не признавать терроризмом действия лица, угрожающего, к примеру, убить хотя бы одного ребенка в целях достижения своих преступных замыслов. Насилие, угроза насилия, уничтожение (повреждение) имущества  являются теми опробованными теорией уголовного права понятиями, которые могут как нельзя  лучше отразить суть терроризма.

Ст.205 УК РФ указывает на такие способы совершения террористических преступлений как, «…взрыв, поджог и иные действия, создающие опасность…».  И Артамонов в своей статье «Терроризм: проблемы уголовной ответственности»[4]  считает, что в ст. 205 УК РФ речь должна идти не о «терроризме», а о конкретных действиях, направленных на достижение указанных в ней целей. Ссылка же на взрыв и поджог никак не укрепляет позицию законодателя. Таким способом могут совершаться самые различные преступления – от взрыва атомной электростанции и захвата транспортного средства с заложниками до вымогательства и хулиганства .

Поэтому с криминалистических позиций на этапе предварительного расследования является, по мнению И. Артамонова,  целесообразным применять собирательный  термин «терроризм».  Тогда мы можем сказать, что захваты вертолетов с заложниками в Ростове и Минеральных водах, взрывы в междугородном автобусе в г. Нальчик, железнодорожных вагонов в Астрахани, Волгограде, Воронеже, Армавире; неоднократные взрывы троллейбусов и вагонов метро в Москве; варварские взрывы на Котляровском кладбище Москвы, жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске – это терроризм.

И. Артамонов предлагает законодательно расширить  перечень способов реализации терроризма, дополнив уже существующие в ст. 205 УК РФ следующими:

ü          Нападение, которое может совершаться  как  открыто, так и из засады (в т.ч. с большого расстояния, что обеспечивает более высокую степень конспирации);

ü          Минирование объектов промышленности, транспорта, связи, военных объектов, жилых зданий;

ü          Минирование мест постоянного нахождения жертвы;

ü          Минирование маршрута передвижения объектов преступного посягательства, который предварительно тщательно изучается;

ü          Применение взрывных устройств, закамуфлированных под бытовые предметы, в почтовых посылках или бандеролях и адресованные конкретному лицу (жертве);

ü          Использование отравляющих веществ (в письмах, служебных документах, телефонных трубках и т.п.);

ü          Вооруженный захват заложников и др.     

 

Угроза «суицидного» терроризм. В последнее время большое распространение получил так называемый «суицидный» терроризм. По средствам массовой информации  то и дело слышится: «… за рулем транспортного средства, начиненного взрывчаткой, находился террорист-смертник, … пояс «шахидов»». Так, что же такое «суицидный» терроризм и какова его природа?

«Суицидный» терроризм  представляет собой готовность пожертвовать своей жизнью в интересах достижения определенной политической цели. При этом определяющим условием действий получившего психологическую и военно-физическую подготовку террориста  является его готовность умереть в процессе выполнения поставленной ему задачи.

В 80-х годах случаи «суицидного»  терроризма имели место в Ливане, Кувейте и Шри-Ланке.  В 90-х годах он распространяется на Израиль, Индию, Панаму, Алжир, Пакистан, Аргентину, Хорватию, Турцию, Танзанию и Кению. С ростом миграции террористических групп из стран, в которых существуют конфликтные ситуации, появление инфраструктур группировок международных террористов и рост их финансовых возможностей в период, последовавший за окончанием войны, «суицидный» терроризм уже проник в Западную Европу и Северную Америку.

Существует около десяти религиозных и светских террористических групп, способных использовать «суицидный» терроризм как тактический прием в борьбе против своего или иностранного правительства. К таким группам относятся:

®      Исламское движение сопротивления («Хамас») и «Палестинский исламский джихад» на оккупированных Израилем территориях;

®      «Хезболлах» («Партия Аллаха») в Ливане;

®      «Египетский исламский джихад» и «Гамайя исламия («Исламская группа») в Египте;

®      «Вооруженная исламская группа» (GIA) в Алжире;

®      международная группа “Барбар Халса» (BKI) в Индии;

®      «Тигры освобождения Тамила» (LTTE) в Шри-Ланке;

®      «Рабочая партия Курдистана  (РКК) в Турции;

®      «Аль-Каида» – сеть ячеек организации Усамы бен Ладена в Авганистане          

Эти террористические группы используют бомбистов-самоубийц как в случайх пребывания на пике могущества, так и в периоды относительной слабости.

Мотивация. Некоторые группы, использующие  «уицидный» терроризм, действуют на основе религиозных взглядов, религиозно-этнического национализма или национального этнического характера. Тем не менее, идеологической мотивацией некоторых «суицидных»  бомбистов  (к примеру, Хамас, Хезболлах) прежде всего является ислам.

Способ действия.  Успех (если можно так выразиться) организации «суицидных» террористических акций зависит от ряда обстоятельств: уровня секретности, тщательности разведки и подготовки. Секретность позволяет обеспечить элемент внезапности, имеющий важнейшее значение для таких операций. Тщательная разведка дает возможность  разработать детальный план и т.д. Часто перед атакой бомбист лично проводит окончательную доразведку. Постоянно совершенствовавшийся «суицидный костюм» первоначально представлял собой устройство, состоящее из квадратного блока взрывчатки, носимого в области груди и живота. Постепенно блок приобрел форму сердца, и его стали размещать непосредственно над пупком.

Все мы хорошо помним кадры недавних новостей с места террористического акта  на Дубровке в Москве,  демонстрирующие   обвязанных поясами со взрывчаткой террористок-смертниц,  держащих обеими руками провода, в любой момент могущих сомкнуться. Надо сказать, что участие женщин в «суицидных» акциях относительно распространенное явление. Считается, что такое использование женщин предполагает их незаметное приближение к объекту и введение его в заблуждение. Во-первых, женщины вызывают меньше подозрений, во-вторых, в консервативных обществах Среднего Востока и Южной Азии проведение личного обыска женщины осуществляется в редких случаях, в-третьих, женщины имеют возможность размещать взрывное устройство  под одеждой, имитирую беременность.

Тем не менее, с моей точки зрения,  женский  «суицидный терроризм» (впрочем как и мужской), вопреки  его оправданиям как явления национально-этнического или религиозного, ни что иное как  религиозный фанатизм.

 

Уголовно-правовое регулирование борьбы с терроризмом.

Проблемы уголовной ответственности.

Правовое обеспечение противодействия терроризма в Российской Федерации основано на ряде нормативно-правовых актов, регулирующих нормы, определяющие террористическую деятельность, а также деятельность соответствующих органов государственной власти, обеспечивающих противодействие терроризму. Так, Государственная Дума 3 июля 1998 года приняла Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», закрепившим основные принципы и направления борьбы с данным явлением. Тем не менее единственным  нормативным актом, устанавливающим уголовную ответственность, является Уголовный кодекс РФ.

Впервые ответственность за терроризм введена Федеральным законом РФ от 01 июля 1994 года (ст. 213.3 УК РСФСР). Это многообъектное преступление, поскольку посягает на жизнь и здоровье граждан, на имущество, на общественную безопасность и нормальное функционирование органов власти. Устрашающее воздействие терроризма часто обращено к широкому и порой неопределенному кругу людей, даже к населению целых городов и административных районов или микрорайонов, а также к конкретным должностным лицам и органам власти, наделенным правом принимать организационные, управленческие, судебные или иные решения. Указанное воздействие может быть адресовано религиозным, политическим, общественным деятелям, деятелям культуры; в расчете на желаемую реакцию оно может осуществляться в отношении представителей деловых кругов, лиц, занятых в производстве и торговле, наконец, в отношении членов других преступных организаций. Так, сейчас терроризм достаточно часто применяется при вымогательстве, хотя далеко не всегда официально фиксируется в таком качестве.

 

Включение в уголовный кодекс специального состава преступления – терроризма – представляет собой значительный шаг вперед в деле более эффективного использования уголовного закона в борьбе со столь опасным преступлением. До 1994 г. уголовная ответственность предусматривалась только за убийство государственного или общественного деятеля или представителя власти в связи с его государственной или общественной деятельностью, с целью подрыва или ослабления советской власти, либо за нанесения тяжкого телесного повреждения тем же лицам, а также за убийство представителя иностранного государства с целью провокации войны или международных осложнений, либо за нанесение тяжкого телесного повреждения тем же лицам с той же целью.

Говоря об уголовно – правовом регулировании борьбы с терроризмом, рассмотрев положения уголовного закона, устанавливающего ответственность за данное преступление, нельзя не сказать о том, что существуют пробелы, недостатки и неточности уголовного законодательства регулирующего вопросы ответственности за террористические деяния.

Рассмотрим, к примеру, такой особо квалифицирующий признак, как  «причинение смерти или иных тяжких последствий по неосторожности». Надо сказать, что неосторожная форма вины нетипична для акта терроризма, ибо терроризм может совершаться только с прямым умыслом, поскольку террорист осознает общественную опасность своих поступков, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления. Прямой умысел террориста направлен на совершение взрыва или иного действия, создающего реальную опасность возникновения указанных последствий ради достижения определенных целей.

Субъективная сторона терроризма, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, характеризуется двойной формой вины: прямым умыслом по отношению к террористическим действиям и неосторожностью (как легкомыслием, так и небрежностью) по отношению к указанным в п.3 ст. 205 последствиям. Естественно, что неосторожно может быть нанесен и нетяжкий ущерб – в этом случае ответственность должна наступать по ч.1 или по ч.2 ст. 205.

Вряд ли достаточны также и основания признания терроризма, совершенного с применением огнестрельного оружия (п «в» ч.2 ст.205 УК РФ), опаснее терроризма, сопряженного со взрывом, поджогом и т.п. действиями (ч.1 ст. 205 УК РФ). Тем более, что по поражающим свойствам взрывные устройства часто намного превосходят поражающие свойства огнестрельного оружия,[5] поэтому совершенно непонятно, почему в п «в» ч.2 ст.205 не включено также использование боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Исходя из буквы закона получается, что устройство обвалов, камнепадов, затоплений с применением огнестрельного оружия или просто стрельба из него по зданию вокзала являются более опасным преступлением, чем совершение тех же действий с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств либо взрыв на вокзале.

В первом случае действия виновного квалифицируются по п «в» ч.2 ст.205 УК РФ, во втором по ч.1 ст.205 УК РФ. Логика законодателя здесь непонятна. В связи с этим представляется необходимым ввести в число квалифицирующих признаков терроризма применение боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, тем более что п «к» ч.1 ст. 63 УК РФ относит такое использование к числу обстоятельств, отягчающих наказание.[6]

Также необоснованным является включение в  Закон «О борьбе с терроризмом» признака применения насилия к организациям, поскольку понятие насилия сформулировано именно по отношению к человеку и подразумевает причинение различной степени тяжести  вреда его здоровью, физической боли и т.д..  Согласно определению, данному в Толковом словаре, слово «насилие», означает применение физической силы к кому-нибудь, принудительное воздействие на физическое лицо, нарушение его личной неприкосновенности[7]. Поэтому возникает вопрос, как можно осуществить насилие в отношении неодушевленного предмета и применить насилие к организации.

Размах террористической деятельности в Чеченской республике показывает, что террористические акты совершаются в большей части именно организованной группой. Однако привлечение к уголовной ответственности организаторов преступных групп, в частности чеченских полевых командиров, не всегда представляется возможным и сопряжено с заведомыми трудностями, поскольку ст.35 УК РФ указывает, что лицо, создавшее организованную группу, будет нести ответственность за совершенные группой преступления, если они охватываются его умыслом, а умысел руководителей-террористов, как правило, направлен не на совершение конкретного акта терроризма, а на  всю террористическую деятельность в целом. Все это вызывает необходимость существования уголовной ответственности за террористическую деятельность.

В заключение этого вопроса хотелось бы подчеркнуть: чем конкретней будут определены в уголовном законе признаки терроризма, тем эффективней будет борьба с ним. Принятие комплекса мер по созданию общегосударственной системы противодействия терроризму позволит существенным  образом ограничить терроризм и террористическую деятельность и стабилизировать обстановку в стране.

 

Особенности терроризма в России.

Особенностью   российского  терроризма   является   его жестокость, пренебрежение жизнью мужчин и женщин, стариков и детей. Эта жестокость - прямое следствие пропаганды культа насилия, пренебрежения судьбой людей в жизненно важных вопросах. "Выживает сильный" - этот закон джунглей стал российской реальностью. Отсюда вытекает, как уже отмечалось, и героизация террористов. При этом, в идеологическом плане, они представляются в глазах общества как "борцы" за национальную или какую-либо социальную идею. Это связано и с другой особенностью - культивированием  политического радикализма  как  способа достижения политических целей - прежде всего захвата власти.

Традиции политического радикализма в России имеют многовековую историю. К сожалению, и сегодня ни одна политическая сила, ни один институт государства не сформулировали идеологию, которая, отвергла бы политический радикализм и действовала бы в целях его устранения как традиции политической истории России.

Особенностью терроризма в России сегодня является и его капитальная вооруженность, вплоть до новейших видов оружия. Распад армии, системы правоохранительных органов и спецслужб, сложные социальные процессы в армии по существу открыли военные арсеналы как для уголовных элементов, так и особенно для представителей политического экстремизма. Более того, крупные финансовые средства, имеющиеся в руках политических радикалов, сторонников крайних форм и методов политической борьбы, позволяют оснащать террористов-боевиков, а если хотите, и просто бандитов, передовым техническим оборудованием, экипировкой, не только не уступающей, но и нередко более совершенной, чем та, которая есть у тех, кто должен бороться с терроризмом.

Наличие территорий, находящихся под контролем сил политического экстремизма, неспособность органов правопорядка и спецслужб контролировать ситуацию везде привели к тому, что подготовка боевиков, используемых в террористических акциях, проводится на специальных базах, с участием опытных инструкторов, в том числе и иностранных.

Необходимо отметить, что российский как уголовный, так и политический  терроризм  все  в  большей   мере  принимает интернациональный  характер,  выражающийся   не  только  в координации действий с зарубежными террористическими группами или  организациями  политического экстремизма,  но и  в непосредственном участии иностранных граждан в террористической деятельности на территории России. Об этом недвусмысленно свидетельствуют события в Чечне и вокруг Чечни.

В деятельности наиболее жестоких организаций политического экстремизма, в особенности этнического характера, прослеживается стремление вынести террор за пределы своей местности, сделать его нормой, по крайней мере в регионе, с тем чтобы создать единый фронт в борьбе с государственной властью. Именно такие действия были характерны для группы Радуева в Кизляре. Явно просматривалась задача сделать Дагестан и другие республики в этом регионе еще одним очагом терроризма, развязать бандитскую деятельность на Северном Кавказе в целом.[8]

Важнейшим фактором обострения терроризма в России стал общий рост его проявления в мире.

Основную опасность для России представляют:

®      националистический,

®      религиозно-фундаменталистский

®      и криминальный терроризм     

 

Серии террористических актов в Москве и Волгодонске, десятки взрывов на железной дороге, хищения ядерных материалов (в 1993 г. была обнаружена недостача 100 кг урана)… Как не прискорбно констатировать, терроризм сопровождается похищением людей, захватом заложников, угонами самолетов, взрывами бомб в общественных местах, физическим устранением политиков и т.д.; и эти явления стали привычными и вошли в повседневную жизнь российского общества.

Главный способ самофинансирования терроризма – криминальная деятельность. Высокоорганизованная, оснащенная военная организация выигрывает в любой зоне организованной преступности. В результате чаще всего террористическая среда включает в свои структуры обычную преступность. Существование «серой» экономики практически невозможно без «крыши»  из коррумпированных служащих государственного аппарата, налаженных коррупционно-лоббистских связей.

Главное условие процветания террора сегодняшнего дня – бурная реакция средств массовой информации,  следствием чего являются ошибки в интерпретации, излишние подробности в описании трагедии, персонализация жертв и деперсонализация террористов. Телеэкран стал полем боя, и первое условие террористов уже не деньги, а присутствие тележурналистов. Быстро осознали террористы особенности нашего времени:

q               Власть зависит от общественного мнения и выборов;

q               Мощные СМИ падки на сенсации и мгновенно формируют общественное мнение;

q               Люди боятся насилия и отвыкли от него. 

Поэтому насилие и перемещается с  представителей власти на мирных и беззащитных людей с демонстрацией катастрофических последствий через СМИ, формируя  давящее общественное мнение на руководителей стран и правительств.  Как говорит Дональд Родшильд, автор книги «Международное распространение этнических конфликтов: страх, растерянность, эскалация»: «когда террористическое насилие становится массовым и безадресным, общество реагирует на него в соответствии с собственной исторической традицей. Самое страшное – это публичное использование политиками страха или масс-медиа».

 

Международный терроризм.

       С  гносеологической точки зрения, вопрос о понятии “международный терроризм” длительное время продолжает оставаться открытым и не вполне определенным для юристов всего мира. Это, как считается, достаточно сложное социальное явление, в котором органически переплелись экономические, политические, нравственные аспекты. В современный период больший интерес представляет не теоретический и практический аспект рассматриваемой проблемы – как, где и в связи с чем зарождается, формируется терроризм как международное явление.

США, Россия, Северная Ирландия, Ирак, Кения, Колумбия, Танзания, Югославия, Япония, Албания, Аргентина, Турция, Индия, Египет, Пакистан, Израиль, Алжир, Испания – это далеко не полный перечень стран, где в связи с актами террора зафиксированы огромные людские и материальные потери.

Привлекает внимание тенденция увеличения террористических актов, ведущих к массовым жертвам, с ростом их циничности и жестокости. Так, если в 1985 г. в мире было совершено около 500 террористических актов, то спустя 10 лет – более 5 000.

И вот в Америке – супердержаве – произошел террористический акт с неслыханными до сегодняшнего дня разрушениями и самое прискорбное – многотысячными жертвами. США – самое мощное государство в мире. Не поэтому ли самый гигантский террористический акт за всю историю человечества произошел именно там?  Терроризм вездесущ и ни один «железный занавес», ни одна,  даже самая большая, стена в мире не смогут защитить государство от этого опаснейшего явления[9].

Глобализация и более широкая интернационализация терроризма на сегодняшний день являются неоспоримым фактом. В мире сегодня насчитывается более 500 террористических организаций. По минимальным оценкам их бюджет – 20 млрд долл. США. На Ближнем Востоке большую активность развили «Хамас» и «Хесболлах» – сикхские террористические движения в Индии, алжирские террористы. «Аль-Каида» - конгломерат нескольких объединенных групп, действующих в разных странах, направляет свою деятельнойть преимущественно против США («Большой сатана») и Израиля («Малый сатана»). Находясь в Афганистане, руководит этой организацией Усама бен Ладен.

Борьба с международным терроризмом требует пристального внимания, взвешенного и вдумчивого подхода не только к процессу по захвату и уничтожению террористов, но и к выявлению организаций террористического толка, находящихся в фазе становления .         

     Одним из самых сильных средств в борьбе с террористическими проявлениями является право  и в первую очередь международное, поскольку терроризм давно перешагнул национальные границы государств. Европейская конвенция по борьбе с терроризмом от 27 января 1977г.,  Гаагская конвенция по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов от 16 декабря 1970г., Монреальская конвенция по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971г., Международная конвенция о борьбе с захватом заложников от 18 декабря 1979г., Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994г. – это далеко не полный перечень  документов, призванных обеспечить безопасность людей, обществ, государств, как неотъемлемой составляющей мирового правопорядка в целом.

 

Часть 2. Захват заложника.

Понятие, признаки и правовая природа преступления.

В российском уголовном законодательстве начиная с советских времен понятия «захват заложников» не было. Захват заложников рассматривался как разновидность международного терроризма наряду с пиратством, актами, направленными  против безопасности гражданской авиации, а также незаконным захватом и использованием ядерных материалов. Лишь в 1987 г. была введена ответственность за захват заложников после ратификации СССР Международной конвенции о борьбе с захватом заложников.

В настоящее время ответственность за захват заложников предусмотрена ст.206 УК РФ. Данное преступление, как  было сказано   выше, относится к числу террористических преступлений, объединенный в  УК главой «Преступления против общественной безопасности».

В соответствии со ст.206 УК РФ захват заложников – это такое неправомерное физическое ограничение свободы человека, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований преступника.

Захват заложников может совершаться различными способами:

ü      тайным,

ü      открытым,

ü      насильственным,

ü      ненасильственным.

Насильственный захват должен сопровождаться насилием, не опасным для жизни или здоровья, т. е. не выходить за рамки нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Разновидностью ненасильственного захвата может являться захват путем обмана потерпевшего. Однако, не исключены случаи, когда удержание лица осуществляется и без его захвата (например, когда представитель власти добровольно становится заложником взамен захваченных).

Удержание лица в качестве заложника означает воспрепятствование лицу покинуть место его пребывания в качестве заложника (обычно содержание его в помещении, которое потерпевший не в состоянии самостоятельно покинуть).

Условием освобождения заложника является требование преступника, обращенное к государству, организации или гражданину, совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Требования предъявляются открыто, нередко субъект стремится специально придать их широкой огласке, чтобы вызвать политический резонанс.  Это не влияет на квалификацию, однако, учитывается при оценке общественной опасности содеянного и вынесении приговора судом.

Оконченным преступление признаётся с момента фактического захвата заложника. При этом не важно, были выполнены условия лица, захватившего заложника, или нет.

Непосредственным объектом этого преступления являются общественная безопасность, а также личная свобода граждан.

Объективная сторона преступления выражается  в действиях:

а) захвате,

б) удержании лица в качестве заложника.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным признаком субъективной стороны являетсяспециальная цель – понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения как условие освобождения заложника.

Субъектом преступления является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 2 ст. 206 УК предусмотрены обстоятельства, отягчающие вину.

Ø     Неоднократный захват заложника означает, что лицо совершило данное преступление не менее двух раз, если умысел возникал каждый раз заново.

Ø     Захват заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, означает, виновный использует такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести, а также лёгкого вреда здоровью потерпевшего либо вообще не причинило вреда, однако в момент применения создавало реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевшего[10].

Ø     Захватом в качестве заложника заведомо несовершеннолетнего будет считаться такой случай, когда виновному безусловно известно, что потерпевший не достиг 18-летнего возраста. Также и в случае захвата в качестве заложника женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, он должен осознавать это обстоятельство.

Ø     Захват заложника из корыстных побуждений, означает, что субъект стремится получить какую-либо материальную выгоду или избавиться от материальных затрат.

Ø     Захват заложника, совершенный по найму, фактически является разновидностью захвата из корыстных побуждений, в этом случае лицо совершает преступление за материальное вознаграждение по заказу третьих лиц. Т.е., в отличие от предыдущего случая, материальные требования не выдвигаются в качестве условия освобождения заложника.

 

Согласно ч.3 ст.206 УК, особо отягчающими обстоятельствами этого преступления является деяние:

®      совершённое организованной группой;

®      повлекшее по неосторожности смерть человека;

®      повлекшее наступление иных тяжких последствий.

Для правильной квалификации преступления необходимо установить наличие причинной связи между захватом заложника и наступлением тяжких последствий. Особое внимание следует обратить на то, наступление последствий в виде смерти потерпевшего предусмотрено данной статьей только в том случае, если эти последствия наступили в результате неосторожных действий виновного. Если же действия, повлекшие смерть потерпевшего были умышленными, то действия виновного квалифицируются по совокупности со ст. 105 УК РФ.

В примечании к ст. 206 УК предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности, если лицо добровольно или по требованию властей освободит заложника и в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное примечание имеет очень важное значение, т.к. сохранение жизни и здоровья заложника и его освобождение является наиглавнейшей целью.

Т.к. захват заложника часто принимает международный характер, то задачи по борьбе с этим видом преступлений принимает транснациональный характер. В связи с этим в 1979 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, в которой рассмотрены вопросы международного сотрудничества и взаимопомощи в борьбе с захватом заложников. Эта Конвенция не применяется только в тех случаях, когда преступление совершено в пределах одного Государства, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами этого Государства и когда предполагаемый преступник находится на территории этого Государства.

Захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы. Соотношение и разграничение.

Похищение человека, незаконное лишение свободы, захват заложника стали общественно опасными способами разрешения противоречий, вызванных к  жизни новыми обстоятельствами, характеризующими экономическую и политическую нестабильность.[11] Немалую роль в распространении этого вида преступности в России играет международный опыт.

В действующем законодательстве по прежнему нет определения похищения человека. При этом незаконное лишение свободы определяется через отсутствие в деянии признака похищения, а соотношения захвата и этих преступлений и вовсе никак не обозначено.  Такое положение дает возможность  более широкого субъективного толкования и открывает дорогу произволу. Безусловно, необходимость нормативного определения  любого противоправного деяния очевидна и не требует особой аргументации.

Между нормами о незаконном лишении свободы и похищении человека много общего –  что именно,  в этой работе рассматривать нет необходимости, однако рассмотрим отличие похищения человека от захвата заложников.

Надо сказать, что между этими преступлениями существует общее – оба они совершаются только активно и умышленно (тогда как  лишение свободы может осуществляться как  действием так и бездействием).  Но эти преступления не тождественны по следующим основаниям. При похищении человека  объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие свободу личности, при захвате заложников – общественная безопасность.

Также можно выделить три группы объектов посягательств при захвате заложников:

1.             Непосредственная жертва (тот, кто взят в качестве заложника);

2.             Косвенная жертва (тот, кому предъявлены требования);

3.             Любые иные организации, интересы которых могут быть нарушены.         

Такое выделение объектов вряд ли возможно при похищении человека, т.к. в этом случае требования  предъявляются непосредственно жертве и ее близким. Посторонние организации от этого не страдают.

При захвате заложников требования, как правило, предъявляются организациям, неопределенному кругу лиц.  Главным условием освобождения заложников является удовлетворение определенных требований (например, доставка оружия, денег, предоставление машины и т.п.). При этом не важно, кто эти требования будет выполнять. К заложникам требования не предъявляются, они как бы «товар», которым преступники могут расплачиваться, если их требования будут выполнены.

Следует отметить, что законодатель сконструировал объективную сторону как «захват или удержание» лица в качестве заложника, указав тем самым, что для наличия оконченного преступления необходимо совершить хотя бы одно действие: захватить заложника или удержать его в каком-либо закрытом помещении.

Похищение человека состоит из трех последовательных действий:

®      Захвата жертвы;

®      Ее перемещения;

®      Удержания.

Похищение человека также возможно и без осуществления захвата и перемещения жертвы – путем обмана и последующего удержания.

Захват и при взятии заложников, и при похищении может быть совершен как тайно, так и открыто, с насилием, и без него, но факт удержания носит открытый характер. При похищении же факт удержания  известен только родственникам и знакомым. 

Также следует отметить, что местом захвата заложников, как правило, служат: корабли, самолеты, поезда, автобусы и т.д.  Места захвата людей при похищении – квартиры, лестничные клетки, иногда место работы.

Захват заложников – это активные действия, соединенные с применением физического или психического воздействия.

Своеобразие захвата заложников  заключается в том, что он совершается с целью предъявить требования третьим лицам под угрозой насилия над заложником. Согласно диспозиции ст. 206 УК РФ ими являются: государство, организации, гражданин. Здесь необходимо отметить, что если названные третьи лица (объекты понуждения) не связаны никакими отношениями с потерпевшими и не имеют никаких личностных   обязательств перед ними, то налицо захват заложников. Если же между объектами понуждения существуют какие-либо связи и отношения (например, родственные, коммерческие и т.п.) и именно из-за наличия этих связей к ним предъявлены требования, то налицо похищение человека.

Следует также обратить внимание на момент окончания  указанных преступлений.  Захват заложников и похищение человека  - это длящиеся преступления с формальным составом. Захват заложников считается оконченным с момента захвата или удержания потерпевшего и предъявления требований  государству, организации или гражданину. Похищение человека считается  оконченным с момента изъятия его с места нахождения. Основываясь на приведенных доводах, можно сделать заключение, что каждое из указанных составов преступлений имеет свои отличительные признаки, позволяющие отграничивать их друг от друга. Подведем итоги. Итак

 

Похищение человека отграничивается от захвата заложника по следующим признакам:

¨            Факт захвата и насильственного удержания потерпевшего, а также содержание предъявляемых требований в случае похищения не афишируется.

¨            Требования выкупа, адресованные его близким, осуществляются тайно от других лиц, а тем более от государственных органов.

¨            Зачастую не афишируется местонахождение похищенного.

¨            Круг лиц, к которым предъявляются требования субъекта, как правило, ограничен (сам похищенный, его близкие родственники, друзья).

Признаки, отличающие захват заложника от незаконного лишения свободы:

·                Согласие самого человека на изоляцию в определённом месте исключает состав данного преступления.

·                Субъектом незаконного лишения свободы может быть только частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностное лицо за незаконное лишение свободы путём использования своего служебного положения несёт ответственность по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) либо при наличии соответствующих признаков – по ст. 301 (незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) или ч. 2 ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).

Таким, образом, можно сделать следующие выводы: захват заложника отличается от похищения человека и незаконного лишения свободы по направленности преступления. При захвате заложника главной сферой посягательства выступает общественная безопасность, а в случае незаконного лишения свободы и похищения человека – свобода личности. Лишение свободы при захвате заложника является не целью, а средством достижения цели преступника. Ради достижения этих целей сам факт захвата и предъявляемые при этом требования не только не скрываются, а, напротив, выступают средством понуждения государства, организации, физических и юридических лиц к выполнению требований субъекта.

 

Ответственность за захват заложника в зарубежном и Российском уголовном законодательстве.

Уже на ранних этапах развития человечества предусматривалась ответственность за похищение человека, как свободного, так и несвободного (как вещь), однако отдельной ответственности за захват заложника не существовало. В то же время захват людей, подданных других стран, а иногда и своего государства, в качестве заложников нередко поощрялся и был введен в ранг внешней и внутренней политики.

Одним из первых упоминаний об ответственности за похищение человека или захват заложников являются Законы Хаммурапи (Древний Вавилон, XVIIIв  до н.э.).  Так, за кражу малолетнего сына другого человека предусматривалась смертная казнь.  В соответствии с византийским законодательным сводом VIIIв.  Эклога человек, укравший свободного человека и продавший его, подвергался отсечению руки. За кражу чужого раба  виновный нес имущественную ответственность. Похищение монахини или светской девушки и вступление с ней в половую связь грозило виновному отсечением носа. Лицо, способствовавшее такому похищению, подлежало изгнанию.

Уголовное законодательство Русского государства и Российской империи за похищение человека предусматривало суровую ответственность.  «Русская Правда» предусматривала два вида преступлений против личной свободы:

v        продажа полусвободного человека («если господин продаст закупа в полное рабство, то за обиду 12 грив»);

v        лишение свободы по ложному обвинению («если свяжут мужа без вины, то 12 грив  за сором»).                       

Строгие наказания за похищения человека предусматривали Судебник 1497 г., Соборное Уложение 1649 г., Воинский Артикул Петра I.  Однако отдельно ответственность за захват заложников ни одним законом предусмотрена не была. Фактически о захвате заложников не было известно и уголовно-правовой науке. 

Действия, связанные с  захватом заложников, во всем цивилизованном мире признаются общественно опасными, т.е. преступлением. Современное законодательство большинства зарубежных стран предусматривает уголовную ответственность за преступления, связанные с захватом заложников, а также похищения человека и лишение его свободы.

Однако трактовка понятий «захват заложников», «похищение человека», «лишение свободы» законодателями не всегда дифференцируется.  Так, в ряде государств наряду с ответственностью за похищение человека и лишение его свободы предусмотрена самостоятельная уголовная ответственность за захват заложников.  В некоторых же национальных уголовных законодательствах формулировки преступлений, связанных с похищением человека, фактически включают и захват заложников.

США.  Федеральное уголовное законодательство США уголовную ответственность за  похищение человека и захват заложника не дифференцирует. Так,  в соответствии с   § 1201  Свода законов США (титул 18) тот кто незаконно захватывает, лишает свободы, заманивает, похищает, насильно или обманом увозит, уносит или удерживает какое-либо лицо с целью получения выкупа или вознаграждения, за исключением когда такие действия  совершаются родителями и если такое лицо перевозится из одного штата в другой или за границу, наказывается тюремным заключением на любой срок или пожизненно. В § 1202 предусматривается уголовная ответственность за владение и распоряжение денежными средствами и иным имуществом, переданным в качестве выкупа или вознаграждение в связи с преступлением, предусмотренным §1201. В соответствии с § 1751 за убийство, похищение или нападение на Президента США или члена его аппарата предусмотрена самостоятельная уголовная ответственность.

КНР. Своей спецификой в решении вопросов об уголовной ответственности за захват заложников обладает уголовное законодательство Китайской Народной Республики, правовую систему которой можно назвать социалистической.  Там уголовная ответственность за похищение человека и захват заложника также не дифференцирована и данные действия охватываются одним составом.

Германия.  Иной поход к классификации преступных действий существует в Германии .  Современное уголовное законодательство этого государства предусматривает самостоятельную уголовную ответственность за похищение человека (§ 234), похищение несовершеннолетних (§ 235), незаконное лишение свободы (§ 239 а) и захват заложников (§ 239 b). Все указанные составы содержатся в разделе XVIII Особенной части УК ФРГ «Преступные деяния против личной свободы».

Франция. Уголовное законодательство Франции предусматривает ответственность за похищение или незаконное удержание человека (ст. 224-1 УК) и за незаконный арест или лишение свободы (ст. 341 УК).

Испания. Уголовное законодательство Испании предусматривает уголовную ответственность за незаконное преследование и похищение человека.

Анализ уголовного законодательства наиболее развитых стран показывает, что в них присутствует значительное количество правовых норм, предусматривающих  ответственность за действия, связанные с захватом заложников, или им подобных. Конкретные составы преступлений расположены в основном в главах или разделах о преступлениях против личности. Вместе с тем однозначной трактовки квалифицирующих признаков этих деяний нет, и в рамках одного состава рассматриваются все сходные преступные действия. Данное положение обусловлено в значительной степени как различием правовых систем, так и  национально-государственными особенностями соответствующих территорий.

В российском уголовном законодательстве начиная с советских времен понятия «захват заложников» не было. В соответствии с УК РСФСР 1922 предусматривалась уголовная ответственность за насильственное незаконное лишение кого-либо свободы, совершенное путем задержания или помещения его в каком-либо месте (ст.159). Ст. 160 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность за лишение свободы способом, опасным для жизни или здоровья  лишенного свободы или сопровождающееся для него мучениями.

В УК РСФСР 1960 г.  первоначально предусматривалась уголовная ответственность лишь за похищение и подмен ребенка (ст.125), а также незаконное лишение свободы (ст.126).

Лишь в 1987 г. была введена ответственность за захват заложников после ратификации  СССР Международной конвенции о борьбе с захватом заложников. В соответствии со ст. 126-1 УК РСФСР данным преступлением признавался: «Захват или удержание лица в качестве заложника, соединенные с угрозой убийством, причинением телесных повреждений или дальнейшим удержанием этого лица, в целях понуждения государства, международной организации, физического или юридического лица или группы лиц совершить или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника». Только через шесть лет после введения уголовной ответственности за захват заложника, в 1993 г., была введена уголовная ответственность за похищение человека (ст.125-1 УК).

Существенным пробелом первоначального  варианта нормы об ответственности за захват заложников было наличие примечания, в соответствии с которым действия статьи не распространялись на случаи совершения такого преступления на территории СССР, когда лицо, захватившее или удерживающее заложника, находится на территории, и это лицо, а также заложник являются гражданами СССР. Данное положение фактически ущемляло права граждан СССР, в отношении которых совершался захват либо они удерживались в качестве заложника. Лишь Законом от  18 февраля 1993 г. данное примечание было исключено.

Таким образом, на основе проведенного анализа можно сделать следующие выводы:

®         Уголовная ответственность за захват заложников, лишение свободы и другие подобные действия существует с античных времен и в настоящее время имеется в УК большинства стран мира;

®         Система понятий, связанных с действиями, сопровождающимися захватом заложников, в мировом законодательстве окончательно не сформирована, на что указывают различия в квалификации отдельных преступных действий при трактовке конкретных составов в законодательствах различных государств;

®         Подходы к уголовно-правовой характеристике действий, связанных с захватом заложников, в законодательствах стран бывшего СССР имеют сходные черты,  что обусловлено длительным нахождением правовых систем в едином правовом пространстве;

®         Современное состояние проблемы захвата заложников и подобных преступных действий в УК РФ находится в стадии  совершенствования и требует глубокого изучения.[12]        

 

 СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ:

Нормативный материал

1.     Конституция РФ от 12.12.1993.

2.     Федеральный закон «О борьбе с терроризмом в РФ»  от 25.07.98  №130-ФЗ

3.     Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996

4.     Концепция национальной безопасности РФ. Утверждена Указом Президента РФ от 26.12.1997 № 1300.

5.     Положение о межведомственной антитеррористической комиссии РФ. Утверждена Постановлением Правительства РФ от 16.01.1997 №45

6.            Комментарий к Уголовному кодексу РФ (по состоянию на 31.12.2000г). Авторский коллектив ведущие ученые-юристы и практики, под руководством и при участии Генпрокуратуры – М.: Издательство “НОРМА”, 2001 – 896с.

7.            Уголовное право/ Под ред. Проф. Б.В. Здравомыслова. – М. :ЮРИСТЪ – М., 1999г. – 552 с.

 

Научная и специальная литература

1.     Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и угловно-правовое исследование. М., 1998.

2.     Миньковский Г., Ревин В. Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним //Государство и право. 1997. № 8.

3.     Чуфаровский Ю.В. Терроризм – глобальная проблема современности (методологический анализ) //Следователь. 1998. № 5.

4.     Бекмурзин М. С. Некоторые вопросы борьбы с терроризмом// Закон и право. 2003. № 1.

5.     Адельханян Р. Признаки террористического преступления по международному праву // Российская юстиция. 2002. № 8.

6.     Артамонов И.  «Терроризм»: проблемы уголовной ответственности. // Уголовное право. 2002. № 3.

7.     Куршев М. «Суицидный» терроризм. // Уголовное право. 2002. № 3.

8.     Трунов И.Л.  Юроидическая основа в вопросах теории и практики борьбы с терроризмом. // Закон и право. 2002. № 7.

9.     Журавлев И.А.  Ответственность за захват заложника в зарубежном и Российском уголовном законодательстве. // Закон и право. 2002. № 2


  <hr size="1"/>

[1] Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 1998. С. 8.

[2] Емельянов В.П. Терроризм как деяние и состав преступления. Харьков. 1999.

[3] См.: Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 1995. №4. С.24-25

[4] Уголовное право 2002 № 3 с.4-6

[5] См: Мальцев. Терроризм: Проблема уголовно-правового урегулирования //Государство и право. 1998. №8. Ст 104-105.

[6] См.: Качмазов. О. Уголовная ответственность за терроризм //Законность. 1998. № 8. С. 29.

[7] См.: Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: 1994. С.384

[8] См.: Гончаров С.А. Особенности терроризма в России //Актуальные проблемы Европы. Вып. 4. Проблемы терроризма. М., 1997. С. 181-189.

[9] См.: Трунов И.Л. Юридическая основа в вопросах теории и практики борьбы с терроризмом// Закон и право. № 7.2002. с 18-20

[10] Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Журавлёва М.П. и Никулина. С.И. М., «Спарк», 2000г.

[11] Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник/ Под ред. Журавлева М.П., Никулина С.И. М., «Спарк», 2000г.

[12] См.,  Журавлев И.А.. Ответственность за захват заложника в зарубежном и Российском уголовном законодательстве./ Закон и право № 2. 2002.

Источник: www.tarasei.narod.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com