Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Павел Куракин

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

CCCР 100 вопросов и ответов - часть 3

ЭКОНОМИКА, ПЛАНИРОВАНИЕ, ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

«Каков сейчас удельный вес СССР в мировом хозяйстве?»

 — На Советский Союз приходится пятая часть мировой промышленной продукции. Доля дореволюционной России в мировом промышленном производстве не превышала 4 процентов. По этому показателю она отставала от США в 8 раз, в част­ности, по выработке электроэнергии — в 12,5 раза, по добыче нефти — почти в 4 раза, по выплавке ста­ли — почти в 7 раз... В 1978 году соотношение было таким (СССР в процентах к США): промышленная продукция — 80, выработка электроэнергии — 50, до­быча нефти — 136, выплавка стали— 120.

 Еще более разительный сдвиг произошел в соот­ношении экономических показателей СССР и веду­щих капиталистических стран Западной Европы. До­революционная Россия отставала в промышленном развитии и от Англии, и от Франции, и от Германии. Сегодня Советский Союз производит больше, чем ФРГ, Англия и Франция, вместе взятые: электро­энергии— на 40 процентов, стали — на 80 процентов, шерстяных тканей — на 74 процента, в пять раз боль­ше природного газа и т. п.

 И все это несмотря на трудности и сложности, с которыми столкнулось экономическое развитие стра­ны: на навязанные ей капиталистическим миром вой­ны с их разрушительными для хозяйства последст­виями, а также на период восстановления пришлось в общей сложности около 20 лет (1917—1926 и 1941 — 1948 годы). Поэтому свой гигантский скачок в экономическом развитии Советская страна сделала всего лишь за сорок с небольшим лет. Судя по всему, именно этот динамизм ее развития и пугает привер­женцев капиталистического мира.

«В  какой мере ваша страна испыты­вает энергетический кризис?»

 — Такого кризиса она не испытывает Советский Союз обеспечен собственными энергетиче­скими ресурсами и не зависит от их импорта

 Как и все народное хозяйство страны, топливно-энергетический комплекс развивается в соответствии с Государственным планом Социалистическая систе­ма планирования предусматривает сбалансирован­ность как потребностей, так и возможностей их удовлетворения, дает возможность заблаговременно выявлять «узкие места» и предотвращать возникно­вение кризисных ситуаций

 Топливно-энергетическим отраслям, во многом определяющим успешность развития общественного производства, государство уделяет первостепенное внимание. Рост энергетических ресурсов характери­зуется следующими данными

 

 

<tbody> </tbody> <tbody> </tbody>

 

1965

1970

1975

1979

1980 (план)

1 Нефть с газовым конденсатом (млн т)

243

353

491

586

606

2 Уголь (млн т)

 

 

578

624

701

719

745

3 Газ (млрд м куб )

 

128

198

289

407

435

4 Электроэнергия (млрд квтч)

507

741

1039

1239

1295

 Помогает решению энергетической проблемы и то, что в условиях социалистической системы хозяйство­вания никто не заинтересован в создании энергетиче­ских трудностей ради искусственного повышения цен на нефть, уголь, электроэнергию, нет тех, кто стре­мится придать топливному балансу страны однобо­кую ориентацию на «свою» продукцию, кому выгодно форсировать потребление отдельных энергоносителей, скажем, нефти

 Общество заинтересовано в рациональном исполь­зовании естественных богатств страны Разработка и использование их поставлены на научною основ}, ведутся по единому плану — от фундаментальных научных исследований до бурения и эксплуатации нефтескважин. Вновь открытые месторождения неф­ти, угля, газа помогли Советскому Союзу выйти на первое место в мире по добыче топлива Но освоение их — дело исключительно сложное Главные подземные кладовые были открыты в труднодоступных, необжитых районах Сибири, Севера, в пустыня ч Средней Азии Огромного труда и гигантских капи­таловложений требуют как их разработка, так и транспортировка добытого топлива к потребителю за тысячи километров

 Месторождения — даже самые богатые, — к сожа­лению, не бездонны.   Поэтому необходимо, чтобы при рост  новых  разведываемых запасов  постоянно  пере­крывал текущую добычу   Темпы 1еологоразведочныч работ  не снижаются    Одновременно   взят   курс   на рачительное   использование   всех   топливно-энергетических ресурсов, на их строжайшую экономию

 

«Я слышал, что в СССР ощущается нехватка рабочей силы. Как в этих условиях обеспечивается потребность в ней в районах с неблагоприятным климатом, в Сибири например?»

 — Недостаток рабочей силы действительно ощущается  в ряде районов страны.   К сожалению, и демографическая перспектива па 80-е годы неблагоприятна    будет  сказываться   так  называемое «второе эхо»  войны   Особенно остра   эта   проблема для районов освоения Сибири, Крайнего Севера и от­части  Дальнего  Востока,  где   плотность   населения мала, а размах, темпы и запланированные масштабы хозяйственного развития велики

                         В СССР нет безработицы, а стало быть, и людей, которых   жизненная   необходимость   вынуждала  бы ехать в районы с суровым климатом. Но есть целый комплекс моральных и материальных стимулов, по­буждающих обживать новые края, осваивать природ­ные богатства. Тем, кто изъявляет желание поехать на такие новостройки, обеспечивается бесплатный проезд, безвозмездно выдаются средства на то, чтобы устроиться, обжиться на новом месте, гарантируются более высокие заработки. Там больше предоставляет­ся и других материальных льгот (например, продол­жительнее оплачиваемый отпуск).

 Социологи установили, что не только материаль­ные интересы побуждают людей ехать в Сибирь. Многих привлекает возможность непосредственного участия в крупномасштабных государственных делах. Молодежь как нигде получает там шанс проверить себя в трудных условиях, проявить свои способности, сделать карьеру в лучшем смысле этого слова. На таких стройках среди командиров производства осо­бенно много молодых. Стройки, на которых работает преимущественно молодежь, называются ударными комсомольскими. Таких в стране сейчас более 140. В их числе и Байкало-Амурская железнодорожная магистраль: 80% всех ее строителей — комсомольцы.

 Восточные районы СССР осваивают не для того, чтобы взять у них природные богатства и уйти. По­тому там одновременно с промышленными объектами возводятся новые города. Строятся детские сады и ясли, больницы и культурные центры, школы, учи­лища и институты, — словом, все, что должно обеспе­чить людям нормальный быт и полнокровную жизнь.

«Почему  в   СССР   урожаи   зерновых ниже, чем в Западной Европе и США?»

 — Главная причина — сложность при­родных условий Советского Союза.

 В Соединенных Штатах половина всей пашни получает в год 700 и более миллиметров осадков. Так же хорошо увлажняются обычно житницы Бель­гии, ФРГ, Франции. Только один процент пашни США расположен в зоне недостаточного увлажнения, а Западная Европа, как правило, с этим затруднением вообще не сталкивается. Недаром засуха 1976 года считалась там «климатической катастро­фой века».

 Советский Союз две трети зерновых культур со­бирает в зоне так называемого рискованного земле­делия. 40 процентов его пашни имеет в год менее 400 мм осадков, а наилучшее для земледелия коли­чество влаги (700 мм) получает только один процент пашни.

 Засуха — не единственный бич нашего сельского хозяйства. Порой влаги хватает, но зато недостает тепла. В малоснежные зимы осенние посевы нередко вымерзают. Что же касается Севера и Сибири, то там условия для вегетации зерновых тяжелы почти ежегодно: поздневесенние заморозки заканчиваются в начале июня, а раннеосенние начинаются иногда в конце июля.

 В целом, как считают специалисты, биоклимати­ческий потенциал земледельческой зоны СССР вдвое ниже, чем в США и Западной Европе. А если ниже, значит, и урожаи соответственно меньше. Если засуха, то поле погорит, независимо от того, кто его засеял — крестьянин-колхозник или фермер-единоличник. Если в 1976 году Франция из-за отсутствия дождей не собрала хорошего урожая зерна и вынуждена была импортировать его, то всем на Западе было понятно: причина в погоде. Однако в тех случаях, когда засуха постигает Советский Союз, буржуазная печать ищет причину не в погоде, а в социальном строе: «винова­ты колхозы».

 В 1971—1975 годах урожайность зерновых подня­лась в среднем по стране до 14,7 центнера с гектара, в 1976—1978—-до 17 центнеров. Хотя в засушливом 1979 году она несколько снизилась, можно сказать, что 16—17 центнеров с гектара — это прочно завое­ванный уровень. Там же, где условия земледелия бо­лее или менее сопоставимы с США и Западной Евро­пой (например, Северный Кавказ, Крым и юг Украи­ны, Прибалтика), урожайность давно уже перевалила за 30 центнеров с гектара, что несколько ниже, чем в наиболее развитых странах Западной Европы, но выше, чем в США.

                           Проводя курс на интенсификацию сельского хо­зяйства, вкладывая огромные средства в эту  отрасль экономики, увеличивая и дальше производство машин и удобрений, осуществляя самую крупную в мире мелиоративную программу, Советский Союз стремит­ся к тому, чтобы земледелие как можно меньше стра­дало от капризов погоды.

 

«Чем объяснить, что царская Россия вывозила зерно, а Советский Союз ввозит его?»

 — В 1909—1913 годах, в период наи­высшего подъема российского капитализма, страна вывозила за рубеж в среднем 11 миллионов тонн зерна ежегодно. Зерно в те годы было практически монокультурой (88,5 процента посевных площадей), а хлеб — важнейшим продуктом питания крестьян. Сам факт экспорта не означал, что царская Россия имела «излишки»: в 1911 году в стране голодало 30 миллионов человек (каждый пятый), но вывоз зерна в связи с выгодной конъюнктурой на мировом рынке достиг рекордной цифры—13,5 миллиона тонн.

 Сейчас зерновые сборы возросли по сравнению с дореволюционным периодом втрое, и тем не менее СССР вынужден покупать зерно. В чем дело?

 Чтобы интенсивно развивать животноводство с целью дальнейшего увеличения потребления мяса, надо иметь достаточное количество зерна, идущего на корм скоту. В свое время академик Немчинов, один из крупнейших советских экономистов, опреде­лил общую потребность страны в зерне: тонна в год на одного жителя. Такие сборы будут реальными в 90-х годах, не раньше. Темпы роста производства зерна значительно обгоняют прирост населения. Вот как это выглядит:

 

 

<tbody> </tbody> <tbody> </tbody>

Годы

Среднегодовые сборы зерна (млн.   т)

Годы

Рост населения (в млн. )

1961—1965

130,3

1966

232,2

1966—1970

167,6

1971

243,9

1971—1975

181,5

1976

255,5

1976—1979

209

1979

263

 

 Как видим, дело идет к тому, что оптимальный рубеж — одна тонна на душу населения — со време­нем будет достигнут.

 Пока же, однако, нужда в зерне — и именно в фуражном зерне — сохраняется. К хлебу как таково­му это отношения не имеет. Даже самый низкий за последнее десятилетие сбор зерна (140 млн. тонн в 1975 г. — следствие засухи) — это много больше того количества, которое требуется Советскому Союзу для полного, повсеместного и бесперебойного удовлетво­рения нужд населения в хлебе и в других изделиях из муки.

 До того как мы начали переводить животновод­ство на индустриальные рельсы, такого острого не­достатка в фуражном зерне не ощущалось. Харак­терно, что еще в 1960 году, когда страна собрала всего 125,5 миллиона тонн зерна, было вывезено за рубеж 6,8 миллиона тонн, а импортировано — всего 0,2 миллиона.

 Сейчас, когда расход зерна на фуражные цели превысил 100 миллионов тонн в год, даже при мак­симальных по сегодняшним критериям сборах (237 млн. тонн в 1978 году) полностью обеспечить нужды животноводства без импорта зерна трудно. По этой причине Советский Союз и вынужден пока еще им­портировать часть фуражного зерна.

«Можно ли сопоставить — сколько че­ловек «кормит» фермер США и, соот­ветственно, советский крестьянин?»

 — В США 4 миллиона фермеров на 212 миллионов населения, в СССР 24 миллиона заня­тых в сельском хозяйстве на 260 миллионов населе­ния. Следовательно, один советский крестьянин кор­мит 11 человек, или почти в пять раз меньше, чем американский фермер, даже если не учитывать аме­риканский экспорт продовольствия.

 Такое сопоставление часто приводится в западной печати.   Внешне — все   это   вроде бы действительно так.  И  тем  не менее такой подсчет неверен.  Пояс­ним — почему

 В украинском колхозе «Победа» (Тернопольская область) работают полторы тысячи крестьян 136 спе­циальностей Среди них. инженеры-механики, специа­лист по технике безопасности, слесари, токари и фрезеровщики, работающие в ремонтных мастерских колхоза; электрики, обслуживающие 500 моторов. Более того, в их число входят руководители хозяй­ства, экономисты, бухгалтеры, повара и официанты колхозных столовых, ночные сторожа, уборщицы, шоферы; бетонщики, каменщики и плотники межкол­хозных строительных организаций; лесники, работаю­щие в колхозных лесах; операторы, обслуживающие внутрихозяйственную радиотелефонную связь... По нашей статистике, все они включаются в категорию крестьян.

 По принципам американской статистики, все эти категории работников должны быть отнесены (и от­носятся) к сфере администрации, сервиса, транспор­та, связи, строительства, лесного хозяйства и т. п. То есть как фермеры они не учитываются.

 Мы вовсе не собираемся поставить под сомнение тот бесспорный на сегодня факт, что по производи­тельности труда в сельском хозяйстве Советский Союз значительно уступает Соединенным Штатам. Соотношение среднегодового производства сельско­хозяйственной продукции двух стран выглядит как 100 и 85. Но утверждать, что производимая в США и в СССР сельскохозяйственная продукция является результатом труда соответственно 4 и 24 миллионов работников, значит многократно увеличить сущест­вующую между ними реальную дистанцию.

 Напомним к тому же, что американские фермеры работают в значительно более благоприятных для сельского хозяйства природных условиях, чем совет­ские крестьяне.

 Еще одна сторона дела. Трудиться не жалея себя американцев заставляет жестокая конкуренция: не выдержишь ее — не выживешь. Такой страх неведом советскому крестьянину. Ничто не вынуждает его работать на износ.

 

«Способно ли государственное плани­рование все предусмотреть?»

 — Нет, не способно. И наше плани­рование никогда не ставило перед собой такой задачи.

 Общественная собственность на землю, ее недра и средства производства создает реальную возмож­ность для планирования в общенациональном мас­штабе. Социалистическое государство разрабатывает экономическую и социальную политику, исходя из коренных, долговременных интересов всего народа, выявляет и удовлетворяет действительные общест­венные потребности, разумно использует ресурсы и рационально размещает производительные силы. Пла­нирование — основополагающая черта социалистиче­ского хозяйствования. Результат и (немаловажный): социалистическое общество избавилось от кризисов, безработицы и инфляции, которые неотъемлемы от экономики капиталистических стран.

 Советское государство не ставит перед собой не­выполнимых задач — планирования и регламентации экономической и социальной жизни в мельчайших деталях. Научно обосновывая и определяя на пер­спективу (в количественных и качественных показа­телях), сколько стране потребуется угля, нефти, стали, хлеба и т. п., центральные государственные планирующие органы во всем остальном полагаются на местную инициативу. На местах решается, как лучше выполнить плановые задания, как эффективнее использовать выделенные средства. Иными словами, речь идет об инициативе в рамках плана, об инициа­тиве, полезной обществу.

«Не  подавляет  ли   централизованное планирование местную инициативу?»

 — Обратимся  к конкретным фактам. План   на   десятую   пятилетку   (1976—1980)   был утвержден   Верховным   Советом   СССР 29 октября1976 года. Примерно за год до того советские газеты опубликовали проект «Основных направлений развития народного хозяйства» страны на очередное пяти­летие. В ходе всенародного обсуждения этого доку­мента от коллективов и отдельных граждан поступило свыше миллиона предложений, дополнений и попра­вок к нему. Наиболее важные из них были учтены в принятом XXV съездом КПСС документе: «Основ­ные направления развития народного хозяйства СССР на 1976—1980 годы» Остальные заслуживающие внимания предложения трудящихся были направлены в различные учреждения для их конкретного рассмот­рения и компетентной оценки

 На базе «Основных направлений» Совет Мини­стров СССР разработал проект Государственного пятилетнего плана с разбивкой его по годам, по ми­нистерствам и по союзным республикам. На этом этапе в его разработке принимали участие все мини­стерства и ведомства СССР, советы министров рес­публик, центральные и местные хозяйственные орга­ны, Академия наук СССР и другие организации.

 Затем работа над пятилетним планом была про­должена в комиссиях Верховного Совета, и только после этого Закон о пятилетнем плане был принят советским парламентом

 Даже из этого довольно схематичного ответа сле­дует, что пятилетние планы составляются отнюдь не горсткой высших руководителей, а что в их разра­ботке, обсуждении и утверждении принимает участие широчайший актив страны, которому в дальнейшем и предстоит воплотить в жизнь записанные в плане положения.

«Советская система отвергает рыноч­ное регулирование. Как у вас удов­летворяется потребительский спрос? Кто и как определяет насыщенность рынка нужными населению товара­ми?»

 — Социалистической системе хозяйст­вования в равной степени нежелательны как товар­ный дефицит, так и перепроизводство товаров Дефи­цит отрицательно сказывается на уровне жизни населения, а перепроизводство означает напрасную рас­трату ресурсов и сил общества. Регулятором спроса и предложения является государственный план, вы­полнение которого — закон для каждой отрасли, каждого предприятия А в основу плана закладыва­ются запросы потребителя.

 Планирующие организации изучают спрос насе­ления, его групп и категорий. Специальные инсти­туты, лаборатории и отделы по изучению спроса проводят социологические исследования и выдают промышленности рекомендации. Регулярно в разных городах и районах страны организуются выставки и ярмарки новых потребительских товаров. Специа­листы министерств торговли и оптовых организаций на основе анализа спроса отбирают на таких выстав­ках товары по образцам и дают соответствующие за­казы промышленности. Эти заказы и служат осно­ванием для плановых заданий предприятиям.

 Службы изучения спроса есть и на промышлен­ных предприятиях, и в магазинах. Их задача — прог­нозировать спрос, изучать требования покупателей к качеству товаров. Некоторые крупные заводы и фаб­рики имеют свои фирменные магазины — своеобраз­ные «барометры» спроса.

 В СССР по ряду объективных причин долгое время ощущался острый дефицит по многим катего­риям товаров. Потребитель брал то, что было на полках магазинов. И сегодня мы еще не можем гово­рить о полном изобилии, хотя налицо значительные перемены к лучшему.

 Торговые работники говорят: «Вредный ныне по­шел покупатель, слишком разборчивый». Такое при­знание отрадно. Оно означает, что политика Совет­ского государства привела к улучшению жизни народа, росту его благосостояния. И потребитель теперь диктует производству: ему нужна не просто вещь как таковая, а вещь модная, красивая. Соот­ветственно и производство ищет теперь формы и ме­тоды быстрой перестройки, оперативного отклика на спрос потребителя. И государство стимулирует про­изводственников, побуждая к гибкому планированию, расширению номенклатуры изделий, образованию более тесных связей с торговой сетью, а через нее с потребителем

 

«Какую роль в производственном обеспечении страны играют частный рынок и государственный магазин?»

 — В розничном товарообороте СССР, если учесть всю государственную, кооперативную и рыночную торговлю, удельный вес 6000 городских рынков составляет 2 с небольшим процента Но если ограничиться продовольственными продуктами, то их доля возрастет до 4 с лишним процентов.

 Магазин есть магазин, рынок же в условиях со­циалистического общества — довольно специфическое явление. Что это такое?

 Прежде всего, в СССР не принято говорить «част­ный» рынок, т. к. в стране нет частной собственно­сти. По традиции рынки называют колхозными, хотя и это название не совсем полно отражает суть дела. Не только коллективные хозяйства (колхозы) или члены колхозов, но и рабочий государственного сов­хоза, житель пригорода независимо от места работы, пенсионер или домохозяйка, словом, любой гражда­нин имеет право привезти на рынок продукты соб­ственного сельскохозяйственного производства (цве­ты, овощи, ягоды и т. п.), занять место у прилавка и торговать тем, что он привез, в неограниченном количестве и по цене, которую он сам установит.

 Ограничений немного и они строго мотивированы. Не разрешается торговать несовершеннолетним (пе­дагогические соображения); нельзя продавать пред­меты домашнего обихода (для этого существуют ко­миссионные магазины); запрещена спекуляция, т. е. перепродажа купленного по повышенной цене; нельзя торговать вином (государственная монополия), соле­ными и маринованными трибами (практически невоз­можен санитарный контроль), а также дикорастущи­ми цветами в тex районах, где естественная флора находится под охраной

 В рыночной торговле участвуют также колхозы (некоторые имеют собственные павильоны и магази­ны на территории рынка, работающие круглогодично либо в сезон), государственные и кооперативные предприятия и организации общественного питания. Как правило, на крупных рынках есть государственные промтоварные, мебельные и хозяйственные ма­газины. Это для удобства сельских жителей: продав свой товар, они могут тут же купить то, что им нужно.

 «Питают» рынки приусадебные участки сельских жителей. Из 50 млн. тонн картофеля, выращиваемого в личных подсобных хозяйствах, примерно 40 млн. тонн потребляют владельцы приусадебных участков (едят сами и откармливают свой скот), 4 млн. тонн реализуется через посредника — государственную или кооперативную заготовительную организацию и затем через магазины, а около 5 млн. тонн продается на колхозных рынках, что называется, из рук в руки — от вырастившего картофель к городской домохо­зяйке.

 Этот пример дает наглядное представление о роли рынков в обеспечении городского населения СССР продуктами питания. Она относительно невелика, но сбрасывать ее со счетов невозможно.

 Сила рынка в том, что он может предложить бо­лее широкий ассортимент продуктов — естественное достоинство мелкотоварного производства. Рынок в СССР все больше и больше ориентируется на инди­видуальный, а порой и редкий спрос. Рост доходов и заработной платы в Советском Союзе не просто увеличивает спрос, но и расширяет диапазон потреб­ностей.

«Насколько актуальна для ваших го­родов проблема загрязнения окружаю­щей среды?»

 — Была и остается очень актуальной. Какие меры в этом отношении предпринимаются, можно проиллюстрировать на примере Москвы.

 В Москве было закрыто 4,5 тысячи мелких ко­тельных. Их заменили теплоцентрали, которые ис­пользуют не уголь, а газ. В результате удалось резко сократить вредные выбросы в атмосферу. Теперь практически все жилые дома в Москве обеспечены центральным отоплением. Все теплоцентрали обору­дованы пыле- и газоуловителями.

 За пределы Москвы были вынесены и рассредо­точены десятки производств. Благодаря коренной перестройке автострад и ограничению использования большегрузных автомобилей в черте города удалось существенно снизить загрязнение атмосферы выхлоп­ными газами.

 Подобные мероприятия были осуществлены в Ленинграде, Новосибирске и многих других крупных индустриальных центрах страны. Охранять чистоту их воздушного бассейна намного сложнее и дороже, чем в других, менее развитых в промышленном от­ношении населенных пунктах.

 Один из главных способов охраны воздушного бассейна — расширение площади городских парков и скверов. Вокруг городов созданы и создаются огром­ные лесопарковые зоны. Москву, например, окружает зеленый пояс, включающий в себя 175 тысяч гектаров (440 тысяч акров) лесных угодий.

 Наша страна первой установила санитарные нор­мы на предельно допустимые концентрации вредных веществ в воде, почве и атмосфере. Ежегодно в на­роднохозяйственный план развития экономики вклю­чается раздел «Охрана природы и рациональное использование природных ресурсов», в котором кон­кретизируются очередные задачи по охране вод, ле­сов, воздушного бассейна, воспроизводству рыбных запасов, охране недр и т. д.

 

«Почему советские люди не выступают против проектов сооружений, нанося­щих непоправимый вред окружающей среде?»

 — Напомним пример со строительст­вом лесоперерабатывающих предприятий на берегу озера Байкал. Эти предприятия были построены по проектам, не предусматривавшим полного цикла очистки индустриальных вод, сбрасываемых в озеро. Возникла угроза его загрязнения Развернутая в пе­чати, на радио и телевидении широкая кампания с защиту озера заставила хозяйственников отсрочить пуск предприятий до тех пор, пока не была сооружена система регенерации воды с полным замкнутым циклом. Результат: теперь после последней стадии очистки эту воду можно пить.

 Опыт учит Еще лет десять назад у нас многие приветствовали планы переброски вод из «мокрых» северных районов с очень ограниченными вегетатив­ными возможностями в южные районы, где могут вызревать многие культуры, если им дать воду. Но были и противники у этих проектов: экологи пред­ложили перед проведением технико-экономических разработок изучить, как эти громадные перемещения пресной воды скажутся не только на южных райо­нах, но и на всей природной цепи в целом. Сейчас более ста научных групп работают над этими проб­лемами по единой комплексной программе, аналогов которой нет ни в советской, ни в зарубежной прак­тике. Предполагается, что глубокая оценка возмож­ных последствий такого начинания позволит избежать ошибок и предусмотреть в проектах (в случае, если они будут одобрены) такие меры, которые сведут к минимуму существующий риск.

«Урбанизация все больше отдаляет человека от природы. Противопостав­ляете ли вы какую-то альтернативу жизни людей в «каменных джунглях» современных городов?»

 — Даже к самым большим советским городам слова «каменные джунгли» можно отнести с натяжкой. Москва, Ленинград, Киев — эти три бо­гатыря среди других городов — города зеленые. Не говоря уж об их многочисленных парках и скверах, они буквально окружены лесными массивами. Люби­тели-рыболовы в центре города в Москве-реке удят рыбу. В районах новостроек сохраняются уже имею­щиеся лесные насаждения, проводится озеленение

 Наши архитекторы и градостроители учитывают в своей работе следующие обстоятельства: жесткие (специалисты утверждают, что самые жесткие в ми­ре) стандарты на параметры окружающей среды; всемерное ограничение роста крупнейших городов; широчайше развитый, предельно дешевый обще­ственный транспорт и отсутствие в результате этого сверхавтомобилизации, реальная надежда удержать автомобиль в узде даже при постоянном наращива­нии мощностей автозаводов.

Источник: www.situation.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com