Ставка больше, чем жизнь: референдум последней надежды

Новость о дате референдума по вопросу присоединения к России, который должен состояться в ДНР с 23 по 27 сентября, вызвала у многих жителей сдержанный оптимизм.

Тех эмоций, что разрывали душу радостью и эйфорией, салютов и обзванивания друг друга с поздравлениями, когда состоялось признание республик Россией, не было. Но и праздновать пока нечего – референдум не только должен состояться, но и быть признан окончательно и бесповоротно, а каждый день для жителей ДНР сейчас – это счастливый день, чудом вырванный из лап смерти, которую сеет украинская армия, забрасывая снарядами и устраивая теракты. Постоянные взрывы и звуки ближнего боя, падающие ракеты и ревущий гул самолетов – в такой реальности живут сотни тысяч людей. Невыносимая усталость от потерь и испытаний, постоянная угроза жизни и борьба с тяжелыми условиями быта сказываются на общем настроении. Этого не понять трусливым болтунам из чатиков, вальяжным чиновникам и равнодушным обывателям, живущим далеко от эпицентра войны и с продавленного дивана вещающих про «надо потерпеть» или «наглом донецком эгоцентризме». Они же станут первыми, кто сломается, побежит или предаст. У них много времени на пустой треп. А вот у дончан и настоящих бойцов времени нет. Можно не сомневаться, что после объявления о сроках референдума, во время и после него масштаб атак ВСУ станет беспрецедентным. Уровень агрессии и неадекватности киевского режима и его вояк уже зашкаливает, а что будет дальше – предсказать не трудно. Поэтому ожидание референдума больше связано с тревогой и напряжением, чем с ликованием.

В Донецке до сих пор пытаются отойти от шока, связанного с гибелью в один день сразу шестнадцати своих земляков. В один момент тринадцать человек сгорели или были разорваны осколками на площади Бакинских комиссаров в Куйбышевском районе, еще трое людей погибли в Кировском районе на рынке «Сокол». Оба места – одни из самых оживленных в городе. На «Бакинах» творился ад: мертвые тела и части тел лежали повсюду. На следующий день после трагедии один из раненых, доставленных в больницу Донецка после этого обстрела, умер в реанимации. Молодой мужчина был ополченцем, который находился в краткосрочной увольнительной, по пути домой попал под обстрел. Осколок вошёл в голову, несмотря на все усилия врачей, спасти его не удалось. Большинство раненых находятся в хирургических отделениях. Медперсонал говорит, что есть нехватка донорской крови из-за тяжелой обстановки с общим количеством поступающих раненых мирных граждан. В одной из больниц помощь донецким медикам оказывают несколько хирургов-добровольцев из московской клиники им. Склифосовского. Все врачи отмечают, что крупные осколки калибра 155 мм от снарядов натовского образца оставляют мало шансов уцелеть при ранениях. Они приводят к политравмам и большой кровопотере.

Также украинские боевики стали целенаправленно бить по электроподстанциям. Один из таких ударов привел к повреждениям трансформаторов, частично сети удалось переподключить, но это получилось не везде и жители двух районов оставались без света пять суток. Так как бензина в городе на тот момент не было, то и генераторы заправить оказалось нечем. Перебои с топливом длились около двух недель, чтобы заправиться, водители-частники ездили в другие города ДНР и искали бензин. День назад горючее на заправках, наконец, появилось. Города по-прежнему страдают от безводья, а жители покупают питьевую воду и возят ее так, как блокадники Ленинграда возили на тележках в годы Великой Отечественной. Воду надо купить под свист снарядов над головой, довезти ее, если нет света и отключены лифты, то поднять на девятый этаж. Сколько болтунов, осуждающих «донецкий эгоцентризм», готовы делать это каждый день? Искать газовые горелки и баллоны на рынке, который простреливается насквозь? Не иметь ни Интернета, ни нормально работающей связи месяцами? Готовы ли в мгновение потерять дом, горящий как спичка после обстрела, и остаться бездомным навсегда? Стать в строй с мосинками против танков, как это делали донецкие резервисты? Те, кто готов, они не болтают, а уже ушли на фронт или самоотверженно помогают бойцам, делами приближая победу.

Сейчас фронт в большей степени, чем политика и дипломатия, определяет происходящее, а обстановка продолжает накаляться. Возле Донецка сутки назад наши танкисты приняли бой и отразили атаку превосходящих сил украинских боевиков, пытавшихся прорвать наши позиции возле поселка шахты им. Абакумова и откатившихся с потерями. И таких попыток на разных участках фронта за неделю было несколько. О том, что ВСУ намерены усиливать давление, враг говорит прямо. «То, что происходит возле Донецка, впечатляет. Всё больше огневых средств у нас появляется. Моя бригада, 72-я омбр, ждет контрнаступления и по нашей линии фронта. Сейчас готовятся люди, определённые штурмовые подразделения. Скоро они будут здесь, у нас», - с бахвальством заявил украинский боевик с позывным «Назарий», чья бригада стоит под Донецком.

Понимая, что ВСУ могут навалиться в последней попытке или предпринять какую-то безумную провокацию, из прифронтовых районов начал уходить мелкий бизнес, торговля. Георгий Н., который не уезжал из Донецка даже в тяжелые 2014-15 годы, и имеющий несколько точек на рынке «Маяк» по продаже мобильных телефонов и радиоэлектроники, решил свернуть дело: «От нас до укропов тут всего восемь километров. В случае прорыва они здесь камня на камне не оставят. Убьют, выжгут, разрушат все, до чего дотянутся. Решение закрыть точки было трудным и вынужденным. Многие знакомые поступают так же. Один намерен весь товар спрятать от украинских мародеров в подвале и забетонировать вход».

Так же тяжело и людям с освобожденных территорий Донецкой области. Дончанка с ником DonLady рассказала о происходящем в Красном Лимане: «Реальный пример. Мой родной город Красный Лиман освобождён в июне, в городе - 85% разрушений. Общаюсь с близкой подругой оттуда очень часто, почти через день. Знаю, что света, газа нет до сих пор. Зарядить телефон тоже проблема. Власть не удосужилась даже сделать стабильное место хотя бы в исполкоме, где можно зарядить телефоны. Какой интернет?! У моей подруги дом разбит ещё 25 апреля, восстановлению не подлежит. Живут в чужом доме, соседи разрешили, пока сами в отъезде. Газа нет, угля нет, света нет - как им зимовать? Благо, что частный сектор, есть вода в своих колонках. Гуманитарку получает только подруга, дочке и ребенку не дают, потому что они прописаны в Дружковке, а она пока под Украиной. Больницы нет, школы нет, открыли один магазин, там сумасшедшие цены. Пожаловались в администрацию, ответ фееричен: хотите, чтобы и этого не было? Обстрелы каждый день, днём и ночью. Я так подробно обрисовала картину, чтобы имели представление, в какой атмосфере будет проведение референдума. Да и мы в Донецке почти из дома не выходим, то обстрелы, то мины-«лепестки» кругом. Ад на земле».

Председатель первого, действительно народного, парламента Новороссии известный политик Олег Царев тоже считает, что политические победы будут тусклыми, если не будут подкреплены военными: «Народные республики как никто другой заслужили право быть в России. Только исходя из этого, республики надо принимать в Россию. Это надо было сделать уже давно. Референдум, уверен, для присоединения не очень и необходим. Достаточно Указа Президента и решения ГД. Причём сделать это можно в течение двух дней. Мне кажется, что, во-первых, даже при условии проведения референдума, обстрелы и военные действия в ЛДНР, а также в освобождённых Запорожской и Херсонской областях, не прекратятся. ВСУ обстреливает Белгород, совершает диверсии в Крыму, проводит теракты в Москве, и то, что это территория России, их не останавливает. Дончане очень хотели бы прекращения обстрелов и налаживания поставки воды в город. К сожалению, я думаю, референдум этому не поможет.

Также у некоторых чиновников существует надежда, что Запад перед угрозой референдума заставит Украину сесть за стол переговоров и подписать с Россией мир. Но никто на Западе уже не боится после Харьковской передислокации. Угрозы не работают. Запад будет дожимать Россию до капитуляции. Единственная возможность заставить с собой считаться - это кардинально изменить ситуацию на фронте. И у нас пока ещё такая возможность существует. Уверен, основные усилия надо сосредоточить на этом».

Тем не менее, нет сомнений в очень высоком проценте проголосующих на референдуме за присоединение к России. Это было главной мечтой и целью, за которые погибали, в которые верили. Ни тревога, ни риск для жизни не остановят поток желающих сказать твердое «да». И нельзя разочаровать людей затягиванием с окончательными решениями. Нельзя повторять печальный опыт Приднестровья, жители которого еще в 2006 году провели всенародный референдум. На нем 97,2% проголосовавших при явке 78,6% высказались за присоединение к России. Госдума РФ признала референдум демократичным и легитимным, однако затем начались нудные переговоры при участии представителя России Дмитрия Козака на тему Приднестровья как части Молдавии с особым статусом. Довольно предсказуемо США и Европа назвали референдум в Приднестровье незаконным и осудили его. С тех пор прошло шестнадцать лет, а приднестровцы так и не смогли приблизиться к цели. Возможно, старт референдумов в ЛДНР позволит хотя бы теперь отряхнуть пыль с того давнего волеизъявления приднестровцев?

Люди ЛДНР хотят одного: действительно быть с Россией вместе, навсегда, безоговорочно, без дипломатических вывертов и политтехнологических ухищрений. Довольно решительно об этом высказался Дмитрий Медведев, глава Совбеза РФ: «Референдумы в Донбассе имеют огромное значение не только для системной защиты жителей ЛНР, ДНР и других освобождённых территорий, но и для восстановления исторической справедливости. Они полностью меняют вектор развития России на десятилетия. И не только нашей страны. Поскольку после их проведения и принятия новых территорий в состав России геополитическая трансформация в мире приобретёт необратимый характер. Посягательство на территорию России – преступление, совершение которого позволяет использовать все силы самозащиты. Но не менее важно, что после внесения изменений в Конституцию нашего государства ни один будущий руководитель России, ни одно должностное лицо не сможет повернуть эти решения вспять. Именно поэтому этих референдумов так боятся в Киеве и на Западе. Именно поэтому их и необходимо проводить». И под его позицией про «никто не сможет повернуть решения вспять» подпишутся миллионы людей, чья линия судьбы определится в ближайшее время.

Автор: Марина Харькова


Источник: https://antifashist.com/item/stavka-bolshe-chem-zhizn-referendum-poslednej-nadezhdy.html

1
105
3