Борис Титов предложил реформировать следствие и судопроизводство в РФ

По результатам приговора суда, вынесенного руководителю московского ООО «Стройконсалтинг» Анне Скаржевской, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов пришел к выводу о необходимости реформирования уголовного права в стране. Господин Титов полагает, что в суд вместе с обвинительным заключением, утвержденным прокурором, должно направляться заключение защиты. Оба документа надлежит рассматривать одновременно и наравне, чтобы вынести объективное решение по делу.

Расследование преступлений в экономической сфере могло бы стать более объективным, а необоснованный ущерб, наносимый бизнесу, менее значительным, если бы в ходе процесса наряду с обвинительным заключением следствия рассматривалось заключение, составленное стороной защиты, считает Борис Титов. К такому выводу уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей пришел по результатам процесса над главой ООО «Стройконсалтинг» Анной Скаржевской. 26 июля, как сообщал «Ъ», Черемушкинский райсуд Москвы оправдал по обвинению в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) женщину, для которой прокуратура запрашивала шестилетний срок, и признал за ней право на реабилитацию.

Предприниматель обвинялась в махинациях при поставках вакуумной электропечи для АО «НПО "Энергомаш им. академика В. П. Глушко"», входящего в структуру госкорпорации «Роскосмос». Следствие настаивало, что оборудование было неработоспособным, а значит, действия руководителя организации были преступными.


Уголовное преследование Анны Скаржевской продолжалось почти четыре года, два из которых заняло непосредственно судебное разбирательство. Эксперты центра общественных процедур (ЦОП) «Бизнес против коррупции» признали в нем наличие признаков перевода гражданско-правового спора в уголовное русло. Длительное время сотрудники аппарата уполномоченного Бориса Титова и эксперты ЦОП оказывали госпоже Скаржевской помощь и поддержку.

Между тем в основу обвинения легло заключение судебной техническо-экономической экспертизы о неработоспособности поставленной печи. Однако в суде выяснилось, что у эксперта, являвшегося сотрудником одной из организаций «Роскосмоса», не имелось ни специального образования по профилю, ни опыта и навыков в использовании исследуемой техники. В результате прокурор обратился с ходатайством о проведении повторной экспертизы, результатом которой и стал оправдательный приговор.

«Практика расследования экономических преступлений у нас сложилась так, что привлекаемые эксперты практически стопроцентно поддерживают обвинительный уклон судебного процесса,— подчеркнул Борис Титов.— Далеко не первый год мы в докладах президенту обращаем внимание на немотивированные отказы следствия в удовлетворении ходатайств защиты о приобщении доказательств, назначении экспертиз, выборе экспертной организации и так далее».

В УПК РФ, напомнил Борис Титов, декларируются справедливые и благородные цели уголовного судопроизводства, в том числе отказ от преследования невиновных, освобождение их от наказания, «однако фактически следствие ориентировано только на обвинение, а привлекаемые им эксперты, соответственно, на решение поставленных следствием задач».

Представляемые защитой мнения специалистов или рецензии на заключения экспертов, как правило, игнорируются, считает он, поскольку не совпадают с основной версией обвинения.

«Процесс организован так, что при утверждении обвинительного заключения по делу прокурор лишен возможности рассматривать те материалы, которые были отклонены следователем,— считает господин Титов.— Дело Анны Скаржевской демонстрирует, что справедливость возможна, однако она была достигнута гораздо более сложным путем, чем следовало бы».

«В тех же докладах (президенту.— "Ъ") мы традиционно приводим данные экспертных опросов о проблематике уголовного судопроизводства. Так вот, 57% опрошенных экспертов поддерживают введение нормы о формировании заключения стороны защиты, которое направлялось бы прокурору вместе с обвинительным заключением. Надо особенно отметить, что за такую норму выступили каждый третий опрошенный сотрудник прокуратуры и три четверти адвокатов и ученых-юристов»,— резюмировал бизнес-омбудсмен.

Напомним, ранее предлагалась еще одна реформа — визирование у прокурора следователем арестного ходатайства перед обращением в суд. Предполагалось, что надзор будет отсеивать вызывающие сомнение в своей законности материалы в отношении предпринимателей, особенно учитывая, что в УПК декларируется применение в их отношении альтернативных мер пресечения в виде залогов и домашних арестов.

Однако этому предложению прокуратуры, которое активно поддерживал Борис Титов, ход так и не дали. В результате следствие и надзор за ним остаются неравноправными, что также влияет на объективность расследования и судебных процессов.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/5503481?from=top_main_3

1
110
0