Спецоперация-2023: гонка со временем у всех будет разная… scale-1200-271 Новости первых дней 2023-го о выделении 45 миллиардов долларов Украине на будущий год, равно как поставки разнообразной и более современной боевой техники наталкивают на мысли. Кого — на грустные (вплоть до искусственно подогреваемых панических), но большинство понимающих военное дело — успокаивают. Становится понятно, как будет действовать противник, чем именно, примерно в какие сроки. Не сбрасываем со счетов гуманитарную и финансовую помощь, средства страны ЕС и Америка продолжат выделять больше, нежели в 2022-ом. Уверены, значит, что перелома или достойного ничейного результата могут достичь. Иначе не слали бы сотни генераторов, тонны продовольствия и топлива, не выделяли миллиарды на содержание украинских беженцев, перемещённых даже внутри «незалежной», не поддерживали чиновничий аппарат и не поднимали ставки по контрактам наёмникам. Значит, начался забег к очередной «перемоге». Не скажу, когда именно в Польше полностью сосредоточатся стратегические резервы НАТО, оснащенные новейшими «Абрамсами», но подобный тип машин в старой модификации М1А1 стоит ждать на Украине уже в этом году. Как и «Леопарды-2», вокруг которых жеманно вьётся герр федеральный канцлер в раздумьях: сколько из двух сотен боеготовых передать Киеву. Или погодить, пока американские «партнёры» станут щедрее. Появятся комплексы ПВО «Пэтриот», в ближнем тылу — тактические ракеты ATACMS с радиусом действия до 300 км для установок HIMARS, замрут на польских аэродромах десятки западных боевых самолётов с украинскими опознавательными знаками, увидим немало новых разведывательных и ударных беспилотников, барражирующих боеприпасов-камикадзе. Новые артиллерийские системы типа «Паладин», сотни тысяч тонн боеприпасов. Целые бригады, укомплектованные боевыми машинами пехоты «Bradley», старенькими HMMWV/М113, немецкими «Мардерами» и турецкими «Kirpi». scale-1200-272 турецкие бронемашины в Румынии (фото из отрытых источников) Сообщают: «Лондон думает о передаче Киеву танков «Челленджер-2»? Не сомневайтесь, минимум одна бригада ВСУ, обучающаяся на Островах, уже с ними работает на учениях, вернётся перед наступлением именно на британских «игрушках». Строго по заявкам бунчужного Залужного, попросившего для успешного контрудара и восстановления границ 1991-го года 300 танков, 800 исправных бронемашин, три сотни стволов наземной артиллерии всех типов. Вот и получаем минимум два Резервных Корпуса по 5 бригад в каждом (с учётом имеющихся в ближайшем резерве). Головной болью наших ВКС станут анонсированные зенитные ракеты «Sea Sparrow», поляки уже начали лихорадочно переделывать их под советские ЗРК «Бук». Если соберём воедино поставки последних месяцев (ЗРК «Crotale», NASAMS, «Patriot»), то не хватает последнего «кирпичика» для эшелонированного пояса ПВО — системы SAMP/T. Появится, натовцы обязаны попробовать советскую эшелонированную защиту времён СССР, но уже на своей технике. Многое другое сделают, что успеют. За что реально будут сражаться наши войска и натовские на Украине — это за время. Оно потребуется, чтобы хотя бы удовлетворительно научить ВСУ обращаться с новыми неизвестными системами вооружений и техники. scale-1200-273 САУ M109 Палладин (фото из открытых источников) Да, будет организовано командование и техническое обслуживание переодетыми военнослужащими или наёмниками. Что-то придётся целиком комплектовать своими спецами, как делают поляки, не подпускающие Мыкол на выстрел к собственным САУ «Краб». Но ясно одно: липовыми «советниками» получится обеспечить не более 10-15% поставок западного оружия. А боевое полноценное слаживание произойдёт не раньше весны (последней её части). Если по уму. Вместо полутора Резервных Корпусов, действовавших против нас в сентябре, появятся минимум два (скорее три). Если отбросить из уравнения вводные о психологическом состоянии украинского общества, гуманитарные проблемы и возможные политические потрясения — именно со временем начнёт борьбу генерал Суровикин. Исходя из боеготовности и состояния готовящихся резервов собственных и противника — будет разумно поспешать, у него огромная фора накопилась, пока есть возможность не торопиться. Большую часть мобилизованных не втянули в бои, они занимаются боевой учёбой, дооснащаются во второй линии, либо на полигонах России-Белоруссии. Не брошены в наступления, не расходуются в оборонительных сражениях, как противник вынужден поступать в «артёмовской мясорубке», под Соледаром и Кременной, в Авдеевке. А 350 тысяч русских солдат заполнили по всем нормативам линию фронта, большинство не работают в полную силу, имея за спиной мощный резерв. Пока линия соприкосновения буднично перерабатывает подгоняемые необученные части мобилизованных ВСУ, как в начале лета. Прекрасно понимая: наиболее боеспособные украинские подразделения отводятся в тыл. Чтобы весной показать новую задумку НАТО под названием … Ударный корпус ВСУ Противники перестали таиться, западные поставки вооружений говорят — отправляются именно «бригадные комплекты» техники. Уже с ноября месяца. Но раз на линии фронта не замечены, то логично предположить, что накапливаются по летним чертежам глубоко в тылу. Желая повторить трюк с Изюмом на других направлениях. Где можно ожидать ударов — вообще без понятия. Даже теоретически. Поскольку тактика, которую использует НАТО на Украине — не про военное искусство, а про результат любой ценой. Гробы ведь не в Америку отправляются, правда? Итак, судя по открытым данным, нам придётся столкнуться с высокомобильными механизированными бригадами (в структуре «ударного Корпуса»), работающими в стиле американских бригад «Страйкер». Это мучительный и давний эксперимент янки, зависший в воздухе. Но полигон для испытаний реальным боем они получили, Киев получает бронемашины «Бредли» и «Мардер», французские легкие колесные танки AMX-10RC и американские самоходки M109A6 «Паладин». Значит, ставочки наши закавыченные партнёры решили поднять. scale-1200-274 колесные танки AMX-10RC (иллюстрация из открытых источников) Оружие не новое, предшествующего поколения. Но из разряда «ближайшего резерва», пригодное для использования даже регулярными подразделениями армии США и прочих национальных Европы. Следующие образцы — уже именно стоящие на вооружении. НАТО решило рискнуть и посмотреть, насколько хуторские ландскнехты смогут управиться с незнакомыми системами под прямым командованием «белых людей». Политически сие означает переход очередной «красной линии», таких систем оружия не было у ВСУ даже в единичных образцах, на совместных учениях не использовались. Обсуждать нет желания проблему, она давно дискредитирована нашим вегетарианским начальством. Найдёт генерал Суровикин организовать «асимметричный ответ» — пожуём-увидим. В противном случае эксперименты над русским терпением приведут конфликт к использованию всей номенклатуры вооружений НАТО. Теперь о наблюдениях последнего месяца, обрывках информации с «передка». ВСУ начали менять подходы к использованию резервов, что означает системный эксперимент, так думаю. Проводимый для подготовки наступления силами Резервных Корпусов, испытывающих серьёзные проблемы с комплектом бронетехники, её разносортицей. Почти каждая кадровая батальонно-тактическая группа ВСУ сегодня получила три-четыре «аватара» из слабо подготовленных, имеющих только автотранспорт и несколько бронемашин резервистов-теробороновцев. scale-1200-275 Их задача — закрывать телами первые полосы обороны, нести самые тяжелые потери. За их спинами уже не стоят карательные нацбаты (израсходовались, однако), а действуют боевые группы из собственных профессионалов или иностранных наёмников на хорошей бронетехнике, прикрытые по всем правилам артиллерией и танками, даже авиацией. В угрожаемые моменты они начинают помогать избиваемым, используя их для усиления своих порядков в контратаках.
Как система работает. Сначала бесчисленными «разведками боем» натовские штабисты срисовывают манеру наших командиров реагировать на прямые атаки небольших подразделений ВСУ силами до роты. Учитывается время использования артиллерии, скорость прохождения приказов, эффективность контрбатарейной борьбы, сроки появления авиации. Так накапливаются данные о «фирменном стиле» командования на каждом отдельном участке фронта. Если почуяли слабину, неразбериху, тугодумие или несогласованность управления видами и родами войск — именно на такой участок будут перебрасывать ударные бригады Корпуса для наступления. Сначала появятся диверсионно-разведывательные группы (взводные) числом до 50 штук, старающиеся проникнуть за первую и вторую полосу обороны. Следом, по полученным разведданным, появляются мобильные отряды на бронеавтомобилях, численностью до роты, начинающие осаждать беспокоящим огнём опорные пункты, обтекать их, заниматься разминированием и минированием, открывая дорогу стремительному броску ударным механизированным колоннам (танкам, БМП с пехотой) на 20-30 километров в глубину нашей обороны. Их после первых суток продвижения (если темпы соблюдаются) начинают обслуживать группы контрбатарейной борьбы с радарами и средствами РЭБ, наводящие дальнобойную артиллерию. Само собой, последними в прорыв втягиваются тыловые колонны обеспечения, прикрытые ПВО (обычно один С-300, пара «Буков» и десяток машин с установками «Оса-10»). Каждый шаг атакующих, после начала работы мобильных групп, через спутник попадает в базу данных штаба Корпуса, тот начинает маневрировать артиллерией и штурмовыми колоннами. Отвлекая на других направлениях наше командование имитацией атак. scale-1200-276 Как было во время «харьковской перегруппировки», мы всегда под угрозой окружения оставляли полосы обороны и отводили части (с разной степенью порядка) на запасные рубежи. Бороться с прорывами удавалось с помощью армейской и фронтовой авиации, как будет теперь — не знаю, появление новых систем ПВО задачу осложнит, но противоядие существует. Нейтрализовать мобильные ЗРК можно уничтожением единой станции слежения, которая работает в интересах ударного Корпуса. Ассиметричный ответ Как бороться с подготовкой очередного наступления ВСУ? В принципе, рецепт используется: уже сегодня отслеживают наиболее опытные и мотивированные части ВСУ «второго эшелона», провоцируя их на втягивание в бой. Как поступают «железнобокие» вагнеровцы, наловчившись быстро опрокидывать слабо обученных тероборонцев и резервистов в первых полосах обороны, а потом подставляют спешащих на выручку профи под артиллерию, выбивая бесценную технику. Это минус первый атакующий эшелон, который штабы НАТО видит в тактике развёртывания ударных Корпусов. Второе: «Страйкеры» хороши только там, где между участками обороны нет связности общего командования, отсутствует взаимодействие различных соединений, видов и родов войск, а соседи не приходят на выручку друг другу. Захлопнуть «котёл» для прорвавшихся в глубину собственной обороны можно, обладая железными нервами и устойчивой связью на всём участке. И держать под рукой ударную группу из нескольких бригад в резерве, конечно. Судя по манере ведения боевых действий и усиленным инженерным работам в тылу — именно так поступает генерал Суровикин. Создаёт повсеместно глубину обороны, прячет резервы и дозировано увеличивает давление по всему фронту, втягивая всё больше и больше резервов врага, предназначенных для наступательных действий. Сегодня они отправляются на «переработку» под Соледар и Артёмовск. А теперь и под Кременной-Сватово начали тучи сгущаться для ВСУ. scale-1200-277 Та самая «гонка со временем». Размер нашей группировки на Донбассе позволяет провести наступательную операцию. Прорвать фронт в нескольких местах. Даже на значительную глубину в обход укрепрайонов и «городов-фортов». Но команды «в атаку» не поступает, командование чего-то ждёт. Единственное объяснение: на Донбасс вытягивают резервы для наступления, либо способные создать новый оборонительный пояс на каких-то дальних рубежах, вполне может статься — по Днепру. Не буду размахивать сабелькой с дивана в патриотическом угаре, но ситуацию считаю прогнозируемой даже по открытым источникам. Генштаб России втянулся в работу, реально оценивает (по поставкам вооружений и западной помощи) боевые возможности резервных и передовых группировок ВСУ. В идеале, натовским ландскнехтам требуется трёхмесячная передышка, дабы освоить поступающие системы вооружений, не расходовать драгоценные ресурсы в попытках «заткнуть дыры» трещащего по швам донбасского фронта. Проигрывает НАТО во времени катастрофически, Россия три месяца работает над подготовкой резервов из числа мобилизованных, насыщает части вооружениями и техникой. Как именно, с какой скоростью ржавая машина работает — вопрос отдельный, но она проворачивается не вхолостую. Не менее двухсот тысяч свежих войск — не баран чихнул, мы меньшей по численности группировкой заходили в феврале 2022-го. Работающей сегодня группировке на Донбассе тоже достаёт сил (численно и по техническому оснащению), чтобы перейти в наступление. Либо продолжить притягивать к себе явно не бесконечные резервы обезлюдевшей Украины. А ещё над Киевом нависает белорусский «балкон», где не менее 20-30 тысяч интенсивно учатся. Да, они сдерживают польскую агрессию, но выполнить ряд вспомогательных задач тоже способны, если фронт на Донбассе начнёт сыпаться к концу зимы. Выводы Единственная переменная, которую с дивана не понять — политический вопрос приостановки боевых действий. Нет, не по показаниям очередного «договорняка», в который не верю. Дело в военной арифметике. Точка баланса нашего и натовского потенциалов находится в цифрах сокращения складских запасов, скорости развёртывания мощностей военной промышленности и способности/готовности войну оплачивать. Как людским ресурсом, так и материально-техническим. Причём, в достаточно короткий промежуток времени, не более года. Логика ВСУ понятна, им необходимо нанести один впечатляющий по мощи удар, от которого у нас в башке зазвенит. Месяца три-четыре нокдауна, чтобы окончательно перейти на стандарты НАТО, подготовить новые Резервные Корпуса, такая вот стратегия выбрана. Осенью получилось отчасти, была использована малочисленность группировки на харьковском направлении, плохая слаженность, и бардак в командовании без единоначалия. Но даже тут военного разгрома не вышло. Теперь задача усложняется. Комплектуемые сегодня Резервные Корпуса испытывают проблемы с унификацией боевой техники, систем вооружений. А поставляемых танков, бронемашин и наземной артиллерии не достаточно для полномасштабной стратегической операции на окружение. Можно попытаться взять Кременную или Мелитополь, ворваться на территорию Белгородской и Курской областей даже. Чтобы обрушить свой фронт на Донбассе, получить удар в другом месте. Наши резервы более многочисленны, лучше оснащены и подготовлены. scale-1200-278 Скажу крамольные вещи, но единственное, чего не учли умники НАТО … это «вагнеров» и ударные корпуса ЛДНР, действующих вне военной математики и классических теорий ведения боевых действий. Ни одно регулярное соединение в мире не способно безостановочно, месяц за месяцем, вести наступательные действия. Отгрызая хоть пару «опорников», улицу или лесопосадку в день, но неудержимо двигаться вперёд. Именно «железнобокие штурмовики», поддерживаемые избыточной артиллерийской мощью, под Артёмовском и Соледаром совершают чудо, стягивают на себя резервы ВСУ. У Запада много денег и даже техника найдётся … только железом должны управлять люди. Им нужно время на подготовку, которое генерал Суровикин ВСУ и НАТО не даёт, в отличие от собственных резервов. Количество таких бесценных недель скоро станет качественным решающим фактором. Единственным. Результат будет измеряться в подготовленных солдатах, а не миллиардах долларов. https://dzen.ru/a/Y7ygu3r_R3u9...
1
76
7