Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Разница во времени

Сообщество 1100 участников
Заявка на добавление в друзья

Начало беды

Август 1941-го. Один из основных мостов через Днепр

 

Отрывок из романа “Вчера”

Но вот наступило 22 июня 1941-го года. Сам день начала войны Сеньке не запомнился, потому что ничем не врезался в память. Видно, маме Ане было не до того, чтобы что-либо ему объяснять. В ту пору его водили в детсадик в Дубовую Рощу. На её опушке располагалось здание детсада “Торгречтранса”, хитрой "фирмы", где тогда работала мама. 

В первые дни войны около детсадика рабочие судоремзавода быстро вырыли большие бомбоубежища, но детям, к счастью не пришлось их опробовать "в деле", хотя  несколько раз, в порядке учебы, дети размещались в них, ведомые воспитательницами. В бомбоубежищах приятно пахло свежераспиленными сосновыми досками, там было прохладно и темно, то есть интересно с детской точки зрения.

Потом вскоре по ночам начались бомбежки города и заводов. Во дворе домика на улице Кошевой 17 хозяева по требованию властей вырыли в огороде так называемую щель, нечто вроде узкого длинного окопа в рост взрослого человека. Во время ночных воздушных тревог, когда весь город был взбудоражен гудками заводов и сирен, иногда поздним вечером, иногда  глубокой ночью Семёна, всегда сонного, мама закутывала в одеяло и тащила в эту самую щель, где стоя размещалось несколько человек, всё население домика. Налет продолжался долго, думается, не меньше часа. Гудели невидимые самолеты, вякали зенитки, рвались, ухая, бомбы.

Эти несколько ночей, которые запомнились Сеньке, были прохладными, тихими, светила полная луна, которая иногда на несколько секунд пряталась в высокие перистые облака. Утром главным разговором жителей было обсуждение ночного налёта. Пацаны постарше с улицы Кошевой вели неплохую коммерцию, собирая  и затем обменивая на разные пацаначьи всякости осколки авиабомб.

Анна с сыном оставались пока в Запорожье. Город пустел.

Верхушка, то есть начальники  разных организаций, проводили эвакуацию  своих  близких. В их ведении был транспорт, но семей рядовых работников не брали.

Поезда не ходили, мосты были взорваны, самолеты фашистов бомбили всё подряд.

19-го августа Анна в середине дня пошла на пристань забрать трудовую  книжку  и получить обещанный  расчёт.

Добираться до пристани оказалось непросто, потому что  вся Дубовая Роща и прибрежные дома оказались залиты днепровской водой, как бывает весной в мае во время наводнения и сброса лишней воды ДнепроГЭСом.  Вчера вечером наши взорвали ДнепроГЭС, и вода  хлынула ужасным 30-ти метровым валом и снесла всё на своем пути. 

Днепр разлился так, что затопило всё, что за речкой Московкой, включая Дубовку и Пристань, а сама Московка вышла из берегов  и подтопила даже окраинные улицы, вроде Артёма, Кирова и 1-й Московской. Трамвай № 5 от площади Свободы до Пристани по Глиссерной, понятно, не ходил, потому что трамвайные пути скрыл метровый слой воды. Но откуда-то, как бывает в период майских наводнений, взялись два лодочника, которые бесплатно возили  редких граждан на Пристань и обратно к площади Свободы.

На конечной остановке 5-го трамвая у Пристани лежал на боку затопленный наполовину, сваленный водяным валом трамвай. Лодка проплыла мимо красного вагона, расталкивая носом всякий мусор, доски и какой-то хлам, в изобилии плававший после вчерашнего потопа. Неподалёку громоздился речной буксир, выброшенный на берег огромной волной. Чуть дальше прямо на мостовой на площади близ речного вокзала громадился облеплённый ракушками и тиной дебаркадер.

Здание Аниной конторы стояло на бугре у судоремонтного завода, основательно затопленного и растерзанного шальной днепровской водой. Стены конторы устояли под напором стихии, хотя высаженные окна и двери первого этажа красноречиво говорили о том, что здесь творилось ночью. Самое удивительное, что в конторе нашлись сотрудники при делах и ещё с крылечка были слышны бодрые щелчки счёт и взвизги арифмометров на втором этаже, до которого ночью не добрался девятый вал. Даже касса работала! Анна получила не только трудовую, но и 18 рублей под расчёт.

В городе стояла зловещая тишина и запустение,  с часу на час ждали  немцев, поэтому народ  по такому счастливому случаю третий день грабил мельницы и магазины. Зачем-то взорвали и сожгли здание НКВД вместе с заключёнными подвальной тюрьмы, много других хороших зданий.

Жаль было взорванного мелькомбината, что у Южного вокзала, на выезде на Симферопольское шоссе. Для порядка расстреляли всё население городской тюрьмы на Красногвардейской - боялись, что их освободят немцы.

Власть, однако, опомнилась, и через пару дней в городе был восстановлен железный сталинский порядок…

Вторую ночь город обстреливался с Правого берега и с Хортицы, занятой ещё 18-го, вражескими минометами и артиллерией. Утром вся главная улица – Карла Либкнехта – была усеяна осколками стекла. Грабеж магазинов почти прекратился после вмешательства военных патрулей.

Вчера одна женщина была прилюдно застрелена прямо на выходе из разграбленного магазина. Говорят, что комендант города, о котором до того никто ничего слыхом не слыхал, написал на обёрточной бумаге от руки приказ с предупреждением, что  за грабеж — расстрел на месте. Такой приказ видели в центре, на двери “Люкса”. Подпись была – Комаров. Хотя Комаров – 1-й секретарь горкома, а никакой не комендант. Люди, встречавшиеся на улицах, были встревожены и обеспокоены, а попадались и такие, что посмеивались...

Днём, выйдя добыть хлеба и молока, Анна встретила хорошую знакомую Мотю. Мотя тащила две тяжеленные сумки на тележке из переделанной детской коляски.

– Здравствуй, Мотя! – Обрадовалась Анна. – Откуда и куда?

– Да вот с Южного домой вертаюсь – охотно остановилась потная и уставшая Мотя.

Оказалось, что она с семьей соседей решили несколько дней тому эвакуироваться. Собрали барахло, что поценнее, и подались на Южный вокзал. Но там, на привокзальной площади, битком набитой отъезжающими с котомками, узлами, чемоданами, мешками, и всякой хозяйственной утварью выяснилось, что никто никого не эвакуирует. 

Военный комендант вокзала объявил, что вагонов для гражданского населения не будет, потому что комендатура занимается только формированием и отправкой воинских эшелонов для эвакуации военной техники и оборудования важных заводов, а также раненых.

А ведь август, самые жаркие летние дни, под +40. Раскаленная на солнцепеке привокзальная площадь напоминает открытую дышащую жаром духовку. Около единственного крана на перроне бесконечная очередь за водой. Вообще, число желающих уехать  увеличивается прямо на глазах.

Сегодня с утра поднялась паника, пошли слухи, что с острова Хортица немцы готовятся ворваться в город и где-то уже выбросили десант. Торговые точки, всякие там ларьки и палатки на привокзальной площади брошены продавцами открытыми. Бери – не хочу!

- А нам ведь только палец покажи… - продолжала Мотя свой удивительный рассказ - Началось растаскивание товаров. Там где мы сидели, рядом с нашими узлами был лоток, где продавался изюм. Так  народ как унюхал, то быстро растащили все ящики. Мы с соседями тоже оприходовали один ящик. Прямо так, ложками ели. А потом было нечем запить, хоть плачь…

Мотины соседи разуверились, что власть подаст вагоны и поезда, и ушли с вокзальной площади на привокзальную улочку. Перебрали узлы, выбросили всё неподъёмное. Связали барахло в походные узлы и примкнули к толпам, уходящих из города пешком.

И ничто не могло остановить испуганных людей, стремящихся на восток. Ни  невыносимая жара, ни проселочные дороги, где пыль по щиколотки, где то и дело рыщут немецкие самолёты, строча из пулемётов, ни жажда и голод – только в тыл, только спасти жизнь и детей.

Но у Моти, женщины самостоятельной и одинокой, воспитанницы детдома, сил на пеший поход неизвестной длительности и неопределённого пункта назначения уже не осталось. Она потащила свой скарб домой, отдавая себя в руки судьбы…

– И я вот тоже, Мотя, никуда не поехала… – обняла Мотю Анна. – У меня тут мама в  хуторе за Софиевкой, сын шестилетний, куда я? Ты не плачь, иди домой, умойся, отоспись, а там будет новый день, будем выкручиваться, как сможем…

А в плавнях ниже города оставалось много наших войск, сельских жителей, скота да и дикого зверья порядочно…

Когда следующим летом, уже при немцах, Анна, устроившаяся бухгалтером на судоремзавод, плыла пароходом в Херсон в командировку, то невозможно было выйти на палубу – от Запорожья до самого Херсона в плавнях на кустах и деревьях висели неисчислимые тысячи трупов красноармейцев, гражданских лиц и рогатого скота. Немцев на этом страшном вернисаже не было – оккупанты буквально на следующий  после потопа день мобилизовали местных колхозников и свою похоронные команды и достойно захоронили погибших фрицев. Да и погибли враги только на острове Хортица.

Затем, в конце августа, когда спала шальная днепровская вода и обнажилась Хортица, а немцы прочно заняли остров посреди Днепра и возобновили обстрел Запорожья, мама отправила сыночка к бабушке Фросе на хутор Казачий, в пятидесяти километрах от города, с оказией (заехал бабушкин сосед).

Уезжали рано утром на какой-то арбе, днище которой было мягко устлано соломой. На всю жизнь  врезались в память бесцеремонность ранней побудки, довольно холодный воздух, тряская, несмотря на соломенную подстилку, арба, медленно, но неумолимо миновавшая четырёхэтажные новостройки Жилмассива, около завода "29", ныне моторостроительного. По тем временам район Жилмассива был вторым украшением Запорожья после Соцгорода и его сердца - 6-го поселка около ДнепроГЭСа.

На Жилмассиве шла разнузданная грабиловка. Простые советские люди, ударники и стахановцы, носились по этажам новеньких жилмассивских четырёхэтажек и тащили, что попадёт под руку.

Мебель жильцов - передовиков производства, уехавших в эвакуацию вместе с демонтированным оборудованием завода, уже была давно растащена на неделе, а сейчас счастливые раскрасневшиеся граждане приканчивали окна, двери, чугунные батареи отопления.

Мужик, везший Сеньку, не удержался от соблазна и свернул к одному из домов. Быть может, он, хитруган, и выбрался в город арбой, а не телегой, так как, видно, слыхал, что в городе можно хапнуть и что-нибудь крупногабаритное.

Посыдь, хлопче, я хутко, – успокоил он Семёна и привязал конячку к дереву палисадника.

В самом деле, вскоре мужичок вернулся, с натугой волоча красивую белую дверь. Затем, хитро улыбаясь, сбегал ещё раз и притащил белое-пребелое окно, двустворчатое, с форточкой. С трудом пристроив добычу в арбе, он снова поудобнее умял солому на днище, поудобнее уложил снаряжённые мамой две тяжеленные сумки с крупами-сахарами и усадил Сеньку.

- Но-о! – скомандовал колхозник и взмахнул батожком. Коняга обречённо махнула хвостом и тронула старорежимное транспортное средство.

Миновав Жилмассив, лошадка потащила телегу  по пыльной дороге, под просыпающимся, всё более распаляющимся солнцем, среди толчеи отступающего транспорта на северо-восток в сторону Софиевки (Красноармейска). Запомнилось, как мимо пронёсся ГАЗ-АА с полудюжиной тяжёлых снарядов, тускло блеснувших на дне кузова, когда машину накренило на колдобине. Возница объяснил, что это такое, снаряды, и Сеньке впервые стало по-настоящему страшно на этой войне…

И хотя уже прошло два месяца, как объявлена война, но ни Анна, ни многие её друзья и знакомые никак не верили,  что немцы займут такую территорию Советского Союза. Когда в конце июля началась эвакуация граждан и заводов, вначале никто не собирался ехать, говорили, что незачем, война к нам не достанет, даже были евреи,  которые не хотели ехать,  остались в Запорожье, и многих из них  потом немцы расстреляли.

Но зашёл как-то у Сенькиной мамы разговор с дядей Игорем Ивановичем, хозяином домика, где Анна снимала комнату.

Этот самый Игорь Иванович работал в мартеновском цехе “Запорожстали”. Его не было почти две недели, даже ночевать с завода не являлся. Но когда вернулся домой, то много чего порассказал.

– Дни и ночи вывозим оборудование, сотнями вагонов в день. Так или иначе, немец будет здесь. Пустые цеха подметаем и прибираем. Враг должен увидеть, что мы уходили не торопясь, по-хозяйски, что мы скоро вернёмся!..

Думаю, через полгода прогоним незваных!..

Мама задумалась и тихо спросила:

- Если собираетесь возвращаться, то зачем ДнепроГЭС взорвали?..

- Ну, это не нашего ума дело, Анка!..  

Близится 9 мая и хочется рассказать молодым, как дело было в реале...  Если не возражаете, за пару недель вывешу несколько отрывков о годах войны.  О.З. 

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (44)

Марк Геллерштейн

комментирует материал 22.04.2017 #

Спасибо - очень интересно

no avatar
Злой старик

отвечает Марк Геллерштейн на комментарий 22.04.2017 #

Олег Зоин - что этот сектант знает о войне? Мне дед не рассказывал, берег! Одно помню! Может вам понравится! Едем говорит мы на фронт. В теплушках весело, самогон, гармошка, и прочее! Вдруг смотрим - наши в наступление пошли! Едем - сибиряки лежат,Ю как в наступление на пулеметы шли, в белых полушубках рядами до самого горизонта! Сразу смешки стихли. Приехали в поле составом, ни станции, ни домика какого, ни деревца! Поле и все, выгрузились, построились , весь эшелон, а тут штук 6 юнкерсов как на грех! Как дали нам прикурить! В общем дед начал науку всю поминать, под вагон лезть нельзя, разбомбит, в сторону бежать и ружье свое держать! А звездочку с шапки в рот и не дай бог потерять! В общем как они нам просраться дали, полны сапоги у всех! Минут через 20 улетели а с поля полуторки штуки 4 с особистами. Строиться говорят в 4 шеренги. Первая - у кого ружье и звездочка на шапке, вторая - у кого звездочек нет, третья - у кого ружья нет а 4 у кого ничего нет. Так вот - ружья нет - сдаваться собрался! Звездочки - сдаваться приготовился! А 4 - расстреляли сразу - дезертиры, ни звездочки, ни ружья! Вот так дед рассказывал первый бой! Я , говорит, ружье через ремень всю войну и не снимал, номера все время сверяли, а звездочки хранил и в ушах и в жопе! Не дай бог!

user avatar
Евгений Викторович

комментирует материал 22.04.2017 #

Про "30-метровый водяной вал" - зачем повторять недавнюю выдумку ?
Даже технически легко опровергается. http://durasik.livejournal.com/95478.html
И не соответсвует реальному "как обычно в мае".

no avatar
Шип

отвечает Евгений Викторович на комментарий 22.04.2017 #

Вы наберите в поисковике:"Днепрогэс" и найдете десятки ссылок на серьезные научные и документальные, в т.ч. зарубежные труды, которые помогут вам действительно разобраться, если захотите. Для начала можете ознакомиться со статьей в Википедии, тоже с очень большим количеством ссылок, в т.ч. и на упоминаемым автором роман. А свою ссылку на "дурасика" уберите куда нибудь подальше.

no avatar
Евгений Викторович

отвечает Шип на комментарий 22.04.2017 #

Педивикию смотреть в русском или украинском варианте ?
А в статье всё элементарно как 2х2 а значит верно.

no avatar
Анатолий Дмитриев

отвечает Евгений Викторович на комментарий 23.04.2017 #

Лучше в украинском, там больше правды.

no avatar
Евгений Викторович

отвечает Анатолий Дмитриев на комментарий 24.04.2017 #

Посмотрел оба. Отличия невелики. Нелепости про "30-метровую волну" нет. Такой не могло быть даже сразу за проёмом от взрыва.

no avatar
ШонЪ ТомчукЪ

отвечает Евгений Викторович на комментарий 28.04.2017 #

Женя, кушайте путинги.
Очень вкусно для вас.
Но с душком-с.
Воняет.

no avatar
Joe Kreker

отвечает ШонЪ ТомчукЪ на комментарий 29.04.2017 #

Не корректно сравнивать зулусов с ватниками-портянками.
Зулусы без ружья, с одним копьём до сих пор выходят против льва, а эти портянки только и могут толпой на одного, и то, как велел их иго-Вова, спрятавшись за женщинами и детьми.

no avatar
Юрий Шадрин

комментирует материал 22.04.2017 #

Зоин, вы начинаете и не продолжаете. Где "Это было недавно..."+ ? Есть где то в изданном, полном виде?

no avatar
Гарольд Хренников

комментирует материал 22.04.2017 #

Помню как мама и я эвакуировались из Ростова-на-Дону . Ехали в длинном поезде из товарных вагонов. Эти вагоны были полностью заполнены такими же как мы. До Сталинграда ехали неделю или две. Поезд останавливался на перегоне и мог простоять часа три, а мог и три минуты. Все пассажиры выходили на природу и варили еду. Благо, что недостачи в горючем материале не было. В ход шли щиты снегозадержания, которые были сбиты из тонких досок. Вдруг раздавался гудок паровоза и поезд трогался, но очень медленно. И все, с недоваренной едой бежали к своим вагонам.
Отставших не было. Машинист прибавлял ход только после полной загрузки.

no avatar
Николай Полянский

комментирует материал 22.04.2017 #

Вот был социалистический реализм, а это - антисоциалистический. И тут и там мораль машет куцым хвостиком.-)
Но текст , безусловно, найдет своего читателя , такого, который считает, что во всем виноват Сталин (советская власть, Ленин, февралисты и т.д.).

no avatar
Олег Зоин

отвечает Николай Полянский на комментарий 22.04.2017 #

Ну что Вы сразу - "антисоциалистический реализм"?..
Хотя термин интересный...
А если просто - "реализм"?.. То есть, как было в реале. Не принимаете?..
Ну, не обижайтесь, если что. Это я просто так Вам отвечаю, для хорошего настроения... Всех благ!.. :)))

no avatar
Николай Полянский

отвечает Олег Зоин на комментарий 22.04.2017 #

Такого количества ударников и стахановцев (для разграбления брошенных квартир) едва ли могло обрестись в Запорожье. Не Сталин и не советская власть виноваты были в этом: когда в крупном американском городе на несколько часов отключилось электричество, тут же начались грабежи. Чтобы тысячи мертвецов (бывших бойцов РККА) висели бы по берегам Днепра - вряд ли бы позволили немцы (во избежание эпидемий), поскольку они контактировали с местным населением. Десятка два, возможно, и увидели: понятно, что впечатление было сильным, так что сами собой потом вспомнились тысячи.

no avatar
Валерий Гудошников

отвечает Николай Полянский на комментарий 23.04.2017 #

Виноват всегда главнокомандующий.

no avatar
Николай Полянский

отвечает Валерий Гудошников на комментарий 23.04.2017 #

Ну да, во всем. Как Путин у украинцев.-)

no avatar
Анатолий Дмитриев

отвечает Николай Полянский на комментарий 23.04.2017 #

Будем надеяться - и до русских дойдет.

no avatar
Николай Полянский

отвечает Анатолий Дмитриев на комментарий 24.04.2017 #

Надейтесь.-)

no avatar
ШонЪ ТомчукЪ

отвечает Николай Полянский на комментарий 28.04.2017 #

Комментарий удален модератором Newsland

no avatar
ШонЪ ТомчукЪ

отвечает Николай Полянский на комментарий 29.04.2017 #

Примитивно, Миколка, зраднык.
Краткий Словарь Ватника.
Будет дополняться
Абама чмо (устарело) – Трамп чмо? Гн понятно пока.
Адеса!
Бандерлоги
Бандера п…дар
Бандеровская рожа
Бандера служил в СС
Бебик
БЕндеравцы
Безоружные женщины и дети
Бомбить мирных жителей Дамбаса!
Валынская ризня! (Если «валына» есть, то чёй-та резать?)
Воевать против своего народа.
Вперёд на фронт!
Вывсёврёте
Гастеры
Гейропа
геморои
Героям сала!
Гoмoсeк
Гражданскую войну
Деньги Госдепа
Дидываивали
Древние укры

дуркаина
Если бы Путин ввёл войска, то через 2 часа мы бы дошли до Львова.
За 3 – до Лондона.
За 4 – до Вашингтона
Жидобандеровцы
Жидовские фашисты
Западенщина
Их там нет

no avatar
oleg Lukashevich

комментирует материал 22.04.2017 #

Наверное, еще не скоро станет известна вся правда о начале ВМВ для СССР!?... Интересный материал! Спасибо.

no avatar
anatkor

комментирует материал 22.04.2017 #

Комментарий удален модератором сообщества

user avatar
Леовол

комментирует материал 22.04.2017 #

"В городе стояла зловещая тишина и запустение, с часу на час ждали немцев, поэтому народ по такому счастливому случаю третий день грабил мельницы и магазины"
Хлебом с солью готовились встречать?Плывшие по Днепру погибшие добавляли радостных ожиданий?Писун-романист.







































user avatar
Анатолий Дмитриев

комментирует материал 23.04.2017 #

+++!!! Есть "правда" о войне, как воспоминания Жукова, а есть ПРАВДА - у Виктора Астафьева, Николая Никулина, Марка Солонина. Все так и было: врагу не оставим ни пяди! Сжечь дома, чтоб им негде было жить! - А где будут жить хозяева домов? - Плевать, найдут, где жить! Взрывали, сжигали, вывозили целые заводы. Ну еще тех, кому на этих заводах работать. Оставшимся, выжившим клеймо - пребывал на оккупированной территории.

no avatar
ШонЪ ТомчукЪ

комментирует материал 28.04.2017 #

Верхушка, то есть начальники разных организаций, проводили эвакуацию своих близких. В их ведении был транспорт, но семей рядовых работников не брали.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com