Почему Евросоюз отрекся от планов блокады Калининграда

Острый политический кризис, возникший между Россией и Евросоюзом из-за блокады Калининградской области, похоже, преодолен. По крайней мере, глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель заявляет, что соответствующие санкционные директивы будут пересмотрены. Что заставило Европу пойти на попятную и какие выводы из этого должна сделать Россия?

Блокада Калининградской области, введенная Литвой на основании принятых Брюсселем антироссийских санкций, по всей видимости, завершается. Европейский союз готов ее снять. Именно так можно трактовать слова еврокомиссара по внешней политике Жозепа Борреля о том, что формулировки санкций (позволивших Литве ограничить ввоз в российский анклав почти 50% номенклатуры товаров через свою территорию) будут пересмотрены.

«Мы хотим ввести меры, которые позволят нам предотвратить любые формы нарушения санкций – но в то же время не мешать перевозке (людей и товаров из остальной России в Калининград – прим. ВЗГЛЯД). Поэтому Еврокомиссия и Служба внешних связей Европейского союза собираются пересмотреть санкционные инструкции для того, чтобы четко показать – мы не собираемся блокировать или предотвращать трафик между Россией (имеется в виду остальной Россией – прим. ВЗГЛЯД) и Калининградом, – заявил господин Боррель. – Перед нами стоят две цели: помешать обходу санкций и не блокировать трафик. Обе эти цели можно достичь одновременно, и мы над этим работаем».

Пересмотр этот, по словам еврокомиссара, завершится «как можно быстрее». По всей видимости, речь пойдет о том, о чем раньше говорил губернатор Калининградской области Антон Алиханов: Евросоюз разделит понятие трансфера российских товаров в Европу через Калининград и транзит товаров, которые идут из России в Россию для потребления в России (то есть в Калининграде).

Выглядит это, конечно, странно. «Европейцы и демонстрируют такое невинное недоумение. Еще два дня назад Боррель говорил о том, что Литва здесь вообще ни при чем и что она лишь реализует санкции Европейского союза. В том числе, как выразился Боррель, его личные решения, которые вот он сам вписал в соответствующие санкционные пакеты. А теперь он говорит о том, что давайте пересмотрим, чтобы убедить, что в этих санкциях нет требований и указаний, которые действительно могут привести к блокаде санкционного транзита, – говорит газете ВЗГЛЯД замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Дмитрий Суслов. – В свою очередь, Литва говорит о том, что рассчитывает на новые инструкции со стороны Еврокомиссии, и намекает на то, что если эти инструкции будут заключаться в том, что транзит должен быть восстановлен, то она его восстановит». То есть, проще говоря, необходимо лишь бюрократическое решение для того, чтобы этот кризис в российско-европейских отношениях был разрешен.

И если ЕС действительно пойдет на попятную, то причиной тому была правильная реакция Российской Федерации. Представитель российского МИД Мария Захарова ранее поясняла, что ответные меры Москвы «будут не в дипломатической, а в практической плоскости». По ее словам, Брюсселю «было заявлено о необходимости изменения предпринятых шагов, а если этого не произойдет, тогда ответные меры будут введены».

От электричества до газа

Какие конкретно шаги будут введены, Россия не говорила. Эта недосказанность заставила экспертов перебирать варианты один другого интереснее. И казалось, что варианты эти, мягко говоря, не совсем удачные.

Так, некоторые говорили о введении экономических санкций против Литвы – чуть ли не эмбарго, с отказом транзита российских грузов через литовский порт Клайпеда и отключением Литвы от БРЭЛЛ (синхронный режим работы энергетических систем Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы).

Да, определенные проблемы для Вильнюса эмбарго бы создало. «Прибалты пользуются тем, что с помощью БРЭЛЛ они балансируют ежесуточные скачки потребления электроэнергии. Причем делать это можно бесплатно, если в течение суток ты соседу вернешь тот же объем, который ты во время скачка потребления у него взял. Но в целом эта услуга могла бы быть платная. Пусть или платят за надежность энергоснабжения, или надо отключать их – и пусть ищут другой способ балансировки. Может они его и найдут, но вот так бесплатно, как мы, никто им предоставлять подобную услугу не будет», – поясняет Игорь Юшков.

Однако подобный перевод балансировки на платную основу все-таки нанесет Литве незначительный ущерб – ведь страна не пользуется БРЭЛЛ на постоянной основе. «На сегодняшний день экономика Литвы слабо зависит от России. Электроэнергию не покупают, газ уже тоже, транзит схлопывается с начала нулевых. В прошлом году еще и белорусский транзит потеряли. Чем на них можно надавить, кроме военной силы, не ясно. Поэтому и ведет себя Литва так нагло и дерзко – она провоцирует Россию в интересах США», – говорит газете ВЗГЛЯД глава аналитического бюро «Сонар-2050» Иван Лизан.

Да, чисто теоретически Россия могла бы ввести санкции не литовского, а общеевропейского масштаба. Например, помочь европейцам отказаться от российского газа (они ж так много об этом говорят) и отрубить его прямо сейчас.

«Заместить российский газ Европа вряд ли смогла. Во-первых, таких объемов нет. Во-вторых, уменьшение добычи со стороны России (ведь перекинуть этот газ на другие рынки мы не можем физически) привело бы к росту цен на голубое топливо до нескольких тысяч долларов за тысячу кубов. В этой ситуации сразу остановилась бы вся металлургическая и химическая промышленность Европейского союза. При таких ценах на энергию ничего производить вообще было бы невозможно, поэтому экономика ЕС просто перешла бы в режим рецессии. Инфляция выросла бы до 20%, а властям ЕС пришлось бы даже вводить ограничения поставок электроэнергии в дома. А если бы наше государство еще бы запретило поставлять СПГ с Ямала в Европу, то ситуация еще больше бы усугубилась», – поясняет газете ВЗГЛЯД преподаватель Финансового университета, эксперт Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков.

Однако, как отмечал господин Юшков, Россия не смогла бы перенаправить этот газ на другие рынки. А значит, потеряла бы важный источник дохода, позволяющий ей переживать западные санкции.

Поверили в решимость

Наконец, был третий вариант «ответа в практической плоскости» – военный. Ряд экспертов предлагал либо пробивать, либо угрожать пробиванием сухопутного выхода от белорусской границы до Калининграда (на Западе этот потенциальный мостик длиной 70 с лишним километров называется Сувалкским коридором).

Вариант, который абсолютно соответствует российской стратегии национальной безопасности, где прописано, что в случае угрозы территориальной целостности Российской Федерации Москва может применить оружие, даже ядерное.

Конечно, Евросоюз мог не поддаться российским угрозам. Сказать, что все они (особенно нападение на Литву, которое привело бы к войне с НАТО) чреваты для Москвы большими проблемами. Что Россия на них не решится, что ее угрозы останутся лишь угрозами. Однако он поддался и уступил. Почему?

Прежде всего потому, что Россия четко продемонстрировала свою решимость в ходе украинской спецоперации. Показала, что она не остановится ни перед чем для защиты своей национальной безопасности – в частности, отправив в Калининград для оценки ситуации секретаря Совета безопасности Николая Патрушева.

Однако Брюссель поддался и потому, что он, по всей видимости, сам признал ошибочность решения о блокаде Калининграда. Да, есть эксперты, которые уверяют, что решение о блокаде было целенаправленным и сделанным по указанию Соединенных Штатов (желающих устроить эскалацию конфликта с Россией). Что Америка и ее передаточные механизмы в виде евробюрократов не ожидали жесткого российского ответа и потому отступили.

Такой сценарий, конечно, имеет право на существование. Однако есть другой, более жесткий и опасный для всех сценарий – говорящий о том, что в условиях опасного российско-западного конфликта с европейской стороны действуют банальные непрофессионалы, которые принимают решения без учета их последствий.

«Те заявления, которые на протяжении последних нескольких дней идут из Брюсселя и лично от Борреля, видимо, свидетельствуют прежде всего о высокой степени непрофессионализма и безответственности европейской бюрократии. В частности, Еврокомиссии и Службы внешних связей Европейского союза. Потому что, скорее всего, они просто не подумали о том, к каким последствиям может привести подключение калининградского транзита к санкционному режиму, – говорит Дмитрий Суслов. – Я не думаю, что Европейский союз всерьез рассчитывал создавать проблемы для калининградского транзита. Потому что ключевые страны Европейского союза – за исключением Польши – настаивают на категорической неприемлемости горизонтальной эскалации украинского конфликта. И говорят о том, что недопустимо создавать ситуации, которые могут привести к прямому военному столкновению России и НАТО. Это в равной степени касается администрации США – команда Байдена делает многое для того, чтобы не допустить подобного прямого военного столкновения России и НАТО».

В рамках этой концепции Литва просто решила воспользоваться той возможностью для антироссийского демарша, которую дал ей Евросоюз – а Брюссель вынужден был признать правоту действий Вильнюса, поскольку литовские власти четко следовали букве санкционных документов. Сейчас же и Литва, и Брюссель пошли на попятную, поскольку к созданию кризиса, чреватому прямой военной эскалацией с Россией, ни ЕС, ни Литва не готовы.

Эксклавы надо обезопасить

Однако даже если нынешний кризис окончится деэскалацией, Россия все равно сделает из него правильные выводы. Да, она не может посадить в Брюсселе и в Вильнюсе вменяемое руководство. Не может – по крайней мере, в краткосрочной перспективе – выработать с Европой правила игры и заставить европейских партнеров уважать взятые на себя обязательства. Однако Россия способна минимизировать способность европейского руководства (а также лидеров соседних государств) провоцировать новые кризисы.

«Вряд ли имеет значение, какую сейчас позицию ЕС примет относительно транзита в Калининградскую область через Литву. Несколько дней Россия живет в ситуации нарушения договоров о транзите в эту область. Даже если будет откат ЕС назад, эти дни убрали доверие к договорам намертво. Вопрос о Калининградской области просто поставлен в график обязательных действий по обеспечению комплексной безопасности России в Европе», – пишет политолог Юрий Шевцов. По всей видимости, Москва будет наращивать производственные возможности Калининградской области, а также возможности морской транспортировки тех позиций, которые в Калининграде нельзя или нецелесообразно создавать.

В то же время сложившаяся вокруг Калининграда ситуация подсветила ситуацию с еще одним регионом, хотя и не являющимся территорией России, но очень зависимым от России. Речь идет о Приднестровье, где находятся тысячи российских миротворцев и живут сотни тысяч граждан с российскими паспортами.

Потенциальная блокада Приднестровья может стать более проблемной, чем блокада Калининграда – ведь юридических обязательств, запрещающих блокаду Приднестровья, у Европы с Россией нет. Как и нет возможности снабжать Приднестровье морским путем, поскольку у этой территории нет выхода к морю. А значит, единственным способом не допустить эскалации является создание сухопутного коридора к Приднестровью – через Одессу и Николаев. Чем, по мнению некоторых российских экспертов, Россия и займется после освобождения территории ЛНР и ДНР. 

Источник: https://vz.ru/world/2022/6/24/1164552.html

67
717
13