Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Русский мир

Сообщество 8823 участника
Заявка на добавление в друзья

Хочу явить Крым миру…

 

Светлана Савченко (на фото) сегодня депутат Государственной Думы Российской Федерации. Человек занятой – уговорить ее потратить «лишних полчаса» на разговор было непросто. Но у нее есть такая черта в характере, как обязательность: обещала – значит, мой телефон звонит, и время находится.

Крымчане давно знают Светлану Борисовну и ценят ее за умение найти нужные слова в самой непростой ситуации, знают ее твердую жизненную позицию и политическую устремленность, которая все эти годы, что она в публичной политике, так или иначе была обозначена курсом на Россию.

Сегодня она не рядовой крымский политик – она, пусть и по-прежнему рядовой, но депутат Госдумы. Многое видит и понимает. Вот об этом и наш с ней разговор.

– Светлана Борисовна, скажите честно: для чего люди становятся депутатами Госдумы? Потому что партия послала или есть какой-то внутренний посыл, мотивация?

– Я же не могу сказать за всех – речь только обо мне, так?

– Конечно!

– Знаете, не так давно я была в крымском госархиве, там награждали детей- победителей Шестого республиканского конкурса сочинений, в которых они отразили судьбу своих семей в судьбе страны. Выступая, я сказала, что могла бы написать сочинение о роли архива в судьбе моей и моей страны.

Когда-то я занималась в архиве вопросами земства, крымского здравоохранения в частности. И столкнулась с судьбой последнего председателя Таврической земской управы, князя Владимира Андреевича Оболенского. Для изучения его интереснейших воспоминаний я даже ездила в Москву, в Историческую библиотеку, чтобы прочесть изданные в Париже мемуары «Моя жизнь, мои современники».

Так вот, у него есть воспоминания о страшном выборе, который ему однажды пришлось сделать в самые суровые годы. Тогда нужно было принимать решение: кормить детей из приюта — или больных из лечебницы для душевнобольных. Он написал, что до сих пор просыпается по ночам от криков этих несчастных голодных больных людей…

У власти есть такое свойство: ей приходится принимать подобные трудные решения. Мне очень понятно, что похожее произошло и в 2014 году — наш президент стоял перед выбором: спасти два с половиной миллиона крымчан – или сохранить благополучие всей страны. Он принял сторону крымчан, как когда-то князь Оболенский отдал предпочтение детям.

А благополучие страны подсело, и мы это видим. Я не сомневаюсь, что мы выкарабкаемся – но ведь это решение… Мы шли своим путем, мы сделали свой выбор, мы понимали, куда мы идем. Но последнее слово все равно было за президентом: да или нет, принимаем Крым или нет – понимая все минусы, хотя понимая и плюсы. И главным плюсом были люди!

– Что характерно: россияне в своем большинстве и тогда, и сейчас поддержали решение Владимира Владимировича!

– Никогда не забуду эти кадры – еще было неизвестны итоги референдума, а на улицы Мурманска вышел троллейбус с надписью: «Слава Севастополю!». Помню людей на площадях в городах России с плакатами, написанными от руки: «Крым, держись, мы с тобой!» – у меня до сих пор слезы на глазах от того, что я пережила это единение через расстояние и через годы. Получается, даже через столетия. Потому что мы от одного корня, потому что суть Крыма пролегает через тот самый цивилизационный выбор князя Владимира, который в Херсонесе принял крещение, что потом дало право Владимиру Путину говорить о Крыме как о сакральном месте. Очень сложно такие решения принимать – но это кто-то же должен делать!

– То есть, соглашаясь баллотироваться, вы решили подставить свое плечо?

– Владимир Андреевич Оболенский, который был депутатом Государственной Думы, в моей судьбе явно сыграл далеко не последнюю роль. Когда встал вопрос о том, соглашаться или не соглашаться мне баллотироваться… понимаете, это же очень высокая ответственность. Поначалу я была ошарашена таким предложением моих товарищей по партии («Единая Россия» — Н.Г.). И если бы не эта работа в архивах, может быть, я и испугалась.

Не побоюсь сказать: до сих пор тревожусь, мне сложно соотнести законодательный орган всей огромной страны со мной, человеком, который вырос в маленькой деревне Белогорского района, где даже водопровода не было, а вода в колодце соленая, к питью непригодная…

Хотя я и крымским депутатом долго была, и прошла через разные ситуации. Ведь кто такой депутат – он связующее звено между властью и народом, между молотом и наковальней. Ты между базисом, фундаментом, то есть народом, и надстройкой – управленцами. Вот для чего создано государство – чтобы эта общность людей была защищена от угрозы извне и чтобы внутренняя жизнь была организована по всем понятным правилам.

Мы понимаем, что стопроцентного счастья и идеального общества у нас не будет никогда – хотя бы в силу того, что все люди неидеальны. Но стремиться к этому мы должны.

– Как, по-вашему: Россия сейчас та, в которую мы стремились? Соответствует ли тот образ, который мы себе нарисовали, сегодняшним российским реалиям?

– Хороший вопрос! В едином порыве идя домой, в Россию, мы все шли в большинстве своем в Советский Союз. Жизнь там была далеко не идеальной, но вспоминается всегда лучшее. Это как первая любовь: могло быть всякое, но память о ней греет всю жизнь – романтика, сирень, что-то легкое… У нас есть и была тоска по стране, которую мы потеряли.

Но самое главное в России не утрачено: страна, в которую мы вернулись, по своему идеальному заряду близка к тому Союзу. Может быть, в чем-то она даже и лучше: по-моему, Союз очень много потерял из-за того, что из сферы духовности был исключен важнейший, на мой взгляд, «элемент Бога». А ведь это стержень, на котором всегда держалась Русь. Хотели построить «царство Божье на земле» без Бога – а не получилось. Самое важное выдернули.

– Сейчас Бог есть – но чего нет?

– 90-е годы во многом изменили наше сознание. Вернее, нам пытались его изменить, направляя в сторону материального потребления…

Вот в чем крымский феномен влияния на Россию? В том числе и в том, что люди, которые за эти годы привыкли потреблять, поняли, что благосостояние в семье – это хорошо, но есть более важные вещи. Люди наглядно увидели, что от твоего выбора очень многое зависит, что своей позицией ты спасешь людей, которые всегда любили Родину, нашу общую Родину.

Мы ведь возвращались в Россию не за «пенсиями в два раза больше», не за мостом, который нам построят, не за аэропортом, который нам реконструируют, – мы возвращались домой за теплом, за пониманием родных, за душевной обстановкой, туда, где нас любят и уважают.

И тут я скажу про Украину. Ведь в чем там проблема: они выходили на Майдан за то, чтобы жить, как немцы, то есть за материальным – а мы возвращались домой за своей духовной составляющей. Никто из нас, я говорю о нормальных людях, не любит маму за то, что она может дать две тысячи с пенсии. Мы маму любим за что-то другое, правда?

– Сейчас задача: построить Крым, помочь России. А мы неохотно говорим о проблемах, о социальном неравенстве, о том, в каком Крыму мы живем, в какой, наконец, России…

– Попробую ответить… Знаете, в какую Россию мы пришли? В ту, которая, взяв на себя долги всего Советского Союза, наконец, отдает последние. Мы пришли в страну, которая чуть ли не на коленях ела «окорочка Буша», а сегодня имеет самую мощную армию в мире.

– Это защита от внешних врагов — но нас изнутри достают!

– Совершенно верно! Россию внешние враги бьют и через внутренних недовольных. И мы это видим. Видим путь, который прошла страна с 2000-го года, когда президентом стал Владимир Владимирович, и сегодня Россия 2014-го твердо сказала: да, Крым наш. Вот Россия, в которую мы вернулись. Это страна, которая поднялась с колен. А враги, они всегда были – и внешние, и внутренние. Вспомните хотя бы письма князя Курбского! Это всегда было!

Вы правильно сказали о расслоении общества, оно недопустимо огромно. Господь Бог тут ни при чем – это всё люди делают, которые, кстати, не соблюдают Божьи заповеди. Если бы их соблюдали, глядишь, «царство Божие» уже было бы на земле. Оно есть в каждом из нас, просто мы его в себе своей суетой заглушаем. Это очень плохо.

На самом деле, во всяком случае, как я это вижу, президент постепенно меняет элиту страны. Деятели 90-х постепенно уходят. И не революция их заставила уйти (поймали всех и сбросили) — управленцы постепенно меняются; остаются те, кто вписывается в реалии, те, кто понимает, что происходит. Про них в те же 90-е не слышали – а сейчас они на видных постах.

К этому спокойно нужно относиться: это как организм, он переносит свои хронические болячки, в него внедряются бациллы, но от этого появляется иммунитет. Он обязательно должен вырабатываться: если не будет никакой заразы, то не будут вырабатываться антитела. А это очень важно!

– Вы хотите сказать, что эти внешние проявления, скажем, выход «птенцов Навального» – выздоровление?

– Это картинка состояния организма. Его нужно продиагностировать и пролечить. Это нормально.

– Судя по вашему спокойствию, вы этот «выход» считаете не язвой, а, скажем, прыщиком?

– Уж не язва точно. Это некий воспалительный процесс, который при умелом лечении вполне можно преодолеть, организм выработает антитела. У нас, крымчан, прививка от этого есть – на наших глазах развалилась страна.

– Но ведь это же происходило и на глазах россиян!

– Но это напрямую их не задевало – все же Украина другое государство.

– Но тут реально и целенаправленно вывели молодежь, школьников и студентов. Виновны мы все: не объясняем им то, что происходит вокруг – мы просто с ними не разговариваем… Почему мы им не рассказали, как это бывает, когда страна разваливается изнутри – крымчане, кстати, это уже дважды пережили в жизни нынешних поколений …

– Мне кажется, здесь есть несколько составляющих. С одной стороны, в какой-то степени да, недоработали: надо учитывать, что такое дети, что такое подростки, которые уже ощущают себя взрослыми, а их никто таковыми не считает. Такой момент революционности имеет чисто психологическую основу. И самое страшное – эти люди технологично, цинично и гадко использовали заряженность молодежи на гиперактивность, на претензию на взрослость, на обостренный поиск справедливости.

Мне кажется, в чем наша недоработка: детей воспитывают, не научая сложно воспринимать мир. У них есть желание на сложные вопросы получить простые ответы. Это позиция инфантильного ребенка. Его надо воспитывать хорошей литературой, хорошими спектаклями, даже хорошими играми – но они должны быть сложными, должны представлять мир во всей совокупности, объяснять, что не может быть простых ответов на сложные вопросы.

– Сложно что-то рассказывать ребенку, если по телевизору каждый день он видит то, что зачастую мы сами не хотим смотреть. Скажем, почему эфир заполнен какой-то Максаковой, стенаниями о том, вернется ли она в Россию – неужели это самая насущная российская проблема? Вы мне лучше покажите новый завод, который только что построили. Ощущение: людей отвлекают, забивая голову десятистепенными «новостями», не давая составить стереоскопическое представление о том, что же сегодня происходит в моей стране. Сплошная Украина в телевизоре – сколько можно! Обсуждаются ли подобные вопросы в Госдуме, ищете ли вы какие-то возможности что-то этому противопоставить?

– Я к этому куда спокойнее отношусь. На мой взгляд, страна идет туда, куда надо. То есть магистральный путь – тот, который нужен. Мы строим свою суверенную страну, постепенно, не сразу, обеспечивая неприступность ее границ. Кстати, стало известно, что поставлена последняя точка: полностью закрыт весь периметр по границе против ракетных атак. Напоминаю, наша страна – самая большая в мире при не самом большом населении и при не самой большой плотности проживания: войны и революции выкосили сотни миллионов людей, которые могли бы жить на нашей территории. Страшно думать об этих неродившихся и не родивших детей…

– А вы не обращали внимание, почему федеральные СМИ вытаскивают из всего потока новостей о Госдуме, скажем, чаще всего какие-то фриковые – типа запретить подросткам пользоваться соцсетями?

– А помните, был такой замечательный французский фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром? Они там газету выпускали: «Взрывы, пожары – будет интересно читать, а нормальная жизнь нормального человека никого не интересует»! Вот вам и ответ…

– Что, Украина интересна всем? Не перекормили разве?

– Нет, Украина по-прежнему интересна – если не всем, то очень многим. Ведь это не «соседний народ», мы единый народ, как двоюродные и троюродные братья. Это как проблемы в семье: что невестка снохе сказала, а та — зятю; это на уровне родственных связей. С другой стороны, плохо, если это выливается в шоу – покричать. А всё, что касается Украины, к сожалению, это всегда «покричать».

— Заряд ненависти, который там распространяется, приносится и сюда. А мы, получается, транслируем его на здоровую страну!

– Но эта тема по-прежнему наших людей кровно задевает, мы связаны, и от этого не уйти. Да, к сожалению, кое-кто неоправданно педалирует эту тему, но там, где идет глубокая аналитика — а она есть! – это для нас очень важно, чтобы эта болячка не могла появиться здесь.

– Эти темы в Госдуме присутствуют, обсуждаются?

– Конечно! Может, это не всегда публичная дискуссия...

Если говорить о внутренних проблемах, то прежде всего нужно вспомнить проблемы воспитания нового поколения. Из последних – суицидальная тема, очень страшная, как наших детей заставляют убить себя и своих родных. Чистая дьявольщина!

– Судя по результатам, это все же до детей доходит, дети убивают себя! А мы не можем…

– Нет, мы можем вовремя ударить по рукам государственной репрессивной машиной. А государству такая машина нужна прежде всего для того, чтобы наказать виновных, мешающих обществу жить нормально. Самое главное, что у нас не случился нравственный перевертыш, когда общество само в себе перевернуло понятие добра и зла. Нам в какой-то степени труднее, потому что вокруг нас достаточно много заклятых «друзей», которые пытаются навязать не наши ценности, которые себе внедрили и пожинают их плоды. Самое главное, мы не потеряли ориентиры. А теперь важно, чтобы мы, следуя этим ориентирам, отсекали то, что не нужно и то, что нам мешает.

– Многие аналитики говорят, что Крым дал России толчок к самопониманию, самовозрождению. Но прошло три года – есть ощущение, что этот самый «толчок» пошел по ниспадающей. Вам так не кажется?

– Нет. Поясню: это как рождение ребенка в семье. Восторг – а потом начинаются будни: ребенка нужно кормить, поить, по попе иногда шлепать. Вы не перестаете его любить, он уже с вами. Но на всплеске эмоций жить невозможно.

– Вы всю неделю в Крыму, проводите множество встреч. Скажите, по вашим ощущениям, какое сейчас настроение у крымчан?

– По тому, как я общаюсь… Вижу, что перемены к лучшему есть, и люди это отмечают. Но всем нам хотелось бы, чтобы все перемены к лучшему произошли быстро, сразу и в полном объеме. Но так не бывает. Тем более, что мы фактически оказались в блокаде — энергетической, водной, экономической, транспортной. И очень много усилий уходит на нейтрализацию последствий, на прорыв, на поиск новых решений и путей. Благодаря России мы уже со многими трудностями справились. У нас появилась энергетическая самодостаточность, скоро появится мост, новый аэропорт. Уже сейчас мы видим темпы и размах дорожного, жилищного, инфраструктурного строительства.

Но надо думать над тем, чтобы процесс возрождения Крыма шел быстрее и качественнее. Хотя мы понимаем, что быстро – не всегда качественно.

Перемены… Вот, скажем, у бабушки нет внука-школьника, она и не знает, что еще в 2014 году в школу пришли новые учебники с первого по одиннадцатый класс во все без исключения школы. Да школы наконец-то отремонтировали! И строят новые. А ведь это так важно! «Значит, нужные книги ты в детстве читал», – по Высоцкому. Другое дело, что и Россия, пройдя свой путь «образованцев», тоже много чего потеряла, и сейчас у меня большие надежды связаны с новым министром образования Ольгой Васильевой, которая настроена на повышение его качества. И уже многое меняется.

А как коренным образом изменилась ситуация с детскими садиками! Вы только вдумайтесь: 11 000 маленьких крымчан пошли получили путевки в дошкольные учреждения за три года!

Я, когда с людьми разговариваю, вижу, что у людей полная поддержка государственной линии во внешней политике России. Лавров, Шойгу – самые уважаемые люди.

– Вы хотите сказать, что крымчане всё правильно понимают…

– Да, магистрально всё понимается правильно. Люди выражают в разговоре какие-то свои претензии, недовольство по многим позициям, и это справедливо: в любом доме что-то «не так» устроено. Но самое главное понимается… это, знаете, как «есть любовь или нет любви». Так вот, «любовь» есть. И есть мечты. Я бы даже сказала, что есть ощущение, что мечты сбываются.

Взять к примеру мой округ. Возрождение Евпатории как Всероссийской детской здравницы и круглогодичного семейного курорта начиналось как мечта. Впервые я ее озвучила Дмитрию Анатольевичу Медведеву в Севастополе в мае прошлого года. Затем в Ялте прошло обсуждение на форуме «Единой России», посвященном здравоохранению. Предложения горожан, администрации Евпатории, экспертного сообщества вошли в мою предвыборную программу и получили огромную поддержку.

Председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко обратилась с просьбой о таком проекте на Координационном совете по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы. И по итогам заседания Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин поручил разработать меры по развитию детских санаториев в Евпатории. Так мечта обрела конкретные очертания, сроки, исполнителей, став уже федеральным проектом!

Ответственными за выполнение поручения назначены премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, глава Крыма Сергей Аксенов и спикер парламента республики Владимир Константинов. Создана рабочая группа в РК, подготовлены предложения по мероприятиям, которые необходимо включить в эту программу. Эти предложения прошли всестороннее обсуждение, экспертную проверку. Ведь очень важно ничего не упустить. Сейчас они отправлены на рассмотрение в Правительство РФ.

– А что из себя представляет эта программа? Почему уже сейчас говорят, что она имеет все шансы стать приоритетным национальным проектом?

– Важно понимать, что мы реализуем не евпаторийский или крымский проект, а общероссийский, даже можно сказать, что общенациональный, федеральный. Масштабная реконструкция курортной инфраструктуры, восстановление, ремонт старых объектов здравницы и строительство новых, расширение спектра оказываемых услуг. Процесс оздоровления должен стать комплексным, всеобъемлющем. Что называется, «под ключ» – от качественной современной диагностики до эффективной реабилитации.

Поэтому должны быть созданы соответствующие медицинские центры. Чтобы детки могли проходить лечение и восстановление круглогодично, необходима дополнительная структура образования да и развлечения тоже — ведь нельзя лишать детства! Остро стоит вопрос кадров. А это и центры переподготовки, и жилье. Немаловажен вопрос транспортной доступности города. В силу специфики пациентов необходима стопроцентная доступная среда для людей с ограниченными возможностями. Поэтому мы и говорим, что возрождение Евпатории как Всероссийской детской здравницы должно стать приоритетным национальным проектом.

– Заметна ли в Госдуме тенденция к наведению порядка в самой России, в ее экономике?

– Безусловно! После Крыма очень многое поменялось. Скажу даже больше, и это может прозвучать, как шутка: с приходом крымчан в Госдуму поменялся порядок ее работы! У нас новый председатель – Вячеслав Викторович Володин, человек, который в свое время возглавлял Администрацию президента. Все говорили, что в Госдуме постоянно пустые места, что некоторых депутатов не видно месяцами и даже годами. А сейчас все работают, создают так нужные стране законы. Никто не жалуется – мы понимаем нашу ответственность.

– Вы пришли в Госдуму работать, понятно. А есть ли какая мечта личная, сокровенная?

– Есть Крым моей мечты… Крым – это не обыкновенная территория, такая точка земли, которой Богом и природой дано практически всё. Это музей под открытым небом. Это необыкновенная земля, на которой живут талантливые люди. Это земля, которая сыграла необыкновенную роль в истории России. Мало того – Крым сыграл огромную роль в истории всего мира! И сейчас Крым стал поворотной точкой, после которой мир изменился. И эта роль Крыма не случайна. Но наш любимый Крым нуждается в том, чтобы его обустроили по-настоящему. А еще у каждого россиянина заветной мечтой должна быть идея побывать на полуострове.

Хочу явить Крым миру…

 

Источник: c-eho.info
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com