Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

Рассказы Уральской казачки

             Рассказы бабушки Наташи
        Стиль  изложения  сохранен
  Отец из дома убежал с Панкеевым  и другими из своего села в 1918 году. В селе Красногоре была белая банда и сельские выдавали им сочувствующих Советской власти и выдали отца. Он шел на работу, навстречу ехали бандиты, вела их женщина отобрать седло у сельского активиста. Она показала на отца - тоже красный - нам не до него, заберем седло, тогда,
  Он пришел к крестьянину, где работал и послал хозяйку к жене за документами.          
     Они были бедны,  и отец делал им телегу. Она принесла документы, и он по камышам речки Островной убежал в лес.
     По дороге /далеко уже/ его догоняют на телеге. Везет сын отца, его тоже выдали /Панкеева/. Другой сын Панкеевых был у красных. Они взяли его с собой и поехали, пока можно было ехать,  а потом проводили сына /Панкеева/ домой, а сами пошли пешком, отец с Панкеевым.
     Над дорогой стоял стог сена, и вдруг оттуда выглянули два человека. И те и другие испугались, не могли сразу опознать друг друга. Оказалось, еще двое сельских, тоже выданных/ там всех бедняков считали красными и выдавали белой банде./
     Пошли вчетвером. В Оренбурге, в форштадте их встретили часовые, там были красные. Их проверили и направили в штаб. По дороге их еще проверяли, и как арестованных закрыли, затем проводили в штаб с охраной. Вызывали по одному.
     На старике Панкееве была казачья фуражка, и у него не было документов. Отец поменялся фуражками и у него были документы демобилизованного после ранения из госпиталя. Он пошел первый. Допрашивали его и всех остальных, их было много, сбежавших от банды и их всех после допроса отправили в казармы. Собралось их много.
     Их кормили и жили они около месяца. Потом они стали проситься на фронт. Их не пускали, но было трудное положение на фронте. Их сформировали по сотням и назначили сына Панкеева, Андрея Яковлевича, командиром, а Гудникова-комиссаром (тоже сельский).
     В конце лета их отправили отражать наступление белых. Помощи им не давали, за ними наблюдали, но они отбили все атаки и вошли в доверие командоваия. Они сражались по железной дороге к Ташкенту и под Оренбургом.
     Началось наступление Колчака. Их отряд сражался в направлении на Уфу, но потом были повернуты на помощь Чапаеву, но опоздали, было уже все кончено. Начали преследовать белых, загнали их в пески.
Примечание: Бабушка Наташа отцом называет мужа  Манакова Федора Васильевича.
      
    
          РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ (продолжение)

      Отец рассказывал: - Служил он в кавалерийском полку в сабельном эскадроне сабельником. Дрались они с белоказаками насмерть.
     Однажды под ним во время рубки убили лошадь. После боя отец взял из полковой кассы 50 руб. и пошел на башкирский базар покупать коня. За эти деньги тогда можно было купить неплохого верхового коня. Ходил он по базару, присматривался к лошадям и все не мог выбрать.
     Вдруг видит, старый калмык продает коня, низкорослого, такого невзрачного. Он спросил, сколько стоит, а тот ответил - сто рублей. Отец посмеялся и пошел дальше. Навстречу ему шел комиссар. Он спросил, почему отец не купил до сих пор коня. Отец сказал, что еще не выбрал, а там старый калмык продает ишака за сто рублей.
     Комиссар говорит: - пошли, покажешь.  Пришли к калмыку, комиссар осмотрел коня и спрашивает, почему тот его продает. Калмык говорит, что нужны деньги, надо женить сына, а то бы так дешево не продал. Отец подумал, что они оба больные. Комиссар вынул 50 рублей,  отдал отцу и сказал, что бы тот купил эту лошадь.
     Отец купил ее и подумал, что в эскадроне все будут над ним смеяться, но комиссар сказал ему, что купили они табунного жеребца и он может порвать любого коня в эскадроне. Поэтому держать его надо отдельно у самого края конюшни, а рядом в яслях должна стоять только кобыла, иначе он разнесет все стойло.
      Отец долго к нему подлизывался, но, в конце концов, уломал. Жеребец его признал, но больше никого к себе не подпускал. А когда отец заболел, то стоял по колени в навозе,  но так и не дал никому вычистить стойло.
        В первом бою конь оказался впереди эскадрона, так как во время скачки  как-то по страшному хрипел и лошади от него в страхе отскакивал На  отца налетал громадный казак на таком же громадном жеребце. А отец сам невысокий и лошадь низкорослая. Отец  подумал, что пришла его смерть. Но когда сшиблись с казаком, то конь отца схватил казака за бок и вырвал бок вместе с кишками. Отец говорил, что это страшное зрелище. Жеребец отца ржал так, что от него шарахались все лошади. Отец понял, что ему с конем очень повезло, благодаря комиссару.
      Однажды на рассвете их эскадрон казаки захватили врасплох. Половину порубали, половину постреляли, и лишь несколько человек ушло на лошадях в степь. Ушел и отец, но за ним была погоня, и его загнали к глубокому оврагу. Конь скакал к оврагу, отец пытался его остановить, но как ни натягивал поводья, конь его не слушал, так и сиганул через овраг, но не перепрыгнул, а зацепился за край передними копытами. Отец через его голову перелетел, но поводья не бросил и вырвал коня на берег оврага. Тут отца ранило, он отполз за сруб колодца, который находился недалеко, а жеребец залег за ним и не высовывался, пока казаки не ускакали грабить имущество эскадрона. Тем и спаслись.

Примечание: бабушка мужа звала - отец, а он ее - мать.

            РАССКАЗЫ  БАБУШКИ НАТАШИ 2

         В Гражданскую войну половину дворов в деревнях и станицах были за красных, другая половина - за белых. А бывало, что с одного двора один сын у красных, другой – у белых.          Белые  придут в станицу: - где тут у вас красная сволочь? -  и бьют и расстреливают семью почем зря. Красные придут, то же: - где у вас мироеды, белая кость? И то же под пулеметы. Много людей невиновных погибло зазря. А вернувшийся сын семью выдавших вырезал поголовно.
         Наше село Островное – казацкое, считай за белых, но старики собрались /мой отец с ними/ и решили, ни тем, ни другим соседей не выдавать.
         Белые налетели, согнали всех на площадь: - где у вас семьи краснопузых? А старики молчат. Стали стариков вызывать по одному в хату - опять молчат. Выволокли на площадь лавку и дали каждому по двадцать шомполов, но никто ничего не сказал. Белые уехали, старики долго болели.
         Потом приехали красные, стали допытываться, где семьи  казаков-беляков, /а считай больше половины сыновей у белых/. Опять стариков мытарят, а они молчат. Повели их к оврагу, поставили на краю и пульнули поверх голов, только потом отстали. Ни один человек в нашем селе не пострадал/кроме стариков, конечно/.

Стиль изложения сохранен.

          РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 3

     Еще до революции, свекор мой Василий Федорович Манаков, когда служил в царской армии унтер-офицером, водил этапы ссыльных. В этапах были и политические, и уголовники.
     Порядки этапирования были строгие, но свекор, будучи старшим конвоя, их нарушал. Если бы кто-то донес, то ему грозил трибунал и такая же ссылка.
     Времена были не спокойные, пошаливали разбойники, поэтому станичники, которым нужно было ехать в места следования конвоя, ждали прохождения этапа, но, кроме свекра другие старшие их не брали /не положено/.
      Они откладывали свои поездки до этапа свекра и в верстах десяти впереди следования этапа собирались табором. Когда этап доходил до этого табора, то конвойные снимали с арестантов кандалы и грузили их на подводы, а слабых и больных грузили на телеги. Этап быстро двигался  и до следующего пункта доходил на несколько дней быстрее. Конвой останавливался в лесах и все отдыхали до положенного срока. Потом арестантов передавали другому конвою, а этот возвращался назад, подбирая по пути следовавших с ними станичников.
     Один авторитетный уголовник сказал как-то свекру: -  как ты водишь конвои, то у другого весь этап бы разбежался, а под твой конвой подбираем самых слабых и никто из этапа не сбежит  по нашим законам.

    
                РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 4

        Свекор Василий Семенович был среднего роста, борода рыжая (дочь Ольга была похожа на своего отца). Он был единственным сыном у своих родителей. Его отец Семен  Манаков родом  откуда-то из -  под Вятки, был богатым. У него была своя мельница. Будучи взрослым, Василий с отцом поссорился и, как оказалось - навсегда. Скорее всего, он ослушался отца по поводу брака т.к. его будущая жена откуда-то родом с Кавказа. Как там было, неизвестно. Это осталось семейной тайной.
          Когда пришло время служить в царской армии, свекор служил унтер-офицером и водил этапы арестантов в Сибирь. Правила этапирования были строгие, но он, будучи старшим этапа, их нарушал и если бы кто донес, то его бы судили судом военного трибунала. Времена были не спокойные и станичники, которым надо было ехать  за Урал, просились пристать к конвою для их охраны. Но старшие конвоев их не брали т.к. это-нарушение. А свекор брал. Станичники собирались в верстах десяти впереди следования конвоя табором и ждали конвой. Когда конвой подходил, то с арестантов снимали кандалы, а слабых и больных сажали на подводы. Конвой быстро шел по этапу, но до конца этапа не доходил и останавливался в лесах, и все отдыхали столько дней, насколько опередили срок этапа. Потом этап передавался следующему конвою, а этот возвращался домой, подбирая станичников, которые с ним шли ранее. Один авторитетный уголовник как-то сказал свекру:*как ты водишь конвои, то у другого все давно бы разбежались, а под твой конвой готовим самых слабых и больных и никто еще не умер. У тебя с этапа никто не сбежит. По нашим законам ему - смерть*
         Свекровь (в миру Мария Спиридоновна) была высокая (выше мужа), стройная, носила две темные косы (хотя не молодые казачки на селе прибирали волосы узлом). Была она рукодельницей, пряла, ткала пологи на телеги, что бы возить пшеницу в уборочную. Ходила в церковь. Её уважали на селе.
         В 1880 годах  Василий Семенович жил с семьей в селе Черкассы, под Саракташем и строил вокзал (он и сейчас стоит, маленький, деревянный весь), а в начале 1890 годов переехал в село Островное, что недалеко от реки Урал. Были у них дети: Наталья 1884 г. р.? ум.1917г. от тифа, Прокопий (Арсенька, как звала его мать)1887 г.р. Ольга 1889 г.р.ум.1953 г., Федора 1890 г.р. ум.1921 г. И Федор Васильевич Манаков - муж,1893 г.р.                              

Примечание: как рассказывала мне моя бабушка – ссора с дедом Семеном произошла из-за бабушки Марии т.к. она была не русская и не христианка. Где ее дед взял - неизвестно. Дед Семен его выгнал и скорее всего - проклял,
Но по мне - он сам себя проклял т.к. род его прервался. А бабушка Мария приняла христианство и мирское имя (Сын Манаковой Нины Федоровной Владимир).


      
         РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 5

     Жили  Василий  Семенович и Мария Спиридоновна в землянке на улице бедняков, по их порядку одни небольшие землянки. Больших деревянных домов не было. Улица заканчивалась на возвышении, чуть поднимаясь в степь (в сторону Саракташа) вдоль речки Островная.
     Дети: Наталья, Прокопий, Ольга, Федора, Федор. Наталью выдали замуж неудачно за Фрола Абрамова, бедняка в село Островное. Он был очень ленив. Потом они переехали  в Алабайтал. Они умерли в тифозный год (1917). У них оставалось тридцать пудов хлеба. Но детей забрал дядя Яков по мужу и забрал хлеб.
     У Натальи были дети: Евдокия,(1898 г.р.),Михаил (1900 г.р.) Нюра (Анна) 1904 г.р.), Анастасия (рано умерла), Егор, Никифор, Наталья, Варвара, Петр, Павел. Их всех сдали в приют т.к. землю под них не давали? Варвара 7 лет и Петр 3 лет пропали, их так потом и не нашли.
      В 1921 году Нюра пришла жить к  нам в Островное, а в 1927 году её выдали замуж в село Крючковка за Осипенко Андрея Пименовича.
     Её старшая сестра Дуня оказалась на юге в Киргизии, где прожила всю жизнь. Она разошлась с мужем, но муж нашел её и приехал к ней, и до 33 года о них не было никакого слуха. Потом она прислала письмо по адресу г.Оренбург ул. Островная. Добрые люди это письмо переслали в село Островное на председателя сельсовета, чтобы передать родным. Мы тогда жили в МТС в Новочеркасске. Письмо передали. Отец переписывался изредка. Известие передали сестре Нюре в Крючковку, а в 1955 г.(1958?)
мы с отцом ездили в гости к Дуне в Киргизию. Мужа уже не было, Дуня была уже не молода. Почти совсем глухая (не климат и высокогорье), очень нездорова. Пробыли одни сутки, отцу стало плохо с сердцем.
    Самая старшая сестра Анастасия была замужем. Летом 23 года была в разводе с мужем, через него и умерла. Возвращалась из села Днепровка вброд через Урал, простудилась после аборта, через 15 дней созналась, но было поздно, не спасли. Муж обещал сойтись, если избавится от беременности.
        
         
  
              РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 5 (продолжение)

     Еще остался в живых брат Михаил Фролович (из детей  Натальи). В 1921 году пришел с армии, жить было негде. В Оренбурге пришел к тетке Ольге, но её муж был против, и Михаил ушел от них.
      Устроиться на работу не смог, жить было негде. Осенью в холод он лежал на лавке, на улице и к нему подошел человек и позвал его с собой в ночлежку. Михаил пошел. Он решил остаться честным, предпринять было нечего, а на плохое он никогда не пошел бы, и он решил, что лучше умереть.
      Лежал, никуда не ходил, совершенно ослабел от голода. Но однажды в ночлежку пришли люди и обьявили, что кто хочет учиться на командира, пусть идет с ними. Михаил и еще двое решили пойти. У Михаила грамота 3 или 4 класса. Стали учиться в школе командиров. Михаилу учиться было трудно, не хватало грамоты, но он учился до обмороков. Иногда ему казалось, что он не выдержит, уже все силы были на пределе, но он выдержал.
      А один из трех сошел с ума.
      После окончания школы командиров служил в Красной армии. Женился, жил в Свердловске, учился в академии. С первой женой разошелся, она ему изменяла, хотя была из бедных. Во втором браке жена была из благородных, но детей у них не было. В Отечественную войну он пропал безвести под Москвой.
     А Нюра живет в Крючковке - у нее пять сыновей и куча внучат.

                        РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 6

      Отец Ольги (Василий Семеныч) был очень сильно пьян                                   и просватал свою дочь второй женой сыну хана и дали за нее два верблюда, груженных дарами (так сговорились).
      Но первая жена сына хана ночью прибежала в кибитку, где жили мать Мария Спиридоновна с семьей, и все им рассказала, и ею был организован их побег, проводник и подвода. Они очень сильно испугались и поехали ночью на свой страх и риск.
      Проводник доставил их в Оренбург, и там мать нашла знакомых, и они приняли и спрятали их. Их разыскивали, была погоня, несколько месяцев рыскали по городу, но через полгода все успокоилось и они приехали к отцу Ольги в с. Островное. Так сватовство не удалось.
      Ольга была красивая и умная           - похожа на отца.
      В 18 лет ее выдали замуж. Брак Ольги был удачным. Ее муж Василий был очень умный и трудолюбивый, бедняк. Жили они в селе Островное, потом переехали в Оренбург. До революции он занимался торговлей лошадьми. Скупал лошадей, выкармливал их, потом продавал, но не богател, а только кормился этим.
      Был хороший человек - моряк пришлый в село Островное. Звали его Гунбедский, а фамилия была Гриднев (а недалеко от Островного есть селение Гунбет или Гумбет), поэтому его звали так. У них родились дети Петр и Нюра (Анна).
      Был еще случай. Было это в1917 году. Отец (муж бабушки, мамин отец) возвращался с фронта, добирался неделями, очень сильно оголодал. Добрался до Оренбурга и пришел к сестре Ольге. Ольга была одна. Она быстренько усадила брата за стол и начала выставлять на стол продукты: щи, сало, сметану и другие.
      Тут заходит муж Василий, увидел все это, подбежал к столу и смахнул все на пол. Ольга напугалась, а отец обиделся, подумал, что зять пожалел для него продукты -  хотел уйти. Оказалось, что Василий спас ему жизнь. Опоздай он на полчаса- отец бы умер, так как долго голодал. Больше недели его кормили жидкой кашей, разбавленным водой с молоком и бульоном без мяса и поставили на ноги.
      Умер Василий до голодного года. Ольга вышла замуж за другого. Муж Владимир был очень скупой, занимался хозяйством. Была корова, лошадь (он пришел к ней в дом). К ним заезжали Островинские на постояльство и платили за это. Петра в школу не пустили, заставляли работать по хозяйству, летом пасти корову.
      Они прожили порядочно, но разошлись. Он ушел от нее, чему Ольга была рада. Петю стала учить на шофера, Нюра работала рабочей на заводе. У Петра было две дочери. Он умер от язвы желудка в начале 50х годов.
      А Нюра имела двух детей, уехала во Фрунзе и с ней потеряли связь.

      
                РАССКАЗЫ БАБУШКИ НАТАШИ 7

     Прокопий был умный, не грамотный, выше среднего роста, очень сильный, похож на отца.      Его боялись, когда он участвовал в драках, край на край. Край - богатые верхние и край бедные - нижние. Последние больше побеждали с участием Прокопия.
     Мать звала его - Арсенька. Жил всегда в работниках, в богатом "крае".
     Однажды он шел в воскресение домой от хозяев. Его окружили парни из этого "края", решив отомстить. Хотели избить его, но он раскидал их по одному и пошел своей дорогой, на что видевший все это старик, живший на этой улице, воскликнул: - Эк вы, молокососы, еще связываетесь с ним? Молодец, парень!". 
     Прокопия поженили, взяли из Вязовки тоже беднячку, но она оказалась очень умной женщиной и они жили очень дружно.
     Он стал работать с отцом, строили деревянные дома, а его жена вязала платки и вела небольшое хозяйство. Жили вместе с родителями. Прокопий зря не пил. Но он простыл и заболел. Прокопия отравил фельдшер, «прелой" водкой. Так травили всех больных тифом в с. Островном. Была у него дочка, тоже умерла маленькой.
Примечание: имя может быть – Прокофий.

     

 

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (7)

Владимир Цой

комментирует материал 15.11.2011 #

Дорогой мой Администратор. Может снова не в тему, но мне хотелось, чтобы тем, кому плохо, узнал, что когда-то было еще хуже... Но люди жили, боролись и любили друг друга...

no avatar
Бегущая с волками

отвечает Владимир Цой на комментарий 15.11.2011 #

пишите, если душа просит :)

no avatar
Владимир Цой

отвечает Бегущая с волками на комментарий 16.11.2011 #

Дорогая моя "Волчица" ( в моих устах - это высочайшая похвала!... а догадываешься, почему?..), мне есть куда писать, посмотрите мои сообы. У меня есть страница и кабинет в " Прозе...", есть блог в ММ и микроблог. У меня в друзьях мощнейшие в ММ блогеры. Посмотрите их блоги, это золотоносные пласты, из которых можно черпать материал для многих сообов. И я уверен, что они только рады будут...Мне твой сооб как то стал не безразличен (посмотри, из скольких сообов я вышел!). Просто его надо встряхнуть, а для этого многое можно допустить, даже публикацию не по теме...Согласись?....

no avatar
Пенсионер постарости

комментирует материал 15.11.2011 #

С интересом прочитал, мои предки из Вятки, аналогичные истории слышал, но увы, время только сейчас появилось. Удачи Владимир мы ровестники.

no avatar
Владимир Цой

отвечает Пенсионер постарости на комментарий 16.11.2011 #

Да мы почти земляки... Мой прапрадед был из под Вятки...мельник. А детей был один сын Василий, а у него одним из сыновей был мой дед Федор... Вы записывайте на бумаге. Комп, штука не надежная. Или распечатывайте...хоть в интернет клубе. Архив останется ....знаете, как потом вашим внукам пригодится!....

no avatar
Пенсионер постарости

отвечает Владимир Цой на комментарий 16.11.2011 #

Север Вятки - это Северные увалы, которые оставил Скандинавский ледник; там не было крепостного права, это беглые крестьяне из центральной России. Лет 8 назад проезжал по тем местам, все брошено, все заросло, а мои оба деда в 20г. уезхали, земли не хватало. Уехали на запад на гари; сейчас северовосток Костромской области, там земли пустовали, Пыщуг, Павино - там тоже, сейчас, почти все брошено. Помню дед рассказывал, он из деревни Чахловка, где река Ветлуга начинается. Живу в Шарье, собираюсь переехать в Кострому, где дочери живут.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com