Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Военная история

Сообщество 5767 участников
Заявка на добавление в друзья

СТАТИСТИКА БЛИЦКРИГА

1807 7 19

 

К статье "Куда улетели Сталинские соколы?" http://aviacia.ru/articles/chapter1.htm

Первый день воздушной войны на советско-германском фронте давно привлекает пристальное внимание историков и любителей авиации. Все они сходятся на том, что в этот день советски ВВС потерпели тяжелое поражение и понесли большие потери, причем в основном не в воздухе, а на земле. Также всем известно, что немцы не впервые начинали войну с массированных ударов по аэродромам, призванных с ходу «вывести из игры» авиацию противника. В первый раз они опробовали эту стратегию в Польше, в сентябре 1939-го, а во второй, в гораздо более крупных масштабах, – на Западе, в мае 1940-го.

Но дальше у исследователей начинаются серьезные расхождения, касающиеся, прежде всего, оценки эффективности и результатов действий немецкой авиации в майско-июньской кампании 1940 года. По своим масштабам и численности задействованных сил эта кампания сопоставима с началом Великой Отечественной войны, а потому интересн сравнить их между собой с точки зрения потерь и достижений.

Советские историки, занимавшиеся данной темой, писали, что Люфтваффе на Западе проявили высокую эффективность и достигли впечатляющих успехов. Попутно отмечалось, что недооценка этих успехов советским армейским руководством привела к занижению роли и значения ударов по аэродромам при завоевании господства в воздухе.

В качестве примеров такой недооценки приводились выступления на совещании высшего командного состава РККА, проходившем 23-31 декабря 1940 года и посвященном вопросам дальнейшего развития Красной армии. Большинство докладчиков выразили недоверие информации о высоких потерях французов при налетах на их аэродромы и сомнение в эффективности подобного рода действий. В частности, в выступлении командующего ВВС Киевского Особого военного округа генерал-лейтенанта авиации Е.С. Птухина розвучали слова, что бомбардировка аэродрома «это операция самая трудная, самая сложная и эта операция для воздушных сил в отношении материальных и людских потерь – самая большая», а начальник Главного Управления ВВС генерал-лейтенант авиации П.В.Рычагов прямо заявил, что «большинство таких налетов будет постигать неудача».

При обсуждении доклада Рычагов командующий ВВС Прибалтийского особого военного округа генерал-лейтенант Г.П.Кравченко высказал утверждение, что «Основным является воздушный бой. Я не верю тем данным, которые мы имеем в печати и которые говорят о больших потерях самолетов на аэродромах. Это, безусловно, неправильно. Неправильно, когда пишут, что французы теряли на своих аэродромах по 500-1000 самолетов».

Непонятно, откуда Кравченко взял такие цифры, поскольку немцы никогда не заявляли, будто на французских аэродромах уничтожалось «по 500-1000 самолетов» за раз, да и сложно представить себе аэродром, забитый столь огромным количеством авиатехники. Возможно, генерал имел в виду общие потери французов на всех атакованных немцами аэродромах.

В обоснование своего утверждения Кравченко сказал: «Во время действий на Халхин-Голе для разгрома одного только аэродрома мне пришлось вылетать несколько раз в составе полка. Я вылетал, имея 50-60 самолетов, в то время как на этом аэродроме имелось всего 17-18 самолетов.

Поэтому я считаю, что цифры, приводимые в печати о потерях самолетов на аэродромах, неправильные». Впрочем, Кравченко не упомянул о том, что его 22-й авиаполк был истребительным, и что на его вооружении стояли в основном пулеметные машины, к тому же не имевшие бомбодержателей. А уничтожить стрельбой из пулеметов винтовочного калибра стоящий на земле самолет маловероятно, для этого нужны пушки и бомбы.

С мнением Птухина, Кравченко и Рычагова были солидарны помощник начальника Генерального штаба РККА по ВВС Я.В.Смушкевич и командующий ВВС Дальневосточного фронта К.М.Гусев.

Одним словом, красные командиры не поверили «фашистской пропаганде» об успешных налетах на французские аэродромы и не придали должного значения такому методу воздушной войны, за что советским ВВС вскоре пришлось заплатить высокую цену.

Этот тезис в советской историографии 1960-80 годов считался аксиомой, однако в постсоветский период у него начали появляться критики и оппоненты, заявлявшие, что «на самом деле» немецкие авиаудары по аэродромам союзников в мае-июне 1940 года обернулись чуть ли не провалом, что количество самолетов, уничтоженных в ходе этих ударов, было ничтожным и что Люфтваффе при их проведении понесли огромный урон.

Одна из статей наиболее  активного российского сторонника данной версии доктора исторических наук Алексея Степанова так и называется: «Пиррова победа Люфтваффе на Западе».

Степанову вторит другой современный автор – Марк Солонин, хотя и не имеющий научных степеней, но пользующийся гораздо более широкой известностью благодаря своим публицистическим способностям и скандальным «открытиям».

Причем Солонин идет еще дальше: утверждение о якобы смехотворных успехах Люфтваффе при налетах на французские аэродромы он использует для обоснования своей гипотезы о том, что и при ударах по советским аэродромам 22 июня 1941 года количество уничтоженных на земле самолетов тоже было ничтожным. А раз так, то основные потери советские ВВС понесли вовсе не от немцев, а … от собственных летчиков, которые просто бросили свои самолеты и разбежались, поскольку не хотели воевать. Изложению и попыткам доказательства этой с позволения сказать теории посвящена книга Солонина «На мирно спящих аэродромах…», в которой он неоднократно ссылается на вышеназванную статью Степанова.

Я не буду сейчас обсуждать умозаключения господина Солонина, тем более что мне уже приходилось дискутировать с ним в рецензии «По следам сталинских соколов» (журнал «Авиамастер» № 2-2002 ) и в телепрограмме «Час истины». Цель данной статьи иная – выяснить, действительно ли немецкая авиация не добилась заметных успехов при налетах на аэродромы в первый день майского «блицкрига» и насколько оправданными были ее потери.

Для начала посмотрим, что пишет в своих работах Алексей Степанов и какими источниками он пользуется. В разделе статьи «Пиррова победа…», озаглавленном «Удары по аэродромам: вымыслы и реальность», абзац, посвященный потерям союзной авиации на французских аэродромах, выглядит так: «Союзные ВВС потеряли в первый день Кампании в Оперативной Северной Воздушной Зоне (Zone d'Operations Aeriennes Nord – ZOAN) всего четыре самолета, еще 30 было повреждено. В Оперативной Восточной Зоне (Zone d'Operations Aeriennes Est – ZOAE) потери составили 16 уничтоженных и 10 поврежденных самолетов.

Таким образом, безвозвратные потери союзных ВВС 10 мая составили всего 20 самолетов. Даже если к этому добавить общую численность голландских и бельгийских ВВС (разумеется, не идет и речи об их полном уничтожении в первый же день, хотя последние понесли от первого удара тяжелые потери), то даже тогда итоговая сумма не составит объявленных Германией за 10 мая потерь на земле ВВС четырех стран».

Ранее в статье говорится, что согласно сводке Германского информационного бюро (ссылка на газету «Известия» от 12 мая 1940 г.) немцы 10 мая уничтожили на аэродромах 400 вражеских самолетов и 23 – в воздухе.
Из приведенной цитаты видно, что автору неведомы потери бельгийской и голландской авиации. Этот вывод подтверждается при чтении разделов «Боевые действия в Голландии» и «Воздушная война над Бельгией».

О результатах бомбардировок голландских аэродромов Степанов не пишет вообще ничего, а о наземных потерях бельгийской авиации приводит только отрывочные сведения по отдельным эскадрильям.

К этому вопросу мы еще вернемся, а пока перейдем к «игрокам основного состава» – англичанам и французам. Информацию о том, что в первый день войны они потеряли на земле всего-навсего 20 самолетов Алексей Степанов подчерпнул из книг английских историков Роберта Джексона «Воздушная война над Францией.

Май – июнь 1940» (Air War over France. May – June 1940) и Джона Бриндли «Французские истребители во Второй мировой войне» (French Fighters of World War Two). Причем обе эти книги были изданы еще в начале 70-х годов прошлого века и по современным меркам написаны довольно поверхностно, а содержащиеся в них данные – весьма неполные.

Жаль, что господин Степанов даже в поздних работах, вышедших уже в прошлом году, не удостоил своим вниманием более свежие публикации, в частности монографии английских историков Эдуарда Р. Хутена «Люфтваффе на войне» (E. R. Hooten. Luftwaffe at War. Vol. 2. Blitzkrieg in the West 1939-1940. London, 2007) и Питера Корнуэлла «Битва за Францию тогда и сейчас» (Battle of France then and now, Old Harlow, Essex, 2007). 

Между тем, в книге Корнуэлла содержится весьма подробная роспись потерь самолетов и членов экипажей в ходе западной кампании, вплоть до подписания перемирия между Германией и Францией. Потери систематизированы по датам, видам (сбит, уничтожен на земле, разбился в аварии, брошен на аэродроме и т.д.), типам машин и номерам частей.

Эта информация резко отличается от данных Джексона и Бриндли, на основании которых Степанов пренебрежительно отозвался о немецких налетах на французские аэродромы. Посмотрим, каковы же истинные масштабы потерь союзной авиации 10 мая 1940 года и чего удалось добиться пилотам Люфтваффе в тот бурный день.

Для начала коснемся общей картины событий. 10 мая бомбардировкам, либо штурмовкам подверглись 72 аэродрома на территории трех государств – Голландии, Бельгии и Франции, в том числе французские аэродромы, на которых базировались самолеты английского экспедиционного корпуса.

Первые бомбы упали на рассвете, в 4.20-4.30 утра, а это значит, что бомбардировщики взлетали еще затемно.
Начнем наш обзор с ударов по Франции. Согласно Корнуэллу, немцы 10 мая атаковали 45 аэродромов на ее территории. Наибольшего успеха удалось добиться экипажам Не 111, которые в 4.30 разбомбили авиабазу в Альпрехе (Alprech) с недавно полученными из США пикирующими бомбардировщиками «Воут 156F» (экспортный вариант бомбардировщика «Виндикейтор»). 12 машин были уничтожены сразу в рухнувшем ангаре, еще 12 – списаны после осмотра как не подлежащие ремонту. Там же был уничтожен штабной самолет «Кодрон 635».

Таким образом, только на одной авиабазе в первые же минуты «блицкрига» французы потеряли безвозвратно 25 самолетов, – на пять машин больше, чем общий итог «наземных» потерь французской авиации за 10 мая, подведенный Алексеем Степановым.
На других аэродромах потери были не столь катастрофичны, но тоже вполне чувствительны.

Так, в Сент Инглевере (St. Inglevert) немцы в 5.00 «накрыли» два двухмоторных многоцелевых самолета «Потез 63.11» и повредили четыре разведчика «Потез 39» из эскадрильи GAO 516. На аэродроме Лаон-Куврон (Laon-Couvron) эскадрилья GAO 518 потеряла разведчик «Мюро 115».  В Троз-Барбери (Troyes-Barbery) бомба уничтожила двухмоторный ночной бомбардировщик «Амио 143» из эскадрильи GB I/38.

Тяжелый урон понесла истребительная эскадрилья GC III/2. В 4.30 над ее аэродромом Камбрэ-Нержин (Cambrai-Niergines) отбомбились «Хейнкели», в результате чего на земле сгорело восемь истребителей «Моран-Солнье» МS 406, еще пять машин получили серьезные повреждения и 13 – более легкие. За несколько минут авиачасть полностью утратила боеспособность, хотя и не потеряла ни одного пилота. Четырех MS 406 лишилась эскадрилья GC II/7 в Люксиле (Luxeuil), трех – эскадрилья GC III/7 в Витри-ле-Франсуа (Vitry-le-Francois).

Один из истребителей MS 406, уничтоженных 10 мая 1940 года на аэродроме Витри-ле-Франсуа

Над аэродромом Атье-су-Лаон (Athies-sous-Laon) «поработали» экипажи Do 17, уничтожив «Потэз 63.11» и бомбардировщик «Блок 174» из эскадрильи GR II/33, а также серьезно повредив еще два «Потэза», которые впоследствии были брошены при отступлении. В Реймсе (Reims) получили повреждения два тяжелых четырехмоторных ночных бомбардировщика «Фарман 222» из эскадрильи GB II/15, а в Альтиньи (Altigny) – разведчик «Потез 390» из эскадрильи GAO 510.  

10 машин, из них пять – безвозвратно (три «Потэза 63.11» и два «Блока 174») потеряла эскадрилья GR II/36 на аэродроме Нюфшато (Neufchateau). Список первых потерь завершают два уничтоженных и два поврежденных «Потэза 63.11» из группы GR II/52 с аэродрома Лаон-Кувзон (Laon-Couvzon).

Аэродром Метц-Фрескати (Metz-Frescaty) немцы «навестили» чуть позже. Пикирующие «Юнкерсы» Ju 87 атаковали его примерно в 6.00, точно уложив бомбы в два ангара и уничтожив пять «Амио 143» из эскадрильи GB II/34. В книге Корнуэлла эти «Амио» не упоминаются, возможно, потому что они не были приписаны к Метц-Фрескати, а перелетели на него буквально накануне вечером с авиабазы Рой-Ами (Roye-Amy). Однако они есть в третьем томефранцузского издания les Ailes Francaises 1939-45 (La Campangne de France: de la Meuse a la Somme (10 mai - 3 juin 1940).

На авиабазу Дижон-Лонгвик (Dijon-Longvic) немцы совершили первый налет в 5.00, повредив здание летной школы, казарму и несколько складов, а в 15.00 девятка «Хейнкелей» из эскадры «Эдельвейс» нанесла повторный визит и разрушила два ангара, в одном из которых получили фатальные повреждения два MS 406 из истребительной эскадрильи GC III/3. Осколками бомб убило пять человек, в том числе начальника авиабазы полковника Ламонта. 

Не избежали урона и англичане. В Метце (Metz) были повреждены два бомбардировщика «Бленхейм» Mk IV из 53-го скуадрона британских ВВС, один из которых при отступлении остался на аэродроме.

Та же судьба постигла два легких бомбардировщика «Бэттл» из 142-го скуадрона. После налета, проведенного в 4.40 на аэродром Берри-о-Бак (Berry-au-Bac), их признали ремонтопригодными, но 16 мая бросили при отходе. В 615-м истребительном скуадроне на аэродроме ле Туке (le Touquet) немецкие бомбы в 5.00 повредили три «Харрикейна», но их удалось восстановить. Наконец, в 5.35 на аэродроме Мурмелон-ле-Гранд (Mourmelon-le-Grand) бомбами, сброшенными с Do 17, были уничтожены четыре «Бэттла» из 88-го скуадрона.

Таким образом, немецкий удар по французским аэродромам обошелся союзникам не в 20, а как минимум в 69 самолетов, потерянных безвозвратно (из них 68 боевых). Еще, по меньшей мере, 34 французские и четыре английские машины временно вышли из строя.

Легко заметить, что только на 18 из 45 атакованных аэродромов немцам удалось нанести противнику потери в авиатехнике. Однако это вовсе не означает, что все остальные налеты прошли впустую. Ведь бомбы разрушали не только самолеты, но и аэродромную инфраструктуру, а также взлетные полосы и рулежные дорожки, делая их непригодными для использования. И в этом немцы, очевидно, весьма преуспели, поскольку 10 мая ни один французский бомбардировщик так и не поднялся в воздух.

Хотя потери в бомбардировочных эскадрильях ВВС Франции оказались весьма незначительными, все их самолеты целый световой день провели на земле, не оказав никакого противодействия вторгшимся в Бельгию и Голландию дивизиям Вермахта. Вполне вероятно, это было вызвано тем, что на аэродромах французских бомбардировочных эскадр, подвергшихся налетам, спешно засыпали воронки, разбирали завалы и исправляли повреждения.

В первый день полномасштабной воздушной войны во французских ВВС действовали только истребители и разведчики. Справедливости ради надо упомянуть, что английские бомбардировщики в этот день совершали боевые вылеты, но из-за их малочисленности почти никакого влияния на ход боевых действий они не оказали.
В дополнение к сказанному стоит отметить, что французы, согласно их собственным данным, потеряли 10 мая в воздушных боях 19, а англичане – 20 самолетов, причем у французов все потери приходятся на истребители, а у англичан большинство – на бомбардировщики, сбитые над Голландией

Если французскую ударную авиацию немцам удалось нейтрализовать лишь на сутки, то бельгийским и голландским ВВС досталось гораздо сильнее. Из-за небольших размеров этих стран, у них, в отличие от французов, не было возможности оттянуть часть своих самолетов подальше от границ, чтобы обезопасить от авиаударов. Вся их территория находилась в зоне действия немецких бомбардировщиков.

По той же причине бельгийцы и голландцы имели гораздо меньше возможностей для аэродромного маневра 
Над Бельгией, как и над Францией, самолеты с крестами и бомбами появились на рассвете. В 4.32 бомбардировщики Do 17 «проутюжили» авиабазу Шаффен (Shaffen), уничтожив девять «Харрикейнов» из истребительной эскадрильи 2/I/2 (после чего в ней остались всего две машины), семь «Фоксов» из разведывательной эскадрильи 7/III/3 и «Гладиатор» из эскадрильи 1/I/2. Другой «Гладиатор» пытался взлететь под огнем, но из-за лопнувшей на разбеге покрышки съехал с ВПП, врезался в горящий «Харрикейн» и взорвался 

В 4.50 «Дорнье» отбомбились над аэродромом Неерхеспен (Neerhespen), превратив в металлолом четыре двухместных истребителя «Фокс» из эскадрильи I/3 и повредив еще 14, которые были добиты через 10 минут при штурмовке аэродрома «Мессершмиттами». Шесть «Фоксов» из той же эскадрильи стояли в ангаре на столичной авиабазе Брюссель-Эвер (Brusseles-Evere).

В 5.15 этот ангар рухнул от взрыва бомбы, сброшенной с Не 111, похоронив под обломками все находившиеся в нем машины. В других разрушенных ангарах были серьезно повреждены три «Бэттла» из бомбардировочной эскадрильи 5/III/3, разведчик «Ренар» R-31 из эскадрильи 11/VI/1, прототип двухмоторного бомбардировщика LACAB GR 8, несколько связных, учебных и учебно-боевых машин разных типов. Все их пришлось бросить 13 мая при экстренной эвакуации.

В 5.30 настал черед аэродрома Нивель (Nivelles), который «навестили» пикировщики Ju 87. Здесь история повторилась – бомбы обрушили ангары, а под их руинами остались два «Фокса» и шесть истребителей «Файрфлай» из эскадрильи 5/III/2, а также четыре «Файрфлая» и три «Фиата» СR-42 из эскадрильи 3/II/2 

В 6.30 «Хейнкели» на аэродроме Кнокке-Зют (Knokke-Zoute) разбомбили два «Фокса», четыре «Файрфлая» и связной «Моран-Солнье» MS-236 из эскадрильи 6/III/2, а заодно и пять разнотипных гражданских самолетов 
Эскадрилью 3/II/2, успевшую до первого налета перегнать большинство своих «Фиатов» из Нивеля а «площадку №22» у Брюстема, немцы добили во второй половине дня. В 14.15 над ее аэродромом пролетел германский разведчик, через 25 минут в небе появились «Юнкерсы», а еще через несколько минут 14 из 15 истребителей, стоявших н «площадке №22» превратились в горящие обломки 

К сказанному можно добавить два «Ренара» из эскадрильи 11/VI/1, уничтоженные при налете на аэродром Бирсет (Bierset), два «Бэттла» из 5/III/3, в 5.45 разбитые бомбами «Хейнкелей» в Бельзеле (Belsele) и 42 различные машины, принадлежавшие 2-й, 4-й, 5-й и 6-й учебным эскадрильям и также ставшие жертвами бомбардировок.

В целом же бельгийцы потеряли на земле 86 боевых самолетов, не считая связных и учебных, что составляло более половины довоенной численности строевых частей бельгийских ВВС. А с учетом еще 10 самолетов, сбитых в воздушных боях, зенитным огнем или разбитых в авариях, можно сказать, что бельгийская авиация получила нокаутирующий удар.

После этого ее сил хватило только на один групповой боевой вылет 11 мая, в ходе которого девять уцелевших «Бэттлов» под прикрытием шестерки «Гладиаторов» безуспешно пытались разбомбить захваченные немцами мосты через канал Альберта. Обратно вернулись всего три бомбардировщика и один истребитель...

А Люфтваффе тем временем снова «прошлись метлой» по бельгийским аэродромам, уничтожив еще 30 машин, в результате чего к вечеру второго дня войны бельгийские ВВС фактически перестали существовать

http://vikond65.livejournal.com/7447.html

В Нидерландах события развивались по иному сценарию, поскольку четыре из девяти аэродромов базирования голландской боевой авиации немцы планировали не разбомбить, а захватить воздушными десантами. Им было важно сохранить в неприкосновенности их летные поля для обеспечения посадки транспортных самолетов, а потому бомбардировкам в подвергалась только окрестная территория, выявленные позиции ПВО и казармы частей охраны. Сами аэродромы и стоянки самолетов атаковали истребители, которые нанесли голландцам относительно небольшой урон на земле, но зато «отыгрались» на тех, кто отважился подняться в воздух.

Так, на аэродроме Ипенбург (Ypenburg) был уничтожен истребитель «Фоккер» D-XXI из эскадрильи 1-V-2 и одномоторный легкий бомбардировщик «Дуглас» DB-8A из эскадрильи 3-V-2. Еще 11 таких машин успели взлететь и даже пытались вступить в бой, но девять из них были сбиты «Мессершмиттами», а остальные две сели для дозаправки на аэродроме Окенбург (Ockenburg), где уже стоял прилетевший из Ипенбурга «Фоккер» D-XXI. Еще там стояли без горючего, боеприпасов и экипажей пять «Дугласов» DB-8A, предназначенные для эскадрильи 3-V-2, а вот бензина в Окенбурге не оказалось. Через некоторое время в небе появились Bf 110 и расстреляли все самолеты на летном поле, а еще через несколько минут на Окенбург посыпались парашютисты.

 
"Фоккер" D-XXI, уничтоженный на аэродроме Ипенбург

При высадке немецкого десанта в Ипенбурге были уничтожены два разведчика «Фоккер» С-V, а на захваченном десантниками аэродроме Ваальхафен (Waalhaven) немцам достались пять новых двухмоторных истребителей «Фоккер» G-I и пять вспомогательных машин разных типов, в том числе купленный незадолго до войны в Германии Фокке-Вульф FW 58 «Штоссер». На недостроенном аэродроме Фалькенбург, также захваченном десантом Люфтваффе, самолетов не было. 

Иная картина наблюдалась на тех голландских авиабазах, которые немцы «обработали» с воздуха по полной программе. На аэродроме Берген (Bergen) размещалась эскадрилья 4-II-1, оснащенная «Фоккерами» G-I. Истребители стояли в ангарах и на небольших бетонных площадках перед ангарами. Их не рассредоточили из опасения, что тяжелые машины увязнут в мягком грунте. Результат не замедлил сказаться: при налете «Хейнкелей» в 5.20 утра 12 из 14 самолетов эскадрильи были уничтожены, либо серьезно повреждены и больше никогда не поднимались в воздух.  

Там же, в одном из ангаров сгорели три легких бомбардировщика «Фоккер» С-Х и разведчик «Фоккер» С-V из эскадрильи 1-I-1.
Один из крупнейших в Европе амстердамский аэродром Скипхол (Sсhiphol), который одновременно использовался как гражданский аэропорт, немцы превратили в форменный ад. В 5.20 его атаковали до 30 бомбардировщиков Не 111 и Ju 88 под прикрытием 20 Bf 109E.

Их задачей было не только уничтожение базирующихся в Скипхоле самолетов, но и устранение возможности его использования голландскими, английскими и французскими ВВС.

ПВО «прозевала» начало налета, и пилотам девяти «Фоккеров» D-XXI из эскадрильи 2-II-1 пришлось бежать к своим машинам уже под грохот взрывов. Тем не менее, всем им удалось взлететь и вступить в бой. Также сумели подняться в воздух и улететь на аэродром Де Коой (De Kooy) восемь двухмоторных бомбардировщиков «Фоккер» Т-V из эскадрильи 2-I-1, но по пути два из них были сбиты. Четыре такие машины сгорели в ангаре, а еще одна не смогла взлететь из-за поврежденной осколками гидросистемы и впоследствии была захвачена немцами.

Кроме того были уничтожены прототипы бомбардировщика «Фоккер» Т-IX и оригинального двухбалочного истребителя с тянущим и толкающим винтами «Фоккер» D-XXIII. 

Серьезно пострадал гражданский воздушный флот Нидерландов, лишившийся 19 самолетов, в том числе пяти «Дугласов» DC-2, четырех DC-3, трех «Фоккеров» F-VII, четырех «Кольховенов» FK-43, одного "Кольховена" FK-48, одного «Де-Хэвилленда» DH-82 и уникального пассажирского лайнера-биплана Веркспоор «Джумбо».

От зажигательных бомб сгорели ангары и ремонтные цеха, взлетел на воздух склад боеприпасов, во многих местах были повреждены взлетные полосы. Одним словом, с задачей, по крайней мере, на время привести аэродром в негодность немцы справились. В течение следующих двух дней ни один самолет из Скипхола не вылетал.

Аэродром Де Коой «Мессершмитты» штурмовали трижды: в 7.50, в 8.40 и в 12.00. В первом налете им удалось повредить семь «Фоккеров» D-XXI из эскадрильи 1-II-1. Во втором те же самолеты получили дополнительные повреждения, наконец, в третьем три из них были уничтожены, а вместе с ними разведчик «Фоккер» С-IX. Остальные истребители голландцы восстановили и на следующий день перегнали на аэродром Бюйкслоот (Buiksloot). В ходе этих же налетов немцы вывели из строя «Фоккер» Т-V, только что прилетевший из Скипхола, 15 «Кольховенов» FK-51 и 15 учебных «Фоккеров» S-IX. Все они были списаны. 

На аэродроме разведэскадрильи IV-2 Гильзе-Рийн (Gilze-Rijn) немцы в 5.20 разбомбили два «Фоккера» C-V и два «Кольховена» FK-51. Еще два неисправных «Фоккера» и «Кольховен» сожгли сами голландцы, когда в 10.00 им пришлось под угрозой высадившегося неподалеку вражеского десанта срочно эвакуироваться в Хаамстеде. 
В завершение «голландского пейзажа» отметим, что в 9.55 на гидроаэродроме Де Мок (De Mok) жертвами очередного налета стали 12 поплавковых гидропланов «Фоккер» С-VIIW. 

В целом же на голландских аэродромах было уничтожено либо фатально повреждено 115 самолетов, из них 62 боевых, то есть примерно треть предвоенного боевого состава нидерландских ВВС. В отличие от бельгийцев, голландские летчики очень активно противостояли Люфтваффе, но за это им пришлось дорого заплатить: в воздушных боях и от зенитного огня они потеряли за день 33 машины (не считая поврежденных), что увеличило потери голландских ВВС до половины их довоенного состава.

Общий итог потерь авиации союзников за первый день «блицкрига» можно представить в виде таблицы.

Безвозвратные боевые потери авиации союзников 10 мая 1940 года
(в скобках – с учетом вспомогательных, учебных и гражданских машин)

                                            На земле*      От зенитного огня    В воздушных боях     Всего

Франция                           68 (69)                          1                                   19                     88 (89)

Великобритания                 7                               25                                  20                         52

Бельгия                           86 (133)                         3                                     4                    93 (140)

Нидерланды                  62 (115)                         1                                   33                   96 (149)

ИТОГО                             223 (324)                       30                                 76                  329 (430)

* С учетом самолетов, брошенных на аэродромах из-за повреждений, полученных в ходе воздушных налетов.

Посмотрим теперь, какой ценой был достигнут этот успех. Согласно сводке 6-го отдела службы генерал-квартирмейстера Люфтваффе за 10 мая, германские боевые потери военных самолетов за этот день выглядели следующим образом:

Сбито в воздушных боях:
– французскими самолетами: 2 Bf 109E, 12 Do17, 9 He111, 1 Hs126;
– английскими самолетами: 1 Bf 109E, 10 He 111, 5 Do 17, 1 Do18;
– голландскими самолетами: 3 Bf 109E, 12 Do 17, 9 He 111;
– бельгийскими самолетами: 1 Do 17, 2 He 111;
Итого 68.
Сбито зенитной артиллерией:
– над Францией: 1 Bf 109E, 1 Do17, 6 He 111, 2 Ju 88;
– над Голландией: 5 He 111, 1 Ju 88, 4 He 59;
– над Бельгией: 1 Ju 88, 7 Ju 87;
Итого 28.

Не вернулись с боевого задания (причины неизвестны): 2 Bf 109E, 3 Do17, 1 Do215, 4 Не 115, 3 Ju 87, 1 Hs 126, всего 14. 

Таким образом, даже если считать, что все пропавшие без вести машины сбиты противником, суммарные потери составят 110 самолетов.

По данным из книги Корнуэлла, в которой описан буквально каждый боевой эпизод, 10 мая в воздушных боях над Голландией, Бельгией и Францией сбито 64 немецких боевых самолета, причем один из них по ошибке расстрелял «Мессершмитт» Bf 109. 22 самолета Люфтваффе были сбиты огнем с земли (один – немецкими зенитчиками), еще девять машин, поврежденных зенитками, добили истребители.

Обстоятельства гибели шести самолетов (в основном – дальних разведчиков) автору установить не удалось. Итог безвозвратных боевых потерь – 101 самолет, то есть даже меньше, чем в сводке. Объяснение простое – некоторые машины, которые в этой сводке числятся сбитыми, на самом деле разбились в катастрофах. Например, из 10 погибших Ju 87 только три или четыре на счету бельгийской ПВО, а остальные потеряны из-за ошибок пилотирования (столкновение в воздухе и опоздания с выводом из пикирования).

Еще 43 самолета получили различные боевые повреждения, но были отремонтированы.
Итак, безвозвратные боевые потери истребительной, бомбардировочной и разведывательной авиации Люфтваффе находились в пределах 100-110 самолетов, то есть в три раза меньше боевых потерь авиации союзников. Вряд ли подобный результат для немцев можно назвать «пирровой победой».

Между тем, Алексей Степанов, ссылаясь на столь «авторитетный» источник, как «Книга Гиннеса об авиации» (!), неоднократно заявляет в различных публикациях, что немцы потеряли 10 мая 1940 года аж 304 самолета. Каким образом рассчитана эта цифра, он не поясняет, но можно предположить, что в нее включены потери немецкой транспортной авиации при десантных операциях в Нидерландах.

Каковы же эти потери? Согласно уже упоминавшейся сводке 6-го отдела службы генерал-квартирмейстера Люфтваффе, немцы потеряли безвозвратно 125 «Юнкерсов» Ju 52. Из них: один сбит истребителем (указан «Потез 63», но очевидно, это был голландский «Фоккер» G-I, поскольку 10 мая французы над Нидерландами не летали), 28 сбито голландской зенитной артиллерией, 37 разбились при посадке и 59 уничтожены после приземления в ходе наземных боев, артобстрелов и налетов голландских и английских бомбардировщиков. 

Столь большое количество разбитых при посадке транспортников объясняется тем, что аэродромы, предназначенные для десантирования, почти сразу оказались загромождены поврежденными «Юнкерсами», не способными взлететь. Поэтому остальным приходилось садиться на любых мало-мальски подходящих окрестных площадках – пляжах, пастбищах, огородах и прямых участках дорог. При этом они зачастую налетали на препятствия, сталкивались друг с другом или сносили шасси, увязая в рыхлой почве. 
 

Один из "Юнкерсов" Ju 52/3m, разбитых при высадке десанта в окрестностях аэродрома Ваальхафен

Но и с учетом этих, прямо скажем, немалых потерь, общий итог составлял не более 235 самолетов (110 боевых + 125 транспортных), а цифра «304», вероятно, содержит поврежденные и впоследствии восстановленные машины, причем как боевые, так и транспортные. Кстати, Корнуэлл приводит еще более крупную цифру немецких потерь – 353 самолета, однако он включил в нее все небоевые потери (аварии, катастрофы, поломки), в том числе и на аэродромах вне зоны военных действий.

Из вышесказанного следует, что, вопреки утверждениям Степанова, Солонина и ряда других авторов, реальные безвозвратные потери немецких ВВС в первый день «настоящей» войны на Западе были значительно ниже, чем у их противников.

Впрочем, эффективность действий авиации на войне определяется не только и не столько соотношением потерь, сколько степенью выполнения ею поставленных задач. С этой точки зрения картина получается еще более яркой. Немцы почти полностью «аннигилировали» бельгийские и голландские ВВС (завершив эту работу на следующий день), а наиболее многочисленную на ТВД французскую авиацию заставили на сутки уйти в глухую оборону.

Как уже говорилось, 10 мая ни один французский и бельгийский бомбардировщик так и не поднялся в воздух, а голландские бомбовозы совершили всего несколько боевых вылетов, причем атаковали они голландские аэродромы, только что захваченные немецкими десантниками. Это составляет разительный контраст с очень активными, хотя и далеко не всегда успешными действиями советской ударной авиации в первый день Великой Отечественной войны.

http://vikond65.livejournal.com/7703.html

В комментариях ( как и в самом материале г-на Солонина) присутствует масса фотографий "брошенных" самолетов. предлагаю вам посмотреть на такие же "брошенные" самолеты... Годом ранее...

Фотоподборка, наглядно демонстрирующая результаты майского воздушного блицкрига 1940 года.  

 
Бомбардировщики Do 17Z (на снимке), Не 111 и Ju 88 сыграли главную роль в разгроме французских, бельгийских и голландских авиабаз.

 
Некоторые немецкие бомбардировщики были оснащены подвижными 20-мм автоматическими пушками MGFF для стрельбы по наземным целям с бреющего полета.

 
Атака французского аэродрома немецкими самолетами. На земле горит разведчик "Мюро 117", левее и выше можно различить силуэт бомбардировщика Do 17Z. 

 
Бомбардировщик "Амио 143", уничтоженный в разрушенном ангаре.

 
Еще один разрушенный ангар. На переднем плане останки двухмоторного многцелевого самолета "Потэз 63.11"

 
Поврежденный и брошенный на аэродроме французский истребитель MS 406 на фоне ангара, в крыше которого видна пробоина от бомбы небольшого калибра. 

 
 
Немецкие солдаты осматривают истребители MS 406 из эскадрильи GC III/3, уничтоженные в ангаре авиабазы Дижон-Лонгвик.

 
Аэродром Дижон-Лонгвик после бомбардировки. На переднем плане полностью разрушенный ангар, за ним - ангар, получивший прямое попадание авиабомбы.

 
Еще один французский ангар, "раздетый" взрывной волной.

 
А от этого ангара и стоявших в нем самолетов вообще мало что осталось.

 
Немецкие офицеры позируют на фоне сгоревшего MS 406

 
Изрытая воронками взлетная полоса парижского аэропорта Ле-Бурже.

 
Английские легкие бомбардировщики "Бэттл", поврежденные при налете на Мурмелон-ле-Гранд и брошенные 16 мая при эвакуации. 

 
 
Немцы возле обгорелых "скелетов" бельгийских разведчиков "Фокс" и истребителей "Харрикейн" на авиабазе Шаффен.

 
Бельгийский "Фокс", уничтоженный в ангаре аэродрома Неерхеспен. Слева видна воронка от бомбы.
Судя по снимку, самолет стоял в ремонте без двигателя. 

 
Аэродром Ипенбург после его захвата немецкими десантниками. Разбитые транспортные "Юнкерсы" и с виду почти не поврежденный голландский пикировщик "Дуглас" DB-8A, доставшийся немцам в качестве трофея.

 
Голландский легкий бомбардировщик "Фоккер" C-V, поврежденный при штурмовке аэродрома и захваченный немцами. 

 
Разрушенные ангары аэродрома Ваальхафен. Если приглядеться, в центре снимка можно увидеть шеренгу белых крестов.
Вероятно, это могилы немецких десантников, погибших при захвате аэродрома. 

 
Десантный Ju 52, поврежденный голландскими зенитками, не долетел до цели, сел на песчаный пляж и сгорел. 

 
А этому "Юнкерсу" не хватило места для посадки на голландском аэродроме и он "притерся" где-то в поле, подломив шасси.
Впоследствии он был восстановлен. 

 
Другие "Юнкерсы", которым также не удавалось сесть на аэродромах, приземлялись на скоростном шоссе Гаага - Роттердам. 
Потом их столкнули на обочины, чтобы расчистить путь для наступавших немецких войск.  
 
 
Голландский "летающий слон" Веркспоор "Джумбо". Этот уникальный пассажирский самолет, построенный в одном экземпляре, погиб при бомбардировке аэропорта Скипхол. 

 
"Мессершмитт" садится на аэродром, заваленный обломками сгоревших английских и французских самолетов. 
 

Как вы можете убедиться заявления господина Солонина о крайней неэффективности бомбардировок аэродромов мягко говоря не соответствуют истине. Как и его утверждения о том что на Западном фронте ничего похожего на происходившее 22-25 июня 1941 мы не найдем. Вполне себе легко находится...Но у нас есть замечательный шанс посмотреть на ответ Марка Семеновича...

Марк Солонин, надо отдать ему должное, весьма оперативно отреагировал на появление в инете моей "Статистики блицкрига", написав и разместив на своем сайте ответную статью под названием "Еще раз к вопросу о воздушных боях 10 мая 1940 года". Как и следовало ожидать, в ней он делает выводы, прямо противоположные моим.

На примере данной статьи можно наглядно рассмотреть метод работы господина Солонина с исходной информацией. Метод этот весьма незамысловат, а заключается он в том, что цифры и факты, не укладывающиеся в авторскую концепцию, попросту игнорируются и в расчет не берутся.  
Так г-н Солонин при рассмотрении результатов немецких налетов на французские аэродромы  10 мая 1940 года отказался принимать во внимание наиболее результативную бомбардировку авиабазы Альпрех, мотивируя это следующим образом: 

"Что-то непонятное произошло на авиабазе в Альпрех (Alprech), где "в рухнувшем ангаре" безвозвратно потеряно 24 "недавно полученных из США пикирующих бомбардировщика". Существуют общепринятые правила обработки статистических данных, в соответствии с которыми резко выпадающие из общего перечня данные должны быть, по меньшей мере, с особой внимательностью рассмотрены и перепроверены.

Так, если в больнице температура тела у 100 пациентов находится в диапазоне 36-38 градусов, а у одного пациента - 18 градусов, то следует срочно предпринять некоторые особые действия. 

К сожалению, В.Кондратьев особых действий не предпринял, и в результате у меня нет ясного понимания того, что это за "ангар", в котором могли разместиться 24 бомбардировщика?

В каком виде находились эти "недавно полученные из США" бомбардировщики? Проще говоря: речь идет об ударе по аэродрому бомбардировочного полка - или об удачно разбомбленном СКЛАДЕ с ЯЩИКАМИ, в которых были упакованы разобранные для транспортировки через Атлантику самолеты? До выяснения этого вопроса я считаю правильным столь выпадающее из общего статистического ряда событие просто проигнорировать". 

Между тем, на 192-й странице монографии Питера Корнуэлла Battle of France then and now, из которой я брал для своей статьи данные по французским потерям, написано буквально следующее:  

"AB3 (номер эскадрильи, прим. В.К.): Vought 156F (17, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 31, and 32) destroyed in collapse of hangar at Alprech during bombing by He 111s at 4.30 a.m. Aircraft 1, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 12, 13 and 14 write-offs. Caudron 635 was also destroyed in this attack".  

Любому человеку, мало-мальски знакомому с английским языком, должно быть понятно, о чем идет речь в этом абзаце. 12 самолетов типа Vought 156F (приводятся их бортовые номера), принадлежавших эскадрилье АВ3, были уничтожены в ангаре при бомбардировке аэродрома Альпрех "Хейнкелями" в 4.30 утра, а еще 12 (также с перечнем бортовых номеров) - списаны. Так что, иронизирование о температуре в больнице, фантазии о складе с ящиками и недоумение о "24 самолетах в ангаре" тут неуместны.

 Во-первых, в ангаре завалило 12, а не 24 "Воута", причем я именно так и написал в "Статистике блицкрига", а г-н Солонин "мимоходом" исказил мои слова.
Во-вторых, на авиабазе Альпрех было, по меньшей мере, два больших ангара, которые прекрасно видны на фото, запечатлевшем линейку "Воутов" незадолго до их гибели под немецкими бомбами:



В-третьих, экипажи этих машин вовсе не "мариновали" их в ящиках, а занимались боевой подготовкой.


А вот так выглядели после бомбардировки "Воуты", которых не расплющило рухнувшим ангаром, но которые пришлось списать из-за повреждений. Хорошо видно, что полотно за кабинами полностью сгорело, разрушены и обгорели фонари, а на алькледовой обшивке носовых частей фюзеляжей заметны дыры от осколков. В таком виде эти самолеты вскоре достались немцам. 





Кстати, господин Солонин, очевидно, не в курсе, что "Воут" 156F был очень компактным при хранении. Этот пикировщик изначально создавался как палубная машина со складным крылом, а потому размещение двенадцати "Воутов" в одном ангаре вовсе не удивительно. 



Метод отметания "неудобной" информации Марк Солонин столь же уверенно применяет в отношении бельгийских и голландских ВВС: 

"Считать можно по разному. В принципе, я готов согласиться с тем, что боевые действия в небе над Бельгией и Голландией - это отдельная история, которую не следует смешивать "в общую кучу" с противоборством ВВС крупных держав (Германии, Великобритании и Франции)".

Непонятно, с кем он "готов согласиться", поскольку исключение действий против Бельгии и Голландии из общей картины немецкого блицкрига так же абсурдно, как, например, утверждение, что  действия против РККА румын, итальянцев, венгров и словаков это "отдельная история", которую не следует смешивать "в общую кучу" с Великой Отечественной войной.  

Однако совершенно понятно, почему г-н Солонин сделал столь абсурдное заявление. Ведь если учесть результаты немецких авиаударов по бельгийским и голландским аэродромам, то его теория о неэффективности таких ударов рушится как карточный домик. 

Судите сами. В Бельгии немцы 10 мая 1940 года разгромили восемь аэродромов: Шаффен, Неерхеспен, Брюссель-Эвер, Нивеллес, Кнокке-зют, Бирсет, Бельзель и "площадку №22" у Брюстема. При этом было уничтожено или фатально повреждено 86 боевых самолетов и 47 вспомогательных.

Даже с учетом только боевых машин получается в среднем 10,75 уничтоженных самолетов на каждый аэродром. А в первый день "Барбароссы" немцы, по расчетам Солонина, уничтожали в среднем по 12 советских самолетов на один аэродром. Как видим, цифры вполне сопоставимы.   

В Голландии бомбардировкам подверглось четыре аэродрома: Берген, Скипхол, Де Коой и Гильзе-Рийн, а еще четыре (Ваальхафен, Ипенбург, Окенбург и Фалькенбург) проштурмовали истребители. В результате голландцы потеряли на земле 62боевых самолета, не считая вспомогательных и транспортных.

Таким образом, мы имеем 7,75 уничтоженных самолетов на "среднестатистическом" атакованном аэродроме. Это тоже довольно весомая цифра, особенно с учетом того, что на половине голландских аэродромов бомбы не применялись, а один из них (Фалькенбург) и вовсе был пуст. 

Конечно, столь высокие потери отчасти можно объяснить тем, что бельгийцы и голландцы из-за относительно небольших размеров их стран были скованы в аэродромном маневре, о чем я уже писал в предыдущей статье.

Однако точно такая же, если не худшая картина сложилась к 22 июня 1941 года в западных военных округах СССР, где значительная часть аэродромов еще весной была закрыта на капитальную реконструкцию, а на оставшихся пришлось "сгрудить" всю авиацию. 

В общем, несмотря на все многолетние старания и усилия господина Солонина, ему так и не удалось доказать, что разгром советской авиации на аэродромах 22 июня 1941 года был чем-то беспрецедентным и феноменальным, а потому требующим "нетрадиционных" объяснений. Исторические факты свидетельствуют об обратном. 

Троян Дмитрий.

Источник: avia.mirtesen.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (7)

v d

комментирует материал 21.05.2013 #

Отличная статья.Не в бровь,а по всей роже дубиной всем этим профлжецам,примерно таким же как и эта-http://maxpark.com/community/politic/content/1998412

no avatar
Алексей Афанасьев

комментирует материал 22.05.2013 #

Солонин известный лжец. все что он подает как факты надо обязательно проверять по первоисточникам, я уже делал статью об этом с примером тоже потерь во Франции.
http://maxpark.com/community/2039/content/1683825

no avatar
Георгий Лебедин

отвечает Алексей Афанасьев на комментарий 22.05.2013 #

Прочел Вашу статью по ссылке. Отлично подобранный материал и великолепный анализ. Мое Вам уважение и поздравление. Спасибо!

no avatar
Тимур Евсеенко

комментирует материал 22.05.2013 #

Огромное спасибо за статью. Очень информативно и доказательно. Таких публикаций специалистов нужно как можно больше. Они дают отличный фактический ответ тем, кто искажает нашу историю.

no avatar
Георгий Лебедин

комментирует материал 22.05.2013 #

Солонины и иже с ним пробавляются собственным и измышлениям и, как правило. ничем не подтвержденными. А это, как говорится: "слова, слова, слова". На поверку фактами и историческими документами все их писания оказываются просто липой.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland