Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Военная история

Сообщество 5917 участников
Заявка на добавление в друзья

Аналитическое признание.

504 11 5

Маршал Михаил Тухачевский после своего ареста дал признательные показания весом в 142 страницы.

Достаточно взглянуть на аналитический текст этого послания и отчетливо виден автор этой записки,человек с весьма тонким аналитическим мышлением.

М.Тухачевский не имевший никакого военного образования писал десятки статей по военно-политической теме и даже теме будущей мировой революции,где выкладывал свои взгляды на военно-революционную тематику.

142-страницы были написаны аккуратно без орографических ошибок,соблюдая все знаки препинания и это лишний раз доказывает что человека написавшего их никто не пытал.

Признание маршала Тухачевского ничем не оличается от десятков его аналитических статей и если кто-то считает что это признание выбили чекисты--то это просто глупо.

НАЧАЛО

Я приведу в этой статье первую часть его признания с своими комментариями по поводу его содержания

Вот начало рассказа маршала Тухачевского:

"Центр антисоветского военно-троцкистского заговора тщательно изучал материалы и источники, могущие ответить на вопрос: каковы оперативные планы Гитлера, имеющие целью обеспечение господства германского фашизма в Европе?

Основной для Германии вопрос — это вопрос о получении колоний. Гитлер прямо заявил, что колонии, источники сырья Германия будет искать за счет России и государств Малой Антанты.

Опыт войны 1914—1918 гг. учит Германию тому, что без обеспечения себя основными видами сырья, в особенности железной рудой, нефтью и хлебом, ей невозможно участвовать в большой и длительной современной войне.

Все эти виды сырья на Украине и в Румынии, частично в Чехословакии.

Если подойти к вопросу о возможных замыслах Гитлера в отношении войны против СССР, то вряд ли можно допустить, чтобы Гитлер мог серьезно надеяться на разгром СССР.

Максимум, на что Гитлер может надеяться, это на отторжение от СССР отдельных территорий.

И такая задача очень трудна и сколько-нибудь серьезно может мыслиться только в войне СССР на два фронта: на западе и на Дальнем Востоке.При этом успехи социалистической экономики СССР из года в год настолько велики, что и эти ограниченные военные цели Германии и Японии станут скоро вообще неосуществимыми."

Здесь маршал в принципе прав

Во первых--Чехословакия и Румыния представляли стратегический интерес для Германии в европе.

Чехословакия--железная руда+военное производство,Румыния--хлеб и нефть,а Украина--хлеб.

Во вторых--Гитлер ина самом деле надеялся только на отторжение территорий до Урала и создание коллаборационистских правительств за уралом

В третьих--военная мощь СССР возрастала и Гитлер на самом деле не мог долго ждать

Далее Тухачевский продолжает:

"Итак, немцы должны будут поставить перед собой ограниченную цель войны — отторгнуть часть территорий от СССР и отстоять обладание этой частью территории до конца войны.

Немецкие военные теоретики очень высоко ценят такой метод войны, считая творцом его Фридриха Великого (Семилетняя война). Этот вид войны с ограниченной целью очень обстоятельно рассматривает и Клаузевиц.

Само собою понятно, что подобного рода война с ограниченной целью ведет свои операции именно на той территории, которой она должна в конце концов овладеть.

Необходимо поэтому проанализировать возможные театры войны гитлеровской Германии против СССР с экономической точки зрения, т.е. с точки зрения удовлетворения колониальных аппетитов Германии.

Немцы, безусловно, без труда могут захватить Эстонию, Латвию и Литву и с занятого плацдарма начать наступательные действия против Ленинграда, а также Ленинградской и Калининской (западной их части) областей. Финляндия, вероятно, пропустит через свою территорию германские войска.

Затруднения, которые немцы встретили бы при этой операции, были бы следующие: во-первых, железнодорожная сеть Эстонии, Латвии и Литвы слишком бедна и отличается слишком малой провозоспособностью, чтобы она могла обслужить действия крупных сил.

Потребовалось бы либо вложение крупных капиталов в железные дороги этих стран в мирное время, либо развитие этих дорог во время войны, что сильно сковало бы и осложнило действия германских армий. Во-вторых, СССР не позволил бы Германии безнаказанно занять Прибалтийский театр для подготовки в нем базы для дальнейшего наступления в пределах СССР.

Однако с военной точки зрения такая задача может быть поставлена, и вопрос заключается в том, является ли захват Ленинграда, Ленинградской и Калининской областей действительным решением политической и экономической задачи по подысканию сырьевой базы. На этот последний вопрос приходится ответить отрицательно. Ничего, кроме дополнительных хозяйственных хлопот, захват всех этих территорий Германии не даст.

Многомиллионный город Ленинград с хозяйственной точки зрения является большим потребителем. Единственно, что дал бы Германии подобный территориальный захват, — это владение всем юго-восточным побережьем Балтийского моря и устранение соперничества с СССР в военно-морском флоте.

Таким образом, с военной точки зрения результат был бы большой, зато с экономической — ничтожный. Не могут немцы не учитывать и того, что Ленинград как центр военной промышленности уже не играет для нас той решающей роли, которую он играл до переноса военной промышленности к востоку.

Второе возможное направление германской интервенции при договоренности с поляками — это белорусское.

Совершенно очевидно, что как овладение Белоруссией, так и западной областью никакого решения сырьевой проблемы не дает и потому для Германии неинтересно.

Белорусский театр военных действий только в том случае получает для Германии решающее значение, если Гитлер поставит перед собой задачу полного разгрома СССР с походом на Москву. Однако я считаю такую задачу совершенно фантастической.

Остается третье, украинское направление. В стратегическом отношении пути борьбы за Украину для Германии те же, что и за Белоруссию, т.е. связано оно с использованием польской территории. В экономическом отношении Украина имеет для Германии исключительное значение. Она решает и металлургическую, и хлебную проблемы. Германский капитал пробивается к Черному морю.

Даже одно только овладение Правобережной Украиной и то дало бы Германии и хлеб, и железную руду. Таким образом Украина является той вожделенной территорией, которая снится Гитлеру германской колонией.

В стремлениях к Украине среди германских военных кругов играет немаловажную роль и тот факт, что немцы в 1913 г. оккупировали Украину, но были оттуда выбиты, т.е. стремление к реваншу.

Итак, территорией, за которую Германия, вероятнее всего, будет драться, является Украина. Следовательно, на этом театре войны наиболее вероятно появление главных сил германских армий."

Здесь Тухачевский ошибается в оценке роли Ленинграда--крупного военно--промышленного центра,но он прав насчет необходимости устранения угрозы на балтике.

Тухачевский абсолютно прав насчет оценки роли Украины--без захвата Украины немцы н могли идти на Москву и не могли оставит позади Крым.

Так как же события развивались в 1941 году?

Гитлер в 1941 году первоначально поставил задачей захват Украины,повернув туда танковую группу Гудериана.

Затем следующей основной целью он сделал Ленинград и долгое время отказывался от мысли об его захвате.

Захватив Украину и не захватив Ленинград--он приказал повернуть на Москву.

Вот продолжение рассказа Тухачевского:

"Очень часто имеют предположения, что Германия не захочет значительно удаляться своими армиями от своей территории.Это зависит исключительно от политических задач, которые будут поставлены перед армией.

Если этой задачей будет захват советской территории, то германская армия не может не стремиться на эту территорию.

Только в том случае, если политической целью Германии была бы ограниченная задача поддержки Польши в войне с нами, только в этом случае можно допустить, что германские армии не уйдут далеко от своих границ.

Но даже и в этом случае надо учитывать принципы германского генерального штаба, доказанные ходом войны 1914—1918 гг., заключающиеся в том, что германский генеральный штаб не занимается политиканством, а бросает свои армии туда, куда потребуют стратегические соображения.

Так, например, немцы неоднократно бросали свои войска на территорию Австро-Венгрии для борьбы с Сербией, Румынией и Италией. Поэтому не следует обольщать себя надеждами на то, что немцы не уйдут далеко от своих границ.

Однако вывод, который только что сделан в отношении германских намерений насчет Украины, является относительным.

Дело в том, что даже если Германия и поставила бы перед собой задачу вести войну с ограниченной целью, то все же эта война не может не превратиться в большую и длительную войну, причем как минимум создались бы два фронта: белорусский и украинский.

СССР слишком силен, чтобы согласиться даже на малейшую территориальную уступку. Длительная же война с СССР, несомненно, может вовлечь в войну с Германией и Францию, и Англию.

Другими словами, война, цель которой ограничивается захватом одной только Украины, превращается в войну большую, которая требует все того же предварительного решения сырьевой проблемы.

В силу этого мне представляется весьма вероятным, что Германия до войны с нами постарается захватить Чехословакию и Румынию.

Не исключена такая обстановка в Европе, когда ни одна из стран не сможет вовремя поддержать Чехословакию против Германии. Если только нападение Германии на Чехословакию будет поддержано с юга ударом венгерской армии, что весьма вероятно, то участь Чехословакии может быть решена очень быстро.

Следует еще учесть, что в Чехословакии орудуют германские фашистские организации, которые могут дезорганизовать оборону страны. Имеются разведывательные данные, говорящие о том, что немцы разрабатывают план захвата Чехословакии в трехдневный срок.

Действительно, положение вытянутой с запада на восток Чехословакии, находящейся под ударами с запада, севера, юга и, наконец, изнутри, является чрезвычайно тяжелым.

Если даже речь будет идти и не о трехдневном сроке, то, во всяком случае, о столь же коротком, в который заинтересованные страны могут и не успеть принять какие-либо решительные контрмероприятия.

Что касается войны Германии против Румынии, то со стратегической точки зрения немцы хорошо знают, как можно оккупировать территорию этой страны. Опыт 1918 г. немцами хорошо изучен."

Тухачевский правильно говорит о большой войне и особенном месте в ней Украины.

Но он ошибается когда утверждает что СССР станет первой жертвой--Чехословакия и Румыния по его мнению не должны были стать обьектами агрессии нацизма.

Но он не исключает попытки мгновенного захвата Чехословакии....хотя вряд ли маршал предполагал что это произойдет вообще без войны.

Тухачевский верно пишет о том что Германия не может допустить длительной войны с СССР--из-за угрозы войны на 2 фронта.

И он опять прав когда пишет о том что СССР не пожертвует ни пядью родной земли.

Тухачевский продолжает:

"Что же может дать немцам оккупация Чехословакии и Румынии в экономическом отношении? Статистика говорит о том, что Румыния экспортирует ровно столько хлебных злаков, сколько Германия импортирует их в мирное время (до гитлеровских ограничений). Румыния добывает, если память мне не изменяет, 14 млн тонн нефти. Румыния и Чехословакия богаты многими металлами.

Наконец, утверждение германского капитала в Румынии означало бы его монополию на Балканах, в Турции и выход его опять-таки в Черное море. Только железная руда по-прежнему являлась бы узким местом германского народного хозяйства и требовала бы захвата Криворожья. Не исключена возможность того, что немцы, правильно поставив разведку недр, сумеют найти железную руду и в Румынии.

Таким образом захват Германией Чехословакии и Румынии может обойтись без большой войны, зато для большой войны этот захват значительно упорядочивает сырьевой вопрос в германском народном хозяйстве, уменьшает зависимость Германии от Польши при войне против СССР, и, наконец, исходный базис для войны против СССР со стратегической точки зрения становится гораздо более выгодным.

В конечном счете можно сделать вывод, что независимо от того, будет ли предшествовать войне против СССР война Германии с Чехословакией и Румынией или не будет, все равно главные интересы гитлеровской Германии направлены в сторону Украины.

Из этого должен исходить, это должен учитывать наш оперативный план. Однако наш оперативный план этого не учитывает. Он построен все так же, как если бы война ожидалась с одной только Польшей.

Рассмотрим теперь западные наши границы и западные театры войны исходя из политической задачи «бить противника на его территории».

На ближайший отрезок времени, пока существует Чехословакия и Румыния, «бить противника на его территории» практически означает бить польско-германские силы на польской территории. Со значительной долей вероятности дело будет обстоять именно так. Вряд ли в прибалтийские страны немцы пошлют более одного-двух экспедиционных корпусов.

Решающее значение операции должны принять тогда, когда с поражением польско-германских сил должна будет пасть буржуазная Польша. Такое сражение может иметь место в районе Кенигсберг—Львов—Краков—Данциг. Каковы же пути движения наших армий для того, чтобы выйти в этот район в наиболее выгодной группировке и с наиболее широкой охватывающей базой?

Стратегически наиболее выгодным путем является быстрый разгром армиями вторжения вооруженных сил Эстонии, Латвии и Литвы с тем, чтобы выход наших главных сил, действующих севернее Полесья, на линию Кенигсберг—Брест-Литовск произошел в условиях, когда эти главные силы будут иметь за собой широкий, охватывающий тыл, обеспечивающий организацию наиболее бесперебойного транспорта и наиболее удобного боевого размещения авиации на аэродромах.

Этот вариант, к сожалению, натолкнулся на труднопреодолимые в политическом отношении затруднения, а именно на то, что лимитрофы могут сохранить нейтралитет. Так как повторение «Бельгии» признается недопустимым, то от этого плана пришлось отказаться. Вот почему не прав Корк, когда говорит, что агрессивная роль прибалтов вредительски затушевывалась.

Наоборот, агрессивная политика прибалтов позволила бы нам воспользоваться наилучшим вариантом стратегического решения. Не агрессия, а нейтралитет прибалтов сорвал применение наиболее решительного плана, и отмена последовала не ведомственным военным решением, а решением правительства.

Я в дальнейшем еще вернусь к этому варианту, т.к. в связи с вероятным нападением на нас немцев и огромным значением, которое будет играть Восточная Пруссия при нашем движении в глубь Польши, а также учитывая то, что мы строим на Балтике большой военно-морской флот, этот вариант будет иметь в будущем еще более решающее значение.

Нейтралитет прибалтов играет для нас очень опасную роль. Если, скажем, он продолжится даже только две недели, то и тогда он сыграет свою вредную для нас роль.

В силу сохраняемого нейтралитета мы должны будем отказаться от наиболее выгодного варианта и через две недели, если нейтралитет будет прибалтами нарушен, исправить дело будет уже невозможно, т.е. невозможно в процессе стратегического сосредоточения.

В ходе операций, конечно, многое можно будет выправить. Однако, считаясь с политическими требованиями в отношении уважения нейтралитета, надо искать другие, хотя бы и менее выгодные в стратегическом отношении пути.

Севернее Полесья остается один путь: между Латвией и Литвой с севера и самим лесисто-болотистым Полесьем с юга. Этот стратегический коридор, и без того узкий, продольно разбивается как бы еше на две части лесисто-болотистым районом верховья Березины, Налибакской пущей, средним течением Немана и Беловежской пущей.

Помимо того, он имеет и поперечные преграды: р. Вилия, вернее течение Немана, Неман и Шора на участке Гродно-Слоним, Нарев, Ясельда, Западный Буг. Однако самым слабым местом «белорусского коридора» являются его выходы на территорию этнографической Польши. Армии, наступающие по этому коридору, будут находиться в этом районе в очень тяжелом положении. Коснусь этих положений.

Напрасно стали бы мы ждать, как это делает у нас Генеральный штаб, что немцы первые нарушат нейтралитет Литвы. Это им невыгодно. В этом случае немцы имели бы в Литве слишком плохо обеспеченный путями сообщения тыл.

Между прочим, во время одной из полевых поездок, кажется в 1911 г., Мольтке, как это описывает Форстер в своей книге «За кулисами германского генерального штаба», обсуждал вопрос о возможности направить наступление германских армий из В[осточной] Пруссии в направлении на Вильно и пришел к выводу о том, что это исключено ввиду слабости железнодорожной сети на территории Литвы.

Характерно и то, что Гитлер сам предложил Литве заключить пакт о ненападении. Таким образом, раз немцы не будут нарушать нейтралитет Литвы, то нашим армиям придется своим правым флангом, двигаясь через Гродно и далее на запад, подвергаться опасности удара с севера, из Восточной Пруссии.

Но это еще не все. В том случае, если главные силы Белорусского фронта форсируют Неман у Гродно и южнее, немцы могут нарушить нейтралитет Литвы, имеющей каких-нибудь три дивизии, и накоротке выйти в тыл Белорусского фронта в направлении Ковно—Вильно.

Если глубокое вторжение в Белоруссию через Литву для немцев было бы опасно с точки зрения организации тыла, то операция с коротким замахом является вполне закономерной."

Здесь Тухачевский уже излагает взгляд на вероятный союз Германии и Польши и пишет о ударе в Белоруссию через Литву.

Эти суждения он выкладывает в результате того что Белоруссия действительно была труднопроходимой.

Далее маршал продолжает:

«В дальнейшем Белорусский фронт должен будет искать взаимодействия с Украинским фронтом в направлении Брест-Литовска, стремиться к поражению польско-германских сил на варшавском направлении, обеспечивать свой фланг со стороны В[осточной] Пруссии и свой тыл со стороны Ковно-Вильно.

Совершенно очевидно, что решать все эти задачи одновременно невозможно. Командование Белорусским фронтом должно будет наметить определенную последовательность в разрешении этих задач.

Весьма возможно, что прежде всего обстановка заставит приступить к радикальному решению задачи обеспечения своего правого фланга, т.е. к разгрому германских сил в В[осточной] Пруссии.

В этом случае было бы крайне важно для нас пройти по территории Литвы, что, может быть, можно будет и не считать нарушением нейтралитета, т.к. по договору между Литвой и РСФСР от 1920 г. район Молодечно—Лида—Гродно также входит в состав Литвы и, следовательно, Красная армия уже ходом вещей будет действовать на литовской территории.

Не исключена возможность, что, организовав прочное обеспечение своего правого фланга и тыла путем выставления сильного заслона для обороны, Белорусский фронт атакует противника на главном направлении совместно с Украинским фронтом.

Однако в этом последнем случае главные силы Белорусского фронта будут, во-первых, значительно ослаблены выделением крупных сил на обеспечение своего фланга и тыла, а во-вторых, все же немцы могут нанести поражение флангу и тылу Белорусского фронта путем организации удара из В[осточной] Пруссии как непосредственно на юг, так и через Литву на Ковно—Вильно.

Эта угроза особенно реальна потому, что В[осточная) Пруссия обладает богато развитой железнодорожной сетью, позволяющей в сутки подвозить не менее шести пехотных дивизий. Столько же можно перебрасывать и по шоссейным путям В[осточной] Пруссии на автотранспорте.

Наконец, особенно опасным может стать положение Белорусского фронта, если произойдет разрыв между ним и подходящим к району Брест-Литовска Украинским фронтом. Тогда возможна концентрическая атака главных сил Белорусского фронта. Главное Командование должно организованно вывести в этот район внутренние фланги обоих фронтов.

Итак, Белорусский фронт при своем выходе на границу этнографической Польши должен расширять полосу своих действий, в то время как тыл его остается все в том же узком коридоре. До прихода Гитлера к власти Восточная Пруссия являлась для правого фланга Белорусского фронта надежным прикрытием.

Так это было и в 1920 г. Но с установлением гитлеровского режима картина резко изменилась.

Задачи Белорусского фронта стали неизмеримо сложнее, силы, которые он встретит в решительном сражении, вырастут, вероятно, вдвое и в то же самое время цели, которые были поставлены фронту, и силы, ему предоставленные, остались без изменения. В этом несоответствии задач и средств кроются большие опасности, грозящие при стечении неблагоприятных условий серьезным поражением армиям Белорусского фронта.

Получается такое положение, что в самый тяжелый момент армиям Белорусского фронта придется наступать раструбом из узкого стратегического коридора. Все преимущества перегруппировок будут на стороне врагов.

Кроме того, немцы и поляки будут иметь по сравнению с Белорусским фронтом огромные преимущества в отношении широкого и глубокого размещения авиации, а также в отношении охватывающего и выгодного рассредоточенного расположения тылов. В самом деле, «белорусский коридор» имеет тесно сжатые железнодорожные коммуникации и столь же тесно сжатые шоссейные пути.

Точно так же и скученное размещение авиации, исключающее широкий маневр по передислокации по фронту авиационных соединений, будет иметь следствием больший урон нашей легкой авиации по сравнению с потерями врагов на их аэродромах. Немцы, имея полную возможность рассредоточивать свою авиацию по Восточной Пруссии и Северной Польше, будут иметь преимущества в авиационном маневре.

Наши стесненные коммуникации будут нести от авиации большие потери, будут давать перебои, будут задерживаться с восстановлением разрушений и т.д.

Рассмотрим теперь стратегический путь между лесисто-болотистым Полесьем с севера и границами Румынии и Чехословакии с юга. Этот путь также представляет собой стратегический коридор, вполне доступный для наступления крупных сил, хотя и перерезан поперек целым рядом не слишком крупных речных преград и имеет отдельные районы, неудобные для действий, как, например, Дубненский район.

Нависание над левым флангом Украинского фронта границы Румынии в стратегическом отношении сходно со значением Латвии для Белорусского фронта. Однако дальше идет граница Чехословакии, и в этом отношении удобства глубокого наступления находятся на стороне Украинского фронта.

В самом деле, границы Румынии с СССР надежно прикрыты системой укрепленных районов, а северный участок границ Румынии с Польшей горист, неудобен для действий больших войсковых масс и крайне беден железными дорогами. В этом районе сравнительно нетрудно организовать прочную оборону, выставив надежный заслон в сторону Румынии. В 1920 г. Румыния сыграла неприятную роль.

Она притягивала к себе встревоженное внимание Главного Командования, а это последнее оттягивало к границам Румынии силы из главной группировки юго-западного фронта. Во всяком случае, организация надежного прикрытия своего фланга и тыла со стороны Румынии является несравнимо более простой задачей, чем прочное обеспечение фланга Белорусского фронта.

При выходе Украинского фронта примерно на линию Брест-Литовск—Львов перед его командованием встанет основная задача нанесения главным силам противника удара совместно с главными силами Белорусского фронта. В этом случае левый фланг будет прикрыт чехословацкой территорией и все внимание войск фронта может быть сосредоточено на главных силах противника.

Только в том случае, если по ходу операций к моменту выхода правого фланга Украинского фронта в район Ковель—Люблин образовался бы между ним и Белорусским фронтом разрыв, только в этом случае могла бы создаться угроза удара противника во фланг со стороны Брест-Литовска. Роль Главного Командования должна заключаться в том, чтобы не допускать разрыва между фронтами.

Вопрос с размещением авиации и тылов для армий, наступающих в «украинском коридоре», отличается теми же трудностями и неудобствами, с которыми армии встречаются и в «белорусском коридоре». В этом отношении «украинский коридор» имеет только одно преимущество, заключающееся в том, что, когда армии Украинского фронта подойдут в район последнего решающего столкновения, немцы и поляки не будут иметь того охватывающего положения над внешним флангом, какое они имеют со стороны Восточной Пруссии.

Таким образом театр наступления южнее Полесья является выгодным для наступления к району решающего столкновения в центре Польши. Однако наступление в одном лишь направлении южнее Полесья не может дать решения генеральной операции и генерального сражения. Необходимы согласованные действия обоих фронтов. Вопрос заключается лишь в том, которому из фронтов дать преимущественно решающее значение.

При варианте первоочередной ликвидации лимитрофов все преимущества за белорусским направлением. Эти преимущества сохраняются при условии нейтралитета Германии. Зато при условии нахождения Германии в составе врагов, а с другой стороны, при условии дружественной позиции Чехословакии — все преимущества сосредоточения главных сил переходят к украинскому направлению.

Выгоды украинского направления особенно должны сказаться, если Чехословакия будет участвовать в войне с Германией. Конечно, помощь Чехословакии будет очень небольшой, т.к. ее западная половина будет быстро ликвидирована немцами и венграми. Но тем не менее восточная часть Чехословакии, гористая и неудобная для действий крупных войсковых масс, может упорно обороняться и обеспечивать левый фланг наших армий.

Помимо того, не исключена возможность наступления чехословаков с самого начала войны на Краков, находящийся очень близко от чешской границы. Если этот крупнейший железнодорожный узел будет хотя бы на время выведен из эксплуатации, то переброски польско-германских сил на украинском направлении будут основательно расстроены и поведут к опозданию окончательного сосредоточения этих сил.

При этих условиях, между прочим, не исключена возможность захвата Львова силами армии вторжения. Даже временное овладение этим пунктом и разрушение его крупнейшего железнодорожного узла опять-таки поведут к замедлению сосредоточения главных польско-германских сил.

Надо отметить, что только при условии избрания украинского направления как главного можно в какой-то степени использовать помощь чехословацкой армии. Во всех прочих случаях Чехословакия будет раздавлена совершенно отдельно, не принеся никакой пользы для наступления Красной армии.

Чтобы сделать анализ стратегического положения более конкретным, необходимо обратиться к рассмотрению возможного соотношения сил сторон.»

Тухачевский опять пишет о первостепенном значении украинского направления,пишет о ключевом направлении для поляков и о войне чехов и поляков.

Это далеко не похоже на то что случилось потом…

Далее Тухачевский переводит рассказ на мобилизационные возможности будущих противников СССР.

Вот что он излагал:

«Польша (цифры привожу по памяти) выставляет по мобилизации пехотных дивизий и еще 6 пех. дивизий формирует в первые месяцы войны.

Германия утраивает свои 36 пехотных дивизий по мобилизации, т.е. выставляет 108 пехотных дивизий. Помимо того, Германия развернет ландверные дивизии, число и сроки развертывания которых я сейчас не помню.

Сверх того Германия имеет несколько десятков бригад штурмовиков, которые вряд ли годятся для полевой войны, но которые, безусловно, могут быть использованы для обороны тыла, отдельных участков укреплений и т.п.

Генеральный штаб РККА, исчисляя те силы, которые Германия сможет выдвинуть против СССР, правильно исходит из предпосылок, что Франция может оказаться к началу войны в таком состоянии, что не сможет выполнить своих договорных обязательств и не выступит против Германии.

Предположим также, что Германия не предпринимала агрессии против Чехословакии, хотя на самом деле для нее выгоднее было бы сразу же захватить Чехословакию, чтобы быстро высвободить свои силы и не разбрасывать их на выставление заслонов.

Исходя из таких предпосылок положим, что Германия оставит в полосе своих укрепленных районов на французской границе 30 пехотных дивизий, на границах с Чехословакией 7 пехотных дивизий и в резерве главного командования еще 10 пехотных дивизий, не считая ландверных.

Допустим, что Польша на чехословацкой границе оставит 5 пехотных дивизий. Тогда Красная армия может встретить перед собой на польской территории 61 германскую и 50 польских пехотных дивизий, а всего 111 пехотных дивизий.

В авиации мы имеем превосходство над немцами, но, во-первых, потребности Дальнего Востока всегда могут оттянуть часть авиации с запада, во-вторых, как было показано выше, мы по мере углубления в Западную Белоруссию и в Западную Украину будем находиться в невыгодных аэродромных условиях по сравнению с польско-германской авиацией, и, в-третьих, все же в сухопутных операциях практически расчет должен вестись по числу пехотных дивизий, артиллерии и танков.

Наши механизированные соединения, несомненно, сильнее польско-германских, но при этом следует учесть, что и поляки, и немцы непрерывно развивают свои механизированные соединения, вводя на вооружение пушечные танки, что немцы уже сформировали 5 механизированных дивизий, примерно соответствующих нашим механизированным корпусам, что поляки формируют механизированные бригады и, наконец, что немцы, а за ними и поляки вводят на вооружение большое число противотанковых пушек в пехотных дивизиях, что резко повышает их способность вести бой с механизированными частями.

Таким образом, наше преимущество в механизированных соединениях над немцами и поляками хотя и имеется, но это преимущество не может служить основанием для самоуспокоения по поводу нехватки у нас достаточного числа стрелковых дивизий.

Точно так же не может изменить этого положения и наше преимущество над врагами в отношении конницы. Конница будет нести очень тяжелые потери от авиации и химии противника.

На изложенных выше соображениях о том громадном значении, которое имеет число пехотных дивизий независимо от преимущества в авиации, механизированных соединениях и коннице, потому приходится так подробно останавливаться, что этими вреднейшими и опаснейшими рассуждениями организационный отдел Генерального штаба РККА добивался торможения в развитии числа пехотных дивизий, развертываемых по мобилизации.

Каково же было то реальное число стрелковых дивизий, которое по нашему действующему оперативному плану двигалось в глубину территории Польши для того, чтобы бить противника на его территории.

Точно я этого числа не знаю, но приблизительно оно должно быть около 90 стрелковых дивизий, может быть, на несколько дивизий больше. Остальное число стрелковых дивизий из числа 150, развертываемых по мобилизации, идет на обеспечение Дальнего Востока, границ с Финляндией, Эстонией, Латвией и Румынией, на охрану границ Кавказа и Средней Азии.»

Тухачевский недвусмысленно указал на отсталость советских механизированных соединений,несмотря на то что их было больше чем у вероятного противника.Ведь большим недостатком было нехватка стрелковых дивизий.

Он верно заметил на недостатки позиций советской военной авиации,разброса по дальним регионам страны.

Также он согласен с тем что Германии лучше всего было бы сразу захватить Чехословакию,что и было сделано.

Тухачевский согласился с мнением ген-штаба который не слишком расчитывал на помощь Франции,вероятно зная о больших позициях нацистов в верхах правительства Пятой Республики.

Тухачевский продолжает:

«Получается странная картина. Наши Белорусский и Украинский фронты должны втянуться в глубину территории Польши, втянуться в самых неблагоприятных обрисованных выше условиях и своими 90, пусть даже 100 стрелковыми дивизиями должны разбить 111 пехотных дивизий противника, на стороне которого остаются все преимущества маневра, использования авиации и организации тыла.

К этому еще надо добавить, что поляки, как этому учит опыт 1920 г., дерутся у себя дома очень хорошо.

Клаузевиц считает, что для надежного поражения противника над ним надо иметь по крайней мере полуторакратное общее превосходство в силах. Этот коэффициент, во всяком случае, не преувеличен. Однако возьмем меньшее число потребных стрелковых дивизий, например 140, а не 166 (полуторакратное превосходство).

В этом случае число дивизий в РККА должно быть значительно большим.

Положим, что на Дальнем Востоке надо иметь не менее 35 стрелковых дивизий (во время войны), на границах с Финляндией — 7, на границах Эстонии и Латвии — 7, на границах с Румынией — 8, на Кавказе — 3, в Средней Азии — 2, в резерве Главного Командования — 5 стрелковых дивизий. Тогда общее число потребных для РККА стрелковых дивизий поднимется до 207.

На самом деле эта потребность значительно выше. Германия во время войны 1914— 1918 гг. подняла число своих пехотных дивизий до 248.

Борьба на два фронта требует большого числа войск и для нас значительно большего, чем для Германии, т.к. наши расстояния и железнодорожные условия не позволяют нам производить те переброски сил с востока на запад и обратно, которые с таким успехом проводили немцы в прошлую империалистическую войну.

Мы же разворачиваем всего только 150 стрелковых дивизий.

К этому нашему недостатку в числе стрелковых дивизий надо еще добавить исключительно слабое развитие артиллерийского и танкового резерва Главного Командования для усиления стрелковых дивизий и корпусов на решающих направлениях.

Дело в том, что для подготовки атаки против боеспособного, хорошо вооруженного и прочно укрепившегося противника требуется до 80 орудий на один километр фронта атаки. Участие танков не снижает этой артиллерийской нормы. Англичане и французы даже при наличии танков количество артиллерии на один километр фронта доводили до 130 и более орудий.

Между тем по условиям ввода в атаку пехоты главный удар стрелковой дивизии не может быть уже 2 километров, т.е. своими артиллерийскими средствами стрелковая дивизия может обеспечить лишь до 40 орудий на километр, откуда следует, что для крупных операций требуется удвоение артиллерии дивизий.

Собственной артиллерии стрелковой дивизии хватит только в условиях очень подвижной войны, когда противник не успевает как следует укрепиться.

Так же точно и собственных танков стрелковой дивизии не хватит при выполнении сложных и ответственных наступательных операций. Для усиления войск, действующих на главных направлениях, организуется артиллерийский и танковый резерв Главного Командования.

Однако этот резерв организован у нас в совершенно недостаточном размере, что не позволяет создать необходимого качественного усиления на участках решающих сражений.

Вовсе нет у нас пулеметного резерва Главного Командования для усиления стрелковых дивизий, занимающих оборонительные фронты. Французы такой пулеметный резерв имеют.»

Здесь Тухачевский верно пишет что РККА потенциально уступает в численности будущим противникам и 207 расчетных дивизий(с резервом) явно мало.

Хотя ранее он в 1930 году утверждал что этого более чем достаточно и критиковал маршала Шапошникова за то что тот планировал нарастить много больше дивизий.

Но теперь он признавал его правоту как и в случае с спором о численности авиации.

Тухачевский также верно пишет о том что РККА уступает вероятному противнику в артиллерии,которая была вообще запущена в развитии оборонной отрасли.

ЧТО В ИТОГЕ

Первая часть аналитического признания М.Тухачевского не содержат того что произошло после его расстрела.

Он ошибся в том последовательности политических событий в европе,хотя и допустил «бескровную» оккупацию Чехословакии.Он оказался полностью прав насчет роли Украины,но склонялся больше к удару через прибалтику или юго-западное направление.

И абсолютно недооценил роль Ленинграда и ничего не сказал о Москве как о конечной цели.

Он отчетливо признавал слабости и недостатки РККА,приемущество вероятного противника.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из всего вышесказанного следует только два логических вывода.

Первый—Тухачевский не был до конца искренен не рассказав о направлении первого мощного удара,т.е Белорусском направлении.

Второй—план поражения после провала заговора переписали,изменив детали и маршруты.

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (21)

Дор Дормидонт

комментирует материал 10.04.2014 #

автар, тебе даже не отрывают кокосы как тухачевскому, но пишешь ты еще кручее него

no avatar
Юрий Лабоцкий

комментирует материал 10.04.2014 #

Самая главная и первая стратегическая ошибка в рассуждениях касается Российского сырья..Дело в том,что ОСВОЕНИЕ Росс. богатств требует больших затрат..А капиталисты УМЕЮТ считать!..Но они коварны и любять сбить с толку неофитов\наци-Германии\ ,взывая к их дурным наклонностям и отводя удары о своих ЖИРНЕНЬКИХ,Южненьких и весьма- фондоотдатливых колоний..

no avatar
22 Rus

отвечает Юрий Лабоцкий на комментарий 10.04.2014 #

Более того, покорив Францию, гитлер вдруг великодушно отказывается от её самых богатых южных территорий с плодородными землями и грамотными рабами и внезапно вспоминает о далеком украинском черноземе, к которому даже без всякой войны по бездорожью не проехать.

no avatar
Тимур Евсеенко

комментирует материал 10.04.2014 #

Не понял. Как это "М.Тухачевский не имевший никакого военного образования ..." А Александровское военное училище не в счёт? М.б. автор имел ввиду отсутствие академического военного образования? Но тогда так и надо писать, чтобы "не налететь" на критику. А во вторых, нельзя забывать, что многие люди того поколения не получили правильного высшего образования, но возмещали его самообразованием. Кстати, условия для получения самообразования в начале XX века в России имелись просто великолепные. Когда писал свою кандидатскую диссертацию, обратил внимание на массу очень хороших переводов иностранной, в частности немецкой, научной литературы по ряду сложных проблем (у меня были проблемы с немецким языком и приходилось платить за переводы довольно много). Так что эту переводную литературу начала века я оценил. Не думаю чтобы крупный военачальник, склонный к тому же к теоретической работе, мог пренебрегать самообразованием.

no avatar
Тимур Евсеенко

комментирует материал 10.04.2014 #

Дополнение. Ситуацию 1941 года вряд ли можно было предвидеть в 1937, когда Тухачевский всё это писал. Нельзя забывать, что Германия 1937 даже в самых смелых замыслах вряд ли могла мечтать превратиться в хозяина Европы, как это случилось в действительности. Предположить, что сильные, по понятиям того времени, Польша и Франция будут разгромлены в ходе 3-хнедельных кампаний - вряд ли мог предположить кто-либо даже из немецких генералов. Также писалось это ещё ДО халкингольского конфликта лета 1939, после которого Япония окончательно сделала выбор в пользу "южного", а не "северного" направления своей агрессии. Разумеется всё это поменяло "расклад" сил на советских границах к 1941, чего Тухачевский, как и никто другой в 1937 предвидеть не мог. Поэтому врать ему не было никакого смысла и он вполне мог писать именно то, что думал. Более того, предвидеть сильную жару в Белоруссии летом 1941, которая позволила вермахту быстро пройти пересохшие болота и речные долины этого края, на которые делало ставку советское командование, готовясь к обороне, тоже не мог предвидеть никто. А насчёт заговора. Так был ли заговор на самом деле? Пока что - это одни предположения. Я, например,

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 11.04.2014 #

старался прочитать о Тухачевском всё, что мог найти и убедительных доказательств существования именно заговора с целью захвата власти так нигде и не увидел. Пишут о личных качествах Тухачевского, о недовольстве многих военных Ворошиловым, как креатурой Сталина, но вот о конкретном ПЛАНЕ переворота (без чего в моём понимании говорить о заговоре абсурдно) никаких данных не увидел. Одна болтовня и глубокомысленные намёки. И всё.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 11.04.2014 #

Его осудил верховный суд вынеся обвинительный приговор.

Или по вашему мнению Сталин

"приказал зверски истязать Тухачевского на допросе,выбить из него ложные обвминения,осудить и расстрелять?"

Не порите чушь.....таким как вам либералам-ленинистам и доказательства не помогут

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Айзен Тайчо на комментарий 11.04.2014 #

Ну Вы даёте. "Либерастам-ленинистам" - это нечто новое в политологии. Ленинцы никак не могут быть либерастами, а либерасты ленинцами. Так что Вы уж выберите что-то одно. Это во-первых. Во-вторых, Айзен, я удивлён. Вы опять занялись раздачей ярлыков. Мне казалось, что в наших с Вами дискуссиях этот этап мы уже миновали. И теперь ведём дискуссию в спокойном тоне. Ведь цеплять людям ярлыки - самое последнее дело. Критикуйте взгляды, если считаете их не правильными, но не скатывайтесь до личных нападок. Этим, как Вы знаете, "с успехом" занимаются тролли. И наконец. в-третьих, если уж Вы перешли на чисто юридическую основу "Его (Тухачевского) осудил верховный суд вынеся обвинительный приговор", то есть элементарное возражение. Он был официально реабилитирован, а приговор суда, следовательно, отменён. Или Вы предпочитаете односторонние аргументы (по принципу: есть два мнения, одно моё, а второе - неправильное)? Но если так, то имеет ли смысл выходить с публикациями в МП? Они ведь для того и публикуются, насколько я понимаю, чтобы их обсуждать. Чего же Вы приходите в ярость, наткнувшись на возражения? Не опускайтесь до уровня Дор Дормидонта.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 12.04.2014 #

Приговор отменили после 20 сьезда--когда Сталина оболгали и начали круто переписывать историю....не согласны?

Я вас прямо спросил

"о вашему мнению Сталин приказал зверски истязать Тухачевского на допросе,выбить из него ложные обвминения,осудить и расстрелять?"

Вы на это не ответили.....но вы ясно дали понять что Сталмин велел окелеветать честных людей

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Айзен Тайчо на комментарий 12.04.2014 #

1. Ваш вопрос не корректен. Сталину НЕ БЫЛО необходимости приказывать выбивать ложные показания из кого бы то ни было. Вы повторяете хрущёвские глупости. Следствие вели люди Ежова, которого, напомню, расстреляли именно за массовые фальсификации "политических дел" ещё при Сталине. Кстати, если не ошибаюсь, сам термин "ежовщина" употреблял и Сталин (по крайней мере где-то в литературе читал об этом). Так что не нужно цеплять ярлыки.2. Вы почему-то упорно не хотите поверить, что в ВКП (б) шла ожесточённая борьба за власть. Причём, это было очень сложное явление. Здесь борьба за пути развития страны, часто накладывалась на личные амбиции и претензии партийных деятелей, а методы "подковёрной борьбы" часто бывают самые грязные (не нужно идеализировать политиков, они - тоже люди). Не случайно ни КПСС после падения Хрущёва, ни нынешняя КПРФ, объявляющая себя её наследницей, но "реабилитировавшая Сталина" на практике, не отказались полностью от решений 20 съезда. Жизнь, уважаемый форумчанин, на деле сложнее, чем любые придуманные схемы.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 13.04.2014 #

Только согласно следствию фальсификации дел начались после июня 37-года и резонансные дела в виде обвинения Тухачевского и московских процессов не имели к ним отношения.
Военный трибунал рассмотрел все материалы дела—и вынес справедливый приговор

Буденный писал что у него не осталось никаких сомнений в виновности обвиняемых

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Айзен Тайчо на комментарий 13.04.2014 #

Вы совершенно верно указали, что "дело Тухачевского" было резонансным. Т.о. реальная вина или невиновность подсудимых в этом случае уже не имеют значения для политиков (согласен, что это - чудовищно, но это, к сожалению, факт). Реабилитация в этом случае возможна только спустя годы, когда политическое звучание "дела" теряет остроту (пример, дело супругов Розенбергов в США. Их невиновность была очевидна изначально, но властям США были НУЖНЫ "шпионы и предатели, выдавшие секрет атомной бомбы СССР". Иначе пришлось бы признать собственную ошибку в оценке потенциала СССР, а это - конец всей политике "холодной войны" в форме "отбрасывания коммунизма" и "освобождения порабощенных народов". Вот и угодили не виновные в том преступлении за которое их судили супруги на электрический стул. На деле они действительно были связаны с советской разведкой, но к передаче секрета атомной бомбы СССР отношения не имели. В этом просто не было нужды. Ведь на нас работал тогда САМ Опенгеймер - "отец" атомной бомбы). То же было и с Тухачевским. Его курс на развитие армии видимо вызывал сопротивление других групп военных. Т.е. - обычная групповая грызня. Авторитетного военачальника, который

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 13.04.2014 #

мог бы "развести противников по углам" и выработать курс, приемлемый для всех - не оказалось (Фрунзе, к сожалению, умер, а Троцкий - стал врагом уже не только лично Сталина, но и СССР). Жуков, Рокоссовский, Конев и другие будущие полководцы ещё не обладали никаким авторитетом в верхах. А Ворошилов, видимо, многими рассматривался исключительно как политический назначенец Сталина и нужного авторитета не имел. Вот и результат: "зачистка" противников. А способ каким это было сделано победителей не интересовал. Уничтожен противник (конкурент) и ладно. Мнение же С.М. Будённого в данном случае не может быть авторитетным. У него с Тухачевским были серьёзные разногласия относительно значения стратегической кавалерии и её роли в грядущей войне. Так что он был заинтересован в ликвидации Тухачевского как оппонента. Таково моё мнение по этому вопросу.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 13.04.2014 #

1.Тухачевского никто не принуждал к даче показаний как и др.арестованных,материалов существования заговора предостаточно.

Просто сегодня думают что всех пытали--на самом деле все было совсем иначе...

Само признание Тухачевского--скрурпулезная аналитика и такой документ не мог выйти из под плаки чекиста.

Тухачевский расколлолся на 2-й день после трех очных ставок--понЯл что отпиратся бесполезно.

2.По вашему Буденный преднамеренно оклеветал Тухачевского?....вот это ложь.

Буденный был глубоко порядочгным человеком,настоящим героем и не стал бы лгать чтобы убрать даже врага

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Айзен Тайчо на комментарий 13.04.2014 #

1. Вы пишете: "материалов существования заговора предостаточно". Извините, но мне они не известны. Насколько я знаю, ни следственное дело Тухачевского и др., ни материалы судебного процесса над ними НЕ ПУБЛИКОВАЛИСЬ. И всё что пишется в литературе - не более чем предположения и пересказ чьих-то слов. Это для меня НЕ АРГУМЕНТ. Если я не прав, то буду Вам признателен за ссылку, где они опубликованы. Далее, как и на чём "кололи" Тухачевского - я не знаю. Но могу, например, признаться. что если бы некто, арестовав меня, убедил бы меня в наличии реальной угрозы моей семье, то боюсь я дал бы любые признательные показания, чтобы эту опасность от семьи отвести. Вам следует знать, что теория формальных доказательств, признающая собственное признание подсудимого "наилучшим доказательством во всём свете" ("Краткое изображение процессов и тяжб" Петра I , Вторая часть процессу, глава 2, ст.1) опровергнута ещё в середине XIX столетия. 2. Я не обвинял С. М. Будённого в клевете. Вы как обычно упрощённо смотрите на жизнь. Но он был оппонентом М.Н. Тухачевского и разумеется рад был узнать, что его противник был не просто оппонентом, а врагом. Тогда и вся его аргументация теряет смысл

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 13.04.2014 #

и нет необходимости думать над нею (ведь враг доброго не посоветует). Поэтому он действительно ХОТЕЛ поверить в вину Тухачевского. А когда очень хочешь во что-нибудь поверить, то скорее всего - и поверишь, убедишь себя в том, что это и есть истина. ЭТО ЗАКОН ПСИХОЛОГИИ. 3. Наконец, Вы говорите: "Само признание Тухачевского - скрупулезная аналитика и такой документ не мог выйти из под палки чекиста". Но как раз аналитика то могла быть именно его - о том я Вам писал. Но вот некоторые выводы из этой аналитики могли быть несколько "подправлены", чтобы придать им звучание, далёкое от первоначального. Вспомните, как Хрущёв рассказывал о документах, подсунутых Гейдрихом Бенешу. Это были ПОДЛИННЫЕ документы, но в некоторых местах в них вложили немного фальшивок, которые позволяли дать подлинным документам толкование, не имевшее ничего общего с реальностью. Другое дело, что в деле Тухачевского эти документы роли не сыграли. В суде их не использовали судя по тому, что было в литературе. И ещё. Вы совершенно напрасно принижаете способности чекистов к созданию сложных схем. Вспомните истории с "Синдикатом 2" и "Трестом". Были "построены" столь убедительные "контрреволюционные

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 13.04.2014 #

организации", что на эту приманку "купились" такие опытные конспираторы. как С.Д. Рейли и Б.В. Савинков. О П.Н. Врангеле и А. П. Кутепове я уже не говорю - у них такого опыта не было, хотя имелись опытные контрразведывательные органы. Да что там "Трест". Мне в нашей республике пришлось читать документы т.н. дела СОФИН (Союза освобождения финских народов России). Так там такие схемы созданы, что прямо жаль становится, что вся эта интереснейшая антисоветская организация являлась чистой "липой", сфабрикованной местным НКВД во главе со старшим лейтенантом госбезопасности Шлёновым. Не было на самом деле никакого СОФИН. Просто "славная" удмуртская интеллигенция занималась межгрупповой и междуклановой борьбой. со сведением счётов друг с другом, привлекая к этому органы госбезопасности.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 14.04.2014 #

1.Да...материалы по делу Тухачевского засекреченны и это говорит как раз о том что либералы хотячт скрыть факты его виновности

2.Тухачевского не принуждали к даче показаний--вы это признаете....прогресс есть

3.Хрущеву верить--себя неуважать....

no avatar
Тимур Евсеенко

отвечает Айзен Тайчо на комментарий 16.04.2014 #

Считать Хрущёва паталогическим лжецом никаких оснований нет. Он лгал ровно настолько, насколько было необходимо ему для получения и удержания власти. Я не понял о каком "прогрессе" Вы говорите. Я никогда и не заявлял, что Тухачевского принуждали или наоборот не принуждали давать показания. Поскольку нет протоколов допросов, то я могу только предполагать то или иное. Наконец, материалы по делу Тухачевского не опубликованы. Засекречены они или нет - я не знаю. Но в 90-ых годах за деньги можно было залезть в любые архивы. Возможно дело Тухачевского не опубликовали потому, что оно не дало никаких сенсационных материалов. А подтверждать сделанное ранее любителям сенсаций просто не хотелось.

no avatar
Айзен Тайчо

отвечает Тимур Евсеенко на комментарий 16.04.2014 #

1.Тухачевский дал показания под давлением изобличающих доказательств.

А именно--факта участия в заговоре и передачи генерального плана немцам.Только сейчас доказательную базу следствия ещё не рассекретили.

Вообще даже сами немцы--Гитлер и Геббельс считали что Сталин очистил армию от плохих и изменнических кадров,и потом жадели что сами этого не сделали

По Тухачевскому есть и воспорминания запаждных дипломатов ит президентов--у каждого была своя разведка и они знали о про-нацистских настроениях советских командиров.

Бенеш предупредил Сталина обь возможности перевоорота--но Сталин знал и до этого

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com