Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Государевы слуги и консервация кормления

Государевы слуги и консервация кормления

Уже сотни лет государева служба подразумевает, что чиновник или директор сам найдет себе доход, а жалованье ему можно положить чисто символическое.

«Не верю!» – ну как не процитировать Станиславского, разглядывая опубликованную таблицу доходов директоров российских госпредприятий. При этом речь идет не о верхней части списка (если сортировать по окладу или годовому доходу) – с ним, насколько я понимаю, все плюс-минус честно: зарплата порядка $10 000 в месяц, годовой доход, исчисляемый в сотнях тысяч долларов, – вовсе не экзотика и не райские условия для руководителя даже не самой большой организации. Человек руководит сотнями и тысячами людей, зачастую распоряжается гигантскими финансовыми потоками, иногда вынужден конкурировать с негосударственными структурами. Ну и хорошо, что ему более или менее достойно платят.

«Плюс-минус» – потому что полного доверия к тому, что в базе данных раскрыты все доходы всех наиболее (официально) высокооплачиваемых директоров у меня все же нет. Знакомство с образом жизни российской элиты заставляет подозревать, что часть доходов оставлена в тени.

Средние цифры, впрочем, уже вводят в некоторое замешательство. Легко посчитать, что средний годовой доход директора госпредприятия – 1,2 млн руб., около $40 000, а средняя зарплата – 65 000 руб., чуть больше $2000 в месяц. Прямо скажем, немного: в Москве бы средний директор в разряд хорошо зарабатывающих людей не попал, место ему во втором дециле (10% по доходам). Пользуясь случаем, напоминаю Мосгорстату о том, что неплохо бы снова поделиться данными о распределении москвичей по доходам: неудобно ссылаться на публикацию трехлетней давности, но более свежих данных нет. Кстати, если учесть иждивенцев, то семья среднего директора и во второй московский дециль бы не попала. Это, конечно, в предположении, что члены его семьи не зарабатывают больше, возглавляя, скажем, торговые дома соответствующих госпредприятий или оказывая им какие-то недешевые услуги.

Но самое любопытное – в нижней части списка. Там, где годовой доход – всего несколько десятков тысяч рублей, а зарплаты исчисляются в единицах тысяч рублей в месяц, в некоторых случаях – ниже прожиточного минимума. Оклад 54 директоров из 374, присутствующих в выборке, – меньше 10 000 руб. Не хочется никого огульно обвинять – может статься, что я чего-то не понимаю, а бессребреников в стране много больше, чем принято думать, но точно знаю: полноценно жить и работать с такими доходами невозможно. Увы, но приходится предположить, что, по крайней мере, некоторые из этих персонажей имеют другие доходы. Подворовывают, говоря по-русски.

Был у меня когда-то знакомый, известный в свое время чиновник, даже какое-то недолгое время был чуть ли не федеральным министром. То ли излишняя честность, то ли чрезмерная осторожность его подвела, то ли еще что-то, – ходили разговоры, что не взял он крупную взятку, обидел каких-то крупных людей, – но из чиновников он ушел. Однако из «обоймы»-то не выпал еще: лет 10 назад предложили ему возглавить какую-то контору, связанную с дорожным строительством. Как называлась, уже не помню, суть была в том, что через нее проходили многие миллиарды долларов, предназначенные на лечение извечной российской боли. «Какая зарплата?» – поинтересовался он. «Какая такая зарплата? – удивились в ответ. – Ну, долларов триста можно выписать». Излишне, наверное, упоминать, что разговор происходил в ресторане, со средним счетом несколько большим, что собеседников моего знакомого ни капли не смущало.

Для описываемого явления есть очень емкий и очень русский термин: кормление. Традиционно, уже сотни лет государева служба подразумевает, что чиновник или директор сам найдет себе доход, а жалованье ему можно положить чисто символическое. Надо лишь следить, чтобы не зарывался в воровстве, страх имел, знал меру.

Опубликованная «Слоном» база данных в этом смысле – очень любопытное свидетельство того, как где-то институт кормления разрушается: на смену ему приходят более прозрачные и современные механизмы, а где-то – сохраняется. И если я прав относительно самого явления, то выводы неприятные: воровство в правилах игры прежде всего трех ведомств, причем, все силовые: Минобороны, МВД и Служба исполнения наказаний. Именно там самые низкие, зачастую, смехотворно низкие, доходы руководителей. Честно говоря, даже немного страшно: что с голодухи украдет директор, скажем, арсенала военно-морского флота или ремонтного завода ракетно-артиллерийского вооружения.

Источник: slon.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland