Владимир Паперный : культура два

Владимир Паперный :  культура два

Ближайшее будущее. Историк архитектуры, культуролог, тележурналист и дизайнер Владимир Паперный, в конце 1970-х эмигрировавший в США, — один из самых оригинальных теоретиков советской культуры. В своей книге «Культура два», ставшей бестселлером, он рассматривает историю России XX века как циклическую смену двух механизмов культуры: от растекания к застыванию, от горизонтальной структуры к вертикальной.

Периодизация Паперного универсальна; можно утверждать, например, что «культура два» сменяла «культуру один» в периоды, когда на смену лысому руководителю страны приходил волосатый. И наоборот. Карты спутали «лихие девяностые»: и вот уже лысеющий Владимир Путин возводит основы «культуры два». О том, что общего у нулевых с эпохой первых пятилеток, и при каких условиях в России может возникнуть «культура три» Владимир Паперный рассказал в интервью «Соли».

«Высказывания Владимира Путина — очень образные. Они как цитаты из «Горе от ума» — мгновенно расходятся на пословицы. В этом смысле премьер — действительно народная фигура и выразитель народных чаяний».

Фото: Александр Хомутов / Соль

— В одном из интервью вы признаетесь, что написание книги «Культура два» — и вообще, ваша работа над историей архитектуры эпохи Сталина, да и последующая эмиграция — были попыткой избавиться от травмы сталинизма, полученной в детстве. Это действительно настолько сложный комплекс?
— Я родился в сталинскую эпоху, я видел Сталина на Мавзолее и в Мавзолее, на этой двуспальной кровати с Лениным. Я учился в сталинской школе, поэтому я помню, что это было за время. Травма была серьезной.

— Вы называете нулевые очередной эпохой «культура два». Почему?
— Здесь нужно немного углубиться в прошлое. 1920-е годы, совершенно очевидно, были эпохой «культуры один». На рубеже 1920–30-х годов смена произошла очень отчетливо, радикально. Все было чрезвычайно наглядно.

Затем «оттепель», начало хрущевской эпохи. Для меня в ней видны явные черты «культуры один». Горизонтальное растекание: освоение целины, открытие границ, Ив Монтан, Пикассо, фестиваль молодежи и так далее. Затем опять постепенное застывание, брежневский «застой». Застывание не было таким тотальным и трагичным, как в 1930–40-е годы. Была некоторая непоследовательность, размытость границ между культурами.

Начало перестройки — опять-таки очевидное во всех отношениях начало «культуры один». В свою очередь, путинская эпоха с начала нулевых, на мой взгляд, — возрождение «культуры два». Я вижу черты застывания. Опять же, нет такого террора, какой был в сталинское время. Но тем не менее некоторые черты «культуры два» совершенно очевидны.

— Какие, например?
— Прежде всего, «вертикаль власти» и вообще вертикаль. Строгая иерархия. Назначения губернаторов вместо их выборности. Даже сам факт снятия сильного мэра, я имею в виду Лужкова, — это тоже вертикализация. Из наглядных примеров — фраза: оппозиционеры «шакалят у посольств». Это выражение Путина совершено точно ложится на «культуру два» — враг всегда крадется из-за границы. Вообще противопоставление «у них — у нас» в нулевые вновь становится одним из ключевых. Реабилитация Сталина в школьных учебниках. С одной стороны, это не идеология, а управленческая идея. Логика власти: если это работало тогда, давайте попробуем и сейчас. С другой стороны, сталинская шпиономания тоже была управленческой идеей. С точки зрения историка культуры, результат важнее внутренних механизмов принятия решений.

«Возвращение к сталинской эпохе невозможно. Тех же целей, которых достигает террор, можно достичь и другими способами. В частности, экономическими. Управлять людьми в тоталитарном обществе можно и без террора».

Фото: Александр Хомутов / Соль

— Какие события новейшей российской истории, на ваш взгляд, являются самыми болезненными рецидивами классической «культуры два»?
— Процесс над Ходорковским прежде всего. Независимо от того, насколько справедливы обвинения, сама форма показательного процесса очень напоминает 1930-е. Болезненный рецидив. Борьба с обществом «Мемориал», неформальное преследование его членов. У меня много друзей, которые там работают. Общество формально не закрыто, но там все время устраивались какие-то проверки документов, людей пытались ловить на каких-то мелочах. Разгон митингов в защиту свободы собраний. Та же фраза «шакалить у посольств» — она очень характерная. Вообще высказывания Владимира Путина — очень образные. Они как цитаты из «Горе от ума» — мгновенно расходятся на пословицы. В этом смысле Владимир Путин — действительно народная фигура и выразитель народных чаяний.

— То есть вы считаете, что запрос на «культуру два» сформировало общество?
— Нет, даже не общество, а культура в самом широком смысле. Если почитать блоги, разные сайты, становится очевидно, что в нулевые «культура два» растет и снизу, и сверху. Нельзя сказать, что это власть навязала народу такую модель существования, а народ послушно повиновался. В 1930-е годы было то же самое: «культура два» росла и сверху, и снизу.

Но мне кажется, что полное возвращение к сталинской эпохе невозможно. По ряду причин. Прежде всего потому, что Россия в значительной степени интегрирована в мировую экономику. Более того, как писала Ханна Арендт, тех же целей, которых достигает террор, можно достичь и другими способами. В частности, экономическими. Управлять людьми в тоталитарном обществе можно и без террора.

— Пугающая мысль, вам не кажется? Получается, что тоталитарное общество желает быть тоталитарным?
— В обществе всегда присутствует некоторое стремление к тоталитаризму. Не только в российском. Это есть и в американском обществе, и во всех других. Какие-то два начала существуют всегда. Но тоталитарное общество без террора и запертых границ — это уже нестрашное общество. Тюрьма, из которой можно уйти, в которой нет пыточной камеры и замков, уже не является тюрьмой.

«Я не думаю, что следует обожествлять технологию. Но нельзя не отметить, что наличие Интернета создает какие-то новые ситуации, которых никогда прежде не существовало».

Фото: Александр Хомутов / Соль

— Взаимосвязь между властью и культурой, которая четко прослеживается в сталинский период, довольно размыта в нулевые. Почему современная власть не стремится увековечить себя в монументальных формах?
— Некоторые стремятся. Лужков стремился. И в каком-то смысле увековечил.

— Как, на ваш взгляд, характеризует свою эпоху «лужковский стиль» в архитектуре?
— Когда я первый раз увидел подземный торговый центр «Охотный ряд», первая мысль, которая у меня возникла, — выражение «концы в воду». Почему все под землей? Чтобы никто не видел, как все это сделано и куда ушли деньги. У меня вот такое представление о «лужковской архитектуре».

— Почему в России один механизм культуры сменяет другой, но перехода на качественно новый уровень до сих пор не происходило? Тезис и антитезис есть, а синтеза нет?
— Это действительно так. Я пытался сквозь призму этой модели посмотреть на всю российскую историю. Не я один, такие попытки делал Александр Янов и ряд других исследователей. Мне всегда казалось, что круг этот бесконечный. Цикл, в котором нет развития, как смена времен года.

Думаю, проблема в том, что каждая новая «культура один» уничтожает все, что было до нее и на этом пепелище начинает строить нечто совершенно новое. На мой взгляд, так продолжается уже несколько веков. И мне приходит в голову сравнение. Что такое английский газон? Это трава, которую нужно просто стричь. Правда, 300 лет подряд. Но в России никогда ничего не удавалось делать 300 лет подряд.

У меня было очень сильное переживание, когда я попал в Оксфорде на ритуальный обед теологического факультета. Нам подали какое-то определенное вино, совершили определенный ритуал — прочитали какую-то латинскую молитву. Все происходило в очень красивом зале с дубовым резным потолком. Потом мне сказали, что этот ритуал происходит каждую пятницу, ни разу не был пропущен, ни разу не происходил иначе, в этом же зале, с 1525, кажется, года... Это то, чего всегда не хватало России — одной нити, которая шла бы через века, не прерываясь.

— Почему вам кажется, что выход из дурной бесконечности российской истории возможен именно сейчас?
— Одна из причин — это глобализация интеллектуальной жизни и информационные технологии, которые делают такую глобализацию возможной. Мы видим, как разные государства пытаются подавлять этот вызов времени. Одни сайты отключить, другие закрыть и так далее. Но как только начинаются попытки вмешиваться в глобальное распространение информации, хакеры со всего мира находят обходные пути. Это совершенно непродуктивно.

Я не думаю, что следует обожествлять технологию. Но все-таки нельзя не отметить, что наличие Интернета создает какие-то новые ситуации, которых никогда прежде не существовало.

В этом смысле линия президента Медведева с его ориентацией на развитие творческого потенциала и инновации в некотором роде — альтернатива стратегии Путина как новая «культура один» «культуре два».

При этом я не уверен, что разница между Путиным и Медведевым является подлинной. Но мне кажется, что как только появляются две такие фигуры, за ними автоматически выстраиваются какие-то силы. И дальше, может быть, от личных желаний членов тандема уже не все зависит. Ситуацию решит та волна, которая будет сильнее.

«Было бы идеально, чтобы Россия стала лидером в этой области экологии и начала создавать новую экологически разумную цивилизацию».

Фото: Александр Хомутов / Соль

— Вы замечаете какие-то изменения в российской культуре, означающие очередную смену эпох?
— Да, безусловно.

— Какие, например?
— Для меня очень знаковым событием стало присуждение премии «Инновация» арт-группе «Война». Ситуация занятная. Министерство культуры утверждает, что акция на Литейном мосту в Питере — чисто хулиганство. И одновременно этому хулиганству присуждается государственная премия. Отсутствие «вертикальности» в этом решении для меня как человека, родившегося в сталинскую эпоху, конечно, поразительно.

Тем более что группа «Война» мне кажется очень талантливой. Не все их проекты мне интересны, но этот кажется абсолютным шедевром: минимализм, чистота концепции и феноменальное техническое исполнение.

— Что ждет Россию в ближайшем будущем? Какие сценарии развития возможны?
— Легко и просто никогда ничего нигде не бывает. Все будет происходить сложно, в постоянных конфликтах и борьбе. Даже если есть некоторые основания для оптимизма, это не значит, что все будет очень хорошо. Все будет хорошо, потом опять плохо, потом опять хорошо и так далее.

Мне кажется, российскому обществу все таки необходима какая-то общая идея, если воспользоваться словами Николая Федорова, «общее дело». Поскольку Федоров был пророком экологической проблематики, может быть, России стоило бы перестать относиться к проблемам экологии как к чему-то навязанному.

— Но экология — это ценность постиндустриального общества. Как вам кажется, Россия уже готова к тому, чтобы осознать окружающую среду как главную ценность?
— Федоров об этом писал в конце XIX века в своей книге «Философия общего дела». Поскольку он был одним из первых, то было бы идеально, чтобы Россия наконец стала лидером в этой области и начала создавать новую экологически разумную цивилизацию.

— Какой вы представляете себе российскую культуру эпохи синтеза? «Культура три», какой она будет?
— Абсолютно не представляю. И я думаю, никто не представляет.

Источник: www.saltt.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет