Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Мы победили Грузию: что дальше?

Мы победили Грузию: что дальше?

Прежде чем начать анализ новой российской повестки дня в Абхазии и Южной Осетии, хотелось бы обозначить принципиальный тезис. Критический анализ новой ситуации в двух бывших грузинских автономиях (в том числе и жесткие выводы) не означает постановку вопроса о правильности/неверности формально-правового признания Абхазии и Южной Осетии со стороны России. В любом случае Москва не пойдет на аннулирование этого признания, равно как и Грузия в ближайшей перспективе не откажется от притязаний на Цхинвальский регион (так официально в Тбилиси именуют Южную Осетию, чью автономию там ликвидировали в декабре 1990 года). На наш взгляд, необходимо не покаяние в совершенных ошибках, тем паче в августе 2008 года перед Россией был чрезвычайно узкий коридор возможностей: или повторить путь Сербии 1990-х годов, сдающей направо и налево своих союзников и в конце концов получающей невнятные европейские перспективы, либо отстоять интересы в Закавказье и не дать разгореться пожару на всем Большом Кавказе. Как бы то ни было, возврат в прежнее статус-кво невозможен, формируется новый ландшафт и Кавказского региона, и Евразии в целом.

Но четко представлять себе новые вызовы и проблемы необходимо. Время августовской эйфории должно пройти. Впрочем, сегодня не видно особого желания на трезвую голову представить себе, какие новые проблемы мы приобрели в Южной Осетии и в Абхазии. Для Кремля эти проблемы являются окончательно разрешенными. Мы не собираемся отыгрывать назад, а наши западные партнеры продолжают критиковать Москву за одностороннее признание больше по инерции. Многие лидеры европейских стран фактически признали новый статус-кво. Это относится и к Ангеле Меркель, которая ввела в оборон словосочетание «ядровая Грузия» (предполагая, что вне «грузинского ядра» находятся спорные территории). И в не меньшей степени к Николя Саркози (который первым из европейцев выдвинул тезис о необходимости международного обсуждения статуса Абхазии и Южной Осетии). На консультациях по стабильности и безопасности на Кавказе (известных как Женевский процесс) делегации Абхазии и Южной Осетии работают, хотя и не имеют официального статуса. Это, впрочем, не мешает иметь с ними дело представителям США, ООН, ЕС и ОБСЕ.

Однако все описанные выше позиции не означают того, что проблемы двух спорных регионов (а таковыми они остаются и после формально-правового признания Москвы) окончательно решены. После августа 2008 года роль России в их судьбе изменилась принципиально. До того Россия играла роль миротворца, медиатора в переговорном процессе (так было в Южной Осетии в 1992-2008 годах и в Абхазии в 1994-2008 годах). Эта роль признавалась ООН и ОБСЕ. После «пятидневной войны» Москва стала военно-политическим гарантом самоопределения Абхазии и Южной Осетии. И, что не менее важно, гарантом их гуманитарного развития. Отныне все социальные обязательства за эти территории переходят к Москве, несмотря на то что этот факт не признает международное сообщество. Достаточно того, что эти новые реалии признают «непризнанные граждане» Абхазии и Южной Осетии. Следовательно, теперь фактор Грузии будет неизменно ослабевать. Наверное, еще несколько лет фактор борьбы с «малой империей» (так назвал Грузию правозащитник академик Андрей Сахаров) будет играть свою роль. Но в дальнейшем он потеряет свою актуальность и на первый план выйдут проблемы взаимоотношения с РФ. Как говорил в своей знаменитой сорбоннской лекции выдающийся французский историк и писатель Эрнест Ренан, «нация - это ежедневный плебисцит». Сегодня Тбилиси проиграл этот плебисцит в Абхазии и в Южной Осетии. Но где гарантии того, что Москва не сегодня или завтра, но через несколько лет выиграет этот плебисцит? Риторический вопрос. Особенно если учесть то, с какими проектами Россия приходит в две республики.

На сегодняшний день можно констатировать, что Москва пытается реализовать в Абхазии и в Южной Осетии тот же сценарий, который она уже апробировала внутри РФ на Северном Кавказе. В этом смысле мы можем говорить о стирании граней между внутренней и внешней политикой. Вернемся, однако же, к характеристике северокавказской модели, которую сегодня Кремль пытается распространить прежде всего на Южную Осетию, а потом уже и на Абхазию. Для этой модели важна внешняя лояльность центру, дающему финансовые средства. При этом внутренняя ситуация мало кого волнует. В Южной Осетии и в Абхазии эту модель реализовать еще легче, чем в Чечне или в Дагестане. Обозначенные выше две республики являются субъектами РФ, а Южная Осетия и Абхазия - это частично признанные государства. С них, как говорится, и взятки гладки. Мы помогаем, а дальше...

Хотя правильнее было бы поставить знаки вопроса. Москва не пытается предъявить определенные стандарты для своих клиентов, как это делают США и ЕС для той же Грузии. Спору нет, режим Саакашвили не раз нарушал демократические процедуры, о которых так пекутся Вашингтон и Брюссель. Но можно себе представить, что сделал бы он с оппозицией после 7 ноября 2007 года или после «пятидневной войны», если бы такой демократический пресс отсутствовал. Думаю, что путинская вертикаль показалась бы многим воплощением свободы и прав человека. Но ведь Москва не ставит перед теми, кого приручила, даже минимума требований (и распоряжение средствами - это только одна из проблем, верхушка айсберга). Напротив, если клиент лоялен и при этом демонстрирует свою преданность всеми доступными средствами, то именно его и ценят за это. И более того, закрывают глаза на многие чудачества. Наиболее яркий пример этой политики - Рамзан Кадыров. Понимающий зависимость Москвы от него (он - публичное воплощение успеха РФ в замирении Чечни), Кадыров может действовать во многом самостоятельно, без оглядки на центр. Думается, что лидер Южной Осетии не хуже понимает свою роль. Он - гарант пророссийского геополитического выбора на Южном Кавказе, за что он может многое требовать (а ему можно многое прощать).

К сожалению, в российской внешней и внутренней политике уже не раз бывало так, что тех же, кто пытается ввести элементы цивилизованной игры, считают если не врагами, то людьми, говорящими не к месту и не вовремя. Так происходит сейчас с лидером Народной партии Южной Осетии Ронадом Келехсаевым. Его отцепили от парламентских выборов (намечены на 31 мая нынешнего года), а параллельно с его партией создали еще одну структуру с абсолютно идентичным названием. В итоге создается безвыходная ситуация, когда власти и их действия нельзя критиковать даже ради улучшения политики государства и исходя из патриотических соображений. Вдруг этим воспользуются пропагандисты из команды Саакашвили?

Во-вторых, в случае с той же Южной Осетией и Абхазией Москва продолжает свою старую линию на поддержку только официальной власти. Спору нет, Абхазия и особенно Южная Осетия - это не Украина и уж тем паче не европейская страна, где много оппозиционеров и публичная политика бьет ключом. Но и там есть люди, недовольные действующей властью. Особенно это касается Южной Осетии, поскольку для Абхазии характерен более высокий уровень политической конкуренции и демократических свобод. Так вот, говоря о Южной Осетии, нельзя не видеть выходцев оттуда, вынужденных оставить республику и жить в Северной Осетии или в Москве. И заметим, это не сторонники грузинских коллаборационистов типа пресловутого Дмитрия Санакоева. Среди них те, кто имел серьезные заслуги и в защите Южной Осетии, и в попытках сделать ее дееспособным образованием. Например, сегодня Кокойты жестко критикует Олег Тезиев, глава североосетинского фонда «Гражданская инициатива», экс-премьер-министр и экс-министр обороны Южной Осетии, занимавшийся обороной республики от Грузии в начале 1990-х годов.

Можно в этом же контексте вспомнить и позицию Анатолия Баранкевича, экс-секретаря Совбеза Южной Осетии, который лично участвовал в отражении грузинской атаки на Цхинвал в августе 2008 года. Но вскоре после этого оказался вынужденным перейти в разряд диссидентов.

Не наша задача решать, прав Кокойты или, напротив, правы его оппоненты. Ключевой вопрос - адекватное представление о том обществе и людях, безопасность которых ты собрался защищать. Возможно, президент Южной Осетии - это единственный достойный выразитель воли народа этой республики. Но и в таком случае это не повод для самовластия и своеволия в кадровой политике. После формирования нового (послевоенного) правительства Южной Осетии осталось слишком много неразрешенных вопросов. Например, каковы критерии кадрового отбора? Без ответов остаются сегодня и многие другие хозяйственные вопросы. В чем суть конфликта республиканских властей и строительных организаций, занимающихся восстановлением республики? Чем так провинилась Народная партия? На эти вопросы можно и не отвечать. Но тогда будет расти негативное отношение к самому признанию Южной Осетии, причем внутри России. Закономерным станет реакция такого рода: «Мы сами себе повесили хомут в условиях глобального финансового кризиса».

Если же говорить об Абхазии, то сегодня Москва активна не столько в сфере насаждения «суверенной демократии», сколько в своем стремлении взять под контроль самые вкусные куски. Пока «суверенная демократия» затронула Абхазию только в период проведения выборов мэра города Сочи (организация досрочного голосования абхазов, зарегистрированных в курортном городе Краснодарского края). Что же касается крупного бизнеса, то российские монополисты, тесно спаянные с государством, уже пытались получить 51% абхазской энергетической компании «Черноморэнерго». Это, кстати, вызвало очень негативную реакцию абхазских политиков и энергетиков.

Таким образом, вместо грузинского этнического национализма Москва предлагает своим новым клиентам старый добрый административный ресурс и «суверенную демократию». То есть фактически это правило, когда для своих предлагается суверенитет. А для остальных - демократия. Но это не содержательное решение тех проблем, которые волнуют и абхазское, и югоосетинское общество, которые отнюдь не считают, что независимость от Грузии должна стать синонимом торжествующей коррупции, закрытости власти и беззакония. Многие абхазы и осетины полагают, что независимость - это не оправдание для бедности и всесилия власти, а высокое качество государства и действительная независимость, а не превращение в 83-й и 84-й субъект РФ. Не желая решать действительно насущные проблемы республики, Москва рискует испортить отношения с местным населением. Чем дальше Южная Осетия будет от Грузии, тем больше вопросов будет не к Тбилиси, а к Москве.

Источник: www.chaskor.ru
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (8)

paradox28

комментирует материал 04.05.2009 #

А дальше ничего, к Дагестану, Чечне, Ингушетии добавится еще две черных дыры сосущих деньги бюджета, при этом на жизни местного населения это никак не отразиться. Да и победа над Грузией была весьма условной, при наших-то потерях (люди, техника, позиции в политике, ЮО вообще грузины катком закатали).

user avatar
patriot512

отвечает paradox28 на комментарий 09.05.2009 #

Как победа России так она условна учитывая (люди, техника, позиции в политике и вообще потому что). Грузия проиграла реальную войну и пытается выйграть информационную. И если мы плоды победы опять просто сольем, тогда мы точно полные придурки.

user avatar
miazmo

комментирует материал 08.05.2009 #

Разругались (и навсегда, кажется!) еще с одним православным государством. Про Украину я молчу. Осталось Болгария да Греция.

user avatar
Kk Pp

комментирует материал 09.05.2009 #

О ещё один анти патриот, в России которая его вскормила врага увидел.

no avatar
Kk Pp

комментирует материал 09.05.2009 #

Дальше только жизнь, Грузия будет скоро частью России и это уже решённый вопрос на уровне Единого Господа.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland