Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Александр Ларин

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Актер-любитель

Политика, конечно, без театра немыслима, особенно при нашей информационной активности – тут, хочешь не хочешь, а что-то изображать из себя придется.
  
Но вот вопрос: как изображать-то? – по Станиславскому с Немировичем, добиваясь на публике подлинных чувств? Или – откровенно прикидываться, напирая, как, скажем, Мейерхольд, на  зрелищность,   когда всем в общем-то ясно – идет для нас, дурачков, красивый, эффектный спектакль?

Да и как понимать сейчас эту самую подлинность? Что есть истина на сцене – хоть театральной, хоть политической?
 
А завел я этот разговор вот почему. Есть у меня очень старая тетя, бывшая артистка одного теперь уж не звучного академического театра. Артистка она вообще-то была бледненькая, не Вера Пашенная, но вот педагог получилась сильнейший: с десяток, наверное, народных артистов выучила, а уж всяких там лауреатов и лауреатиков и не счесть. Так что толк в театральном ремесле знает.

И вот призвали как-то мою тетю к одному очень влиятельному лицу, чтобы поучить его по-тихому актерскому делу. Фамилию этого деятеля я называть, понятно, не буду – скажу лишь, что учеба проходила на каком-то закрытом объекте, да за такие денежки, которые тетя сроду не отхватывала – в общем, было ради чего старухе из последних сил напрячься.

Ну, приступили они к занятиям, обговорили роль, образ. Он у  крупного деятеля известно какой – еще более крупный. Он у нас и жесткий борец с коррупцией, и заступник за обездоленных, и блестящий менеджер – и в то же время наш, родименький, свой...

Начали, как водится, с тела: как большому деятелю следует ходить, на стуле сидеть, чтобы зад не слишком выпирал;  мимику, взгляд государственный ему отрабатывали… Потом взялись за голос, дикцию – читали вслух Чехова, басни… Видный деятель, правда, уже тогда начал дергаться  – они же там не привыкли, чтобы им гадости в лицо пуляли: и про его сап, и что у него губы с глазами в разные стороны разбегаются… Но самое драматическое развернулось, когда тетя и этот артист-любитель принялись  разучивать какую-то его важную речь.

Он ей  что-то там бодренько про улучшение, повышение… ну, в общем, любимые их фразы, как же без них? –  а она ему тут же  "стоп", это у неё вроде знаменитого "не верю" от Станиславского; он – что-то там строго про бюрократию, коррупцию,  – а она опять "стоп", и опять на него с критикой; он скорбным голосом – о стариках, инвалидах, – а она и это бракует, в общем, все его программные  тезисы раздолбала: то интонация не та, то физиономия, а главное, говорит ему, не захватывает, не верится, что все это его действительно волнует…

"Вы представьте себе, – говорит, – что  эти старики несчастные, инвалиды – ваши родственники…"

Он ей тут же железным тоном: "Не надо трогать моих родственников. У них всё хорошо".

Тётка ему вежливо объясняет, что это просто прием такой актерский – чтобы лучше в образ въехать. "Ну, хорошо, не хотите родственников, пофантазируйте тогда, что в этих людях… скажем, ваш капитал, акции, недвижимость:  им плохо – и ваше благополучие тает, им хорошо – и ваше богатство прирастает. Поэтому вам совсем не безразлично, что с ними происходит".

Он ей на это: "Нет у меня никаких акций и недвижимости, я все в декларации указал – что вы тут болтаете!?"

А тетка, видно, уже завелась – и снова ему: "Стоп!"  Говорит: "Не годится, никто не поверит…"

Он тогда вскакивает, побагровел весь, орет: "Всё! Занятия закончены! Вы уволены!" И быстренько ее выпроводил.

Тётка, вся в слезах, - ко мне, как  более опытному в реальной политике. Спрашивает: – Разве я была не права?

Я говорю: – Конечно, нет! (Я-то, по правде сказать,  думал, что тётка  подружится с этим деятелем, что потом, может, и я на него выйду. Начал уже кое-какие проекты набрасывать – а тут на тебе: чуть не подрались на творческой почве.) Говорю ей недовольно: –  Зря вы так резко с ним – он все-таки тоже художник, артист!

Она: – Так пусть слушает, учится – а не халтурит. Я же не могу пропускать фальшь!
   
А я ей назло: – Напрасно! Где вы, – говорю, – видели искреннего политика, да еще такого уровня – он что, самоубийца?! Он и должен играть фальшиво, раз у него образ такой… – А сам думаю: а что, неплохая, между прочим, мысль!

Она (озадаченно): – Но играет-то он хорошего, искреннего... Что ты городишь?!

– Но если таких в жизни нет – чего их играть? Тогда он еще больше будет фальшивить! Это уже не реализм, а  пиар какой-то получается.

– В жизни пусть врет, лицемерит, а на сцене должна царить правда, какая бы роль ни была.

Я (уже раздраженно): – Вот будет играть какого-нибудь дядю Ваню – там пусть изображает правду. Хотя и тот, наверное, фальшивил. Все люди такие, что вы, тетя, ей-богу! - и даже ваш Станиславский с этим своим театральным "не верю". Не верю я ему, не верю!
 
Она мне строго: – Не сметь!

А я уже тоже завелся, не остановишь: – Да вы поймите, тетя,  наша правда – это и есть ложь и фальшь, и играть нужно так же…
 
Мы с ней еще долго спорили, но тётка, как Лютер, насмерть стояла на своем: театр не должен уподобляться жизни, он должен быть оплотом правды…

И, как оказалось, не зря.

Через несколько дней наш политик и по совместительству актер сам позвонил тёте и, даже не извинившись, вызвал её на очередной мастер-класс. И тётя, добрая душа, не отказала.

С тех пор я прямо с каким-то азартом слежу за творческим ростом тётина подопечного, чей рейтинг начал явно обгонять приверженцев условного театра в политике. Однажды он до того взволновал меня своим страстным призывом к уборке и облагораживанию подъездов, что я на следующий же день сам, несмотря на больную поясницу, отдраил свою лестничную клетку и повесил там плакат его партии.

Конечно, это успех и тёти, которая добивается от него такой правды переживаний. Но это, надо признать, и могучий успех самого Станиславского. Знал бы Константин Сергеевич, что его система, метод через столетие выйдут за хрупкие рамки искусства и востребуются уже в большой, реальной политике.

Порадовался бы старик.

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (2)

Андрей Грибушин

комментирует материал 13.08.2011 #

Мы - маски, ролей не сыгранных играющие роль...

Мы можем стать собой, скрываясь в масках. И любим мы народ, его терзая честь, - не обижаясь на насилье в ласках, и тайно оскорбительную лесть!

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland