Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Владимир Песецкий

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Нужна ли в суде «адвокатская монополия»?

 

Председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов в докладе на ежегодном совещании председателей арбитражных судов высказался за введение «ограниченной адвокатской монополии» на представительство в арбитражном судопроизводстве. Об этом сообщил информационный портал «Право.Ру».

«"Надежность любого сложного механизма определяется надежностью его самой слабой детали. Эффективность современного судопроизводства во многом снижается из-за присутствия непрофессионалов",  — объясняется в тексте доклада эта инициатива» — , говорится в публикации. Далее следует комментарий: «Подобную реформу однажды уже пытались провести. С введением в 2002 году нового Арбитражного процессуального кодекса возможность представлять в арбитражных судах интересы компаний закреплялась только за их сотрудниками и адвокатами. Однако в 2004 году Конституционный Суд решил, что эти ограничения противоречат Основному закону».

Следует заметить, что новость вызвала довольно многочисленные отклики, что, наверное, неудивительно. Судя по тону, большинство среди участников обсуждения составили частнопрактикующие юристы, не желающие (или неспособные) приобрести статус адвоката. Сегодня для его получения необходимо иметь как минимум два года стажа работы юристом после окончания ВУЗа, сдать достаточно сложный экзамен и уплатить вступительный взнос, который в разных регионах колеблется от двадцати до пятидесяти тысяч рублей.

Одни юристы не желают добиваться адвокатского статуса, чтобы не участвовать в обязательных для адвокатов дежурствах, на которых приходится защищать в уголовных делах по назначению (оплата за такое участие, как правило, ниже, чем при защите по соглашению, работать же нужно не меньше), другие просто не в силах ответить на несколько десятков вопросов квалификационного экзамена, затрагивающих практически все отрасли права, в том числе и такие, которые в реальной практике адвоката встречаются крайне редко. Например, автору за тринадцать лет работы ни разу не потребовались знания Бюджетного, Градостроительного и Воздушного кодексов, хотя вопросы по этим нормативным документам в программу экзамена включены.

Некоторые из этих юристов находят себя, как говорили в былые времена – «в народном хозяйстве», то есть в качестве юрисконсультов предприятий. Однако, устроиться на постоянную работу удается далеко не всем. Оставшиеся (и в первую очередь это как раз те, кто оказывается неспособен сдать экзамен) пополняют ряды частнопрактикующих юристов или создают собственные юридические фирмы.

Об уровне этих фирм наглядно свидетельствует недавняя история с хабаровской юридической фирмой «СэР», спор которой с хабаровским же банком «Уссури» дошел до Президиума Высшего арбитражного суда РФ. В ходе рассмотрения спора выяснилось что юридическая (!) фирма, обращаясь в суд с иском (к счастью – в собственных интересах, а не в интересах клиента) избрала неверный способ правовой защиты и не сумела правильно указать нарушенные нормы права (об этом тоже рассказал портал «Право.Ру» http://www.pravo.ru/review/view/51763/).

Нововведение, предлагаемое председателем ВАС, грозит оставить этот слой «юридических неудачников» без работы. Вслед за арбитражными судами (если, конечно, инициатива Иванова будет поддержана законодателем) потребовать адвокатской монополии на представительство могут и суды общей юрисдикции, в которых частнопрактикующие юристы и юридические фирмы подвизаются в качестве представителей по гражданским и – в отдельных случаях – административным делам. Поэтому, наверное, неудивительно, что высказывание председателя ВАС вызвало гнев большинства комментаторов. Высказывания, как обычно в интернет-обсуждениях, варьируются от не очень тонкой иронии до прямой брани на грани цензурности. Впрочем, стилистику обсуждения новости на «Право.Ру» легко представить, прочитав любую дискуссию в Гайдпарке.

На самом деле вопрос не так прост и ясен, как хотелось бы ярым противникам предложения Иванова. Очень точно и обоснованно высказался за нововведение участник обсуждения с ником «помощник АСГМ» (похоже – помощник судьи):

«ну то, что адвокаты не обязательно профессионалы - это факт… Но слушать каждый день - "нет, я бухгалтер", "вы знаете, мне дело только вчера передали", "да нет, просто юрист заболел и меня попросили прийти в суд", "я - Гендиректор", и прочую чушь уже просто, невозможно.... тупые ужасно!!!! Даже определения суда не читают… Так что надо любыми способами отгородится от сторон… Пусть лучше непрофессиональные адвокаты, чем "меня просто попросили иск поддержать".... Тошнит от этих упырей».

Мне кажется, излишнюю категоричность (тупые ужасно) автору можно простить. Иной раз, действительно, такого наслушаешься от этих «представителей», что начинаешь сомневаться в собственной разумности. Припоминаю один арбитражный спор о признании недействительной записи в реестре акционеров. Представитель истца, крайне самонадеянный молодой парень, исключенный (как впоследствии выяснилось) с четвертого курса юридического института после несданной за третий курс сессии, произнес весьма патетическую и прочувствованную речь, в которой восемь раз процитировал Европейскую конвенцию о защите прав человека. После первого же вопроса оказалось, что нормативные документы, регулирующие ведение реестра акционеров, он знает, мягко говоря, значительно хуже. Называя вещи своими именами: в глаза не видел.

Так что во введении того, что Антон Иванов назвал «ограниченной адвокатской монополией», то есть допуска к представительству в арбитражном суде только штатных юрисконсультов предприятий и адвокатов, безусловно есть, говоря словами классиков, «сермяжная правда». И, пожалуй, не только в арбитражном суде.

Вот только как быть с Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 года? Дело в том, что первая редакция Арбитражного процессуального кодекса, принятого в 2002 году, как раз и предусматривала, что представителя предприятий в арбитражном суде могут быть либо штатные работники, либо адвокаты. Однако в 2004 году множество разных организаций обратились в Конституционный Суд с жалобой на эту норму АПК РФ, считая, что на нарушает их конституционное право на самостоятельный выбор способа правовой защиты. И как ни странно, Конституционный Суд заявителей поддержал, признав часть пятую статьи 59 АПК РФ (ту самую, которая устанавливала требования к представителям сторон в суде) не соответствующей Конституции РФ.

Почему я считаю это решение Конституционного Суда странным? Потому что КС, в этом случае, по сути – противоречит сам себе.

28 января 1997 года Конституционный Суд РФ принял постановление № 2-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР. Эта норма устанавливала, что защиту по уголовным делам вправе осуществлять только адвокаты. Правда процессуальный кодекс еще советских времен разрешал допускать к защите по уголовным делам представителей профессиональных союзов, а в суде – и других лиц по заявлению подсудимого. В адвокатуру в то время вступить было непросто, в каждом регионе действовала единственная, еще с советских времен коллегия адвокатов, а частнопрактикующих юристов к 1997-му году в стране появилось уже немало, и многие хотели бы поручить свою защиту им, отчего и возникла жалоба в Конституционный суд.

Я сам в то время работал в собственной юридической фирме, действовавшей по лицензии Министерства юстиции, поэтому хорошо помню большие ожидания, которые возлагались на рассмотрение дела Конституционным Судом. Все были почему-то уверены, что не сегодня завтра все мы – и члены адвокатских коллегий, и свободные лицензированные юристы на равных будем участвовать в любых делах.

Увы, ожидания оказались напрасными. Конституционный Суд подтвердил: защита по уголовным делам, по крайней мере – на предварительном следствии, монополия адвокатов. А вот, рассматривая в 2004 году вопрос о представительстве в арбитражных судах (Постановление КС РФ № 15‑П от 16 июля 2004 года), Конституционный Суд пришел к выводу противоположному. Чтобы увидеть противоречивость этих двух документов придется их основательно процитировать. Итак…

Постановление № 2‑П от 1997 года.

«…по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи.

Гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии. Участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь.

Критерии квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исходя из необходимости обеспечения принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливает законодатель путем определения соответствующих условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников».

Постановление № 15‑П от 16 июля 2004 года.

«…конституционное право на судебную защиту и принципы состязательности и равноправия сторон не предполагают выбор по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, а право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя».

Пока, вроде бы, позиция Конституционного Суда повторяет прежнюю, семилетней давности. Но чуть дальше начинается нечто непонятное. Признавая необходимость обеспечить определенные квалификационные требования к судебным представителям, Конституционный Суд, в тоже время, напоминает о принципе диспозитивности, лежащем в основе как гражданских, так и гражданских процессуальных правоотношений (в отличие от императивности – строгой предписанности – в других отраслях права), то есть о праве участника этих отношений самостоятельно выбирать (в очерченных законом рамках, разумеется) способы осуществления и защиты своих прав.

С этим, конечно, не поспоришь: гражданское право, как и гражданский процесс, без диспозитивности немыслимы. Она начинается уже с абсолютной добровольности предъявления иска, в отличие от, скажем, уголовного права, где для возбуждения уголовного преследования, как правило, согласия потерпевшего вовсе не требуется. Вот и Конституционный Суд констатирует: «…отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя в арбитражном процессе возможно, лишь если ограничения, установленные федеральным законодателем, продиктованы конституционно значимыми целями».

Однако, представляется, что в заботе о соблюдении принципа диспозитивности Конституционный Суд забыл собственную 1997 года позицию о праве на получение квалифицированной юридической  помощи  и обязанности государства получение этой квалифицированной помощи обеспечить.

Если в 1997 году слова о гарантированной квалификации адвокатов смотрелись по меньшей мере странно: частнопрактикующие юристы должны были получить лицензию, и я прекрасно помню, что квалификационные требования при лицензировании были не ниже, если не выше, чем для приема в адвокатуру (когда я вступал в 1998 году в Международную коллегию адвокатов «Санкт-Петербург», мне не задали ни одного вопроса о квалификации, узнав, что я шесть лет работал по лицензии Минюста), то с 1999 года лицензирование юридических услуг было отменено. С момента отмены положения о лицензировании юридических услуг, чтобы выступать представителем в суде, не требуется ни лицензия, ни даже диплом юриста, достаточно просто доверенности клиента.

Может стоит прислушаться к председателю Высшего арбитражного суда России?

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland