Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Андрей Грибушин

Россия, Москва
Заявка на добавление в друзья

Озера крови. …и привкус победы.
К началу Зимней войны 1939-1940 гг. Заметки из провинции.


Обстановка и отношения стран перед 1939 годом

Межгосударственные отношения между СССР и соседней Финляндией прошли в предвоенные годы ряд этапов, многие из них были чрезвычайно своеобразны. Не будем брать в расчет локальные прямые конфликты - приграничные стычки с применением оружия (типа т.н. ”белофинская авантюры“ 1922-1923 гг.), “простые” военные действия и локальные пограничные вооруженные конфликты и стычки. Гораздо интереснее общее направление политики страны Советов (на основании имеющихся документальных фактов), по всей вероятности направленной на присоединение Фин-ляндии к СССР.
Сначала – косвенные свидетельства. Принцип «Великой Финляндии до Урала», ак-тивно провозглашавшийся и развиваемый в соседней стране, не мог не раздражать со-ветскую сторону. Существование на территории СССР национальных образований, близких по языку и культуре к финской нации, давало хорошо аргументированный и вполне оправданный повод (с точки зрения партии и правительства…) к возможности включения Финляндии в состав Советского Союза. Тем более, что с 1809 по декабрь1918 она, никогда не имевшая самостоятельной государственности, входила, в качестве Великого Княжества Финляндского, в состав Российской империи. Не будем здесь касаться массы привилегий, которые имели финские граждане в то время – от наличия самостоятельного сейма до права не служить (освобождения от воинской обязанности) в рядах императорских вооруженных сил и освобождения от уплаты общегосударственных налогов.
Предоставление В. Лениным независимости Суоми по сути дела явилось единст-венных крупным фактом реализации принципа права наций на самоопределение. Польша, Эстония, Литва, Латвия, Западная Буковина и Украина отложились от РСФСР в результате итогов I Мировой войны, в условиях чрезвычайной политической слабости и Гражданской войны в России в 1918 – нач. 1920-х гг.
К середине 1930-х гг. ситуация изменилась кардинально. Созданный на средства, усилия и по инициативе СССР Коминтерн по сути дела превратился в специальную службу провокационного и разведывательно-полудиверсионного характера. Его агенту-ра действовала почти (и практически) легально по всему миру, во всех рабочих и демо-кратическо-пролетарских организациях, профсоюзах и пр.
Функционеры III Интернационала выполняли задания не только своего руко-водства, но и специфических организаций – таких как ОГПУ (потом – НКВД) и Главное разведывательное управление Генштаба. Особую роль в соседней Финляндии в такой работе выполняли коммунисты: во-первых, в СССР проживало много финнов, имеющих как родственные, так и дружеские связи с коллегами и родными из сопредельного государства; во-вторых, финских коммунистов-интернационалистов.
Немаловажен и тот факт, что во второй половине 1930-х гг., особенно после марта 1940 г., сюда были переселены советские граждане, имеющие самое прямое отношение к финно-угорской крови и культуре – финны, карелы, а также эстонцы и другие уроженцы Прибалтики, и даже - саамы. Переселенческое управление усиленно набирало жителей для новой союзной республики.
Еще бы! Сотни финнов, искренне приехавшие в 1920-1930-х гг. из Канады, США, остались жить и работать в Карельской Республике .
Пожалуй, ни один регион (край, область, город) России не может похвастаться та-ким количеством иммигрантов – причем, в основном, квалифицированных специалистов (инженеров, техников, рабочих специальностей; литераторов и журналистов, политиче-ских, наконец, деятелей, и коммунистических функционеров-практиков).

________________________________
 А. Грибушин. 2008


Все они приехали из США, Канады, Финляндии, охваченных экономическим кризи-сом, или преследуемые властями по мотивам. приверженности к марксизму, или оказа-лись здесь после неудачной Рабочей революции в Финляндии 1918 года (как О.Куусинен и другие).
Пути их приезда в СССР были разными - от организованного путешествия на паро-ходах/теплоходах до нелегального перехода советско-финляндской границы (последнее – особенно в 1920-х гг). Этот “способ” в первую очередь относился, конечно же, к “поли-тическим”, и активно ими использовался.
…Но вот судьба многих их них была более чнм печальна…
Суд. Срок. Концлагерь. Ссылка.
Решение «особой тройки». Расстрел…
Но наблюдался и обратный процесс: на территорию Финляндии усиленно забрасы-вались (вероятно, способами, с точки зрения закона, достаточно легальными) многочисленные агенты Коминтерна (считай – Компартии Финляндии), и специальных органов СССР. В такой пересылке не последнюю роль играл Отто Куусиненю. “Засланные казачки” были предназначены прежде всего для подпольной и/или нелегальной работы.
Такая деятельность на территории сопредельного государства не могла не вы-звать негативной реакции, тем более провоцировавшейся определенными (и довольно враждебными к СССР и «рюсся») слоями финляндского общества – что, в общем то, по-нятно…
Характерна в этом отношении судьба Тойво Антикайнена.
Заброшенный в 1920-е гг. в Финляндию для ведения нелегальной работы, а проще говоря – подготовки социалистической революции, он был арестован в 1931 г и осужден как агент ОГПУ. В официальном обвинении было предъявлено уголовное преступление – сожжение раненных финских пленных в Кимасозере во время военной операции по ликвидации т.н. белофинской авантюры, - нападения финских войск на территорию Карелии с целью отторжения от СССР северных районов республики. Обвинение было достаточно шатким.
Более того, из СССР для участия в процессе со стороны защиты нелегально были переправлены свидетели – бывшие участники ”похода Антикайнена“. С одной из них мне приходилось общаться. Это была бывшая медицинская сестра отряда, жена одного из бойцов, карелка Валдаева. Она, сегодня уже очень и очень пожилая женщина, но в полном психологическом и физическом здравии, категорично утверждала, что обвинение было фальсифицировано. Причем подробности процесса и ее выступления были настолько подробны и ярки, что, на мой взгляд, лгать ей в силу возраста и изменившейся в стране политической ситуации смысла не было. Верить ей – я более чем склонен.
Дорога из Финляндии для свидетелей с советской стороны тоже была нелегаль-ной… Переправляли их практически нелегально, или обходным путем; на суде они поя-вились (по очереди, и поодиночке!) на минуту до своего вызова как свидетеля. И после дачи показаний тут же хитрыми манерами выводились, исчезая, таким образом, из глаз и суда и полиции.
Потом – путь обратный в СССР, такой же запутанный и небезопасный… как и доро-га в пределы Суоми.
Лозунг-девиз (и весьма популярный в Финляндии) в довоенные годы - “Суоми до Урала ”, призыв создания “Великой Финляндии”. Интересно, кстати, почему не до Вал-ки/Валги и Наровы… ведь оттуда пришли далекие пра-пра-предки племени Сумь, обосновавшийся вдоль и вокруг системы озер Саапуселька/Суоменселька.
Несмотря на заброс с территории Финляндии значительного количества агентов, никак нельзя сказать – по объективным причинам и признакам, - что это были именно и в основном финляндские специалисты. Обычно, т.е. в большинстве, - это бывшие бело-гвардейцы (как мы называли их долгое время) от РОВСа, немецкая агентура, завербо-ванная из них же, специалисты дестабилизации политической и экономической жизни СССР – да с замахом в масштабе всей страны (типа В. Савинкова, участников проекта «Трест», всем нам известные), отдельные диверсанты-подрывники и другие, более малоизвестные «шпиёны».
Самый щепетильный вопрос, до сих пор очень ”аккуратно“ и, мягко говоря, деликат-но рассматривающийся в советской и российской исторической науке – кто же все-таки начал, развязал Зимнюю войну, обошедшуюся нашей стране такими жертвами?
Официально-официозная история СССР и России до сих пор придерживается од-ной, непоколебимой точки зрения: война была развязана по наущению западных дер-жав, и прежде всего, - фашистской Германии.
Определенное влияние, конечно же, на Финляндию – как пограничное с СССР госу-дарство, оказывалось, но не стоит забывать о скрытых )до недавнего времени) от широ-кого круга исследователей, и просто жителей страны и Европы, статьях – секретных и несекретных, - пакта ”Молотов-Риббентроп“. Именно благодаря его подписанию СССР получил возможность расширить свою территорию за счет западной Белоруссии и Ук-раины, Молдавии, республик Прибалтики.
Грамотно и умело подготовленное общественное мнение населения этих пригра-ничных стран и регионов, органы государственной власти (не будем забывать, что за-конодатели Литвы, Латвии и Эстонии сами высказали - официально! мнение/согласие о «добровольном» вхождении их в состав СССР) в массе своей заявили о желании ”воссоединения “ с великой Советской страной. Не будем пытаться оправдывать или объяснять такую позицию (искреннее ли желание, давление ли, прямая угроза…кстати, и СССР и Германии). Просто из двух зол практичные прибалты выбрали меньшее. Что вышло потом – отдельный вопрос, и здесь мы его касаться не будем.
Что же относительно Финляндии, то здесь ситуация в общественном мнении была совсем иной. Тридцать лет государственной независимости – после веков подчинения Швеции, затем Российской империи (имевшей, кстати, в составе России очень широкие привилегии и сравнительную самостоятельность – Великое Княжество Финляндское) воспитали финнов нацией достаточно самостоятельной и независимой – да и ранее они, северный народ, были вполне независимы душой и характером.
Все усилия организовать ”новую Рабочую революцию“, склонить страну к «добро-вольному» (весьма, надо сказать, относительному…) вхождению в состав СССР, дейст-венных результатов не дали. Все попытки Коминтерна, одним из руководителей которого в это время был Отто Вилле Куусинен, на осуществление такого шага действенных ре-зультатов не имели.
Подписанный 23 августа 1939 г. пакт Молотова-Риббентропа о ненападении (осо-бенно его ”закрытые“ статьи, которые уже опубликованы!), безусловно, дали советской стороне право и возможность, без особого противодействия со стороны Германии – то-гда самой мощной в военном отношении страны Западной Европы, применить «свободу своих рук».
Именно после принятия этого документа состоялись в 1939-1940 гг. ”освободительные“ походы к западным границам центральной европейской России. По всей вероятности, такое же предполагалось и в отношении Финляндии, - в качестве ”пробного“ шага, но… не получилось. Более того, после ”воссоединения“ Украины и Белоруссии 28 сентября 1939 был подписан новый договор с Германией, о дружбе и границах. Законодательно было закреплено отодвигание границы на 250-300 км; СССР получил только украинских и белорусских территорий общей площадью более 190 тыс. км2, с населением почти 12 миллионов человек. 16 773 польских офицера судьбу свою печально (в большинстве) закончили в лесах по Катынью и Осташковым. 14 ноября два фронта были вновь преобразованы в соответствующие военные округа

Наступала очередь северной России.

Поводом для начала военных действий послужил широко раздутый т.н. «инцидент в Майниле», когда в конце ноября 1939 г. - как кричали об этом сообщения советского радио, - «финские реакционеры открыли огонь по советским пограничным частям у д. Майнила. Погибли 5 бойцов и командир РККА… есть несколько раненых…». Последовало заявление СНК СССР, в котором политика «финской военщины» гневно осуждалась, и весь мир уведомлялся, что СССР вынужден объявить вону своему соседу.
Был ли обстрел, а если был, то кто стрелял – тайна сия велика есть; и до сих пор…
Но война готовилась все-таки со стороны СССР. И организационные усилия для оккупации северного соседа были предприняты солидные. Надо отметить, что никакого нападения на СССР – Финляндия не предполагала и даже подобного намерения (несмотря на все популярные, - вышеозначенные, лозунги…) не испытывала, Силы были слишком неравны. Политические вопли о «Великой Финляндии до Урала» так и оставались пропагандистским шагом, тем более что они никоим образом не исходили из официальных источников – только от отдельных политических образований и партий.
Зато СССР явно (и планомерно) готовился к военным действиям.
Об этом говорит ”внезапная“ организация в первые же дни начала военных дейст-вий т.н. ”Народного правительства“ во главе с (разумеется же!) О.Куусиненом. В его со-став, официально обосновавшийся в Териоках (совр. Зеленоград) входили руководитель правительства П. Прокконен, министр иностранных дел И.Ихалайнен и другие. Вряд ли это решение было принято за 1-2 дня, вероятно, обсуждалось и готовилось тщательно гораздо ранее.
И создание марионеточной Финской народной армии (командующий - советский генерал Аксель Анттила), имеющей свою специальную форму (которую за неделю-месяц не спроектируешь и не сошьешь, а уж набрать личный состав – причем только из финнов и карелов, - тем более!) тоже требует не одного месяца подготовки. До сих пор еще живы ветераны когда-то существовавшей ФНА, призванные весной-летом-осенью 1939 года.
Весьма характерным являются два обнаруженных в Национальном архиве РК факта (пока - два…). Осенью 1939 г. (сентябрь-октябрь) в Карелии были по решению Совнаркома АКССР спешно призваны на военные службу резервисты, причем в ос-новном водители и технические специалисты по обслуживанию дорожной и военной техники.
Но еще более интересен такой факт.
15 августа 1939 года под грифом "совершенно секретно" было принято поста-новление СНК КАССР № 991/8сс, в котором говорилось:
"Для размещения частей передать Ленинградскому военному округу:
1. Деревню Колатсельга со всеми жилыми, культурно-бытовыми, хозяйст-венными и прочими постройками с переселением местного населения в ко-личестве 102 дворов в тыловые Пудожский, Заонежский и Шелтозерский районы
2. Все жилые и нежилые постройки бывш. Тулмозерского чугунолитейного завода, неработающего с 1905 г. и ныне полуразрушенного…"
Уже 24 августа представителем ЛенВО и А. И. Кондратьевым, предсе-дателем Колатсельгского сельского совета, был подписан акт передачи хо-зяйственных построек бывшего, (как было написано в акте - "законсервиро-ванного") Тулмозерского завода. В нем, в частности, подробно перечисля-лись уцелевшие к 1939 году сооружения: жилых строений – 5, корпус завода, кооператив, конюшня, столярная мастерская, насосная водокачка, баня, труба, водонапорная будка, сторожевая вышка, дробилка, кузница .
К счастью для жителей бывшего приграничья, это решение не было выполнено (реализовано), и жизнь Колатсельги (в которой, кстати, было аж 7 колхозов) текла как обычно – как и Погранкондушей. …Если бы не войны - и Зимняя, и Великая Отечественная.

По воспоминаниям Айно Куусинен, жены лидера ФНП, еще в декаб-ре 1935 года Отто Куусинен сказал ей: ”Вполне возможно, что скоро вспыхнет война. Финляндия тайно готовится к нападению, хочет захватить Восточную Карелию и часть северной территории до Мурманска“. Я тут не выдержала: ”Ты думаешь, финны так глупы, что нападут на эту огромную страну? Это все равно, что мухе напасть на слона! …Теперь мне ясно – СССР начнет войну против Финляндии, а я должна помогать авантюре, должна идти против своей родины и своего народа. Нет, спасибо, я не хо-чу иметь с этим ничего общего. Объясняй это Сталину как хочешь!“ Я уш-ла, не простившись, и больше мы с ним не виделись…“
1 января 1938 г. она была арестована, и провела в лагерях 9 лет. За 15 ме-сяцев предварительного заключения ее допрашивали аж 24 следователя НКВД!

Положение войск сторон перед началом войны

Да, союзнические отношения с Германией (к тому, предвоенному, времени ставшей фашистской) вынуждали Финляндию построить стратегические аэродромы, способные принять в 10 раз больше самолетов, чем их было в стране; проводились военные ма-невры (ну а в этом что необычного?), спешно досооружалась оборонительная пригра-ничная система, - линия Маннергейма – всего в 32 км от Ленинграда.
В отечественных источниках находятся достаточно весьма тенденциозно подоб-ранные данные о составе (и количестве) вооруженных сил соседней страны. По их све-дениям, в конце ноября 1939 г. Финляндия имела в вооруженных силах около 600 тыс. человек (но – вместе с обученным резервом, т. е щюцкором), 27 самолетов, 900 орудий, 29 кораблей. На Карельском перешейке находилось около половины сухопутных сил.
Но пресловутая ”линия Маннергейма“, протяженностью почти 135 км и глубиной до 90, расположенная на приступах к Ленинграду, носила характер прежде всего рубежа оборонительного; наступать с неё было бы весьма затруднительно, до и просто неразумно: для сосредоточения войск (кроме постоянных гарнизонов ДОТов и укрепрайонов) укрепления не были приспособлены. Не имелось ги достаточного количества казарменных посещений для личного состава, ни складских – для боезапаса, ни полевых позиций для скрытного (да и открытого) расположения войск.
Глубоко эшелонированная линия Маннергейма (напомним – 90 км!) никак не могла служить исходным рубежом для атак, но только рубежом оборонительным. Поэтому все попытки характеризовать ее как наступательные позиции более чем беспочвенны.
Идеологическая концепция «Великой Финляндии», простиравшейся вплоть до Ура-ла, и включавшая в себя все финно-угорские народности, племена и группы (мордва, вогулы, зыряне, лопари, карелы, вепсы и пр.) не имела под собой достаточной матери-альной базы (тех же рубежей и укреплений) и информационно-морального обеспечения «новых финлянцев».
В то же время СССР, на территории Ленинградского военного округа: командующий – командарм 2-го ранга К.А.Мерецков и начальник Генштаба Б. Шапошников, настойчиво предлагали: группировка советских войск должна была быть создано значительно более мощная, чем существующая, Будущий маршал предлагал ее резко увеличить, и позже хотел ее усилить еще, причем капитально. Но эти планы не получило одобрения И. Сталина и К. Ворошилова, - по всей вероятности, последние просто недооценивали способности финляндских соединений и их боеспособность.
Это и аукнулось в 1939-1940 гг. (да и потом, в годы отечественной войны с герман-ским нацизмом) - немалой кровью русского солдата.

В противовес финляндским войскам на Севере (от Баренцева моря до Ленинграда) дислоцировались 7-я, 8-я, 9-я, 13 и 14-я армии, всего 24 дивизии. Кроме того, танковый корпус и 3 танковых бригады, входившие в состав 7-й армии, авиация и часть кораблей Балтийского флота. Правда, необходимо отметить, что в полной боевой и мобилизацион-ной готовности находилась только 7-я армия, расположенная непосредственно на Ка-рельском перешейке. Всего количество личного состава в воевавших войсках к марту 1940 года (т.е. уже в ходе военных действий) насчитывалось более 760, 56 тыс. чело-век (из них 78, 3 тыс. командиров, – сержантов, старшин, младших командиров - 12,66 тыс). По другим данным (вместе с Балтфлотом) общее число бойцов и командиров РККА и КФ доходило до 848 570-ти.
Сравните с количеством финских солдат….
Еще одно мнение, военного историка, отнюдь не пылавшего приязнью к советской армии, Карла Типпельскирха.
”Фронтальное наступление, предпринятое русскими на Карельском перешейке, сначала слишком слабыми силами, было остановлено еще в предполье ”Линии Маннер-гейма“ искусными действиями упорно оборонявшихся финнов. Прошел весь декабрь, а русские, несмотря на бесплодные атаки, не смогли добиться существенных успехов. …Тактическая неповоротливость …. плохое командование послужило аргументом о не-благоприятном мнении относительно боеспособности Красной Армии. Несомненно, впо-следствии это оказало значительное влияние на решение Гитлера [вступить в войну с СССР]“
Поводом к началу военных действий послужил широко известный (но до сих пор толком не выясненный и не объясненный) инцидент в Майниле. 26 ноября финляндскими (якобы?) подразделениями с территории соседней страны был произведен обстрел по-зиций советских войск. В результате 3 человека погибли, 7 получили ранения. Как пишут наши исследователи, ”кем и с чьей санкции был совершен этот обстрел, сейчас сказать трудно… происшедший инцидент совместными усилиями не расследовался» “.
Уже 28 ноября СССР денонсировал договор о ненападении 1939 года, отозвал из страны своих дипломатов, а 30 ноября Ленинградский округ получили приказ отбросить (?) финляндские войска от Ленинграда. По сообщениям (достаточно сомнительных( СССР еще раз предложил заключить договор о дружбе и взаимопомощи (зачем тогда было денонсировать прежний?)
Если говорить о составе отдельных армий СССР, то он выглядит таким образом (среднемесячные данные; основные направления наступательных боев):
7 А 254 290 (Токсово – Васкелово – Вуокса - Вийпури - Хиитола
8 А 153 720 (Петрозаводск – Колатсельга - Илматси - Сортавала
9 А 93 610 (Ухта – Куолаярви – Суоисалки – Карписалми - совр. зап. граница)
14 А 56 953
15 А 117 770 (Повенец – Лоймола, с февраля 1940 г.)
Северо – Западный фронт:
422 260 (Карельский перешеек – старая граница - Вуокса - Вийпури – совр. гос. граница)
Балтийский флот
62 780
В с е г о 848 570
Все армии и фронт, усиленные артиллерией, танками и инженерными частями, на-ходились в непосредственном и прямом подчинении Наркома обороны СССР, все вой-сковые соединения – и старые, и новообразованные.
Общие потери советских войск составили за декабрь 1939 – март 1940 гг, (данные на 15 марта 1940 г.) - безвозвратные: убито и умерло от ран 19, 6 % (проценты даны к общим потерям), пропало без вести 5,9 %.; санитарные: ранено, контужено, обожжено – 56,0 %, заболело – 15, 6 %, обморожено 2,9.
Эти цифры неполны по ряду причин.
Наибольший % санитарных потерь насчитывается в 7-й и 13-й армиях (79,1 %), находившихся на самом острие советских атак, на Карельском перешейке. Ограничен-ность маневра войск, массированное огневое воздействие противника, укрытого в ДО-Тах, ДЗОТах, и других сооружениях крепостного/закрытого типа, умело построенных и спланированных, конечно же, сопровождалось значительными потерями наступающих.
Всего за месяцы Зимней войны советскими войсками потеряно (убито и умерло от ран) 65 384человека, 19640 - пропало без вести (причем более 14 тыс. официально при-знано погибшими). 333 904 ранено, обморожено, заболело; только обмороженных было 10 214 бойцов и командиров) .
В одном декабре 1939 г. людские потери составили 69 986 чел, в т.ч. погибших – 11 676, обмороженных – 5 725. Почти 47 тыс. покалеченных уволено с исключением с воинского учета.
В ходе войны с Финляндией, – особенно на первом ее этапе, до января 1940 г., - советские войска оказались в очень тяжелом положению. Они не были готовы к ведению боевых действий в условиях суровой зимы (температура падала до -45о ), снег покрывал землю наглухо и глубоко. Войска не были обучены преодолению плотных минных полей, прорывам сложной, эшелонированной системы долговременных огневых укреплений. А последние сооружались не один год… и не два, и не три.
В начале января 1940 г. Д.Н.Никишин, начальник штаба 9-й армии, направил доне-сение Наркому обороны СССР. В нем откровенно отмечалось: «Наши части по своей организации и насыщенности техникой, особенно артиллерией и обозом, не приспособ-лены к маневру и действиям на этом театре, они тяжеловесны и зачастую прикованы к технике, которая следует только по дороге… действиях в особых условиях не обучены – леса боятся и на лыжах не ходят…» .
Сказались и сталинские репрессии 1936-1939 г., когда самые нестандартные и та-лантливые - военачальники и рядовые командиры (всего - более 40 тыс. офицеров, от маршалов до лейтенантов), были просто вырублены «ежовскими» топорами из рядов Красной Армии..
Примерно о том же говорил и нарком обороны С.К. Тимошенко. На совещании с ру-ководящим составом РККА в конце последнего предвоенного года (1940-го) маршал от-мечал: ”Война с белофиннами выявила всю пагубность нашей системы боевой подго-товки – проводить занятия на условности, кабинетным методом. Наши командиры и штабы, не имея практического опыта, не умели по-настоящему организовать усилия родов войск и тесного их взаимодействия, а главное – не умели по–настоящему ко-мандовать“.
Серьезные недостатки в оперативном и тактическом взаимодействии, в обеспече-нии личного состава зимним обмундированиям и питанием, в оказании медицинской по-мощи во многом сыграли роковую роль в потерях советских войск. Противник же к войне – особенно в действиях малоформатными группами, в лесах – оказался гораздо более готов. Армия Финляндии, ее оснащение, вооружение и тактика были ориентированы на действия на озерной и лесистой местности, в многоснежных условиях, с умелым ис-пользованием естественных препятствий и обычного для финских бойцов рельефа. Надо отметить, что и до сих пор тактическое искусство финляндской армии базируется на использовании такой системы войсковых единицы солдат-отделение-взвод, тогда как советской - по-прежнему, - на схеме батальон-полк-дивизия.
Немало существует воспоминаний – совсем не официозно-партийного характера, отражающих реальную картину тех событий.
Как привозили бойцам красную игру, и она на морозе превращалась в абсолютно несъедобные мерзлые комья; как превращался от стужи в камень свежевыпеченный хлеб; как отмерзали в суконных буденовках уши и щеки, а пальцы ног - в казенных сапогах и обмотках. В которых и шли в атаку на финские позиции, чуть ли не по грудь утопая в снегах. Нет, конечно, были и хвалебно-восторженные произведения, того времени – типа двухтомника воспоминаний «Бои в Финляндии» (1940 г.) или рассказов о ”финской“ войне В. Кожевникова.
Но к реальной картине боевых действий они имеют отношение весьма относитель-ное…
В то же время практически нет более или менее ”авторитетных“, реально отражаю-щих события и правдивых напечатанных мемуаров, - от простых бойцов до командиров и начальников. Тот же Г. Жуков, несмотря на то, что командовал Ленинградским военным округом, армией на финляндской войне, не написал о ходе военных действий ни слова – только о ее политических последствия. Нет об этом воспоминаний и С. Тимошенко - наркома обороны, А. Жданова - члена Военного Совета Северо-Западного фронта, и многих других. Нет, разумеется, мемуаров командарма 2-го ранга Штерна, героя Халкин-Гола (уложившего там в сер. августа 1939 г. целую 8-ю бригаду, брошенную «на заклание» по распоряжению Г. Жукова).
Да и судьба этого командарма была трагична - в первый день Великой Отечест-венной войны оказавшимся «врагом народа», арестованного 22 июня 1941г. (!, - он был расстрелян через полгода… вместе с А. Смушкевичем – первым дважды Героем Совет-ского Союза). Чтобы некому было рассказать правду…?
Главное командование РККА вынуждено было прекратить безуспешные атаки и начать планомерную и тщательную подготовку к наступлению. В январе создается Северо-Западный фронт во главе с С.К Тимошенко, в январе – формируется 13-я армии, из состава 8-й армии в феврале ”вычленяется“ армия 15-я. 7-й армией начинает командовать Г.К. Жуков, интенсивно наращивается общая численность войск.
Главным становится общий принцип любого наступательного боя – число нападаю-щих должно, по крайней мере, в три раза превышать число обороняющихся.
Но усиленно вооружается и финляндская армия. Из стран Запада Финляндии были переданы 350 самолетов, 500 орудий, св. 6 000 пулеметов, 650 000 ручных гранат, 2 5000 000 снарядов и другое вооружение и снаряжение.
Против СССР на Карельском перешейке и в Северном Приладожье воевала Ка-рельская армия финских ВС, в состав которой входили: (с юга на север): Аландская группа, армия Эстермана, группа Талвела, армейский корпус Хеглунда (сев. Приладожье), группа Туомпо (р-н Ухты), Лапландская группа (р-н Петсамо-Наутси) .

Ход боевых дествий

В войне с Финляндией можно выделить два основных периода: с 30.11.1939 по 10.02.1940 гг,, и с 11.02 по 13.03.1940 г.
На первом этапе боевых действий начали войска 14-армии, расположенные на Кольском полуострове. Взаимодействуя с Северным флотом, они овладели полуостро-вами Рыбачий и Средний, заняли г. Петсамо (совр. Печенга), и перекрыли выход против-ника к Баренцеву морю.
Одновременно части 9-й армии (от Ухты на Кестеньгу) продвинулись на 35-40 км; 8-я и 15-я армии, наступавшая от Петрозаводска на Питкяранту, вклинилась вперед на расстояние до 80 км, но некоторые (да многие) части попали в окружение. Подразделения вынуждены были отступить или оказались в ”морозном“ котле. Судьба многих бойцов была печальна… 18 стрелковая дивизия и 34-я легкотанковая бригада (15 армия), наступавшая от Петрозаводска на Олонец и Леметтии/Питкяранту) из-за неумелых действий командования, в феврале 1940 г. оказались блокированными. Они были отрезаны от основных войск, подверглись массированному артобстрелу. Процент безвозвратных потерь в этом соединении составил более 15,3 (из 117 770 тыс. чел.), т.е. останки почти 20 тыс. бойцов и командиров РККА лежат в ”Долине Смерти“ (между Колатсельгой и Ю. Леметти), ныне официально именуемой ”Долиной Славы“.
Долгое время советские войска атаковали предполье линии Маннергейма. Попыт-ка (к 12 декабря) прорвать ее с ходу была безуспешной, у наступающих сил явно не хватало. Месяц наши войска пытались – безуспешно, - разорвать линию обороны на перешейке, но только 11 февраля (уже после образования Северо-Западного фронта и создания 13-й армии) они поимели первый успех. По завершению мощной трехдневной артподготовки полоса обороны была, наконец, все-таки прорвана.
Но завершение штурма и взятие полосы осуществилось только через месяц, в первой декаде марта. После этого началось наступление на выборгском направлении; создалась угроза продолжения активных военных действий по направлению к Хельсинки.
Наступление Северо-Западного фронта началось 11 февраля, После массирован-ной артподготовки и З-х дней боев ”линия Маннергейма“ была, наконец, взята. В пер-вой декаде марта основные силы Карельской армии Финляндии были разгромлены.12 марта в Москве был заключен договор о перемирии. Слова К. Типпельскирха о том, что за весь декабрь русские не смогли добиться существенных успехов, о тактической неповоротливости и плохом командовании, оказались чистой правдой .

Итоги Зимней войны

Несмотря на ”официальную“ победу (март 1940 г.), славу СССР она не принесла, скорее – наоборот, тем более в западных странах.
В то время потери финляндской армии (по финляндским же источникам) состави-ли: безвозвратные 48 243, раненых – 32 тыс. человек. По другим официальным (фин-ляндским же) источникам северный сосед потерял в этой войне 95 тыс. убитыми и 45 тыс. раненными .
Боевые задачи на сортавальском (северо-ладожском) направлении выполняла 7-я (по Карельскому перешейка, со стороны северной столицы на Выборг) и 8-я армии (от Петрозаводска-Колатсельги). Умерло и погибло от ран в 7-й армии 16 432- чел, в т.ч. 2 901 командиров и 5 217 младших командиров; без вести пропало 2 037, при общей численности личного состава 254 290. Санитарные потери составили 2093, в т.ч. 794 обмороженных . Армией командовал командарм 2-го ранга В.Ф.Яковлев, после него, с 7 декабря 1939 – командарм 2-го ранга К.А. Мерецков. Необходимо отметить, что, не-смотря на то, что соединение находилось и сражалось на одном из важнейших на-правлений театра военных действий, его потери значительно меньше, чем потери дру-гих армий, несмотря на самую большую численность личного состава (по сравнению с 8-й, 9-й, 13-й ,14-й и 15-й армиями).
В 8-й армии потери составили соответственно: безвозвратные (8 100, в т.ч. 654 командира, 1 273 – младших командира; без вести пропало 4 971, а всего был потерян почти каждый десятый от общего числа л/с ), санитарные – 44 887, в т.ч. 2 797 обморо-женных). Санитарные потери составили практически треть личного состава.
Северный флот, принимавший весьма ограниченное участие в боевых дей-ствиях, потерь л/с не имел.
В конечном счете, после достаточно кропотливой и тщательной работы Главного управления кадров и Главного штаба Сухопутных войск, только в 1949-1951 гг., были установлены поименные списки и численный состав потерь СССР в период Зимней войны. Они окончательно признаны равными 126 875 человекам безвозвратных потерь, в т.ч. 25 326 признаны пропавших без вести..
В число потерь включены и умершие от ран после марта 1940 г., пограничники и др. военнослужащие, не входившие в состав Красной Армии, а также те, связь родствен-ников с которыми безвозвратно прервалась в послевоенный период. Они тоже были включены в перечень без вести пропавших.
Во многих документальных, историко-исследовательских и научных источниках до сих пор вспоминается тот, еще сталинский принцип; семьи пропавших без вести не име-ют права на пенсию по случаю потери кормильца. И таким образом, более огромное чис-ло семей, чьи кормильцы, пропали без вести и не были признаны погибшими, после Зимней войны материального вспомоществования так и не получали.
В ”Воспоминаниях и размышлениях“ маршала Г.Жукова Зимняя война упоминается только вскользь и мельком. Говорится (в самых общих выражениях) о заседании Полит-бюро ЦК ВКП(б) в середине марта 1940 г., на котором обсуждались итоги войны, была дана достаточно нелицеприятная критика действий советских войск зимой 1939-1940 гг., и в таких же общих выражениях о заседании Главного военного совета (апрель 1940) .
Особо следует отметить активные бомбардировки советской авиацией достаточно мирных городов Финляндии (невоенных гарнизонов), или поселений, где дислоцирова-лись незначительные воинские части. Им подвергались Хельсинки, Сортавала, Кякисал-ми (Кексгольм/Приозерск), Териоки и другие. В Сортавале от бомбежек сгорел деревян-ный собор в центре города, сооруженный в XIX веке – прекрасный образец псевдоготи-ческого стиля (на современной ул. Ленина, недалеко от бывш. здания ратуши, ныне - библиотека).
В рабочем поселке Рускеала жители скрывались от бомб «сталинских соколов» в штольнях мраморных каменоломен (есть подлинные фотографии укрывающихся). В то же время финская авиация, ввиду своей малочисленности (как упоминалось, всего 27 летательных аппаратов) и боевой занятости над линией фронта, советские города (в т.ч. Ленинград, его округу, территорию АКССР – Олонец и пр.,) бомбардировкам не подвер-гала.
Зимняя война сказалась и на экономическом состоянии страны и Карелии. Только в Петрозаводске для раненых воинов РККА было выделено более 100 помещений об-щей площадью св. 100 тыс. м24 в помощь для обслуживания раненых было направлено полтысячи горожан; по армейским заказам была выпущена продукция на почти 1о млрд. руб. В ряды Красной Армии было мобилизовано свыше 700 петрозаводчан, в т.ч. на ко-мандно-политические посты – 95 . С Онежском завода была призвана и ушла на фронт часть кадровых рабочих, их место заняли женщины-домохозяйки, ранее на производстве не работавшие.
Когда потребовалось, в срочном порядке, изготовить детали для железнодорож-ных мостов, строящихся на железнодорожной линии Петрозаводск-Суоярви, инженеры и рабочие неделями не выходили из цехов (за что они были награждены орденами и ме-далями СССР) .
Завод выпускал и чисто военную продукцию – корпуса 122-мм снарядов (рост с 0 в 1938-м до 15 тыс. в 1940-м), поковки авиамоторов для боевых самолетов . А на петро-заводском хлебозаводе в январе-марте 1940 г. срочно был построен цех для производ-ства сухарей для РККА, столь необходимых в морозную зиму .
21 % работающих был призван в РККА из коллектива петрозаводской лыжной фаб-рики, первое правительственное задание по изготовлению лыж для армии было выпол-нено в срок, после чего было дано новое – изготовить 3000 лыжных пар для пулеметных установок, затем – 200 санитарных лодок-волокуш (причем - по трофейному образцу)
Завершение советско-финляндского «конфликта» (Зимней войны) не только по-служило дальнейшей ”мирной“ агрессии СССР на границы европейского запада, занятию (отторжению) новых территорий, принадлежавших другим государствам, но и кардинальным образом повлияло на государственное положение Карелии.
Неудавшаяся попытка ”установление советской власти“ в Финляндии стимулиро-вала образование новой, 16-й союзной Республики – Карело-Финской ССР. Ее высшее управление было сформировано из членов бывшего ”Народного правительства“ во главе с Отто Куусиненом, Пааво Прокконеном (а попросту – Павлом Прокофьевым, уроженцем Северной Карелии) и другими. По воспоминаниям бывш. 1-го секретаря Карельского обкома ВКП)б, затем – 1-го секретаря ЦК Компартии КФССР, Г.Н. Куприянова
”…24 марта [1940 г.] меня принял И.В. Сталин Когда я прошел в его кабинет, там, кроме Сталина, находились А.А. Жданов, Г.М. Маленков и В.М. Молотов. Сталин сказал: “Есть предложение. Отошедшую от Финляндии территорию, за исключением небольшой зоны отдыха, примыкающей к Ленинграду, присоединить к Карелии, и преобразовать Карельскую автономную республику в союзную“.
Территория КФССР расширялась за счет полученных территорий на севере Республики (совр. Муезерский район), Карельского перешейка (в т.ч. гг. Выборг, Яски, Приозерск, позднее, в 1944 г., отошедшие к Ленинградской области); Сортавала, Лах-денпохья, Питкяранта, Суоярви и сотни более мелких поселений. С целью придания (со-хранения) национального, финского колорита, все поселки, села и деревни на русский язык не переводились.
Несмотря на официальное поражение в Зимней войне, Финляндия и финский народ во всем цивилизованном мире заслужили титул гордого, упорного и независимого наро-да. Один из литовцев, арестованный в 1940 г., говорил: ”Во всех странах, на всех языках превозносят смелость и патриотизм финнов. О Финляндии теперь знают даже в тех странах, где раньше о ней никогда и не слыхали“ .
Свое мнение о причинах и ходе войны высказывали и непосредственные ее участ-ники. Вот мнение двух из них.
”Ни один, даже самый тупой боец, не сомневался, что войну начали мы. Все пони-мали, что наше правительство хотело сделать Финляндию советской. …Но я, больше ни за что бы, не стал участвовать в такой войне. …Лучше уж сразу застрелиться“ .
”На моем фронте мы увязли в сугробах. Финны – прирожденные лыжники, они стремительно проносились мимо нас и исчезали как привидения. А наши бойцы … в ши-нелях, неуклюжих валенках, еле ковыляли. По глубокому снегу в таком снегу ходить невозможно, снег набивался, таял, и солдаты часто обмораживали ноги. Целые сани-тарные эшелоны, полные раненых и обмороженых, шли в Ленинград, скоро там были переполнены все госпитали. Поэтому раненых, в конце концов пришлось разместить в семьях ленинградцев …Что я могсделать? Но меня судили и отправили в Воркуту…“
.
И неожиданно стала весьма неактуальной (если не сказать – государственно-вредной) позиция центральных органов советской власти на снижение (и даже уничиже-ние, уничтожение) т.н. ”финизации“ Карелии, которую проводили в конце 1920-х - середи-не 1930-х гг. А. Нуортева, П. Ирклис, Г. Ровио, Э. Гюллинг и другие ”финноязычные“ ру-ководителя Карелии.
Из того же ряда политических ошибок можно назвать закрытие Национального (финского) театра (1937 г.), снижение уровня и объема преподавания финского языка в общеобразовательных школах, уменьшение издания книг на финском языке. Все эти из-менения в 1940 г. были спешно отменены, но восстановить кадровый потенциал, уничто-женный в 1930-х гг., не удалось.
Из вышеупомянутых руководителей умер своей смертью только Нуортева, осталь-ные - расстреляны.
Вспоминает Айно Куусинен (недолгое время - жена О. Куусинена), некоторый пери-од работавшая советским агентом-разведчиком за границей, в т. ч. и с Р. Зорге. В декаб-ре 1935 г. она была вызвана в Москву из Японии, и в гостинице «Метрополь» встрети-лась с работником Коминтерна Ниило Вираненом . «Он … без обиняков как бы про-должил наш разговор 1933 года, когда я приехала из Америки. …Зачем я вернулась? Разве я не знаю о страшных чистках? …финские функционеры в Карелии отстранены, многие из них арестованы ...я должна вернуться в Японию, и ни в коем случае нельзя оставаться в Москве!“
…Война с Финляндией окончилась, вернее, наверное, можно сказать – прервалась, – до 25 июня 1941 года.
Война с финскими интернационалистами, искренне верящими в победу коммунизма, и приехавшими ради неё в СССР, - продолжилась…

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (0)

×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland