Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

Политика

Сообщество 36856 участников
Заявка на добавление в друзья

Не только о стерхах

Авторская программа Юлии Латыниной.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам.

Первый вопрос у меня, что происходит в Газе? - Ну, Хамас очень хочет, чтобы Израиль вторгся в Газу. Хамас несколько дней неизвестно с какого перепуга обстреливал ракетами Израиль, в ответ был убит лидер Хамаса Аль-Джабари. Покойник был известным террористом, после похищения им капрала Гилада Шалита возглавлял список самых разыскиваемых. Но Израиль воздерживался от удара до начала обстрелов. Покойник был убит ударом с воздуха без гражданских жертв.

После этого Хамас а) интенсифицировал обстрелы гражданского населения Израиля ракетами, исходя из того, что 
невинных евреев нет и все они от мала до велика должны быть убиты, ну и потребовал от мировой общественности остановить неспровоцированную агрессию Израиля.

Мы живем в перевернутом мире, где убийство мирных граждан называется «отпором неспровоцированной агрессии», а ликвидация террориста называется «неспровоцированной агрессией». Причем, никто, собственно, не обращает внимания, что отпор случился до агрессии. Ничего страшного бы не было, если бы террористы не навязывали этот свой дискурс миру. Потому что, ну, плохо, конечно, когда террористы берут американское консульство и говорят, что это народная реакция на позорный фильм про Аллаха. Но, вот, когда то же самое повторяет американский президент, это уже совсем плохо.

Мы имеем 60 лет одну простую картину. 100 с лишним лет назад в британскую Палестину начали приезжать евреи, сионисты. В это время палестинской нации не существовало. Еврейская нация существовала, гнила в гетто, молилась в синагогах. Палестинской нации не существовало, ни в одном источнике XVII-го или XIX-го века не было выражения «палестинская нация». Существовал арабский народ. Более того, арабский народ всегда считал себя единым, Палестина в это время была в чудовищном состоянии. Долина реки Иордан, напомню, 12 тысяч лет назад была местом, где человек приручил пшеницу, где началась история современного человечества. Но за 12 тысяч лет много воды утекло в том самом Иордане, и Палестина представляла собой пустыню, перемежающуюся малярийными болотами. В этой пустыне стояли тогда в начале XX века немногочисленные арабские деревни чудовищной нищеты, земля в которых, как правило, принадлежала какому-нибудь латифундисту из Сирии, который грабил эту деревню посредством назначенного в нее мухтара. Вот эти малярийные болота латифундисты продали евреям. Евреи осушили болота, построили дома, школы, площадки для детей, даже электричество потом провели. Их врачи лечили евреев и арабов. Все это время евреи оборонялись от нападения жителей нищих арабских деревень, возмущенных тем, что «Ну как же:
этим гадам продали самые худшие земли, которые никому не были нужны, а теперь они работают лучше и живут лучше нас». Поэтому главной формой еврейского поселения как в древней Спарте были кибуцы. Военный коммунизм – единственный способ хозяйствования, когда ты хозяйствуешь на войне.

В 1948 году ООН объявила о создании на землях подмандатной британской Палестины двух, а фактически трех государств – еврейского, арабского и еще была нейтральная территория с центром в Иерусалиме. То есть у единой арабской нации, которая все братья, были все арабские земли и еще кусочек Израиля. У евреев был еще кусочек Израиля, а третий кусочек Израиля там еще отложили в сторону. 
И в этот момент, заметьте, ничто не мешало арабам создать на территории Палестины Палестинское государство.

Но 6 арабских государств – Сирия, Египет, Трансиордания, Ирак, Саудовская Аравия и Йемен – общим количеством где-то, наверное, миллионов под 50 человек, ну, против максимум 600 тысяч израильтян решили стереть Израиль с лица Земли, объявили ему войну. Тем более, что ушедшие англичане предусмотрительно оставили оружие арабам.

Но случилось невероятное – Израиль выиграл войну. Не только, надо сказать, благодаря доблести своих защитников, но и потому, что арабы так хвастались друг перед другом, что каждый из них дошел уже до следующей границы Израиля, что каждая из арабских наций считала, что все остальные 5 выиграли войну, хотя она в данный момент терпела поражение. При этом большинство тех земель, на которых должна была располагаться вот та самая ооновская Палестина, отошли тогда к Трансиордании. Опять же, ничто не мешало арабскому государству Трансиордания создать на ней государство Палестина. Вместо этого в 1964 году была создана Организация освобождения Палестины. Напоминаю, в 1964-м, то есть тогда, когда земля будущего Палестинского государства находилась под властью арабов, и под освобождением Палестины понималось уничтожение государства Израиль со всем населением. Цель Организации освобождения Палестины была та же самая, что у Гитлера. У Гитлера это называлось «окончательное решение еврейского вопроса», у ООП – «Освобождение Палестины. Всей».

Так образовался интересный парадокс. Арабская нация едина, сириец может приехать Египет, на вопрос «Кто ты?» отвечает «Я – араб». Но у этой арабской нации есть особая выделенная категория – палестинцы – которая не может жить на других арабских землях, которую братья арабы не пускают на другие арабские земли. Она должна жить в лагерях беженцев и быть пушечным мясом, живущим только за счет одного – ненависти к Израилю. Происхождение этих палестинских беженцев очень интересное. В начале войны 1948 года арабы из Сирии и Египта сказали своим братьям из Палестины «Вы тут немного уйдите, не мешайте нам резать евреев. Мы всех вырежем, а вы потом получите их добро». Кто-то уехал, кто-то остался. Заметьте, что тот, кто остался, вот, он... Живут нормально арабские деревни в Израиле. Эти кровавые израильтяне не обстреливают их ракетами, дети-израильтяне не забрасывают камнями проезжающие мимо арабские машины. Жители этих деревень пользуются всеми преимуществами граждан Израиля, включая потрясающую медицину и выборы, не платят де-факто налогов. Чтоб я так жил!

Те, кто уехал, оказались в руках братских арабских народов, в страшных лагерях, где они мерли как мухи. Существовали они исключительно на международную помощь, и ее братья-арабы разворовывали, но называли исключительно своей исламской помощью. Тех, кто пытался вернуться в Израиль, просто вырезали. Это, кстати, вечный парадокс войны против евреев: на одного еврея, убитого арабами в ходе войны против евреев, всегда приходилось 10 арабов, убитых за то, что они не хотели убивать евреев самими же арабами. Тех, кто пытался уехать в другие арабские страны, братья-арабы, как я уже сказала, не пускали. Арабы – братья, но не мог палестинец уехать в Сирию и Египет – он Сирии и Египту нужен был именно в такой кондиции: нищета, голод, болезнь, мертвые сыновья, разворованная гуманитарная помощь. Кто виноват? Проклятые евреи. Братья-арабы дадут нам оружие, чтобы их убивать. Единственный способ заработать деньги.

С тех пор изменилось очень много. Контроль над лагерями беженцев худо-бедно перешел в ООН. Это давно уже не нищета – там в Газе такие дома, что не во всяком Нью-Йорке будут. От социалистической Организации освобождения Палестины контроль перешел к исламистскому Хамасу. Но смысл остался – создать из нескольких сотен тысяч людей (уже миллионов) заповедник гоблинов. Вот, в античности и в средние века иногда некоторые народы вдруг трансформировались в паразитов, способ существования которых был грабеж процветающей империи, гунны, например. Народ не сел, не жал, не пас скот, он уничтожал. А уничтоженные им народы он вбирал в себя в поисках новых жертв уничтожения. Вот, трансформировать палестинцев в сообщество террористов, в которых роль заложников выполняют их собственные женщины и дети, вот это модус жизни, он такой. Хамас получает деньги от ООН. Эти деньги он пускает на разные душеспасительные дела – на выпуск журналов, в которых пишется, как хорошо убивать евреев, на мультфильмы, в которых маленьких мальчиков инструктируют, как стать шахидом. Других денег нет. Если человек заводит собственное дело, либо он платит Хамас, либо его убивают, либо он сам Хамас.

 

Основная работа, за которую население Газы получает деньги, - ненавидеть Израиль. Не будешь выполнять работу – тебя убьют. Повода для примирения нету, потому что признать возможность существования Израиля – потерять опору власти или потерять право уничтожать собственный народ. Это потерять право прийти в дом человека, которого ты не любишь, влезть на крышу, оттуда послать ракету по Израилю... Ну, если повезет, в ответ прилетит самолет и раздолбает дом. И ты будешь показывать на труп твоего врага. Если очень повезет, то еще бабу его и деток тоже убьют. И вопить, раздирая лицо: «Кровавые израильские палачи! Месть неизбежна». Потому что стратегия Хамас давно даже не максимизация израильских жертв. Стратегия Хамас – максимизация жертв среди собственного населения. По какой причине? Ну, вот, по той же, по которой Сталин максимизировал жертвы. Есть тип власти, который устойчив только при максимальных жертвах, максимальном оболванивании собственного населения. Как я уже сказала, Хамас очень хочет, чтобы Израиль вторгся в Газу. А механизм, как этого добиться, известен: надо обстреливать израильтян ракетами. Как только Израиль отвечает, надо назвать это «неспровоцированной агрессией» и увеличить обстрелы.

Почему Хамас это хочет? Может, это внутренние проблемы Хамас укрепления его собственной власти? Может, это вообще тренд наступления исламистов и следующая остановка после Бенгази? Ну, это мы увидим, в какие-то там ближайшие недели.



И как-то я так подумала на прошлой неделе, чем может кончиться замечательная программа перевооружений про 23 триллиона рублей и отставка Анатолия Сердюкова, к которому я не могу не испытывать некоторые симпатии. Я вообще редко испытываю симпатию к людям, которые оказались в отставке, потому что сделали какую-то гадость. Вот, раз они теперь несчастные, мы их теперь будем жалеть. Ну, вот, не испытываю никакого сочувствия к бывшему главе Банка Москвы Бородину. А Сердюков сделал нечто полезное. И как я уже сказала, реальной причиной его увольнения стала не коррупция, даже не конкретное соперничество с Сергеем Борисовичем Ивановым, а то, что армейская реформа, которую по поручению же Путина осуществлял Сердюков, вошла в противоречие с тем новым курсом, который заключается в создании социального слоя, как можно более зависимого от Путина, от государства и где лучше этот создавать новый слой, как не на оборонных заводах. Вот, первая ласточка этого нового курса пролетела за полгода до увольнения Сердюкова (я уже об этом говорила на прошлой неделе), когда сначала Минобороны заявило, что оно не будет покупать продукцию Уралвагонзавода за дороговизной и устарелостью, а потом господин Холманских выступает на прямой линии с Путиным и говорит «Мы тут приедем и разгоним этих нехороших парней с Болотной», и Уралвагонзавод получает тут же 6 миллиардов рублей. То есть 
власть тогда дала понять, что мы будем спонсировать убыточное государственное производство, в том числе потому даже если оно убыточное, потому что, что важно? Войны никто не боится. Война в это время сейчас экономически не выгодна. Невыгодность войны – это главная причина всеобщего размягчения нравов и существования неэффективных правительств.

И я выключаю себя как журналиста, и считайте, что все дальнейшее – 
это такая утопия или антиутопия, рассказанная писателем Юлией Латыниной. Внимание.

 

Дальше события развивались так. Путин летает со стерхами и выигрывает очередные выборы со счетом 75%, из них 45 – реальные. Это менты, врачи, учителя, чиновникии работники госпредприятий, производящих все больше и больше никому не нужной продукции.Россия экспортирует нефть и импортирует все остальное, больше половины населения составляют госзависимые. Так как в стране не демократия, они получают не по тысяче долларов на нос, а по сотне. И так как в стране не демократия, а главный – стерх, они его обожают. 23 триллиона на госзаказ распилено, из них 15 ушло на виллы в Ницце, еще на 8 выпускают танки времен изгнания из Кремля поляков и стратегические ракеты из картона.

Тем временем мир тоже не стоит на месте, 
Евросоюз накрывается медным тазом. Преемник Обамы доводит госдолг США до 30 триллионов долларов, США тоже накрываются, все переходят с евро и доллара на марку. Из-за дорогой марки немецкая продукция становится неконкурентоспособной и марка накрывается тоже.

Китай – единственная в мире рыночная страна, которая не погибает под гнетом популизма, начинает сбоить. Неприятности Китая нескольких родов. Европа и США закрыли свои рынки со словами «Нет дешевым китайским товарам». Во-вторых, делать как в Китае научились многие, включая Вьетнам, Бирму и какую-нибудь Северную Корею, где, наконец, пал режим Чучхе. На мировой рынок труда выплеснулась рабочая сила вдесятеро дешевле китайской. И хотя Китай по-прежнему имеет серьезное преимущество, его квалифицированная рабочая сила может моментально в отличие от Европы перенастроить выпуск продукции, она уже не так дешева. Притом эта рабочая сила требует профсоюзов, средний класс требует свободы. По мере замедления экономического роста эти требования все громче. Ах да, там Европа время от времени просыпается, тычет в Китай пальцем и кричит «А где демократия?» Она кричит уже довольно громко, потому что теперь это не только абстрактный крик, но и способ расшатать пугающего гиганта.

Какой выход? - Правильно, война. Не против Тайваня. Тайвань к этому времени давно съеден, переварен, сам попросился в желудок Китая. Война очевидна против северного соседа, у которого территория есть, а армии нету. А как тем временем живет сосед? - Нефть подешевела, в стране больше ничего нет, люмпен не получает даже своих 100 долларов. Что делает люмпен? Правильно: он бьет косоглазых: «Гады! Украли работу!» В Москве он бьет таджиков, за Уралом – китайцев. Китайцев он режет даже охотнее, потому что Китаец в отличие от таджика богат. Когда громишь таджика, получаешь только моральное удовлетворение, а, вот, китаец – у него там машина в доме, телевизор, даешь Хрустальную ночь. Вот вам предлог для войны. И даже не предлог, а целый повод.

Китайское правительство, конечно, не может остаться равнодушным к погромам по ту сторону границы. Заметьте, между прочим, что война по-прежнему экономически невыгодна. Резоны войны другие – единение нации, не время говорить о демократии, спасем сограждан, накажем русских погромщиков и так далее. 
А армии-то у русских нету. Виллы в Ницце воюют плохо. Китайская армия обрушивается на российскую как кувалда на яйцо. Россия отступает до Урала. Хорошо, если дело обойдется без ядерных ударов, а то выяснится, что ракеты в российских шахтах начинаются на букву «М».

Завоевать всю Россию при этом, естественно, нельзя. Если есть какое-то геостратегическое качество России на протяжении веков, так это то, что ее физически нельзя завоевать, хоть с Запада ешь, хоть с Востока. Даже в китайскую глотку Россия целиком не влезет, да Китаю и не надо – ему нужна была маленькая победоносная война, а не большая грязная Россия.

Какой самый главный эффект войны? - Она обнуляет социальные обязательства. На месте российских городов – спекшиеся воронки, под Москвой беженцы из Владивостока рассказывают про резню, ни денег, ни хлеба, ни карточек. Ну, какое тут производство картонных танков в обмен на социальную покорность? Что происходит? Правильно: военный переворот. Уцелевшие остатки армии, которые остановили китайцев (а они, может, остановились сами из-за растянутых коммуникаций) берут главного стерха и отправляют его в вечный полет. И, знаете, кем они объявляют? Правильно: китайским шпионом. К тому же относительно половины его чиновников это к этому времени, возможно, является правдой. Что происходит дальше? Напоминаю, что у нового правительства 0 социальных обязательств, все обнулено. Света нет, тепла нет, еды нет, нефти, возможно, тоже нет. Там, 100 или меньше миллионов уцелевшего населения России никто по случаю скверного состояния мировой экономики не собирается кормить, да это и не Сектор Газа, не прокормишь. В этих условиях даже самый люмпенистый люмпен понимает, что он выживет, только если начнет работать. У нового правительства нет обязательств перед народом, свою легитимность оно не черпает из большинства. Даже если бы европейская социалистическая модель вызывала у него теоретическое почтение, воплотить эту модель всеобщего иждивенчества в условиях отсутствия воды, газа и электричества нет возможности. Что происходит дальше? Новая власть заимствует модель у победителей, китайскую модель. Это всегда так в истории. 
Если нацию победили, то если она хочет выжить, она учится у победителей – единственный способ накормить население.

Россия унижена, растоптана, оскорблена, ее территория кончается от Урала, но эта территория впервые имеет некую связность – с нее поисчезала бюрократия, вшам нечем кормиться. Беженцы из-под Иркутска рассказывают, как они бежали по сибирскому снегу, но они готовы работать за грош.

А, ведь, в России остаются свои преимущества. Образование, как ни развращай, все равно лучше, чем в Зимбабве. В Россию приходят сборочные производства, диаспоры возвращаются. Тот русский, который 20 лет назад переехал в Лос-Анджелес и забыл о родине, при виде национального унижения вспоминает, что он – русский. Возрождается настоящий патриотизм. Не тот квасной у ряженого казака с медалью «За день рождения», который марширует по улицам 4 ноября, и со свастикой, а настоящий патриотизм, который только и обретается в страшной беде. Притом этот патриотизм эмигранта подкрепляется разумной выгодой: в США – стагнация, в Европе – кризис, почему бы не вложить деньги в Россию?

 

Так начинается возрождение нации. Конец утопии или антиутопии и программы на эту неделю. И это просто сказка. Но сказка о том, что пути истории непредсказуемы. Это единственное, что можно сказать об истории и будущем со стопроцентной уверенностью. Всего лучшего, до встречи через неделю. 

Источник: golova.livejournal.com
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (5)

Oleg Akulov

комментирует материал 30.11.2012 #

старо уже, и не будет Китай воевать. За его спиной старый враг -Индия. И европейцы не жаждут рывка китая к границам евросоюза. И вообще развалится сам китай от такой войны.

no avatar
эмма мишнева

комментирует материал 30.11.2012 #

Комментарий удален модератором Newsland

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland