Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?

СССР- Россия

Сообщество 1965 участников
Заявка на добавление в друзья

Записки очевидца...про СССР.

1489 35 10

От автора: «Эти записки охватывают они период 1955-2000, но меня интересовала «золотая эра» — 60-80-е, об этих-то годах выдержки я и выкладываю. Выбирал интересное о повседневной жизни…»

 

 Это когда полиэтилена еще не было и хлеб носили в авоськах. А покупали его в “ямке” – полуподвальном магазинчике на улице Карла Маркса, где со двора продавали керосин – для тех, у кого еще оставались керогазы.

 


Всем жильцам нашего дома ставили газовые плиты (благосостояние росло) – керогазы выбрасывали, и они валялись везде, керогазы, пацаны их подбирали, выковыривали слюду из круглого окошечка сбоку и сдавали железо в металлолом, а именно – разбитному коротко стриженному парню в рубашке-“расписухе”, он объезжал дворы на зеленом фургоне, увешанном глиняными свистульками и воздушными шариками с волнующей надписью “Май”.
Пацаны хватали их в обмен на покореженное железо и бежали прочь, радуясь, как туземцы, объегорившие глупого и жадного конкистадора.
В “ямке” продавали всё: чернила, оконную замазку и куриные яйца из ящиков, набитых стружкой. За яйцами надо было стоять. Давали по десятку в одни руки, и мать сдавала меня в аренду соседке, чтобы ей дали два. Я не протестовал, хотя стоять мне было ужасно скучно. Там, в очередях, я и научился созерцать – таращиться на стружки или на муравьев под ногами. Муравьи тогда были близко…

 


Дома у нас стояла радиола “Даугава”. Она была очень красивая и сложная, и еще очень важная, похожая на квадратную голову фантастического советского божества. Она очаровывала светом зеленого глаза и завораживала неземными голосами, которые, если покрутить ручку справа, то мелодично свистели, то вдруг пугали внезапным рыком.
Я был уверен, что слышу космос. Кругом все говорили только о космосе, о спутниках, все мне объясняли, что это такое, и никто ничего не мог объяснить.

1961

Настоящих хулиганов у нас в садике привязывали к шведской стенке скакалкой, укладывали в постель без трусов или ссылали в чужую группу – нарушитель выл белугой, цеплялся за косяки, терял сандалии…
На лавочке соседки судачили про новые деньги. С 1 января ходили нового образца и меньшего достоинства. А пучок лука на рынке как был 10 коп, так и остался.

1962

 


Самолет – реактивный лайнер Ту-104, в нем никого не тошнило, не то что в Ил-14. Море – Черное: Кавказское побережье, Крым. Все – к морю.
Там, конечно, давка. Теснота, духота, горячая манная каша, детские капризы, шлепки, дикие очереди всюду. Зато – море. Волны!

1963

… выстроились очереди за хлебом. По радио объясняли: засуха. В очередях говорили: Лысый доигрался. Сеять на самолетах выдумал. Много чего говорили в очередях. Коммунизм потух в очередях 63-го.
Хлеба не было. Была кукуруза в початках, маринованная в банках (14 коп). Хозяйки пекли кукурузные лепешки, кляня Лысого с его коммунизмом, скупали последнюю вермишель и размачивали ее на оладьи.

 


Стирального порошка не было, мама терла хозяйственное мыло на терке и засыпала в стиральную машину со странным именем «Белка».
Полет Терешковой в этой связи обрадовал не всех. Эйфория прошла, люди уже поняли, что всему народу в космос не улететь…

1964

Секрет прически «тюльпан»: для пышности модницы подворачивали внутрь рваные чулки. В таковых недостатка не было, капроновые чулки при малейшей зацепке давали стрелку — длинную прямую прореху. Дамская мечта — капроновые чулки особого плетения — «не рвущиеся».
Младших мальчишек стригли под «полубокс», старших — под «канадку». В школе носили форму военного образца: мышиного цвета китель с желтыми пуговицами, ремень, фуражку с желтой эмблемой — раскрытая книга в дубовых листьях.

 


Обязательны белые подворотнички, их чистоту в классе проверяли «санитары». Обязательна на груди октябрятская звездочка с кудрявым Володей.
Пик строительной моды на крупнопанельные дома. Дома-скороспелки подарили жильцам идеальную слышимость и проблему вбить гвоздь в стену.

1966

Пионерская романтика увлекала детей стопроцентно. Но среди педагогов было столько дураков, а вокруг столько несоответствий – через год-другой звенящие детские души провисали и начинали болтаться. Девочки оставались преданными идеалам дольше мальчишек.

 


Проблема 1966 года: МОЖНО ЛИ ЖЕНЩИНЕ НОСИТЬ БРЮКИ? Одна девочка в десятом классе пришла в школу в брюках. Был скандал, истерика.

1967

Свои красные галстуки мы в 5-ом классе уже носили в кармане, это точно. Пионерские сборы: проблема дисциплины на уроках.
… к 1967 году в стране вместо неработающей экономической системы сложились неформальные производственные отношения по схеме: “сто грамм и пирожок”. Люди сами решали свои проблемы – частным образом. Работяги разных цехов и итээры договаривались между собой о шабашках для дачи, “для дома, для семьи” – и все за спирт.

 


На заводах спирт лился рекой, растекался ручейками, выносился за проходную во фляжках самых замысловатых конструкций. Спирт воровали, вымогали у мастеров. За спирт можно было выменять хороший инструмент, сырье, продукцию, 1-е место в соцсоревновании, выбить фонды в главке.
Спиртом опаивали комиссии, платили художникам, коммунальщикам, артистам, за спирт можно было построить дачу и, шутили, – коммунизм.

1968

… в Перми, у наших родителей были заботы поважнее: где достать остромодный плащ “болонья”, например, или нейлоновую сорочку. Плащи были польские, сорочки – чешские.
Конфитюры болгарские. Зеленый горошек венгерский “Глобус” в железных банках. Шоколадные конфеты “Ромашка”, “Маска”, “Василек” – 3-50. Изредка попадал на зуб “Мишка косолапый”. Самые дорогие – “Трюфели” – 8 руб за кг. За пределами разума были шоколадные зайцы в цветной фольге – 9 руб штука, никто их не покупал, они годами стояли на самой верхней полке витрины.

 


Народные конфеты: леденцы в круглой жестяной банке (10 коп.), “подушечки” “дунькина радость” (50 коп – кило), ириски “Золотой ключик”, “Кис-кис” (1-40), твердая карамель “Дюшес”, “Барбарис” (1-80). Не переводились финики вяленые (80 коп. – кило). Косточки фиников мы втыкали в цветочные горшки, рядом с алоэ, – замышляли пальму. Грызли брикеты какао с сахаром (8 коп.; на морозе обалденно вкусно). “Рачки”, “Гусиные лапки”, к Новому году – мандарины, если повезет.
Малышня копила фантики, собирала их под дверями магазина “Белочка”. “Сгущенка” стоила 55 коп. Сгущенный кофе с молоком – 77 коп., никто не брал – пирамиды банок стояли на витринах. Растворимого не видали, кофе молотый был с цикорием – говорили: из него КГБ выпаривает кофеин.

1969

Государство правило нравы своих граждан – в вытрезвителе клиентов стригли наголо. Всех. До тех пор, пока у нас тут в Перми одна женщина не повесилась. По ошибке ментов (или по плану сбора) попала в вытрезвитель – вышла стриженая, и – не вынесла надругательства.
Подростковая мода во все времена была “хулиганской”. Весной 69-го парни носили пальто с устрашающе поднятым воротником и резиновые сапоги с вывернутыми голенищами. Никаких головных уборов: все вокруг должны видеть, какие у тебя замечательно длинные волосы, как дико они лезут на уши и спускаются на нос. Немытость волос прибавляла куражу.

 


Если надел кепку, не снимай ее нигде: ни в школе, ни в кинотеатре. Уважающий себя семиклассник пионерский галстук носил в кармане и надевал его только в случае крайней опасности со стороны директора школы, не ниже.
Появились магазины самообслуживания. Сперва – булочные. И вот еще – автопоилка в кафе “Спутник”: бросил полтинник – автомат отпускает тебе стакан крепленого вина. Несовершеннолетние радовались, а взрослые мужики ворчали: автомат бессовестно недоливал.

1970

“Солнцедар” с ресторанной наценкой стоил 1-70 – образцовая, кстати, мерзость, им “травили негров”, “красили заборы”, а дурачье, вроде нас, принимало внутрь, да еще в жару. “Солнцедар” давал невероятную отдачу в голову, потрясающие приключения и тяжелейшее похмелье.

 


В 1971 году мясо, если было, то стоило 1-90 за кг. Но его не было. В магазине “Мясо – рыба”, который располагался на Компросе напротив “Кристалла”, на лотке лежала груда трупов – синие куры с ногами и головами: бледный гребень, смертные бельмы, тощая волосатая шея. Ее надо было, ведьму, опалять на огне, четвертовать и харакирить перед готовкой. Но хозяйки говорят, те страшные куры были наваристее нынешних. Стоила “синяя птица” — 2-20. Водка – 3-62.
Наступила эра Дефицита – могильщика коммунизма. Партия его породила (своими органами распределения) – он и Партию, маму свою, схавал, Дефицит.
Джинсы. В 1972 году это уже не мода и не болезнь – сложилась особая, джинсовая субкультура. У нее был свой язык, фольклор (помню анекдот, как богатый грузин, не зная уже, куда девать деньги, вставил себе зуб не золотой, не платиновый – джинсовый!), у нее была своя иерархия ценностей, свои мифы. Люди посвящали свою жизнь джинсам – добыванию их (или подделке) и сбыту.

 


Стоили импортные “трузера” до 250 руб – две инженерских зарплаты. Везли их через Болгарию и другие соцстраны, покупали в “Березке” за чеки, продавали на “балке”, вместе с дисками, за рубли – рисковали на каждом этапе. Все это называлось – спекуляция, по фене – фарцовка. Ловили, сажали, общество в целом презирало спекулянтов, а люди по отдельности – охотно пользовалось их услугами.
Таксисты в 1972 году давали сдачу. Неохотно, правда, ну – как официанты, стиснув зубы. Но мы этим не сильно огорчались, мы были привычные, никто нас не любил со стороны государства: ни продавцы, ни приемщицы химчистки, ни закройщицы ателье. Везде было государство, везде были барьеры, объявления, посылающие подальше, хамские окрики с крашеных стен: “НЕ курить! НЕ сорить! НЕ подходить!”.

1973

… священным духом служил Производственный План. Половина пермских семей за ужином рассуждала тревожно: будет в этом месяце План или нет. В конце года мужчины ночевали в цехах во имя Плана, их семьи молча ждали Его, а над их головами летали незримые молоты… Сколько инфарктов, скольких жизней стоил Перми Орден Ленина, пожалованный городу в 71-ом…

 


По обе стороны красавицы Камы дымили химические гиганты, медленно отравляя все вокруг. Предписывалось молчать, что на часовом заводе собирали гироскопы для ракет, а на заводе Калинина – ракетные двигатели.
По ночам на три версты вокруг был слышен вой аэродинамических труб Свердловского завода – там испытывали авиадвигатели. Говорили, что стенки тех труб полые и засыпаны самым лучшим звукопоглотителем – семечками. Над Камой грохали пушки завода Ленина, их целомудренно называли — “длинномерные изделия”.
В Пермский госуниверситет шли в расчете на высокую стезю, отнюдь не учительскую. По городу, однако, расклад был такой: “Ума нет – иди в “пед”, стыда нет – иди в “мед”, ни того, ни другого нет – иди в госуниверситет”.
Еще было ВКИУ, многим парням тогда нравилась армия. Туда нанимались девчонки на работу, чтобы выйти замуж.
Ездили на природу. Клещей тогда не было, не изобрели еще. “Экологии” не было, СПИДа не было, “нюхачей” не было – девственный мир! Зато были очереди за колбасой.

 


Сходство с тюремной, лагерной жизнью, кстати, тогда, в 1974 году, было незначительным, неопасным. В 74-м еще жива была идея защиты отечества от мирового империализма, в военной службе был смысл. Бойцы офицеров уважали и боялись, отданным долгом Родине гордились.

1975

… в Перми открыли институт культуры, тоже хорошо. Рядом с ним, в кинотеатре “Комсомолец” по понедельникам на последнем сеансе крутили так называемые “некассовые” фильмы. Скромно, без афиш, но попасть было невозможно, билеты – только с рук.
Полет “Союз” – “Аполлон” по-хорошему взбодрил: у нас, у супер-держав, все о-кей. Правда, кушать было нечего в одной из них…
Нет мяса. Колбаса соевая, кошки ее не едят – только люди. Молоко восстановленное, нормализованное (разбавленное) или вообще белковое, из-под него бутылки мыть не надо. Да что молоко – масло было с водой! – “бутербродным” называлось.

 


“Книга о вкусной и здоровой пище” становится диссидентским чтивом: только так можно узнать, что на свете существует карбонат, сервелат, тамбовский окорок. Слагаются легенды о временах, когда икра лежала и никто не брал.
Фетишизируется красная и белая рыба, мясные копчености, крабы и печень трески в банках. Армянский коньяк, конфеты с ликером, растворимый кофе – советские символы гастрономического разврата. Дефицит конфет. С темной начинкой – только в театральных буфетах.
Символы благосостояния: большой холодильник и стиральная машина “Сибирь” с центрифугой – не надо крутить ручкой валики. Предел мечтаний: цветной телевизор – полированный кубометр с окошком. Большинство довольствовалось черно-белым.

1976

У Брежнева – юбилей, в декабре будет 70! Страна очумела от счастья, ликованье прибывало с каждым днем, мы все умрем от счастья в декабре! По телевизору показывали: простая женщина у себя на грядке вырастила розу и дала ей имя – “Борец за мир Леонид Ильич Брежнев” – розе!

 

1977

В обычные крупнопанельные 5-этажки расселяют барачный поселок Крохалева – пермские трущобы. Их стоит помянуть: в них выросло целое поколение пермяков. Ряды полуразвалившихся, заросших грязью одноэтажных строений, все удобства – во дворе: на два барака один сортир о тридцати дырках – “мадамам” и “жентельменам” напополам. Это не при царе Горохе, это каких-то 24 года назад.
Воду брали из колонок, носили ведрами издалека по дощатым тротуарам – летом и по обледенелым тропкам — зимой. Печурка была в каждой комнате своя. Дровяники во дворе рядами. Само собой – помойки, вонь, хлорка, мухи — миллионами, на чердаке блохи – туда пойдешь белье вешать, без ног вернешься – обгрызут. В комнатенках клопы, тараканы – кровати стоят ножками в баночках с керосином.
Очень вовремя Крохаля расселили в 77-м. А Владимирский “шанхай” гнил еще года три. Двухэтажные бараки гниют до сих пор. Только называют их не бараки – “ветхое жилье”.

 

 


За авиабилеты могут убить. “Аэрофлот” в 77-м дешев, как пара кунгурских туфель, и также невыносим. В кассах убийство – жара, давка, драки, предсмертные крики: “У меня бронь! Бронь!..” – и кассир-убийца, хладнокровно: “Нет у вас брони. Следующий”.
За двенадцать лет, как колхозникам стали выдавать паспорта, все, кто пошустрее, из деревень разбежались, а оставшиеся погрязли в пьянстве.
Атеисты тартанулись: запричитали о святости, возвели каравай на алтарь: “Хлеб всему голова!”. В столовках развесили шедевры казенной словесности: “Хлеб – драгоценность, им не сори! Хлеба к обеду в меру бери!” – ломти стали резать пополам и еще раз пополам. При этом нефтедолларами, гады, даже не сорили – веяли их по ветру миллиардами.

1978

Сосед дядя Гриша, ветеран Великой Отечественной, каждый вечер напивался перед телевизором и матюками комментировал программу “Время”, при этом он смачно харкал на экран.

 


Фронтовики тоже ведь были разные. Около любой очереди терлись пожилые ловкачи с ветеранскими книжками, они продавали свое место у кормушки. Хотя никакой нужды они не испытывали, пенсии в то время были большие и доставлялись исправно.
Кругом был сплошной дефицит, дефицит всего, а нашему генсеку награды уже некуда было вешать.
Большинство населения находилось в счастливом неведении, в безмятежном спокойствии за свою безопасность. Так только, кое-где некоторые милиционеры допускали рукоприкладство… Слегка калечили задержанных, кто-то обирал пьяных – неизвестно кто… Порой сажали не тех… А в основном все было тихо, факт. Звукоизоляция была идеальной.
Личная жизнь подлежала контролю. Жены жаловались на мужей в парткомы, и парткомы обсуждали интимные подробности “поведения коммуниста в быту”, выносили постановления: “вернуть в семью”.
То же – в комсомоле, в пионерской организации. “После уроков будем тебя разбирать”. Разбирали. Всех тошнило, довоенные моральные нормы уже сто раз устарели, инструкторам приходилось покрикивать: “Поактивнее, товарищи!”. Всем уже было глубоко “по фиг”…

 


Осенью Брежнева провезли через Пермь. Знакомая телефонистка рассказывала: на полдня остановили все поезда в округе, выгнали всех со станции “Пермь II” – пассажиров, служащих, вообще всех, кроме дежурного диспетчера, оцепили площадь и пути на километр. Не дай бог, советский народ к вождю приблизится.
Отдел заказов образца 1979 года – очень удобная вещь: кому общего ассортимента не хватает, иди в отдел заказов, прямо тут же в “Гастрономе”, и набирай: венгерский зеленый горошек, болгарские сухие вина, куры в упаковке, соки. Главное – не меньше 10 наименований.
Кандидаты наук очень радовались, потому что денег им тогда платили много, а к спецраспределителю не подпускали. Жаль, скоро отделы заказов истощились и стали работать по спискам: ветеранским, многодетным и т.д.

 


А вот ресторан в 1979 году был доступен даже инженеру – в смысле цен. Поэтому вечером попасть – “Мест нет”, естественно, или “Ресторан на обслуживании”. Столик заказывали за неделю. Ну, или стояли в очереди у входа, а куда деваться?
В 1979 году повысили цены в ресторанах в вечернее время – на треть.

1980

… любой западный акцент имел над нами магическую власть. Ну кто бы стал слушать певца Тыниса Мяги, не будь у него западного акцента?
… где-то там, в Москве, был большой праздник с иностранцами – Олимпиада-80. Вся страна ее обслуживала, голодная, разутая страна. Обслужила, а потом села к телевизорам и посмотрела на свое величие, и утешилась.

 


Мнили себя великим народом. Дряхлого косноязыного правителя считали обидным недоразумением, какой-то необъяснимой досадной случайностью. Объяснение: “Каждый народ заслуживает своего правителя” – нас не устраивало. Мы, по нашему представлению, заслуживали лучшего.
Карате, короче, – это типа бокса, только бить надо ребром ладони или ногой. Недавно рассекретили древнее искусство. Тысячи юношей крутили в воздухе ладошками и ломали себе кисти на кирпичах. Отменялась мышечная сила, – это устраивало девушек, они тоже крутили и пинались, зачастую превосходя юношей агрессивностью.

1981

И пиво мы не купили – его нигде не было. НИГДЕ.
пива не нашли, пришлось водку купить.

1982

Это “у них” был застой. А “у нас” множились театральные студии. Новинка – “комнатные театры”: без сцены, актеры смешаны со зрителями – хэппенинг, по сути.
В 82-ом в Перми уже все можно было найти – и Кортасара, и Филонова, и Юнга – только захоти. И даже игрушечные железные дороги – немецкие,

 


“PIKO”: рельсы, вагончики, пакгаузы, тоннели, стрелки, переезды, домики с цветниками – и все вот такусенькое, невиданной красы, и все работает. У “Детского мира” стояли взрослые дяди коллекционеры, менялись деталями.
В банные номера записывались за месяц, “уважаемые люди” проходили без очереди. “Шишки” строили свои сауны.
Нам зачитали Продовольственную программу в 82-м. И мы в сотый раз поняли, что на наше государство надежды никакой: программы не было. Была отписка – длинная, правильная и бесполезная – таких вокруг море, мы сами их сочиняли каждый день. А что будем кушать?
Придумали “подсобные хозяйства” – везде: на предприятиях, при школах, больницах, воинских частях. Газеты с восторгом рассказывали об овощных грядках в детсадах, о свинских сарайках позади столовых, о дачных обильных урожаях. Завод Орджоникидзе выращивал 2 сотни свиней у себя прямо на территории, под кислотным дождем. Привлечения горожан на сельхозработы приобрели зверский характер. Почитает доцент лекции студентам и – на совхозную борозду.

 


А потом еще на собственном участке картошку копает. Остряки прозвали свои огородики – “дураково поле”. Юмор горчит. “Куда собрался?” – “К Червякову в гости”. Дача перестала быть символом успеха, теперь она – надежда семьи и ее проклятие.

1983

Осень, все на картошку! Школьники в восторге: не учимся! Выезжали классами, бегали по полю, кидались картошкой друг в друга, набегавшись, садились в кружок с бутербродами и термосами (Калининского завода) – закусывали… У парней в термосах был вермут.
Все предприятия участвовали в ежегодной “битве за урожай”, все учреждения (даже вредный обллит – их ждала морковка в районе Култаево). Городские “Икарусы” по утрам вывозили население на поля, вечером забирали обратно. Потери от тотальной мобилизации никто не считал, казалось, если горожане не помогут колхозникам – зимой наступит окончательный голод.

 


Рестораны днем кормили нас “комплексами” за 1-1,5 руб. Кафе ничем не отличались от столовых: и там, и там – самообслуживание, вместо столов – “стойла”, окрики уборщиц: “А посуду кто уносить будет?!”. Вонючая тряпка елозит перед носом, попрошайка ждет, когда ты ей оставишь кусок… В 83-м чаще всего попрошаек можно было видеть в кафе “Волга” на Компросе.
С ностальгией вспоминалась старая добрая рыба хек, в 83-м кормили нас минтаем и диковинной простипомой уже не только по четвергам – всю неделю. Куры запахли рыбой! Прошел слух: кур на птицефабрике кормят рыбьими головами! Мясные пельмени еще были кое-где, стоили 36 коп. порция – 8 штук. Молоко продавали в треугольных дырявых пакетах, чаще всего – “восстановленное” из сухого. Кефир в широкогорлых бутылках, запечатанных фольгой.
Пиво бутылочное было в “чебурашках” с наклейкой полумесяцем, 37 коп. с посудой. Розливное пиво таскали бидонами, канистрами, но чаще всего – стеклянными 3-литровыми банками под полиэтиленовой крышкой, 44 коп. за литр мутного суррогата без названия. Его еще надо было найти. По утрам встречные мужики с банками обменивались информацией о пройденных пивных “точках”. Найдя источник, стояли в очереди и час, и два, и три.

 


Штраф за безбилетный проезд в том году нам увеличили втрое: три рубля стал – стократная стоимость проезда на трамвае. Работа контролеров была вредной – теперь стала опасной.
Из Афганистана “дембеля” возвращаются с травмированной психикой. Ну, для пермяков это – пустяки… Вот “груз 200” – это что-то новое…

1984

В моде словечки: “левак” – шабашник; “шабашка” – левая работа; “халтура” – плохо сделанная работа; “халтурка” – шабашка, которую можно сделать плохо. Все мысли вокруг этого. Летучая фраза: “Где бы ни работать – лишь бы не работать”.
Система прогнила, народ распустился, техника и та работала против советской власти: сокращала расстояния, сближала континенты, выводила людей из-под контроля.

 


В 1984 году появились в продаже первые отечественные видеомагнитофоны “Электроника ВМ-12” ( а с ними – и первое порно), любители строили самодельные персональные компьютеры (из телевизора “Юность” и магнитофона “Ритм”), громоздили на балконах самодельные спутниковые антенны.
В деревнях появились первые частные трактора! Горбачёв мог быть, мог и не быть, мог объявлять “перестройку”, мог и не объявлять ее – все перемены состоялись явочным порядком, они не могли не состояться.

1985

Никто не работал, все занимались своими личными делами на рабочем месте или вообще покидали его с утра, оставив шляпу для “эффекта присутствия”.

 


Личные дела равнялись личности: одни в рабочее время травили анекдоты и флиртовали; другие вязали или мотались по магазинам, выслеживая дефицит; третьи мастерили “для дома, для семьи” то, чего не сумели купить в магазине, причем, мастерили, естественно, на казенных станках из “сэкономленных” материалов.
Ничтожно малая часть трудящихся тратила рабочее время на изучение полезных книжек и сочинение стихов или прозы.
И все пили. Отмечали на работе все общенародные праздники, все дни рождения, повышения, отцовства, уходы в отпуск и на пенсию, обмывали покупки. Цену на водку удвоили. Очереди от этого не уменьшились – пропал сахар: люди погнали самогон.

 


О соках, кстати, дальновидно позаботилась Партия: все лето-85 на прилавках было полно всяких соков, минералки и кваса в самой неожиданной (уж какую раздобыли напуганные циркулярами производители) посуде – здоровая альтернатива пагубному зелью.
К слову – анекдот. В ЦК КПСС приходит телеграмма из Свердловского обкома: “Срочно пришлите эшелон водки. Народ протрезвел, спрашивает, куда царя-батюшку дели”.

1986

“Перестройка” где-то там, а в Перми все “по-брежневу”. Люди покорно терпят пытку очередями: пообедать, постричься, зарплату получить – “Кто крайний?” – и стоят, тупо читая наглядную агитацию, и час, и два… Терпят пытку “дефицитом”: то лампочек нет, то тетрадей, то обоев, как обычно.
Потолок приходится белить зубным порошком, краску “приносят с работы”. Терпят хамство продавцов. Бегают за автобусом с рулонами туалетной бумаги на шее. Стоят за колбасой. Всё как всегда.

 


У меня приятель работал инструктором райкома партии. Хороший парень, решил меня подкормить и повел в их столовку на ул.Швецова. Мне так понравилось. Клюква в сахаре, харчо, гуляш с картофельным пюре, какао с плюшкой – и все это копеек на сорок, да так любезно – как родному. Свезло, что называется.
А однажды мне перепал праздничный “обкомовский набор” (через газету “Звезду”, она тогда органом обкома КПСС была). На всю жизнь запомнил: подвывая от голода, семеню это я по улице основоположника научного коммунизма Карла Маркса, зажав в кулаке особый талончик, подхожу к Центральному гастроному, к хитрой дверке со двора, и там, в заднем проходе, получаю картонную коробку, а в ней… Погоди, дух переведу… Шампанское “Советское”, шоколадные конфеты “Ассорти”, икра красная, шпроты, кета, вырезка, колбаса копченая, мандарины, яблоки…
Половины из этого я не видел никогда в жизни. А “им” – к каждому празднику. Вот в такое мы вляпались “равенство” и “братство” в конце концов.
В 1987 году в ежегодном списке закрытых городов не оказалось Перми. Все штатные мероприятия по обеспечению режима секретности, такие привычные строгости наших родных “особых отделов” с нас теперь снимались. Отменялись тысячи запретов сотен надсмотрщиков, отменялись надсмотрщики, отменялся надсмотр вообще как таковой: лишался смысла. Горожанам этого, конечно, не объявили. Просто отцепились органы от замотанных продовольственным кризисом горожан.

 


Помню я ту девчушку на “телемосту” у Познера, которая в 1987 году оговорилась: “У нас секса нет”. Она имела ввиду: нет этого слова! Нет этого понятия на пристойном уровне, о нем у нас говорят исключительно матом или латынью. Но публика взвыла, не дала договорить и мгновенно сама про себя сочинила анекдот.
В 1988 году люди закупали все впрок, вообще все – съедобное и несъедобное. Ну, это-то как раз можно было понять: глупо, выстояв час, брать помалу. Но ведь что получалось. Разбирали весь товар разом, потом куковали: товар, ты где? Ку-ку. Товар привезут – снова очередь, хвост на улицу, “велели больше не занимать”. Дурацкий круг с умным названием “ажиотажный спрос”.
“Золотом” была колбаса. Колбаса вообще. “Колбасу дают!” – боевой клич 80-х, он действовал помимо сознания: трудящиеся бросали трудиться, служащие – служить, кормящие матери – кормить, – все занимались колбасой. Ездили за ней в Москву.

 


Раздавали талончики на предприятиях, интриговали из-за них, естественно. По этому талончику в специально организованных “отделах заказов”, опять же выстояв очередь, можно было получить такой увесистый, такой упругий и ароматный, такой круглый, толстенький сверток… Счастье нести колбасу домой неизвестно нынешним, избалованным хозяйкам! В нагрузку давали сахар и лавровый лист.
В магазинах было пусто, но наши холодильники “Бирюса” исправно что-то сберегали к каждому празднику. Мало того, в 88-ом году начала наступление на пермские желудки итальянская пицца. Это шаньга такая – с помидорами и сыром сверху. Можно и без сыра. Можно и без помидоров – тогда с луком.
Набирала силу публицистика. То был год идеальной слышимости, народ еще не оглох, публицистика еще не изошла криком. Весь советский народ, как один человек, читал экономистов: Н.Шмелева, А.Аганбегяна, П.Бунича, Г.Попова. Вдруг выяснилось, что мы не умеем “считать деньги”. А раньше казалось, мы только тем и занимаемся – особенно перед получкой…

1989

 


Как сейчас помню картину: магазин “у танка”, у входа в винный отдел толпа жаждущих бьется о стену, расшатывает “слоновые” перила, сваренные из рельсов нарочно для регулирования покупательского спроса, кого-то выкидывает прочь, кого-то топчет – ни о какой очереди нет и речи. Писатели решили идти “свиньей”. Прошли пять метров до прилавка за полтора часа. Выпали наружу растерзанные, но довольные – с “пузырями” на груди.
В Перми появилось много плохо одетых азербайджанцев. Синие от уральского холода, но бойкие, они начали потихоньку прибирать к рукам местную торговлю. Всю не прибрали, но приоделись – некоторые даже очень…

 

 

Источник: back-in-ussr.com
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (35)

Хайнц Ульрих Йорген

комментирует материал 13.04.2017 #

Замечательная статья. Прямо летопись эпохи. Чуть слеза не прошибла - в этом магазине на Пятницкой я и сам стоял в очереди за колбасой.

user avatar
tabletka

комментирует материал 13.04.2017 #

Да..а,постарался антисоветчик. Плюс ехидный коментарий на все события в СССР,а сам теперь небось по мусорникам и свалкам,,подрабатывает,,...если живой.

user avatar
Вадим Иванов

отвечает tabletka на комментарий 13.04.2017 #

Ничего антисоветского в статье нет. Жизьн тогда была антисоветской,пропагандой как не надо жить. Если вы шаритесь по мусорникам и живете на свалке,попробуйте пойти поработать.

no avatar
Юрий Фетисов

комментирует материал 13.04.2017 #

Приятно вспомнить. Как ни крути, а тогда здравого смысла как-то больше ощущалось, развивались, улучшали условия жизни, уверенность в завтрашнем дне действительно была...

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

О здравом смысле."Наша армия мира является оплотом мира во всем мире когда наша армия мира находится во всем мире дело мира торжествует мирно./Брежнев./. О развитии.Фундаментальными причинами распада СССР стали неэффективные политическая, идеологическая, социальная и в целом государственная и экономическая системы. По расчетам академика А. Аганбегяна, капиталоотдача в СССР начала уменьшаться еще с 70-х годов: в 1966-70 гг. она снизилась на 5%; в 1971-75 гг. - на 16%; в 1976-80 гг. и 1981-85 гг. - на 15% за каждое пятилетие. Медленно росла производительность труда. Т.е. промышленность продолжала развиваться в основном за счет экстенсивных факторов. Научно-технический прогресс не давал в СССР той отдачи, какую он приносил в западных странах. Разрыв особенно нарастал в новых технологиях и новых отраслях - микроэлектронике, компьютерных технологиях, биотехнологиях и др.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

В 1960 г. факторная производительность (производительность труда, капитала и земли) в СССР составила 35% от уровня США. Темпы роста факторной производительности сначала снижались, а затем стали отрицательными.
Сравнительно высокие темпы роста ВВП СССР достигались за счет ограничения личного потребления и всемерного форсирования капитальных вложений. Т.е. за счет бедности населения и экстенсивных факторов роста.
Расчеты на основе ППС определили, что душевое потребление в 1976 г. в СССР составляло 34.4% от уровня США, в 1988 году - 30%. Отставание в уровнях жизни рядового американца и советского человека нарастало.Николаева Ирина Павловна (профессор, зав. кафедрой экономической теории) так оценивает общее состояние экономики СССР в конце его существования:
“Сложившаяся в ХХ в. в России командно-административная система на практике доказала свою неспособность к эффективному развитию. Темпы научно-технического прогресса и роста производства оставались низкими, выпускаемая продукция не выдерживала конкуренции на мировом рынке, в стране существовала скрытая инфляция и скрытая безработица, уровень жизни населения был низок.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

По сути, это было закономерным результатом существующей экономической системы”.Диспропорции экстенсивной экономики (характерные для всего времени существования СССР), следствием которых становилась постоянная нехватка товаров народного потребления, растущее техническое отставание во всех сферах обрабатывающей промышленности. А также кризис доверия к экономической системе: в 1960—1970-е гг. главным способом борьбы с неизбежным при плановой экономике дефицитом товаров народного потребления была выбрана ставка на массовость, простоту и дешевизну материалов, большинство предприятий работали в три смены, производили сходную продукцию из материалов невысокого качества. Количественный план был единственным способом оценки эффективности предприятий, контроль качества был минимизирован. Результатом этого стало резкое падение качества производимых в СССР товаров народного потребления, как следствие, уже в начале 1980-х гг. термин «советское» в отношении товаров был синонимом термина «низкокачественное». Кризис доверия к качеству товаров становился кризисом доверия ко всей экономической системе в целом. Именно эти причины могли привести к развалу СССР.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Существующие в то время научно-техническая, экономическая и административная системы не способны были создавать и осваивать новые эффективные технологии, не способны были вывести страну на новый виток научного и технологического развития. Отставание от передовых стран в отраслях, работающих на нужды человека, нарастало особенно быстро. Милитаризованная, дефицитная экономика производила неконкурентоспособную потребительскую продукцию низкого качества. Но и ее не доставало. Поэтому и за ней записывались в огромные очереди. Промышленность в основном работала на саму себя, бесполезно потребляя невосполнимые ресурсы и оставляя в стороне реальные потребности населения”. член последнего Политбюро СССР, член-корреспондент АН СССР и РАН Вадим Медведев пишет по этому поводу:
“...К концу 70-х - началу 80-х годов экономический рост в Советском Союзе прекратился... Производительность труда росла медленно, и темпы ее роста постепенно снижались... По всем слагаемым эффективности мы все больше и больше отставали от Запада... Оставался невостребованным накопленный в стране науч но-технический потенциал...

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Особое место среди причин отставания советской экономики занимала ее милитаризация... Оборонным целям служили не менее чем 2/3 научного потенциала страны”. Единственно,что приятно вспомнить,девки были моложе,и давали чаще.

no avatar
Вадим Иванов

комментирует материал 13.04.2017 #

Из дневника Юрия Нагибина. «На другой день познакомились с Костромой. Город невелик и невзрачен, во дни Кустодиева он был неизмеримо приглядней. Главная достопримечательность — ампирная каланча. Но хорош Ипатьевский монастырь, меж Волгой и ее притоком.. В магазинах — серая ливерная колбаса, из-за которой убивают, сыр (!), овощные консервы, супы в стеклянных банках с броской надписью «БЕЗ МЯСА», какие-то консервы из загадочных рыб, которые никто не берет. Есть еще «растительное сало», помадка, пастила и сахар. Остальные продукты в бутылках: водка и бормотуха. Много пьяных на улицах и много печали во всем. Зашел побриться в парикмахерскую. Воняла мыльная пена, воняли руки парикмахера, вонял паровой компресс, нестерпимо вонял одеколон.
В Суздале мы съели ужасающий обед в «харчевне». Он до сих пор отрыгивается мне и снится по ночам. Я просыпаюсь с криком.

no avatar
Юрий Фетисов

отвечает Вадим Иванов на комментарий 13.04.2017 #

Насчёт "стоял и девки моложе": старики с уверенностью тогда смотрели в будущее(жизнь на пенсии только начиналась))), жизнь по чуть-чуть становилась лучше, комфортнее(конечно , хотелось "как в Штатах"и сразу, но...))) Вот сегодня смотреть в будущее действительно страшно... А! жратвы пластиковой вкуснопахнущей в красивых упаковках много, но денег у многих не хватает даже на неё. Зато- дефицита нет))))

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Ну да. Моя бабушка просто была в восторге от будущего.с пенсией в 23р в месяц за погибшего на фронте мужа. Еще более оптимистично была настроена бабушка знакомого,получавшая пенсию в 17р в месяц.Они жили очень комфортно.купаясь в сытости и счастье.

no avatar
Юрий Фетисов

отвечает Вадим Иванов на комментарий 13.04.2017 #

Было такое, у моей бабушки в войну книжка колхозника сгорела, вообще пенсии поначалу не было, потом 70р. Никогда не ныла, учила трудиться. В 1993-м увидев расстрелянный Белый Дом умерла...

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Сейчас есть выбор,между дешевой пластиковой жратвой и качественной натуральной,по ценам, по отношению к зарплате,не выше советских. Только тогда выбора не было,была калорийная и сытная.но невкусная жратва в очень ограниченном ассортименте.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Вряд ли стартом жизни можно было назвать пенсии колхозников в 12р,которые они начали получать с 1965. У персональных песионеров союзного значения с сохранением
спецобслуживания и спецтранспорта,возможно.

no avatar
Юрий Фетисов

отвечает Вадим Иванов на комментарий 13.04.2017 #

Да-да, социальной справедливости при капитализЬме значительно прибавилось))))

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Вряд ли убавилось.О социальной справедливости при сталинском казарменном социализме. Из писем трудящихся.Сводка полученных редакцией «Правды» писем о «недочетах сложившейся на практике системы заработной платы и о нарушениях принципа оплаты по труду»
05.11.1954


Секретно

Сводка
писем о недочетах сложившейся на практике системы заработной платы и о нарушениях принципа оплаты по труду1.

В редакцию «Правды» поступают письма, авторы которых отмечают, что сложившиеся к настоящему времени должностные оклады и система оплаты отдельных видов труда привели к резкому повышению заработной платы некоторых категорий работников и недостаточному материальному обеспечению лиц, получающих низкую зарплату.
Авторы писем предлагают урезать чрезмерно высокие оклады и премии высокооплачиваемых категорий работников (установить максимум), повысив при этом оплату работникам физического труда.
В письмах ставится вопрос о больших различиях в размерах пенсионного обеспечения по старости и инвалидности: одни получают с избытком, другим пенсии не хватает даже на существование.
Приводим выдержки из ряда писем.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Крылов Н.В., рабочий завода «Бежецксельмаш» (Бежецк, Калининской обл., Песочная ул., д. № 4/4. Письмо 163811).
«Мне до сих пор не ясно, каким образом мы подойдем к коммунизму, если в нашем социалистическом хозяйстве такая огромная разница в заработной плате между рабочими и руководящими работниками.
Этот вопрос я разбирал с разных сторон и пришел к выводу, что разница в зарплате является вредной для развития нашего государства и общества.
У нас на заводе самая низкая зарплата 300 рублей, а самая высокая 2500 руб. В других местах люди получают 15–20 тысяч и более. При таких условиях одному нужно работать месяц, а второму 4 года.
Объем работы, правда, не одинаков, но уж не так-то он велик, чтобы нужно было допускать такую разницу в окладах.
При такой разнице создается значительное различие в материальном положении рабочих и руководящего персонала предприятий, нарушается коллективность в работе, потому что рабочие и руководство отделяются друг от друга. Все руководители, начиная от районных работников и до министерства, приезжая к нам на завод, кроме директора никого не знают. Критика ослабевает. Многие работники боятся критиковать вышестоящих наиболее

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

материально обеспеченных лиц, чтобы не быть побитыми.Лица, получающие большую зарплату, пользуясь своим служебным положением, занимают квартиры по 100–200 м2, несмотря на то, что в такой квартире та или иная семья не нуждается. Если бы не было большой разницы в зарплате, то от такой сверхроскоши многим пришлось бы отказаться. В дома отдыха, санатории и курорты, в преобладающем большинстве едут те, у кого большие оклады, а не те, кому бы следовало отдохнуть и подлечиться.
Мы растим поколение строителей коммунизма, но дети наши воспитываются в разных условиях. В одной семье ребенку негде учить уроки и нет денег на кино, а в другой — дети ни в чем не видят нужды и ходят с малых лет в дорогих платьях. Студенту богатых родителей полторы тысячи и больше высылают папаши на прожитие и эти юноши и девушки, гордясь своим положением, ставят себя выше других. Таким образом, общественность, т.е. товарищи по парте, с ними не дружат, и они остаются одни. И вот эти “одни”, не видя ни в чем никакой нужды в быту, кончают институт и сразу же становятся на путь бюрократов и деляг.
Разница в зарплатах нужна, но не такая большая, как она есть».

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Нежданов Г.Н. — инвалид Отечественной войны II гр., бывший учитель, орденоносец, 1917 года рождения, библиотекарь (гор. Молотов, ул. Большевистская, дом 35, кв. 7. Письмо 153895).
«В настоящее время существует большая разница в оплате работников умственного труда высших квалификаций и работников физического малоквалифицированного труда.
Уборщицы-“технички”, няни в детских яслях и садиках получают 210 рублей, трамвайные кондукторы, перронные контролеры, прачки, сторожа — 280–310 руб., тогда как административно-управленческие кадры, профессура, писатели, крупные актеры, конструкторы, военные высоких званий получают до 15 000 рублей и значительно выше. Разница выражается отношением 1:72, 1:48. Таким образом, одна часть членов советского социалистического общества, строящего коммунизм, причем часть, занятая трудом, не производящим непосредственно материальной продукции, хотя и очень важным и полезным, и ценным, обеспечена в 72, в 48 раз лучше другой его части. Причем, к этой другой части относятся очень большие контингенты населения.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Несмотря на политику систематического снижения цен на товары широкого потребления, жизнь для большей части населения еще нелегка. Прожиточный минимум семьи с доходом в 200–300 рублей — очень низок. Такой семье нет возможности покупать детям молоко, сливочное масло, яблоки. Такая семья ходит в обносках. Ей недоступно приобретение валенок, зимнего пальто и уж, конечно, посещение кино, театра.
Спрашивается, может ли такая семья покупать драп на пальто в магазинах по цене 570 рублей за метр?! А дешевого сукна по цене 57–60 руб. за 1 метр в продаже нет, да и оно для такой семьи дороговато.
Может ли уборщица, прачка купить себе новое платье за 400–500 рублей, или пальто за 1500–2000 рублей?
Такая семья питается черным хлебом и картошкой, покупает сахар в количестве, далеко не соответствующем нормальным потребностям. А нужно еще приобретать дрова, покупать книги, учебники, тетради для детей, учащихся в школе.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

В то же время, другие семьи ходят в дорогих меховых дохах, в каракулевых и котиковых саках, носят шелк, атлас, панбархат, коверкот, бостон, швыряют деньги на кутежи в шикарных ресторанах, приобретают автомобили, мотоциклы, радиолы, содержат домработниц, абонируют постоянно лучшие места в театрах.
И вот нарождается определенный антагонизм; такие семьи друг к другу в гости не ходят и если вступают в контакт, то он сводится к тому, что женщины из плохо обеспеченных семей нанимаются к зажиточным семьям мыть полы, стирать белье, пилить дрова, т.е., иными словами — это контакт “черной и белой кости”.
Зачастую женщины, жены ответственных работников, нигде не работают, и в то же время сами не ведут свое хозяйство. В то время как жены простых работников заняты и на производстве и домашним хозяйством. Женщина из бедной семьи до 60 лет зовется Нюрой или Дашей, не имея отчества, тогда как женщина из зажиточной семьи в 19–20 лет уже Валерия Аркадьевна, Лира Ивановна, или Мария Петровна.
Дети в бедных семьях зачастую (когда их много) растут вялые, хилые, без игрушек, плохо одетые, плохо питаются.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

в. Нельзя мириться с тем, что кто-то имеет возможность роскошествовать в самых фантастических масштабах, удовлетворять любую свою прихоть, предаваться излишествам, в то время как имеется еще значительное число семей, в которых можно (и это нужно смело, вслух назвать) наблюдать недоедание, порою истощение, недостатки самых элементарных вещей, зачастую — добротной одежды, соответствующей сезону.
Дети есть и в тех и в других семьях. И обеспечены всем необходимым должны быть и те и другие. Все дети имеют право на счастливое детство и должны иметь возможность пользоваться им! Если мы еще не имеем полного изобилия материальных благ для всех советских людей, то в распределение имеющихся нужно внести серьезные коррективы. Нужно повысить заработок низкооплачиваемых работников — уборщиц, нянь, прачек, дворников, перронных контролеров и прочих с 210–300 рублей до 400–500 рублей, соответственно пересмотреть фонды зарплаты высокооплачиваемых специалистов и установить максимум зарплаты в 2000 рублей (и в отдельных случаях — 2500–3000 руб.).

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Без уборщиц, прачек, нянь, дворников — тоже нельзя обойтись, а мириться с их крайне низкой материальной обеспеченностью нельзя. Они не виноваты в том, что не получили образования, но при такой оплате и детям их оно не будет доступно. Да и при условии всеобщего образования кто-то должен выполнять простые физические работы. Зав. отделом писем «Правды» (Подпись) (И. Кирюшкин)
Сводку составил (Подпись) (Н. Будаков)

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 59. Л. 111–124.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Как показали исследования, проведенные в 1965 году Центральным научно-исследовательским экономическим институтом Государственной плановой комиссии РСФСР, в СССР, где все время говорили о равенстве, существует расслоение населения по потреблению, которого нет даже в Соединенных Штатах:

"Дифференциация семей рабочих и служащих по уровню доходов вызывает и резкую дифференциацию в потреблении. Так, по данным бюджетных обследований ЦСУ РСФСР, потребление мяса и мясопродуктов в семьях рабочих с наиболее низкими доходами (до 25 рублей на члена семьи в месяц) в 4,5 раза, рыбы и рыбопродуктов — 5,4 раза, молока и сахара в 2,0 раза, яиц — в 4 раза ниже, чем в семьях с высокими доходами (свыше 100 рублей на члена семьи).

В РСФСР (и в СССР в целом) дифференциация потребления даже выше, чем в США. Так, в США семьи с наиболее высокими доходами потребляют мяса и мясопродуктов на 24%, молока на 57% больше, чем низкооплачиваемые. По расчетам НИИ труда, семьи, доходы которых ниже прожиточного минимума, удовлетворяют свои потребности в продуктах питания по

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

по сравнению с нормами достатка лишь наполовину, потребности в промышленных товарах и культурно-бытовом обслуживании — на одну треть.

Семьи рабочих с доходом ниже 25 рублей, по данным бюджетных обследований, покупают тканей почти в 3 раза меньше, чем семьи с доходом свыше 100 рублей, обуви — вдвое меньше. Шелковых и шерстяных тканей семьи с низкими доходами приобретают так мало, что разрыв достигает 10-16 раз".

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Письма трудящихся в ЦК КПСС и сообщения местных общественных организаций по вопросу о тяжелых жилищных условиях
12.12.1956
Тов. Астахов В.М. (Москва) пишет: «Я с семьей в 5 чел. живу в 7-метровой комнате, которая сырая, зимой промерзает, никаких коммунальных услуг нет, дом находится в разрушенном состоянии. Неужели за 24 года работы на авиационном заводе я не заработал для семьи жилья, где бы мог по-человечески жить. Обращался в министерство, к директору завода, в Моссовет, все ссылаются друг на друга, накладывают бюрократические резолюции, что не располагают жилплощадью. Почему одни без конца меняют квартиры, имеют комнаты для собак, а труженик не может получить для семьи комнату». яют квартиры, имеют комнаты для собак, а труженик не может получить для семьи комнату».
Электромонтер т. Стрельников Н.М. из г. Мичуринска Тамбовской области пишет: «Семья моя из 4-х человек проживает у родителей жены, у которых кроме нас имеется 6 человек. На этой почве постоянно бывают скандалы. Сам я болею язвой желудка, жена болеет базедовой болезнью, детям негде готовить уроки. Сам зарабатываю 535 руб. в месяц.

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

. Что я могу сделать на эти средства, снять частную квартиру не могу. Несколько раз писал в горисполком, облисполком, трижды писал к т. Ворошилову, все сочувствуют, обещают, но квартиры получить не могу. Жить так дальше нельзя».
Герой Советского Союза, член КПСС из г. Орла т. Морозенко жалуется на бездушное отношение руководителей Орловского ГК КПСС и горисполкома к его просьбам об улучшении жилищных условий. «Я убедился, — пишет он, — что к руководителям местных организаций лучше не обращаться с просьбами, они перестали здесь понимать нужды народа. Никто не хочет вникнуть в мое положение. Живу я на частной квартире, плачу за комнату ежемесячно 170 руб., дальше жить в этой комнате нельзя, но работники ГК КПСС ничего лучшего не могли мне предложить, как перейти в лучшую квартиру, за которую должен платить 250–300 рублей, а где я могу их взять; сам болею туберкулезом, через 2–3 месяца родит жена».

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Помощник машиниста паровозного депо ст. Иркутск т. Федорченко пишет: «Я на протяжении 4-х лет не могу получить комнату. Семья из четырех человек проживает в 10-метровой комнате. Железная дорога дома строит, но нашему брату не дают, все обещают. В первую очередь получает начальство. Так, видно, мы не дождемся улучшения жилищных условий».Среди многочисленных писем, поступивших в ЦК КПСС по вопросу о тяжелых жилищных условиях, имеются письма, в которых рабочие выражают недовольство по поводу распределения квартир. В ряде случаев квартиры во вновь построенных домах получают по знакомству, в первую очередь руководящие работники, имеющие хорошие квартиры, старую же жилплощадь, как правило, передают своим родственникам, тогда как многие кадровые рабочие в течение десятка лет стоят на очереди на получение жилплощади, обивают пороги приемных руководителей предприятий и учреждений, не могут получить квартиру.Тов. Шломин В.С. — член КПСС из г. Ленинграда по этому вопросу пишет: «В распределении квартир допускается много злоупотреблений, выделяются по знакомству, за взятки; в первую очередь получают чиновники, руководящие работники».

no avatar
Вадим Иванов

отвечает Юрий Фетисов на комментарий 13.04.2017 #

Создавшееся тяжелое положение, как сообщается в письмах, вызывает у многих не обеспеченных жильем рабочих, служащих, интеллигенции и других граждан настроение недовольства своими бытовыми условиями жизни. Поскольку подобного рода письма в большом количестве продолжают непрестанно поступать, считаем необходимым доложить об этом ЦК КПСС.

Зам. зав. Общим отделом ЦК КПСС (Подпись) (Крюков)
Инструктор (Подпись) (Назаров)

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 186. Л. 166–171.

no avatar
Юрий Фетисов

отвечает Вадим Иванов на комментарий 13.04.2017 #

Да уж, жаловались даже (по сегодняшним меркам) на детские шалости, и ведь рассматривали, разбирались, наказывали... Ныне осталась надежда разве что на Суд Божий...

no avatar
anatkor

комментирует материал 13.04.2017 #

Такое впечатление, что этот очевидец в своей жизни постоянно шел кривой дорожкой, начиная с детского сада, просто одни из таковых заканчивали отсидкой за ограбленный по-пьяне ларек, а этому индивиду повезло. Звезд конечно с неба он не хватал, да и некогда, кто же анекдоты будет в рабочее время рассказывать, флиртовать или личные дела делать, но вот обида осталась, и на красные галстуки, и на всю остальную советскую действительность. Я уже и спросить стесняюсь, уж не этот ли паразит Ельцина на танк пихал, в надежде, что ему от развала страны что-то обломится. Не получилось видимо, и опять кто-то виноват, он-то ведь не при делах, он очевидец, стоящий в сторонке.

user avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland