Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

Тайна Бабьего Яра




Самое жуткое во всей этой истории, как менялись строки стихотворения. Менялись, ухудшая и искажая его. Оказывается, что правда все-таки всплывает
М.Гольденберг

Я бы не стала писать об этом, если бы меня не подтолкнуло одно обстоятельство. Летом 2011 г, я зашла как обычно на сайт «Зарубежных задворок» (германское сетевое русскоязычное издание, редактор Евгения Жмурко), просто посмотреть, что там, в новом номере. И тут вижу, опубликовано стихотворение «Бабий Яр». Ну и поздравления автору, соответственно. Я не сдержалась и написала редактору, что автор этого стихотворения вовсе не Евтушенко, а мой умерший муж поэт Юрий Влодов. Евгения была изумлена моим заявлением и предложила мне записать эту историю.




Хотя я давно обо всем этом знала от Влодова, но никогда не обнародовала эту информацию. Более того, я даже не была уверена, что это стоит делать. Потому что официальных доказательств у меня нет, Влодов же умер. Мало ли какие проблемы после этого у меня могут быть!

Но через некоторое время Евгения Жмурко прислала мне ссылку на статью Бориса Брина, живущего в США, который давно занимается исследованиями материалов о Бабьем Яре и, в частности, сомневается в авторстве Евтушенко. Я была поражена этой статьей и проблемами, там описанными, поэтому решила все-таки, подключиться к этому делу и рассказать о том, что известно мне. Еще при жизни мужа, лет 5 назад, мною было написано интервью с Влодовым под названием «Мастер Воланд» — как раз о его литературных «клиентах» и о казусах, когда его стихи попадали в творчество других поэтов. Был там и сюжет о Евтушенко.

Но сначала слово Борису Брину.

«…Неожиданно, 19 сентября 1961 года «Литературная газета», нарушив запрет на любые публикации о трагических событиях в Бабьем Яре, опубликовала стихотворение «Бабий Яр» малоизвестного поэта Евгения Евтушенко. Хрущев, чтобы создать своему доверенному агенту репутацию, решился на эту публикацию. В заключительных строках, подтверждающих авторство, восхваляющих автора и открывших ему путь к оппозиционно настроенной интеллигенции:

«Еврейской крови нет в крови моей,
Но ненавистен злобой заскорузлой
Я всем антисемитам, как еврей,
И потому я — настоящий русский!»

нет рифмы: русский с заскорузлой не рифмуются. Возможно, строфа звучала так:

«Еврея кровь бурлит в душе моей
И ненавистен злобой заскорузлой
Лишь только потому, что я еврей
Антисемитской своре всесоюзной».

После того, как Шостакович написал на стихи симфонию, Евтушенко, пользуясь авторским правом, изменил ключевые по смыслу строфы «Бабьего Яра», фактически уничтожив его, хотя после публикации в изменении не было необходимости… Легкость, с которой Евтушенко изуродовал стихотворение, и покровительство ему Хрущева заставляют вспомнить Лебедева-Кумача, ставшего официальным автором многих чужих стихов, чьи настоящие авторы были уничтожены. Возможно, что когда-нибудь архивы КГБ рассекретят, и мы узнаем, кто в действительности написал «Бабий Яр».

«Изменений в первой части («Бабий Яр») было два: между 2-3 цифрами партитуры и между 24-26.

Старый текст
Мне кажется, сейчас я иудей –
Вот я бреду по Древнему Египту.
А вот я на кресте распятый гибну
И до сих пор на мне следы гвоздей!

Новый текст
Я тут стою, как будто у криницы,
дающей веру в наше братство мне.
Здесь русские лежат и украинцы,
с евреями лежат в одной земле.

Старый текст
И сам я как сплошной беззвучный крик
Над тысячами тысяч убиенных,
я каждый здесь расстрелянный старик,
я каждый здесь расстрелянный ребенок.

Новый текст
Я думаю о подвиге России,
фашизму преградившей путь собой,
до самой наикрохотной росинки
мне близкой всею сутью и судьбой.

Во всех своих сборниках и собраниях Евтушенко публикует вместо «Бабьего Яра» только выхолощенную пародию. Шостакович отказался изменить в партитуре даже одну ноту, поэтому после нескольких исполнений в 1963 году, которые все же состоялись, несмотря на упорные попытки властей их сорвать, Тринадцатая симфония сразу же была запрещена и больше не исполнялась. «Д.Шостаковичу изменило присущее ему всегда чувство времени, чувство высокой ответственности… композитор, которого мы считаем большим мыслителем, возводит мелкий жизненный случай в ранг чуть ли не народной трагедии» («Советская Белоруссия», 2 апреля 1963 г.).

Вот такие дела. А сейчас я хочу предложить отрывок из того моего интервью с Юрием Влодовым, где стоит сюжет о Евтушенко.



МАСТЕР ВОЛАНД


«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется!» – писал поэт Федор Тютчев. Хотелось бы еще и добавить: и под чьим именем оно будет издано! И это не пустое предостережение. Бывает так, что создатель у произведения один, а автор – совсем другой.

Поэт Юрий Влодов является создателем огромного количества стихов, авторство которых принадлежит другим людям. А у самого творца есть одна тоненькая книжечка, изданная сердобольным спонсором, и горы пропадающих рукописей.

«Евтушенко моментально, спонтанно, искренне реагирует на события, в особенности при столкновении с конкретными проявлениями зла и несправедливости. Так возник «Бабий Яр».

«Благодаря международному резонансу стихов «Бабий Яр» и «Наследники Сталина» Евтушенко стали приглашать за границу, он объехал целый свет».

«На текст «Бабьего Яра» и четырех других стихотворений Евтушенко Дмитрий Шостакович написал Тринадцатую симфонию. Ее премьера 18 декабря 1962 года была встречена громоподобной овацией».

«Однако включить его в свои сборники поэт не мог. Второй раз «Бабий Яр» был опубликован лишь в трехтомном собрании его сочинений, вышедшем в 1983 году».

Это выдержки из предисловия к книге Евтушенко «Медленная любовь» профессора русской литературы Альберта Тодда. И невдомек ему, что автором такого знаменитого стихотворения, каким является «Бабий Яр» был совсем не Евтушенко.

– Юрий Александрович, как так получилось, что вашими стихами «попользовались» другие люди? Неужели никак нельзя было уберечься от потерь?

– Ну, как тут убережешься? Стихи у меня очень сильные и в искушение людей вводили страшное. Печатался я с большим трудом, а стихотворение, если оно еще ненапечатанное, в какой-то мере бесхозное, ничье. Кто первым его напечатал, тот и автор. Я даже в какой-то мере их понимаю, что сложно было устоять. Но устоять настоящему поэту, истинной творческой личности, было необходимо, иначе он уже не мог достойно нести это звание. В какой-то мере я являл Божескую или Дьявольскую проверку людей на вшивость. Многие, к сожалению, этой проверки не прошли.

– И кто же в числе первых, не прошедших этой проверки?

– Женя Евтушенко. Да, вот так. Он воспользовался только одним моим стихотворением. Сейчас расскажу, как это было. В годы нашей молодости мы дружили. Я запросто приходил к нему домой, мы читали друг другу только что написанное, и уже тогда было ясно, что все его творения я с лихвой перекрываю. Женя грустнел после моего чтения, потом лихорадочно садился за машинку и слезно просил меня продиктовать ему что-то из только что прочтенного, но еще неопубликованного. Я диктовал, конечно, что мне – жалко? Потом одно из стихотворений он, с некоторыми изменениями, напечатал под своей фамилией. Это стихотворение потом стало знаменитым, одним их лучших в его творчестве. Я имею в виду «Бабий Яр».

– Не расскажете, как это произошло?

– Я в то время отправился в места не столь отдаленные. Я вел тогда довольно стремную жизнь, и как-то попался в руки властям, 12 апреля 1960 года был суд надо мной, и меня посадили на 8 лет, правда, я вышел намного раньше. Женя, наверное, думал, что я не скоро вернусь на свободу, а если вернусь, то мне будет не до стихов. Захожу как-то в лагерную библиотеку, беру «Литературную газету» и вижу это свое стихотворение под фамилией Евтушенко. Я сначала глазам своим не поверил, но потом поверить все ж таки пришлось.

– И что вы потом сказали Евтушенко?

– Когда я освободился, встретил Женю и спросил его, зачем он это сделал. Как ни странно, он ничуть не смутился и сказал, что, поскольку я сел, он решил таким вот интересным образом спасти это прекрасное стихотворение, не дать ему пропасть, оно ведь нужно людям. Я не нашелся, что ответить на подобное заявление, настолько оно меня поразило. Потом успокоился, простил его, но запретил это стихотворение в дальнейшем как-то использовать: публиковать, ставить в книги».

Вот такой отрывок именно об этом деле.

Я от себя могу по поводу правды или неправды изложенных выше фактов высказать свое личное мнение. Я думаю, что это правда. Я просто знаю, что Влодов в таких вопросах никогда не обманывал. Скорее, наоборот, имена многих своих клиентов или людей, замешанных в подобных делах, он старался держать в тайне. Не любил он по этому поводу особой болтовни, потому что, дела эти такие, что лучше о них особо не болтать.

Что касается Евтушенко и «Бабьего Яра», то это особый случай, поэтому и отношение ко всему этому делу у Влодова было особенное. Евтушенко клиентом Влодова не был, речь идет лишь об одном стихотворении, которое вот таким чудным образом попало в творчество Евтушенко.

К слову сказать, у Влодова много так чего куда попадало. И он, может, и не стал бы об этом говорить, потому что, во-первых, проще было написать новое, чем потом изымать у кого-то уже опубликованное и как бы его. У Влодова всего было много, и он особо своими стихами не дорожил. Он много чего терял, оставлял у своих учеников, женщин, жен. Поэтому поднимать шум из-за какого-то там одного, либо пары стишков, было не в его правилах. Поэтому если какой-нибудь там средний поэтишка что-то там такое у Влодова позаимствовал, он, может и ничего не сказал бы.

Но Евтушенко волею судеб стал большой поэтической фигурой и отношение у Влодова к нему было совсем иное. Евтушенко как бы являл на официальном уровне то, чего не смог достичь в своей жизни Влодов. Вот так и должен был он, Влодов, жить: издаваться, печататься, иметь славу, любовь, деньги, короче, все блага мира, именно он, как настоящий поэт, вот так и должно было быть по справедливости. И этим настоящим поэтом был сам Влодов, но имел всё Евтушенко, который в творческом плане не стоил и мизинца Влодова. Это было несправедливо.

К слову сказать, стихотворение это было вовсе и не из творческого репертуара Евтушенко, почему оно сразу вызвало подозрение у многих. Оно было слишком острым, слишком смелым для него, слишком настоящим, если можно так выразиться. Каким бы смелым не был Евтушенко в те годы, в годы оттепели, но до смелости Влодова ему было далеко. И хотя в те годы можно уже было играть в свободу слова, но именно только играть и не более. И все официально разрешенные поэты знали это, но границы дозволенного в своей игре не переходили. И Евтушенко тоже. Иначе можно было лишиться всего.

Влодову же терять было нечего, так как он ничего и не имел, поэтому он и был по-настоящему искренним в своем творчестве, и не боялся ни трудных тем, ни трудных вопросов. А одним из этих проклятых вопросов была как раз еврейская тема, которой ни один здравомыслящий поэт не стал бы касаться, повинуясь инстинкту самосохранения. Евтушенко, как поэт официальный, прекрасно это понимал, и в здравом уме и в твердой памяти не стал бы затрагивать этот злополучный вопрос.

Этот вопрос взялся разрабатывать Влодов, поскольку инстинкта самосохранения не имел, и его вечно заносило в какие-нибудь проблемные дебри. Ну, так вот. Влодов был полукровкой, наполовину русским, наполовину евреем. И в разные периоды своей жизни был то сионистом, то антисемитом, в зависимости от того, какое крыло в его жизни перевешивало. Он заступался за тех, кого обижали. В те годы перевесило еврейское крыло, и он активно начал писать стихи явной сионистской направленности, это стало на какой-то период его темой. Он также выступал с этим стихами в больших аудиториях. Пока ему не запретили.

Поскольку это было очень давно, в конце 50-х, то мало что из этих стихов сохранилось. Но могу назвать парочку и даже частично привести их здесь. Это стихотворения «Химик» о еврейском дореволюционном погроме, «Кукуруза» о расстреле фашистами еврейского юноши, также еще одно…

«Бабий Яр», по всей видимости, входил в этот цикл, так как и писал, и читал свои стихи Влодов, тогда еще живя на Украине, в Харькове. Наверное, его эта тема, собственно, Бабьего Яра и взволновала, так как эти стихи были не просто на еврейскую тему, но и на тему, связанную с Великой Отечественной войной. Может, кто и слышал выступления Влодова с этими стихами, в том числе и с «Бабьим Яром» в Харькове, в Белгороде. Может, потом и опознали они это стихотворение у Евтушенко.

К сожалению, «Химика», в данный момент я не могу представить. Мне казалось, что где-то это стих было записано, но пока я его не нашла. Если найду, представлю. Теперь еще одно. Оно небольшое, о том, как сожгли еврейского юношу под номером 126 в фашистской печи. Тоже видела записанным, но опять же не нашла пока. Помню несколько строчек.

«Черный номер 126,
ставший в двадцать совсем седым,
Жирный номер 126,
Превратившийся в жирный дым…»

И еще две строки:
«вдруг со смехом начавший петь,
По… (какой-то там) дороге в печь…»

Но вот стихотворение «Кукуруза» могу привести полностью.

Кукуруза

Человек
стоит в центре
знакомой улицы,
Взлохмаченный
и растерзанный.
После подвала
от света дневного
щурится,
Смотрит испуганно
и растерянно.

А вокруг –
ничего
особенно страшного:
Скрипучий журавль
на знакомом колодце.
И – речь,
чужая,
смешная и странная,
И – солнце.
Море весеннего солнца.

Перед лицом человека –
коляска, –
Пара запряженных вороных.
Копытами землю роют.
Дрожат и пугливо косят.
Рядом – кабаньи глазки.
Накрахмаленный воротник.
И туша, на лбу у которой –
эмблема: череп и кости.

Туша, как бред,
бесформенно-грузная.
«Не юде?.. –
так-так.
А ну сказать:
«Ку-ку-ру-за!»

Ни ветерка. Гробовое молчание.
А человек
устал
от усталости.
И вдруг –
простуженный
голос старосты:
«Да жид он,
жидяра,
пан начальник!
Агроном!
Подкинули нам с института…
Что товарищ? – приходится туго?»

Человек не испуган,
а тупо растерян.
С макушки до пят
усталостью залит.
Он знает,
что будет сейчас
расстрелян.
А вот – за что? – человек не знает…

Но вот,
оторвав
язык от гортани,
Как-будто
сбрасывая
обузу груза,
Он по слогам
произносит картаво:

«КУ– КУ– РУ–ЗА!»

…И сам поражен
своим птичьи голосом.
Всё кругом замирает на миг…
И вдруг
разражается
диким гоготом,
От которого сотрясается мир!..

Красноносый староста
хрипит и корчится,
Грохочут оберст
и автоматчики…
А человек стоит и ждет,
когда это кончится,
Худой и вихрастый,
он очень похож на мальчика…

Кабаньи рыжие глазки
прыгают в складках жира…
Короткие рыжие пальцы
торопливо расстегивают кобуру:
«Хо-хо!.. О, майн готт!
Мне нравится смелая жида!..
Наказать его – лично я буду!..»

Человек не испуган.
Он тупо растерян.
С макушки до пят
усталостью залит.
Он знает,
что будет сейчас расстрелян.
А вот за что? – человек не знает.


Вот такое стихотворение, я для чего его дала? По форме оно, конечно, мало напоминает «Бабий Яр», «Кукуруза» написана в модернистском ключе, также, как и следующее стих. Но это неважно. Все равно Влодовская интонация прослеживается довольно четко и ни за каким формами ее не спрячешь. Да и вообще такой силы, мощи, размаха у Евтушенко нигде в его в творчестве нет, это есть только у Влодова. В конце концов, можно ведь провести какую-либо научную экспертизу текста или текстов: Влодовских и Евтушенковских, по всей видимости, сейчас есть уже и компьютерная экспертиза, довольно точная. Так что доказать авторство Влодова по «Бабьему Яру», в принципе можно, если задаться такой целью. А «Кукурузу» я сейчас привела даже не столько для доказательства именно творческой манеры Влодова, а как стихотворение из единого цикла, одной темы, над которой в то время работал Влодов. Эти стихи как бы звенья одной цепи.

Есть еще одно стихотворение из этого цикла, называется «Ленин во мне». Там тоже еврейский вопрос затрагивается, но весьма своеобразно, и Евтушенко там присутствует в качестве одного из героев. Правда, Влодов фамилии его там не называет, но имя есть. Но вот не знаю, когда оно было написано: то ли до их ссоры с Евтушенко, то ли после Влодов написал ему в отместку за кражу «Бабьего Яра». Кажется, после.
Даю «Ленин во мне».

Юрий Влодов

ЛЕНИН ВО МНЕ

Писать с натуры Ленина
Никак нельзя.
Точь-в-точь – Вселенная
Его глаза!

Ильич как мир огромен,
Он – мира суть!
Он, как природа скромен,
И строг, как Страшный суд.

Но я из поколения
Космических атак,
Я расскажу про Ленина
По-своему, вот так.

Индустриальный город,
Мы с другом в нем, а в нас -
Неутоленный голод
На женщин и на джаз.

Точнее голод в друге,
А я – для друга друг.
Ему и карты в руки
И всё, что есть вокруг.

Мой друг — сама ужимка!
Мой друг, как жердь высок!
Заточенная жилка
Стучит в его висок!

К рулю склонился низко,
Ведет автомобиль.
Мы едем к пианистке,
Мы мчимся к Лиле Билль.

О мой коварный гений!
Мучитель мой и бог!
Застольный мой Есенин,
Настольный Блок.

А что? – из тысяч мнений
Единое – талант!
О, сколько самомнений
Зрачки его таят!

Моя мечта и зависть
И завистью томим
Себя водил я за нос,
Мечтая стать таким.

Не тянет, я – не гений!
У всех свои умы.
И я спросил: «Евгений!
Что будем делать мы?»

Смеется друг: «Девчонка
Скажу тебе – на ять!
Хоть каплю развлечемся,
Чем по пивным вонять!!»

А путь лежит неблизкий:
Сквозь восемь площадей…
Мы едем к пианистке,
Чей папа – иудей!

Звонок! Мы всё сметаем!
О Боже! Как глядит
Волшебная, святая
Московская Юдифь!

Портьеры перепуганно
Метнулись позади,
Созвездье лунных пуговиц
Блеснуло на груди.

И сразу вилки, ложки
И джаз, как медный таз…
Зауженные брюки
Пустились в пляс…

И нежный шепот: «Девочка!–
В его устах как мат.–
«Ты прелесть, иудеечка!
Ты – смак!»

И мне: «А ну, налей-ка!–
И в щеку винный дух!–
Смелей! Она ж– еврейка! –
Выдержит двух!..»

Болотные, опасные
Хлюпают слова,
От водки и шампанского
Кружится голова.

Но тут я прозреваю:
Юдифь глядит в меня,
А я почти не знаю,
Что должен делать я.

В меня, в меня как в брата
Настойчиво, без слез,
Глядит Юдифь, распята,
Как на кресте Христос.

И тут я прямо к гению
Нервическим шажком,
И вдруг я раз Евгению
По роже, кулачком!

О, как я бил увесисто
Взъерошенный, смешной!
А тот, как гром – на лестницу,
По лестнице…Спиной

Гремел по всем ступеням
В полночной тишине…
Вот что такое Ленин –
Во мне!!..


Вот такие дела.

Стихотворение это, конечно же, в некоторой степени, юмористическое, но всё равно достаточно серьезное, чтобы припечатать обидчика гвоздями к стенке. Евтушенко здесь показан антисемитом-сладострастником. Узнав об этом стихотворении, Евтушенко подошел к Влодову в ЦДЛ и пафосно произнес: «Поэт Юрий Влодов! Вы – подлец!». На что Влодов ему грубо ответил: «Пошел ты вон, графоманская морда!». На том они разошлись.

Влодов, правда, не особо долго сиониствовал, потому что никто из евреев его с этой темой не поддержал. Наоборот, евреи шарахнулись от такого «защитника», потому что вся эта защита была выстроена явно не по правилам, и могла привлечь только нездоровое внимание и к самой нации и к ее проблемам, и принести в итоге еще больший вред. Конечно, поначалу его стараниями заинтересовались и какие-то сионистские сподвижники, повели его к Эренбургу, но Влодов не умел себя вести с такими высокими людьми. Эренбургу он не понравился, так же как и тот ему, и они больше уже не встречались. На этом пока и закончились Влодовские безумства в плане стихов сионистской направленности. Он переключился на другие темы. Конечно, это было ему уроком, и он понял, что нельзя вот так в лоб работать над такими серьезными вещами. Он потом вернется опять к этому больному еврейскому вопросу, и будет продолжать его прорабатывать в других своих книгах и по большей части в книге «Люди и боги», но уже в более скрытом варианте.

Что до Евтушенко, то внутреннее соперничество и неприятие будет наблюдаться у Влодова к нему в течение всей жизни. Также как и у Евтушенко к нему. Я думаю, Евтушенко всю жизнь жил и с Влодовым, присутствующим немым упреком за кадром русскоязычной литературы, и с этим «Бабьим Яром», как с бельмом в глазу. Он еще пытается хорохориться перед Юрием Беликовым, журналистом и поэтом из Перми, отвечая на его вопрос, о том, знает ли он поэта Юрия Влодова. Евтушенко сказал, что в истории русской литературы он такого имени не знает. Но вряд ли ему было весело от этих своих, может быть, и крылатых слов. Ведь он тоже приложил руку к тому, чтобы опустить имя Влодова в реку забвения.

Людмила ОСОКИНА

Источник: aveterra.livejournal.com
{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (11)

Инна Воронова

комментирует материал 11.02.2013 #

Стихи известны под именем Евтушенко, а вот 13-ю симфонию не слышала никогда и не знаю, кто ее исполняет у нас и по каким случаям. Вообще про Бабий Яр мало воспоминаний...Спасибо Вам...

no avatar
Майкл Гудес

комментирует материал 11.02.2013 #

Тайные подлсти становятся всегда явными: вспоминаю один разговор со своим дядей учителем литературы о Евтушенко.Тогда я не знал о плагиате всей жизни поэта Евтушенко и тем более, о поэте Влодове. Но у меня подсознательно давно возникло неприятие его публичности, его затея с изданием энциклопедии русской поэзии с авторскими пошлыми ремарками и комментариями.
Теперь, картина сложилась - Евтушенко, из тех, кто на чужом горбу в рай хочет въехать.
Он обязан покаяться и вернуть многочисленные награды за "Бабий Яр".
Спасибо за уникальный материал.

no avatar
Mihail Epelman

отвечает Майкл Гудес на комментарий 11.02.2013 #

У Евтушенко есть собственный отличительный стиль сложения стихов. Экспертиза может подтвердить или не подтвердить его авторство. Тем более, что из опубликованного здесь Влодова чувствуется полупрофессионализм. Я пока могу себе отметить по "Бабьему яру" где-то 60:40 в пользу авторства Евтушенко.

no avatar
Вадим Мудрый

комментирует материал 11.02.2013 #

Не берусь судить, насколько факт "кражи" достоверен. Но, даже если это и правда, куплет со словами " И потому я - настоящий русский !" звучит весомей, чем аналогичные стихи от имени еврея. Думаю, именно по этой причине стихи приобрели такую известность и силу. Да и личность самого Влодова, как оказывается, довольно противоречива, - то "сионист", то антисемит.

no avatar
Семен Зигельбойм

отвечает Вадим Мудрый на комментарий 11.02.2013 #

Ю.Влодов по национальности - полуеврей. К чему его больше "тянуло" - к сионизму или наоборот - можно судить только после изучения всего его творчества. Я читал только его сборник "На семи ветрах". Я не литературовед, такая работа мне не по зубам.

no avatar
Семен Зигельбойм

комментирует материал 11.02.2013 #

Георгий, большое спасибо за интересный материал. Многого из всего этого раньше не знал. "Бабий Яр" читал много раз, читал много и других Евтушенковских стихов. Не забуду, когда погибли космонавты (простите за склероз, не помню имён), на следующий день с утра передали его стихотворение о их гибели. Довольно большое стихотворение, и написал он его за одну ночь. Написано талантливо, как и всё. Что-то не верится в историю с плагиатом "Бабьего Яра". Оно написано как и всё, что написано Евтушенком - выдержано в свойственном ему стиле.
А Юрий Влодов - тоже хороший поэт. Я читал многие его стихи. Мне импонировала краткость и одновременная "ёмкость" его стихотворных фраз. Приведу одно для примера.

Окружение...Свалка...Плен...
Кожа, стёсанная с колен...
Автоматчики, псы, конвой...
А усталость - хоть волком вой!
По морозной грязи - босой!
А она позади - с косой!
Только ветер гнусаво пел:
"Потерпи, и я терпел!"
Но бодрящий тычок в плечо:
"Слышь, товарищ, держись,ты чё?!"

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland