Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

ПРОЗРЕНИЕ

 

(Набросок)

 

   «Черт возьми!».

   С этой нелепой мысли, нелепость которой Виктор Дмитриевич понял под вечер, началось его утро.

   Вечером предшествующего дня, ложась спать, Виктор Дмитриевич, он бывший военный, сейчас, как называет его жена, когда они ссорятся: пенсионер, эгоист и бывший полковник, во как, сразу три определения, думал, что следующий день, пройдет, как всегда обычно.

   Как выглядит Виктор Дмитриевич? Это не важно, потому что о человеке стоит судить не по его внешности, хотя и внешность во многом не маловажна, а по его поступкам.

   А поступки Виктора Дмитриевича оказались в этот день как бы странными и не понятными и прояснились, когда он вечером стоял на балконе и смотрел, как солнце закатывалось за горизонт.

   Утром Виктора Дмитриевича от сна оторвала жена.

   Видимо кто-то подумает о чем-то другом, но это будет ошибкой.

   Виктор Дмитриевич не любит, когда пресекают его сон, потому что уснуть ему крепко редко удается.

   Его сны подорвала война.

- Заболела внучка, - сказала жена. - Я сегодня не могу остаться дома. Совещание. Придется тебе целый день побыть с ней.

   После этих слов и мелькнула у Виктора Дмитриевича мысль: «Черт возьми».

- Позвони сыну и невестке, - сказал он. - Пусть возьмут к себе. Я же не справлюсь с ней.

   Жена посмотрела на компьютер. Виктор Дмитриевич уловил ее взгляд.

- Да компьютер не при чем, - сорвался он.

- Конечно, не при чем. Ты же не целый день сидишь за ним. Иногда отдыхаешь на диване.

   Слова жены Виктор Дмитриевич оспаривать не стал.

- Я звонила им. Они на работе.

- А, может быть, это….

   Что хотел добиться Виктор Дмитриевич, понятно, но дверь захлопнулась.

   Он остался один с внучкой.

   После ухода жены, Виктор Дмитриевич захватив пачку сигарет, направился на балкон, но, когда он хотел открыть балконную дверь, раздался голос.

- Деда!

   Виктор Дмитриевич часто вздрагивает от криков. Порой и от собственного во сне.

   В этот раз он так вздрогнул, что пачка сигарет хрустнула в руках и вылетела в мусорное ведро. Он спохватился и хотел достать, но махнул рукой.

   Доставать было нечего.

   Виктор Дмитриевич слышит голос внучки, но не двигается с места, смотрит на мусорное ведро и вспоминает.

  Вообще он не любит вспоминать, но воспоминания сами приходят к нему, и он ничего не может сделать.

 «Встреча для Громова и Виктора оказалась неожиданной. Не думали встретиться. Виктора выдернули из Австрии. Громова из Германии. И послали на «прогулку».

   Было одно местечко возле океана.

- Что примечательного в Германии? – спросил Виктор.

- Одни шишки.                           

- А что за шишки?

   Первый раз это было в Восточной Германии. Когда начинались совместные германские - советские военные учения, то передвижение их отслеживали американская, английская и французская миссии. Так было и в тот раз. Громов пытался отсечь американцев от наблюдения за передвижением войск. Машина американцев свернула в узенькую улочку. Громов за ней. Вместо улочки оказался крестьянский двор. Американцы объехали Громова и закупорили выход. Из машины вышли трое с железными прутьями. Подойдя к машине, они поманили Громова пальцами и помахали железками. Была дилемма. Не вылезешь, разнесут машину. Вылезешь, разнесут тебя. Свобода выбора закончилась тем, что машина осталась целой. Американцы утащили одного своего. Громову пришлось тащиться самому.

 - Это были мелочи, - сказал Громов.

   Из этих мелочей и складывалась зачастую его работа в странах и пребывание в реанимации.

   Вечером Громов и Виктор сидели на берегу, слушали легкий шум океана и смотрели, как солнце проваливается за горизонт.

- А солнце катится к нам домой. Закат, - сказал Виктор и спросил. - Как думаешь, Гром? Пробьемся?

- А куда мы к черту денемся, - флегматично ответил Громов.

   Флегматичность являлась признаком того, что нервы у Громова были напряжены. А у Виктора о нервной напряженности свидетельствовала дотошность.

-У нас. Витюш, во время учебы в Вышке (Высшая школа КГБ) были ситуации посложнее, - улыбнулся Громов. -. Одна возня с Гамбуржцем (преподаватель спецдисциплины) чего стоила. А тут.

   Они посмотрели на замок, стоявший на бугре. Местность перед замком была открытая.

- Постреляем, и ищи ветра в поле, - сказа Громов. – Правда, надоело стрелять. И когда это к черту кончится. За чью землю бьемся.

- Не за землю мы бьемся, а за политику. Кандидата нового наши правители подбирают. Куклу.

- Из-за этих кукол, сколько наших парней полегло.

   Громов сплюнул.

- А на хрена нам с тобой это нужно? Своего нужно менять, а не чужого.

- И давно такие мысли?

- Как будто у тебя таких нет.

   Были такие мысли и у Виктора, но он никому не высказывал.

- А там парни серьезные, Гром.

- Если б не были серьезными, то и мы с тобой здесь не были бы. Конечно, они за стенами, а мы, как на ладони. Придется несколько раз накатываться.

- Если с первого раза не получится, то второго наката уже не будет.

- У нас преимущество. Они не знают, что мы здесь. А мы знаем, что они там. Да черт с ними. Как будет, так и будет. Вот о чем договоримся. Если что со мной, то Виоллета за тобой. Если что с тобой, то Людмила за мной. И вот еще. Если ты не сможешь вынести меня, мало что бывает, то кончай. Если что-то с тобой, то я тебя. Хоть один, но выберется».

- Да, - говорит Виктор Дмитриевич, отрываясь от воспоминаний. - Хоть один, но выберется.

   Он идет к внучке.

   На щеках внучки румянец, и она кашляет.

- У меня горлышко болит, деда. Принеси теплого чая попить.

   В голове Виктора Дмитриевича возникает боль, но он, не обращая на нее внимания, направляется на кухню, включает электрический чайник, достает банку кофе и начинает засыпать в кружку кофе.

- Деда!

   Виктор Дмитриевич спохватывается.

   Кружка летит за пачкой сигарет.

   Он снова хочется порыться в ведре, но понимает, что кроме осколков ничего там не найдет.

   Приготовив чай, он направляется в детскую.

- Чай тепленький, - говорит внучка. – Горлышко не так болит. Голова немного.

- И что?

   Андрей Дмитриевич смотрит на часы. Магазин уже открылся.

- Полотенце намочи в ванной и положи мне на лоб.

   Виктор Дмитриевич направляется в ванную, открывает душ и начинает раздеваться, но потом со злостью швыряет шланг в раковину, подставляет полотенце под кран и возвращается.

   Полчаса он сидит возле внучки, уговаривая ее заснуть.

- Сон укрепляет силы, - убеждает он. – Это и врачи говорят, и в компьютере я об этом читал.

Уловка не удается.

- А что кушать будем?

- Ну, - тянет Виктор Дмитриевич, - сейчас посмотрю, что у нас в холодильнике.

   Холодильник забит, а хлеба нет.

   Поиски хлеба оказываются безрезультатными, хотя Виктор Дмитриевич «перерыл» кухню.

- Это, - кричит он. – Ты побудь пока одна, а я в магазин за хлебом.

   В магазине продавщица, Ольга Ивановна спрашивает.

- Как обычно?

- Да, - отвечает Виктор Дмитриевич. – Чекушку, бутылку пива и пакет.

   С пакетом Виктор Дмитриевич направляется к выходу.

   «А как же это?»

- Ты что мне дала, Оля? Разве это хлеб?

- То, что сказали, то и дала.

- Извини. Задумался. Вот и сработала привычка. Ты дай мне хлеба. Самого наилучшего. Хрустящего. Хлеб мне нужен, понимаешь, хлеб. Наилучший.

   Ольга Ивановна недоуменно передергивает плечами.

- Да он у нас одинаковый.

- Жаль. Водку и пиво возьми назад. Давай хлеб.

   Дорогой он вспоминает.

   « Ливень. Свинцовый ливень. Спасали только бугорки. Прижмешься к нему, как к родной матери, в землю готов весь зарыться, а вокруг... И комья земли, и осколки камней… Грязь сыпется на тебя и сам грязный. И кажется, что мертвый. Голову вправо или влево сдвинешь. Увидишь, как где-то недалеко хлещет автомат. Это свой. Это твой дружок. Ты не один. И снова на курок. Втопишь его до отказа. Порой замолкает автомат. Рожок нужно полный вставить, а палец не оторвешь. Словно приварили.

   Когда дело подходило к концу, Громова ранили в обе ноги, а Виктора в руки. Громов не мог идти, а Виктор двигать руками из-за простреленных плеч.

- Кончай меня, - сказал Громов, - куда тебе с твоими руками.

- Дурак, - сказал Виктор, - оттащу в скрытое место, а там борт подскочит. Снимай комбинезон. Тащить буду.

- А куда тащить будешь?

- В братскую могилу для двоих.  

- А чем тащить будешь?

- Зубами».

- Да, - говорит Виктор Дмитриевич. – зубами.

   Он заходит в квартиру, идет к внучке и видит на полу возле кровати ее ночнушку, колготки…

- Деда. Они грязные, - говорит внучка.

- Да, грязные, - отвечает Виктор Дмитриевич. - И что? А, - протягивает он.

   В ванной он пытается включить стиральную машинку. Он пробегает пальцами по всем программ. Не получается. Машинка, как «умерла».

- Мать твою. Как она ее включает. И что делать? Придется руками, - говорит он и смотрит в стиральную корзину, забитую бельем.

   Через час он выносит ворох белья на балкон и развешивает.

   Руки горят, но белизна белья радует.

   Виктор Дмитриевич возвращается. Он играется с внучкой, читает сказки, пока она не засыпает.

   Он трогает лоб внучки, не горячий и направляется на балкон, чтобы перекурить, хотя бы бычком, но, проходя через кухню, останавливается.

- Что один хлеб есть?

   Час он возится за картошкой, капустой, курицей…

   Внучка уже проснулась.

- Суп, - говорит Виктор Дмитриевич. – С свежим хлебом. Очень вкусный. Ешь. А я уберусь в квартире.

- А зачем? Баба вчера убирала.

- Ну, - тянет Виктор Дмитриевич, – баба бабой, а дед дедом.

   Внучка хмыкает.

- Не узнаю тебя, дед.

- Почему?

- Ты, когда в магазин ходил, разве водку и пиво не купил?

- Нет.

- А почему?

- Не знаю, - тянет Виктор Дмитриевич. – Ты же болеешь, а я что водку и пиво буду пить?

   За уборкой он возится до прихода жены.

- Баба, - говорит внучка. - Деда меня поил, кормил, все постирал, квартиру убрал. Пиво и водку не пил.

- Чудеса, - говорит жена. – Не ожидала. И за компьютер не садился, и на диване не лежал?

- Не. Сказки читал, играл со мной.

   Жена всматривается в глаза мужа.

- Ну, - тянет Виктор Дмитриевич. – Не знаю, как это получилось.

   Он выходит на балкон.

   Осень. Первый снежок. На ветвях деревьев белые комочки «ваты».

   И снова воспоминания.

   « Когда Громова заносили в самолет, он запомнил слова Виктора: домой, Володя. Виолета и Людмила заждались.

   Над океаном, Виктор взял автоматы: свой и Громова и выбросил.

- Зачем? – спросил Громов.

- Когда хотят вернуться бросают мелочь, а когда не хотят, выбрасывают оружие.

- Не рано ли выбросил? Дурак, ты. Ни хрена не понимаешь в этой жизни. Выбросить это одно. Дело в другом. Мы с тобой лошади, которых запрягают извозчики. И пока мы не откажемся от оглоблей, мы так и останемся лошадьми».

   « Странно, - думает Виктор Дмитриевич, стоя на балконе и глядя, как солнце уходит в закат. - Обычно у меня другой распорядок дня. А сегодня? Может это и есть то, что называют просто жить. Может, душа моя давно готовилась к этому? Один день перевернул всю мою жизнь? А вроде ничего бы такого и не произошло».

   Он уходит с балкона, когда слышит, что его зовет внучка.

  

  

    

 

 

 

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (21)

Анатолич ...

комментирует материал 02.12.2012 #

Такие воспоминания - как фантомные боли, как наваждение. Болит то, что казалось уже давно и нет. Гонишь их, а они снова являются. В прошлое не вернешься, и ничего не поправишь, и это не дает покоя, и поэтому снова и снова возвращаешься к нему в мыслях. А жизнь идет своим чередом, и новая поросль готовится вступить в свои права, и пройти испытания жизнью. Она радует глаз своей зеленью, и растет на корнях своего родителя.
Селяви, как говорят ... И все возвращается на круги своя ...

no avatar
Ольга Ана-Конда

комментирует материал 02.12.2012 #

Читаю Вас с интересом.
Удобно быть лошадью, привычней, но без оглоблей интереснее...

no avatar
валерий рыженко

отвечает Ольга Ана-Конда на комментарий 03.12.2012 #

Иронично.

no avatar
Ольга Ана-Конда

отвечает валерий рыженко на комментарий 03.12.2012 #

Я написала без иронии.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Ольга Ана-Конда на комментарий 03.12.2012 #

Оля. Извините. Я ведь часто ошибаюсь. Честно говорю: иногда и довольно часто - подводит воображение.

no avatar
Ольга Ана-Конда

отвечает валерий рыженко на комментарий 03.12.2012 #

Валерий, ничего страшного. Вы не знакомы со мной лично, от этого и предположения. Мне нравится, что Вы пишете, читаю с интересом, если найти хорошого редактора, так можно и книги издавать. У Вас везде есть интересные мысли, надо не просто читать, а думать...

no avatar
Лариса Зарипова

комментирует материал 02.12.2012 #

Как-то застреваешь в прошлых воспоминаниях и вечной кутерьме в профессии ...а если работа еще и стала образом жизни....то - только внуки и спасут от этого наваждения...
Спасибо. Как всегда - с интересом прочла. На одном дыхании , как говорится.

no avatar
Наталия Медведская

комментирует материал 02.12.2012 #

Сильный, мудрый и добрый рассказ!
Спасибо вам за него!
Вы вообще здорово пишете, Валерий!

no avatar
Мария Шондыш

комментирует материал 02.12.2012 #

Оторваться от своего прошлого не каждому по силам ...интересно написано , понравилось !!!

no avatar
Алла Мироненко

комментирует материал 02.12.2012 #

Трогательный рассказ о заботливом деде, который о себе напрочь забыл и все думы и вся забота его о больной внучке. Редкостное качество для мужской половины Человечества! Даже в магазине продавец удивилась, за чем пришел покупатель, который чекушку с пивом забыл купить ...Вот такие сегодня дедушки, все в заботах и хлопотах о любимых внучках. Побольше бы таких было на Свете! А боль о прошлом не уходит и ранит в кровь его босую душу ... Вот и вкладывает он ее в свою внучку, ждет от нее свое продолжение...Хорошее повествование, но не обошлось и без душевной боли.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland