Войти в аккаунт
Хотите наслаждаться полной версией, а также получить неограниченный доступ ко всем материалам?
Заявка на добавление в друзья

ХУТОР ПРИЗРАКОВ

ХУТОР ПРИЗРАКОВ.

   Дом Ивана Карягина был больше похож не на современный, среднего уклада дом, а на мазанку с двумя тесными комнатками: спальня с тремя мелкими окошками и кухонька в одно окошко, так что свет, пробиваясь внутрь, никогда не захватывал полностью помещения, а ложился узкими, тусклыми полосками. Располагался он на окраине малочисленного сотни в четыре домов хутора, к которому примыкала малосильная, песчаная, обрезанная низкорослыми высушенными посадками степь с одичавшей травой. Недалеко от мелководной  речушки, густо заросшей высоким почти трёхметровым камышом, который, наступая с двух сторон, замедлял и так не быстрое  течение реки, превращая её в болото, поверхность которого всё больше утучнялась хламом, выбрасываемым хуторянами. Метрах в ста от болотной воды река текла вольно, куда хуторяне ходили купаться. Место это называли «Коровий пляж, так как пастухи сгоняли к нему коров на водопой.

   Мазанку Карягина хуторяне обходили, кто стороной, кто поспешно, крестясь на ходу, а кто и с плевком, а малые ребятишки с пригоршней камней, запуская их через раздёрганный, падающий, зияющий дырами плетёный  забор  во двор. Иван и его жена  Людмила воспринимали это, как должное и в злобу не пускались. Однажды их даже избили. Людмилу попытались изнасиловать, но она вырвалась. А хуторяне, особенно, если они пьяные, бьют жестоко. Что под руку подвернётся. Это привычка выбивать кровь без остатка пошла ещё с тех времён, когда мужики, перебрав  на толоках, свадьбах, крестинах, хватились в пьяном угаре из-за одного не понравившегося слова за топоры,  вилы, косы и резали друг друга. Иван и Людмила в полицию не заявили. Хуторяне решили, что они побоялись. Они действительно побоялись, но только другого.

   В тот день, который уже несколько лет с нетерпением  ждали хуторяне, и о котором говорил местный батюшка, что скоро Бог не замедлит, поспешит и проявит милость, чтобы снять наказание с хутора, посаженное им в доме Карягина, Иван, задыхаясь обвисшими лёгкими, и тяжело вышаркивая ногами в резиновых, рваных калошах по потрескавшимся, стёртым  половицам в пустой комнате с оголёнными стенами, завешанными густой паутиной, думал о том, что его жизнь, как и жизнь жены отсветилась.

- Всё кончено, мы сгнили заживо, - бормотал он, кусая в кровь зажелтевшими зубами потрескавшиеся губы, -  я видел вчера во сне себя внутри, там одна ядовитая плесень, а сегодня мне приснилось  кладбище с могилой и крестом, на котором были написаны мои имя и фамилия. Сны не обманывают, когда болеешь. Это пророческие сны. Всё, что было в доме продано, денег нет, а работать я не могу. Да и Людмила тоже работать не может. С такой болезнью, как у неё и у меня сил на работу не хватает.

    Ему было тридцать три года, но выглядел он, как одряхлевший старик, возраст которого не поддаётся даже приблизительному определению. Сгорбленный, с петляющей походкой, которую он почти уже не мог контролировать, и руками, которые мотались в разные стороны, словно из них вынули кости и их привесили только для того, чтобы удивлять прохожих. Жена была на два года младше, но лицом мужу и его походке  не уступала. Даже обгоняла выморенными, тяжёлыми глазами, которые с каждым днём всё больше и больше закатывались вглубь и мелкими «полянами» на голове от выпадающего потными клочками волоса, редеющего так быстро, что в скором времени её голова  должны была стать гладкой, как отполированное зеркало. Завидя их, можно было сказать, что это два одиноких старика, на которых через день, два наскочит смерть.

   Иван раньше часто разговаривал с женой о смерти. Она пугала их, когда приходила мучительной болью во всём теле, которое словно помещали в ванную с расплавленным свинцом. Потом они отвыкли от страхов, поняв, что она придёт против их воли, по времени, которое они, как бы не старались, не смогут отодвинуть.

   Они не знали, что их уставшие звуки голоса привлекали её, и она, заслышав своё имя, приближалась к ним, обходя полоски света и сужая их,  чтобы забрать Ивана и Людмилу к себе. Она была нетерпелива, но каждый раз, глядя на них она завидовала им, потому что всё время она страдала от одиночества, а эти двое были одинокими в окружающем, но ни друг с другом. Она не была сентиментальной, в её душе не было и жалости, но она поражалась отношениям этих двоих между собой. Они безропотно и молчаливо  сносили ненависть хуторян к себе. В их глазах была неуёмная жажда жизни, которая ломалась с каждым днём, но она  ничем не могла помочь им, так как её безвременное предназначение заключалось в том, чтобы  отбирать жизнь. Не важно, была ли это молодая жизнь, старческая или разбившаяся на осколки. Она не только отбирала, но и подбирала всё то, что имело в себе её дух.

   Иван вышел из дома и,  медленно, подтягивая ногу за ногу, словно волочил их, прошёлся по узенькому дворику, похожему на коридор в городской больницы, в которой неоднократно лежали он и его жена. Дворик был пуст, как и комнаты, если не считать жилистого бурьяна, расползавшегося по земле и облепившего своими щупальцами весь дом. Было впечатление, что бурьян, захватив дом в объятья, старается его задушить.

   «Какой огромный куст бурьяна мы оставляем после себе», - подумал он.

   Палящая жара спадала. Солнце уходило в закат, заливая прохладой наступающий вечер. Там, за окраиной хутора  плескалась речка. Иван  ещё не утерял её название.

   «Я не помню даже лицо матери и отца, - думал он, -  и если я встречу их, то не узнаю. Да я им и не нужен. Они давно отказались от меня и Людмилы. Я не помню и лица соседей и даже стал забывать дорогу домой».

   Ему захотелось  пройтись и хоть издали посмотреть на дом отца и матери, но страх приковал его к месту. Он боялся, что заблудится, не вернётся домой и оставит жену одну. Иван поднялся по сгнившим ступенькам в коридор, а потом прошёл  в комнату и присел на пол.

   «Я три месяца находился в больнице без неё, она два без меня. Не помогло. И уже ничего нам не поможет».

   Он почувствовал, как гулко застучало сердце, словно хотело разорвать грудь и вырваться на свежий воздух.

    «Не стучи, - устало подумал он, - потерпи, скоро  выпустим тебя на волю».

   Чтобы снять прикипевшую боль, Иван погладил грудь, но его пальцы заскользили по костям, обтянутым истончившейся кожей.

   «Как Людмила радовалась и плакала, когда я в конце последнего месяца в больнице позвонил ей и сказал, что выезжаю, она боялась остаться одна».

   Он почувствовал, как перехватилось дыхание и сжало горло. Иван посмотрел на жену, которая лежала на голой пружинной поржавевшей кровати, разбросав в сторону высохшие руки, свисавшие, словно плети.

- Она спит, - пробормотал он, - но спит уже в другом мире. Может быть, и я попаду в её мир. И тогда мы будем жить по-иному. Не так как здесь, где мы разрушали себя каждый день. Мы пытались бороться, но  у нас не получилось. Мы обманули сами себя, и никто не виноват.

   Слова заминались в горле, и ему приходилось набирать побольше раскалённого  воздуха, который, словно кипяток вливался в его грудь, чтобы вытолкнуть их.

- Я сделаю точно так же, как сделала она. Мы договорились. Без неё я не смогу жить. Мы не хотели детей. Они пошли бы в нас, да и кто бы их воспитывал? Нас считают недочеловеками, и презирает весь хутор. А мы любим друг друга, но кто может понять это? Болезненная любовь. Может быть, и так.

   Иван передвигался по комнате, словно сомнамбула. Иногда он останавливался и смотрел через окно на солнце. От его жары стекла на скособоченных окнах расплавились, и, превратившись  в блестящие потоки, медленно, по капле стекали с подоконника на пол, как медленно и по капле вытекала его жизнь хрипящим дыханием,  но он уже ничего не боялся и ничему не удивлялся. Иван чувствовал, как болезнь добивает остатки его памяти, выскребая даже его имя  и имя жены.

   «Это не имеет уже никакого значения, - думал он, - да и раньше не имело, потому что нас никто не называл по имени. Мы были просто клиентами».

   Иван перевёл взгляд на церквушку, расположенную в центре хутора и перекрестился, но без веры в душе, а с безнадёжностью. Он и Людмила не раз ходили в церковь, выбирая время, когда в ней было почти пусто. Они крестились в полумраке горящих свечей, надеясь на чудо, но чудо не случается, если нет веры в душе, а их веру выбивали взгляды встречающихся хуторян. Людмила как-то купила «Библию» и часто читала псалмы Давида, но Иван отмахивался, говоря, что церковь записала Давида в святые, несмотря на то, что он немало пролил крови. Откинув взгляд от церкви, он посмотрел на хутор и не узнал его, потому что его мозг постоянно был заполнен видениями, в которых не было места реальности. Он попытался вспомнить прошлое.

   В последнее время он устраивался на работу в городские торговые склады, где таскал поддоны, но, проработав один день, на второй не выходил. Его жизнь уже больше десятка лет шла косяком. Сколько лет точно Иван не помнил. Он был когда-то классным шофёром и мог водить машины любой категории. Сначала он работал личным водителем генерального директора фирмы «Колос», Это было для него время белых рубашек, галстуков, дорогих одеколонов. Потом он сорвался, докатился до экспедитора, упал ниже: кладовщик, карщик, а месяц назад осел в грузчиках.

   Иван старался вспомнить и своё детство, друзей, но его воспоминания натыкались на сплошное чёрное пятно, которое не мог уже разрушить даже солнечный свет. Его память, сужаясь с каждым днём,  затирала знакомое и оставляла щель, из которой выглядывали лица тех, у которых он и жена  покупал героин.  

   Прошло три дня, а из дома Карягиных, как заметили соседи, никто не выходил. В первые дни это не было для них странным. Они могли не выходить день, два. В это время дом оживал. Через открытые окна доносился весёлый шум, и соседи со злостью думали: ведь могут же они  жить, как люди, неужели эта зараза так захватила их, что они не в силах выбраться, они врут и развратничают, и заманивают наших детей.

   Это была неправда. Никого они не заманивали. Хуторяне говорили так из-за страха. Когда шум затихал, Иван и Людмила выходили на улицу и появлялись часа через два, три. На третий день соседи зашли во двор, осмотрели, обошли вокруг дома, попытались открыть дверь, но она была заперта. Они подумали, что Иван и Людмила уехали из хутора, Иван об этом не раз говорил. Соседи ушли бы, если бы не заглянули  в окно спальни. После их посещения к дому подъехала скорая. А после скорой вся улица затянулась толпой. Все хотели убедиться, что они умерли, и тогда им незачем   будет беспокоиться за своих детей.

   Она лежала на кровати, всё также разбросав в сторону руки, а он, застыв на полу, держал её за руку, Санитары с трудом могли расцепить его задеревеневшие пальцы, но как они изменились. Жизнь нагнала на их лица тёмные краски, а смерть вопреки своей природе, словно убрала их, омолодила, придав лицам спокойное, безмятежное выражение, осветлила глаза, сгладила морщины. Соседи вначале даже не поверили, что это они, ну кто из хуторян мог жить в таком запустевшем, паутинном доме кроме  Карягиных. Хуторяне любили вещи и забивали ими дома, потому что верили, чем больше вещей в доме, тем счастливее и дольше будет жизнь. Рядом с Иваном валялся засохший в крови одноразовый  шприц, а возле него вырванный тетрадный листок, на котором было написано: мы сделали передозировку добровольно.

   Убедившись, что  они мёртвые, хуторяне выходили с поднятыми вверх руками и  криками: умерли! умерли наркоманы, которые пытались развратить наших сынов и дочерей. Это был  за последние пятнадцать лет самый большой  хуторской праздник.  Батюшка по этому случаю собрал хуторян, некоторые пришли по вере, другие из-за любопытства и  заявил, что это была воля Божья, что Бог проявил милость и снял наказание с хутора. Из толпы кто-то крикнул, а навела  наказание на хутор тоже воля Божья и за какие грехи?

   Кричавшего затолкали и  сбили в кровь под слова батюшки: на всё воля Божья. После этих слов батюшка вдруг вскинул правую руку и, ткнув к выходу из церкви, закричал: я вижу, вижу её, она идёт ко мне. Он сильно закашлялся, выронил тяжёлый медный крест и упал на спину возле деревянного распятия, низ которого был погружен в человеческий череп, подпиравшийся  двумя скрещёнными костьми. Когда к нему подбежали и захотели поднять, он отмахнулся и пробормотал: может я и ошибался, но всё мои ошибки были последовательны и привязаны к одному. Хуторяне не поняли смысл сказанного и  разделились во мнении. Одни говорили, что батюшка умер по воле Божьей, как и подобает священнику во время службы под присмотром Бога. Другие не соглашались, и утверждали, что батюшка умер от цирроза печени. Он нещадно загружал её во все церковные праздники местечковым коньяком из заваляшного, вымазанного глиной  магазина с дорогими заграничными напитками, который располагался   через дорогу напротив церкви.

  Соседи пытались найти  мать, отца Ивана и передать, что их сын и невестка умерли, и они освободилась, но их не оказалось дома. Не появились они в   доме и на следующий день.

   «Они, наверное, утопилась, - говорили в хуторе, - а стоило ли это делать ради таких?».

   Никто из хуторян  не стал на  защиту Ивана и Людмилы, и никто не знал кроме хуторского врача, мелкого, увядающего с добрым лицом старичка, который  несколько десятков лет работал в наркологическом диспансере, что наркомания это болезнь, что она практически, по крайней мере, на сегодняшний день почти не поддаётся лечению. Из своей практики он помнил, что мнимо выздоровевшие держались годами, но нарушенная психика ломала их волю и срывала  даже через пять и более лет.  Его поднимали на смех: это не болезнь, это  распущенность,  упрекали, злословили, говорили, что ему пора на покой. Но он не отвечал на оскорбления и думал, что не помогать человеку, не любить человека, даже самого падшего, жестоко относится к нему -  это тоже болезни, только они страшнее и сильнее наркомании,  без которых не обошёлся ни один век и, вряд ли, обойдутся будущие века.

   Мать и отца так и не нашли, но похороны из-за жары, полыхавшей над хутором, уже нельзя было откладывать. В это время возле моста в камышах выловили тела женщины и мужчины. Они были обезображены водой, выщипаны рыбами, змеями и раками до неузнаваемости, но все решили, что это мать и отец Ивана.

   К похоронам хуторяне подошли по-хозяйски. Чтобы ничто не напоминало об Иване и Людмиле их мазанку разметали, оставив на её месте пустырь. Покупать гробы никто не хотел, а поэтому, сорвав половицы, сколотили из них гробы. Хозяйственный инвентарь: поржавевшие лопаты, грабли, грабарки... разобрали соседи по праву первых, сообщивших о смерти Ивана и Людмилы.

   Когда тела выносили, никто не заметил возле входной двери женщину и мужчину, прижавшихся  к деревянному косяку, хотя все смотрели в их сторону, но не видели их. Мужчины, вытаскивавшие гробы, прошли сквозь них, словно сквозь воздух. Это были родители Ивана. Они стояли  возле двери со дня смерти сына и невестки, словно стерегли, чтобы никто не  унёс их. Смерть забрала у них голоса, и они не могла говорить. Их  сердца заполнила пустота. Она объела их плоть, превратив в невидимых призраков. 

   Утро едва просвечивалось, раздавался только лай собак. В это неосветлённое время обычно никого не хоронили, но хуторяне спешили. По принятому обычаю умерших, не по своей воле, вначале отпевали в хуторской церкви, а потом уносили на кладбище, но Ивана и Людмилу отпевать не стали, так как они были самоубийцами.

   В похоронной процессии были все хуторяне. Они всё ещё не верили в смерть Ивана и Людмилы и хотели убедиться, что они умерли по комьям земли, которые бросают на гроб. По дороге к кладбищу пошёл сильный ливень, ударил раскатистый гром, полосонула молния, но никто из хуторян не ушёл домой, несмотря на разбушевавшуюся погоду. Сплошные, тяжёлые, словно плотная пелена  потоки дождя запутали их, и они, потеряв дорогу на кладбище, долго петляли по улочкам, а когда дождь прекратился, и вспыхнуло пробившееся сквозь облака солнце, они увидели, что стоят напротив церкви с распахнутыми воротами.

 

{{ rating.votes_against }} {{ rating.rating }} {{ rating.votes_for }}

Комментировать

осталось 1800 символов
Свернуть комментарии

Все комментарии (66)

Сергей Козин

комментирует материал 01.06.2016 #

Мдяяя... Вот ведь история! Я честно говоря уже ожидал, что все они в конце концов отдадут Богу души, но как то обошлось. А вот насчет финала с распахнутыми воротами церкви я как то сильно сомневаюсь. Знаю и понимаю все обстоятельства, но не верю. Атеист. И кстати, фраза - найти мать, отца Ивана, по-моему лучше бы прозвучала как - найти родителей Ивана. Критиковать -так уж критиковать, не так ли?

no avatar
валерий рыженко

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Я согласен. Заменим на родителей. А критиковать, так критиковать. Тоже верно

no avatar
Gennadij Moshchenko

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

А зачем менять Валер....смысл какой?:

no avatar
валерий рыженко

отвечает Gennadij Moshchenko на комментарий 03.06.2016 #

Да и смысла - то, верно, большого нет.

no avatar
Gennadij Moshchenko

отвечает валерий рыженко на комментарий 03.06.2016 #

Ничего не правь Валер. Каждый "сучок" каждая "задоринка" это неповторимость автора. Ты же не чистильщик обуви, что бы полировать чужие ботинки. Кому жмут пусть босиком проходит...мимо!:))

no avatar
валерий рыженко

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Сергей. На мой взгляд это самая больная тема нашего общества. Она застала наше общество врасплох. И что главное, она касается современного молодого поколения и основное будущего поколения.

no avatar
Мила Забава

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Да, это проблема современности ( и , наверное, всех народов). Вы знаете эту проблему, скажите, как избежать её, в какой момент произошло то страшное, когда психика человека ломается навечно? Что делать? Что предпринять, чтобы не случилось? Поделитесь своим опытом, пожалуйста.

О рассказе я уже высказывалась на другом сайте:
какая-то полная беспросветность и безнадега, и возникает вопрос - зачем эти люди жили на свете? Одно утешило - не мучили супруги друг друга, а мирно шли в одну сторону, держась за руки. Страшный рассказ, "гоголевский"...

no avatar
Игорь Нехорошев

отвечает Мила Забава на комментарий 02.06.2016 #

Есть "непреодолимые обстоятельства" в жизни.
Но, как правило, люди сами создают их себе не пытаясь преодолеть.
Кто-то хочет всё и сразу, а кто-то (большинство) из-за элементарной лени.
А потом Бога начинают искать, когда уже поздно что-то предпринимать...

no avatar
валерий рыженко

отвечает Мила Забава на комментарий 02.06.2016 #

Наговорить я могу многое: и то, что баловал его, и то, что, когда ко мне пришли его друзья и сказали, что мой сын занялся наркотой, я не поверил, а поэтому и не принял практически никаких мер, а что я мог предпринять, если толком не знал эту проблемму, впрочем, как и врачи в то время, а это было 15 лет назад тоже не имели опыта и знаний. Да и сейчас не ахти профессионалы. Из ломки они могут выводить, а вот сформировать крепкое желание, чтобы человек отказался это редко кому из врачей удается. Я пробывал разные методы: клиники, индивидуальные врачи, кодирование, реабилитацию, уговоры, жесткость, силу, посадки в тюрьму (даже на полгода). Ноль. Нужно, как мне думается, в первую очередь понять, что это БОЛЕЗНЬ: тяжелая. Советчиков было много. Это такие советчики. которые курить бросить не могу или пиво пить, но совет обязательно дадут. На мой взгляд это болезнь связана, как с индивидуальностью зависимого, так и с распущенностью общества, включая и родительское воспитание. Связано это и с работой (агентурной, в частности) соответствующих органов. Наркоти это деньги. И Некоторые представители соответствующих органов прикрывают наркоту. Это всё известно. Вопрос вопросов: как сформировать желание бросить или страх, что твоя жизнь висит на волоске и при передозировки сорвётся. Законы хилые, да и исполнение их не лучшее. Вырвать из среды, изолировать. Это ожин из способов. Если будешь делать силой, на закон и напорешься, который на тебя же и надавит. Жестокостью. А какая она жестокость? Приковать наручниками к батарее, загнать в тюрьму. А какой он выйдет? Знал таких. Выходили и дорывались, на полную катушку шли. Их практически ничто не останавливает даже собственные, страшно тяжёлые мучения. Когда его ломает почти до смерти, он говорит, кричит: всё не буде, вытащите.

no avatar
Николай Таурин

отвечает валерий рыженко на комментарий 07.06.2016 #

У двух моих друзей была такая же проблема с сыновьями. У одного все кончилось плохо, тоже не помогли ни больница, ни церковный приют для наркозависимых, почти полностью разорил родителей и в конце концов умер от передозировки. А вот у второго сложилось все удачно. После того, как больница не дала результата, он отправил сына в Испанию, в город Сантандер, там есть трудовой диспансер для наркозависимых "Добрая надежда". Через три года сын вернулся в полном порядке и сейчас у него все хорошо. Женился, двое детей, хорошая работа.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Мила Забава на комментарий 02.06.2016 #

Нашёлся ответ. Ломка слетает, и он вперёд качает. Полного ответа я не знаю, но знаю, пока общество является распушенным, до тех пор будет и наркота, и алкоголизм и всёдозволенность. Я научился только отвлекать своих на время. Именно отвлекать, используя для этого и жестокость, и силу, и хитрость, и благодушие, и обман, и ложь и даже подлость.

no avatar
валерий рыженко

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Посадить наркомана раз плюнуть. Жиглов из фильма "Место встречи изменить нельзя" говорил "Вор должен сидеть в тюрьме".Но сколько слякоти развели тогда из-за метода Жиглова. А он, на мой взгляд, правильный.

no avatar
Георгий Иванченко

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Сочувствую всей душой. Видел эту беду в семьях друзей, сослуживцев. Нет слов. Хотя я атеист, но других слов, кроме как божья (или дьявольская) кара не нахожу.

no avatar
Аленка Аленка

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Посадить чужого наркомана и забыть - работает. А если родная кровь? И знаешь, что с ним может быть? Поэтому каждый нормальный будет до последнего вытягивать. А советы давать легко, когда тебя не касается.

no avatar
Сергей Козин

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Валерий. В нашем обществе многое взаимосвязано и проблем выше крыши. Полагаю, что если бы не были так коррумпированы органы правопорядка, наркотикам был бы поставлен надежный заслон. Если бы Дума приняла действенные и жесткие законы против распространителей наркоты, вплоть до смертной казни, то желающих ею заниматься существенно поубавилось. Если бы суды выносили бы бескомпромиссные приговоры, если бы наркоманов сразу же принудительно отправляли бы в центры реабилитации на несколько лет, если бы в обществе было сформирована нулевая толерантность к наркоманам и алкоголикам, а не сочувствующее поощрение....

no avatar
Аленка Аленка

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Опять если бы и кто виноват, на которые нет ответов.

no avatar
Сергей Козин

отвечает Аленка Аленка на комментарий 02.06.2016 #

Кто виноват? В первую очередь, сами наркомы - люди падкие на легкие соблазны и изысканные удовольствия, за которые должны платить сполна сами, а не их родные и близкие. Перестал себя контролировать-добро пожаловать в место, где этим заниматься станут вместо тебя

no avatar
Аленка Аленка

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Это нам так кажется правильным, что сами. Но кровь не водица - никуда не денешься.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Нужно пробовать всё. А по результатам решать.

no avatar
Бронислав Орлов

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Длинная и грустная история - для кого писаная? Наркоманов вроде здесь нет.

no avatar
Сергей Козин

отвечает Бронислав Орлов на комментарий 02.06.2016 #

Вы так в этом уверены? Значит, для потенциальных

no avatar
bronislav_orlov@mail

отвечает Сергей Козин на комментарий 02.06.2016 #

Я написал вроде - иногда такое пишут, что в психическом здравии легко усомниться. Есть тут Алекс Иванов, Алан Петров, Валерий Леонтьев и Эшли Джадд. Что они курят - вопрос - запах в интернете не передается.

user avatar
Аленка Аленка

комментирует материал 02.06.2016 #

Да нет, не помогут селянам эти открытые ворота

no avatar
валерий рыженко

отвечает Аленка Аленка на комментарий 02.06.2016 #

Решим. Не сломаемся

no avatar
Аленка Аленка

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Я знаю это точно, что так и будет. Я верю в Вас!

no avatar
Евлампия Любомир

комментирует материал 02.06.2016 #

Интересно, когда писал такую страшилку, что перед глазами было.?
Своё, чужое?
Но ненависть к этому уж точно.
Если вовремя не остановить, если детей не предупредить, если видеть во всём плохое, если жажда большего не подтверждается реальностью - все эти если уводят в грёзы, которые быстро убивают

no avatar
Евлампия Любомир

отвечает Евлампия Любомир на комментарий 02.06.2016 #

Когда написала, увидела ответы автора.
Могу посочувствовать, но не оправдать.
".. что баловал его..." - баловать можно по-разному.
Чаще так делают, чтобы дитя не мешало.
Может резко, но я такое видела.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Евлампия Любомир на комментарий 02.06.2016 #

Я не нуждаюсь ни в сочувствии, ни в оправдании. Это всё поверхность. Мне хотелось, а вернее, я стараюсь и буду стараться, чтобы сына и его жену избавить от этого. Получиться - не знаю. но отступать не буду. А в отношении баловства, как хотите, так и думайте.

no avatar
Евлампия Любомир

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Надеюсь, что у вас получиться.
Не сдавайтесь.
Резко написала, т.к. я воевала с одними родителями, когда дети были ещё не заражены этой заразой.
Они упустили момент и в результате все стали наркоманами.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Евлампия Любомир на комментарий 02.06.2016 #

Своё. А ненависть не было. Она вначале стала появляться. Вернее, вначале появилось: справимся, такое благодушное справимся, потом стала возникать ненависть, а после в ход пошли разные методы. Сейчас ненависти нет. Это болезнь.

no avatar
io set

комментирует материал 02.06.2016 #

Страшная болезнь. Часто приходится наблюдать, как одни прячут наркотики, другие приходят забирают. Совсем еще молодые ребята. Обращаемся во все инстанции, а результат ноль. Ничего не могут сделать или не хотят. Наверное, все решают деньги. Желаю Вам терпения и удачи.

no avatar
Алина Алексеева

комментирует материал 02.06.2016 #

Сложно побороть тягу к наркотикам. Подвластно только людям с сильным характером.Но сложить руки тоже нельзя.Сочувствую и понимаю,все мы родители.

no avatar
валерий рыженко

отвечает Алина Алексеева на комментарий 02.06.2016 #

Веру нельзя терять. И не забывать: родители мы, а не чужие дяди и тёти.

no avatar
Галина Дроздова

отвечает валерий рыженко на комментарий 02.06.2016 #

Знаю женщину, которая много лет боролась с наркотической зависимостью сына, сейчас ему около 50 лет, наркотики бросил давно, периодически уходит в запои. Гражданская жена отправляет к матери, она его вытаскивает из запоя, и потом чистенького забирает жена. Мать- одиночка, с сильным характером и любящим сердцем, как и Вы.
Пришла по комментариям друзей

no avatar
вова Вава

комментирует материал 02.06.2016 #

Рассказ жуткий, горе огромное, проблема наитягчайшая. Но ее не решить одним махом. Мне кажется, прежде всего надо жестко бить по крпным торговцам и производителям наркоты. Активно искать их лаборатории, их уничтожать. Потому что бить только по наркоманам неэффективно (их надо лечить), а вот искоренять производителей и крупных торговцев - это то, что надо

no avatar
Елена Валеева

комментирует материал 02.06.2016 #

Страшно было читать. Ещё страшнее - осознавать, что такое БЫВАЕТ и никто не застрахован.
Обсуждать сам текст не буду. Сижу оглушённая.

no avatar
Gennadij Moshchenko

комментирует материал 02.06.2016 #

Завораживающий рассказ Валера! Мне даже кажется, что я его не первый раз читаю тут...но этот второй раз как то по другому. Вот только одна поправка Валер у меня будет...Хутор на 400-та дворов это уже большая станица. Хутор как правило одно или два хозяйства объеденяет и стоит обособленнно от остальных селений!:)))

no avatar
валерий рыженко

отвечает Gennadij Moshchenko на комментарий 03.06.2016 #

Принимаю Ген

no avatar
Gennadij Moshchenko

отвечает валерий рыженко на комментарий 03.06.2016 #

Принимай, но особо не замарачивайся. Это так...маленькая техническая неувязка. Добавь что это бывший хутор разросшийся до станицы и забудь:))) Суть рассказа в другом и церковь там совсем не лишний символ. :))

no avatar
валерий рыженко

отвечает Gennadij Moshchenko на комментарий 03.06.2016 #

Спасибо, Ген

no avatar
Gennadij Moshchenko

отвечает валерий рыженко на комментарий 03.06.2016 #

Хоть чем то быть полезен я могу народу!:)))

no avatar
Николай Таурин

комментирует материал 07.06.2016 #

Рассказ пронзительный. Но тоже нуждается в доработке и шлифовке и тогда может стать настоящим алмазом в Вашем творчестве, Валерий.
Например, в одном абзаце, Вы употребили слишком много сложных прилагательных - «Малочисленный хутор», «Малосильная степь», «Низкорослые посадки», «Мелководная речушка» . Но это, конечно, мелочовка, сам рассказ очень хорош.

no avatar
×
Заявите о себе всем пользователям Макспарка!

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке "Макспаркеры рекомендуют" - тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Цена 10.00 MP
Цена 40.00 MP
Цена 70.00 MP
Цена 120.00 MP
Оплата

К оплате 10.00 MP. У вас на счете 0 MP. Пополнить счет

Войти как пользователь
email
{{ err }}
Password
{{ err }}
captcha
{{ err }}
Обычная pегистрация

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

email
{{ errors.email_error }}
password
{{ errors.password_error }}
password
{{ errors.confirm_password_error }}
{{ errors.first_name_error }}
{{ errors.last_name_error }}
{{ errors.sex_error }}
{{ errors.birth_date_error }}
{{ errors.agree_to_terms_error }}
Восстановление пароля
email
{{ errors.email }}
Восстановление пароля
Выбор аккаунта

Указанные регистрационные данные повторяются на сайтах Newsland.com и Maxpark.com

Перейти на мобильную версию newsland